30 сентября 2019

Привет, люди с аутистическими нарушениями

Блог компании МосиграМозг


В смысле, привет, Хабр! Если вы можете сказать про себя слово «интроверт» (как и я) то вас, скорее всего, можно заносить в эту категорию. Другое дело, что категория, мягко говоря, размыта. И в неё от души навалено сразу несколько синдромов.

Но сначала главное. Итак, есть версия, что мозг приматов развился до невероятных высот рода Homo из-за социальных взаимодействий. Это когда надо думать за себя, потом как вон та обезьяна-вожак, потом его ближайшее окружение, потом как все омеги (можно посчитать их за одного, ладно), нужно продумать действия, понять, что они сделают в ответ, учесть, что они могут предсказать такой ход наших мыслей. В общем, кончается это рекурсией и высокой вычислительной сложностью. Механизмы, позволяющие прогнозировать реакции других — начиная от зеркальных нейронов — так плотно в нас вшиты, что если мы посмотрим видео про зубного и его пациента, то почувствуем сами отголосок его реакции.

Плюс отклонений аутистического спектра — это когда вся вот эта мощность, направленная на выявление тысяч закономерностей в социальной жизни, была переброшена на что-то другое. Например, на анализ сложных систем в математике или разработке. Или на теоретическую физику. Или на музыку. Или на искусство. Гипотеза, разумеется, пока не так чтобы очень доказуемая, и не факт, что эта «мощность» была вообще. Но, тем не менее, этой моделью легко пользоваться, рассуждая про лёгких аутистов.

А теперь давайте разбираться в деталях.

Степень уезда крыши


Градация такая: есть шизотимик, это абсолютно здоровый человек. Шизоид — это всё ещё социально допустимый, но уже странный. А шизофреник — это когда человек во время обсуждения кода может спросить: «Ты чё такой грустный?» и выбросить компьютер в окно. Ну или порезать кого-нибудь. Но чаще у них нет ресурса всё это делать, они лежат, пускают слюну и смотрят ковёр. Я сейчас утрирую. Я вообще тут много утрирую, потому что хочу донести пару важных вещей про характер поведения, которые лично мне были очень полезны. Сама по себе тема жутко чувствительная для родителей и родственников, но сейчас я с вами буду говорить как «аспер» с «асперами».

Итак, шиза косит людей по двум основным причинам:

1. Врождённый фактор
2. Фактор среды.

В смысле, можно уже родиться яркой личностью, а можно приложить усилия и стать. Ну или кто-то другой может направить вас по этой карьерной лестнице.

Первый случай ген-среды — баг в ДНК, который заодно покоцал нервную систему. Потому что вероятность сбойнуть на таком участке кода, чтобы не задеть ЦНС, вообще-то, довольно мала. То есть почти любое хорошее генетическое отклонение часто сопровождается разными видами повреждения нервной системы. Второй случай — достаточно, например, повредить шею во время родов. Вообще-то это фактор среды, но заболевание тоже получится врождённым. Повредится кровоток к мозгу, и вот уже вы растёте без части обработки данных. Не автофункцию «вдох, выдох» же выкидывать, правильно? Кстати, это синдром Ундины, и если какой-нибудь попавший осколок отобьёт пациенту этот участок лимбической структуры мозга, то умирать человек будет не от асфикции, а от недосыпания. Угадайте, почему. На самом деле ситуация «ген-среда» гораздо сложнее. Например, если вам достанется дефект, который отправит вас в больницу на первые несколько лет жизни, то у вас не будет обычных для человека стимулов, и половина ваших нейросетей обучится не на том материале. В итоге дефект мог касаться только костей, а связанная с ним среда отыгралась на психике.

Ещё пример серьёзного нарушения
Например, самый роскошный вариант — синдром Ретта. До 2-3 лет всё выглядит нормально, а затем ребёнок перестаёт играть и говорить. Если вы видите аутиста-девочку в возрасте 3 лет, потирающую руку о руку движением «умывания» — не стоит говорить родителям, что это юное создание погибнет в подростковом возрасте от паралича дыхательных мышц. Потому что лечение сейчас как раз ищут.

Чтобы стать шизоидом или шизофреником во взрослом виде, надо хотя бы немного постараться. Подходит сильный стресс, интересные родители или другой осложнённый семейный анамнез, родственники и коллеги-начальники, всякие пограничные состояния (вроде трёхдневного накатывания и закатывания обратно большого релиза или год сгоревшего дедлайна), разные прикольные депривации сна и еды, злоупотребление психоактивными веществами (как насчёт белочки, сэр?) и так далее. Способов миллионы, включая органическое повреждение мозга. Например, если мать с вирусом герпеса, а ребёнок прошёл родовыми путями вместо Кесарева сечения — вирус может сожрать кусочек нервной ткани.

Вообще, шизофреников отличают от остальных ярких личностей по негативной симптоматике.
Продуктивная — это когда добавляются новые фичи. Например, тот же бред или панические состояния — очень даже продуктивные. А негативные — это когда какие-то куски ветвера становятся недоступными. Например, перестал испытывать эмоции — негативная. Нет чувства сострадания — негативная. И так далее. Диагноз обычно ставится по дефекту, а продуктивная симптоматика приходит в ассортименте. Кстати, таким людям могут дать инвалидность за лежание на диване, потому что это будет систематическое лежание: человек просто не сможет встать и пойти на работу. Ресурса психики не хватит. Аутистов этой группы я не рассматриваю по причинам того, что это далеко не главная особенность такого человека.

Если кукушка поехала не так сильно, то присваивается почётное звание шизоидного психопата. Как и у шизофреников, у них есть яркие отличия от нормы (за понятие нормы, кстати, тоже можно устроить лютейший холивар среди психологов и психиатров), но в основном, в отличие от шизофреников, они сохраняют контакт с реальностью. Однако они обладают похожими странностями, которые мешают им жить, выражены в любых жизненных ситуациях и постоянно. Именно тут лежит первая большая группа аутистов. Скажем так, совсем аутичных, наглухо.

Кстати, весь этот рассказ заведомо упрощён и не совсем точен, плюс очень сильно зависит от источника. Тоже хорошее место для холиваров, но я вынес следующее: вокруг этих двух вложенных колец из центрального шизофреничного и следующего за ним шизоидного грустно стоят акцентуанты. Это почти как психопаты, только они в нужный момент могут взять себя в руки и проконтролировать проявление расстройства. Такие шизоиды могут учиться, работать и заводить отношения. Их иногда тоже называют аутичными (за компанию, а то чего они тут тусуют).

Нас интересуют акцентуалы и те, кто получил Аспера по каким-то другим причинам не как дополнение к основному диагнозу. И именно про них я дальше общался с психологами. Первопричиной было то, что многое можно поправить играми, но по ходу пьесы мы как-то разговорились про математиков, и я признался, что сам такой. А дальше пошло-поехало.

Ура, теперь переходим к делу!


Итак, представьте, что у кого-то проблема с ЦНС из-за натуральных причин или чуть-чуть поехала кукушка из-за среды. Сверху может наложиться отличная защитная реакция, которая стабилизирует кучу всего и многое пофиксит, но зато поимпактит сенсорику. Или просто человек не так разовьёт свои нейросети в детстве. Ну или крыша слетит сразу в нужную сторону, и так или иначе будет аутистическое отклонение. Это, если коротко, итог ещё одной двухчасовой беседы с психологом коррекции.

Аутизм — это общий термин для всего набора непонятных состояний, когда у человека социальный дефицит и коммуникативный дефицит.

В итоге есть две большие группы:

  1. Каннер и прочие радости ситуаций, когда что-то радикально поломалось. Это не вы, потому что с Каннером шансов прочитать Хабр у вас где-то в дельта-окрестности нуля.
  2. Аспергер — это шизотипическая психопатия. В смысле, это когда человек просто гик, отаку, хиккикомори или senior-разработчик. Я не прикалываюсь. Даже если вы просто любите читать книги на природе, вас уже можно забирать по Кречмеру. В эту группу сваливают всё то, что хоть как-то отдаёт аутистическими отклонениями. Кстати, само определение синдрома — тоже лютейший холивар среди психиатров. Очень рекомендую к обсуждению.

Как получить аутиста второго типа? Злобные психиатры шутят, что самый простой способ — скрестить разнополых физика и математика. В результате у вас будет интересное генетическое сочетание со склонностью к концентрации внимания на абстракциях. И воспитание, полностью защищающее ребёнка от удара лопаткой в нос, объятий и других сенсорных стимулов. Характерный пример: в семью потомственных математиков в гости пришёл дедушка и посмотрел, как внук играет. И высказал тезис, что играть — это несерьёзное занятие, взрослые этим не занимаются. Внук дедушку очень уважал и в силу возраста не мог отложить осуществление его тезиса на будущее. Он спросил, что ему делать, чтобы это было серьезно. Дедушка разъяснил, что решать задачи. Через полгода постоянного решения задач мальчик появляется на пороге кабинета психолога.

Что нормально при таких нарушениях?


  • Позднее развитие речи. Ребёнок может начать понимать всё происходящее куда раньше, чем научится подавать хоть какие-то символы на выход. И есть обратный редкий вариант: заговорил раньше, чем пошел. Причем возможно, что сразу целыми фразами.
  • Избирательная чувствительность ко внешним стимулам. Если вы можете работать при грохочущем перфораторе или под тяжёлый рок, но при этом вас бесит шуршание пакета или чавкание соседа в опенспейсе — это оно. Или даже нет, если вас вообще бесит опенспейс при том, что дома вы нормально чувствуете себя под рычание холодильника и музыку. В этой же категории невозможность перестать замечать ощущения: это если вы надели удобные штаны, но через полчаса все равно продолжаете непрерывно их на себе ощущать. И через два часа тоже. И тиканье часов тоже никуда не девается. Предположительно, это бага обработки, когда разные стимулы идут разными путями вместо мультиплексирования где-то по дороге.
  • Часто повышенный уровень норэпинефрина (это норадреналин, предшественник адреналина) — среди всего прочего эта штука отвечает за передачу нервных импульсов. То есть нервная система работает «быстрее», чем в норме, но при любом сильном стрессоре выбрасывает эксепшн. А дальше мозг просто отрубает этот участок для перезагрузки. Со стороны выглядит так: дотронулись до головы аута, и хлоп — он отвернулся и замолчал. Через минут 10 вернётся.
  • Кстати, касания. Вы сейчас офигеете, но при аут-отклонениях часто бывает, что человек боится прикосновений, но при этом ему их не хватает. То есть из-за вышеописанных особенностей нервной системы и нехватки в детстве необходимых стимулов для обучения нейросетей, каждое касание — это шанс вызвать стресс-реакцию. При этом «нормальных» касаний начиная с детства ребёнок избегает, и в итоге ему начинает очень не хватать тактильной стимуляции. Это прямо влияет на те игрушки и игры, которые таким детям даются для развития — там очень, очень много всяких штук разной формы, фактуры и температуры. Ну и, конечно, во взрослом виде ауты очень падки на прикосновения. Если удастся дотронуться. Без пруфа мне подсказали, что у людей с шизоаутическими особенностями часто снижено либидо (следствие — асексуальность на том же уровне, что иногда можно забыть поесть), но при этом они очень любят прикосновения — больше, чем само соитие.
  • Возможны проблемы с терморегуляцией, потому что она тоже лежит в районе телесных ощущений. Одна из причин гибели прямо совсем шизофреников — злокачественная гипертермия, которая не снимается жаропонижающими, реакция идёт только на жёсткое подавление ЦНС.
  • Бывают проблемы с ритмом. Точнее, ритм может просто бесить, а может обрабатываться по длинному пути, то есть не сразу. Прекрасная Темпл Грандин, например, не могла хлопать под музыку — но зато могла прохлопать весь ритм после того, как музыка кончится. Если у вас проблемы с танцами — возможно, это оно.

Ясное дело, у одного человека это будет не всё сразу. Но если вы замечали за собой какие-то штуки из списка — выдохните и расслабьтесь, это не вы кривой и плохо стараетесь, это вам такой персонаж в детстве достался.

Ладно, хорош нагнетать, где обещанные плюсы этого прекрасного состояния?


Итак, я ещё раз напомню упрощённую модель: часть мощности с сенсорики и социального взаимодействия переброшена на что-то ещё.

«Исследования, касающиеся преступности среди одаренных подростков, показали, что эти дети набирают высокие баллы в области так называемого «текучего», невербального мышления, а «жесткое» мышление, требующее предварительного обучения и тренировки, у них развито плохо. «Жесткое» мышление — словесное, последовательное, логическое — в нашей системе образования поощряется, награждается и считается едва ли не единственно возможным. Поэтому многие одаренные дети и подростки, обладающие «текучим» мышлением, не вписываются в обычную систему образования. Другое исследование выявило людей, обладающих интересным и уникальным даром: способностью воспринимать большие порции информации и находить систему там, где остальные видят лишь бессмысленный хаос. Благодаря этому такие люди могут успешно решать самые сложные проблемы.»
Темпл Грандин


Поехали по плюсам!

У взрослых людей с шизоаутистическими особенностями часто есть частичный или полный иммунитет к химзависимостям. Дело в том, что способность быть зависимым от какого-то вещества схожа со способностью образовать привязанность к другому человеку. Есть даже гипотеза, что шизофреники-алкоголики более сохранны, чем те же шизофреники без алкоголя — они им пользуются как протектором по мере возникновения потребности, а не по мере возникновения денег на алкоголь. Только не спешите так лечиться, это средство пока не было клинически испытано. Но бессистемные попытки продолжаются.

Аутисты хорошо пользуются соцсетями, отлично пишут, проектируют интерфейсы и так далее. В общем, объясняют. Я когда-то уже приводил подобные выкладки для интровертов. Если очень коротко — у интроверта нет социального контекста. Контекст важен, чтобы встречать друзей вживую, но он же при этом мешает при общении с неизвестным человеком (поскольку пока нет общих протоколов, нужно их ещё найти). Так вот, это даёт суперспособность быть понятным.

Более высокая концентрация на задаче — по тому же принципу, что у интровертов. Вообще, бегло просмотрите вот этот раздел Вики про экстраверсию, там развенчивается довольно много мифов (и ещё пачка создаётся, следите за датами пруфов). Если коротко:

«Хотя экстраверсия воспринимается в западной культуре как социально желательная, она не всегда является преимуществом. Например, экстравертированная молодежь более склонна к антиобщественному или правонарушительному поведению. В соответствии с этим, некоторые данные свидетельствуют о том, что экстраверсия также может быть связана с психопатией. И наоборот, хотя интроверсия воспринимается как менее социально желательная, она тесно связана с положительными чертами, такими как интеллект и одаренность. В течение многих лет, исследователи обнаруживали, что интроверты, как правило, более успешны в академической среде, что экстраверты могут найти скучным».


Там же есть потрясающая ссылка на исследование «The behavioural immune system and the psychology of human sociality», показывающее, что документальные фильмы про зомби-апокалипсис не совсем документальные. Выживут сисадмины и аутисты, потому что сисадмины в залах с воздушной подпоркой и свитерах, а ауты не общались с заражёнными с высокой вероятностью. А ещё дети с ранним детским аутизмом и ранней детской шизофренией имеют бонус к выживанию, если их бросили при рождении. Нормативный ребенок в доме ребенка начинает дико страдать от нехватки любви и внимания, а аутичный ребенок никакого существенного дискомфорта по этому поводу не испытывает. Примерно аналогично во взрослом возрасте — никакого страха расставаться в отношениях.

Ну и самое важное — аутисты могут упражнением развить навыки компенсации своих недостатков. В смысле, если это те ауты, которым достался высокий IQ. Простой пример: ребёнок не различает эмоции других людей, а потому никак не может понять, что нужно говорить в диалоге и когда. Ему нарисовали схемы характерных эмоций и дали алгоритм. Он запомнил относительное расстояние между глазами, относительный размер глаз, положение губ и так далее — и натренировался сознательно различать выражения лиц. Ну а дальше со способностью расшифровывать человека пошёл общаться. И сработало. Хакнул первый уровень социальных взаимодействий. А вот та же Темпл к пожилому возрасту развила даже чувство юмора, недоступное лучшим из роботов.

Одна моя подруга пишет таблицы про людей: перед встречей друзей она пробивает всех в соцсетях, составляет досье, выписывает важные черты характера, записывает, с кем о чём говорить и нет и так далее. Получается алгоритм «как быть приятным человеком». Если этого не видеть и не знать, что она готовится к дню рождения почти как мы готовимся к переговорам на 10 миллионов рублей и выше — для вас это всегда будет душа компании. Пока не зайдёт кто-то новый и неизвестный. Но и для него есть набор стандартных реакций.

Как общаться?


Если речь про ребёнка с аутистическим отклонением, то у вас есть три основные проблемы в общении:

  1. Он на вас не реагирует или реагирует плохо, то есть очень тяжело получить от него обратную связь в общении.
  2. У него есть фиксация на чём-то, что ему интересно, и остальное в его мире проходит мимо.
  3. Несколько другой тип мышления позволяет находить взаимосвязи там, где вы их не видите, но не позволяет быстро разучить скучные повторяющиеся линейные алгоритмы.

С отсутствием реакции простой пример такой: обычный ребёнок (близкий к психической норме) отлично умеет экранироваться от внешних стимулов. Например, если ребенка часто ругать, он через некоторое время вообще выключает из восприятия обращенную речь, потому что смысла она не несёт, зато расстраивает. Зачем она? Аналогично, если вокруг слишком много цветных и ярких объектов, ребенок может стать нелюбознательным. Чем интровертированнее ребёнок, тем быстрее у него развивается толерантность к информационным стимулам. Есть гипотеза, что современные дети «ничем не интересуются», как говорят педагоги, как раз из-за перегрузки стимулами. Хотя рядом с этой гипотезой надо проверять другую, что трава 20 лет назад была зеленее.

Ну а если речь про ребёнка с аут-нарушениями, то ситуация ещё смешнее: вы можете с ним некоторое время разговаривать, а он будет на вас смотреть и молчать. Это не потому, что он вас не слышит или не видит, а потому, что всё идёт хорошо, и ничего менять не надо. Но вам будет зверски неуютно.

Теперь фиксация. Предположим, ребёнок всерьёз упоролся по гоночным машинкам. Он в свои, скажем, 7-9 лет, проявляет невероятно гиковые качества и может часами про них рассуждать, смотреть ролики или читать (если умеет). А ему надо учить физику. Если вы хотите, чтобы он ей занимался — надо переформулировать задачи. Не «катер выплыл из точки А», а «первый гонщик выехал со старта, а второй в это время стоял в пит-стопе через километр…», не «белочка бросила орех в дерево», а «белочка прыгнула с разогнавшейся машины» — и если вы покажете, что физика может быть полезна при изучении машинок, то через некоторое время она будет пройдена на «отлично». В части гоночных машин, конечно.

Очень интересно выглядит игровое поведение. Поскольку мы уже больше года тестируем настолки с коррекционными психологами, логопедами и другими очень интересными людьми, то мне есть, что рассказать.

Итак, для аспер-типа любой сидящий рядом человек — источник угрозы. И очень тяжело перейти от конкурентного поведения к стратегическим союзам.

С другой стороны, не забывайте, что аутистическое отклонение компенсируется интеллектом и построенными костылями. То есть так: вот юный чемпион по шахматам приходит обедать. Там он три раза сидел на одном конкретном стуле, а сегодня он занят. Ребёнок всё ещё думает про шахматы, поэтому ему в голову не приходит, что можно попросить оккупанта подвинуться. Он просто берёт и пихает его как предмет. Где-то через год работы с психологами у него появится некий сознательный драйвер, который скажет: «ага, прежде чем пихать, давай поговорим». Он проиграет скрипт разговора, и всё должно получиться. Если не получится — пойдёт обдумывать и зализывать ментальные раны (или вернется к предыдущей стратегии и всё-таки выпихнет оккупанта). Итак, вот этот ребёнок играет в новую игру. Он легко может ухватить суть стратегического союза с прогнозом на десятки ходов вперёд. Но объяснить свою позицию игрокам не сможет (скорее всего) и чисто эмоционально захочет взять и ушатать соседа. Поэтому если игра на психологию вроде Мафии — жадные алгоритмы будут побеждать чаще, и ребёнка будут «выносить» с завидным постоянством.

То есть да, безопасны и интересны логические игры без прямой конкуренции. Желательно с контролируемой средой, без дикого влияния рандома.

Ещё шизоаутистичные люди недобирают телесный опыт. Поэтому им до почтенного возраста может нравиться простая сенсорная стимуляция. Таких, кстати, можно ловить на плёнку-пупырку. Если человек её не выпустит до последнего пузыря — держите аутиста. Ну, для диагноза, конечно, нужна ещё пара факторов, но в целом просто представьте человека, которому дали рулон пупырина, а он его весь последовательно похлопал за вечер. Если ребёнок в детстве не интересуется медведем или куклами, зато очень взволнован ощупыванием крапивы — надо подбирать более сенсорные игрушки. Как следствие, дети с аутизмом любят игрушки, где то вода переливается, то шарики катаются. Очень, невероятно любят кинетический песок — но только если их не воротит с его запаха и нет других сенсорных защит (многих невероятно бесит липкость, а пластилин и сенсорный песок как раз липкие). Это просто бессознательное ощущение, что липкое — это опасное. Кстати, если к этому добавить шизоидную маму с идеей, что если ребёнку куплен пластилин, то пусть он, гад, лепит во что бы то ни стало, то можем получить нехилые истерические реакции.

Психологи используют вибраторы. В смысле, в коррекционной работе тоже. Находят такие, которые не очень похожи на ассортимент сексшопа (лучше всего шар с хвостом, который катается по картонной коробке и часто продаётся около метро) и прикладывают к детям. Дети невероятно радуются тому, что наконец чувствуют свое тело.

Для совсем тяжёлых случаев типа синдрома Каннера игрушка должна быть детской по факту, но из неубиваемых материалов. Дело в том, что дети с разными типами умственной отсталости вырастают сильно крупнее, чем ожидают производители игрушек на соответствующий уровень развития. А сопромат никто не отменял. И здоровенный бугай способен поломать уже целую табуретку, не то что какие-то мелкие штуки. В этом плане приятны деревянные конструкторы и прочие штуки. Только учтите, что всё, что может быть брошено, рано или поздно попадёт кому-то в лоб, потому что дети очень любят метать разные предметы, почти как низушки из Сапковского. Но, в отличие от низушков, не всегда могут оценить возможную траекторию.

Одна из самых крутых штук для развития речи — игры на «подуть». Вот игрушка, смотрите:



Здесь нужно задувать шарик в определённую лунку. У меня получилось раза с пятого, детям ещё сложнее. Похожее упражнение есть в нашей настолке «Волшебник Изумрудного города», там надо бросать фишку разными способами (в том числе задувать) на определённые поля. Когда ребёнок контролирует силу «дува», развиваются стволовые структуры. То есть речь и умение владеть двумя руками сразу. Но в нежном возрасте именно речь. Ещё один ребёнок в коррекционном саду запал на «Пушкина», рычит, не отдаёт и не хочет играть в другое. Это полезно сейчас, но его постепенно сдвигают через тему пиратов на другие игры, потому что фиксация не совсем та, которая может быть полезной годами.

Тут же была возможность уточнить про то, почему вдруг игра «Данетки» показала на длинных тестах в школах развитие коммуникативных навыков. Основная гипотеза в том, что подойти и спросить — социальное взаимодействие нехилой сложности. Если не верите, то вспомните, что есть взрослые люди, которые просто стесняются дойти до врача в определённых случаях.

Одна из самых социальных вещей — конструкторы типа «Лего», но только когда играет несколько детей. Потому что там тяжёлый B2B-рынок: нужно договариваться об обмене деталями. Первая стадия — можно пронаблюдать как ребёнок созерцает деталь у себя в руке и примеривается поставить её куда-то. В это время второй видит нужную ему штуку и выхватывает из руки первого. Вторая стадия — обучение фразе «можно я возьму?» Третья стадия — научиться дожидаться ответа после этой фразы. У меня есть знакомые взрослые, для которых это уже тёмный лес.

Похожим образом работают пазлы: тоже учат общению. Но с конструкторами, в отличие от пазлов, есть ещё четвёртый слой: можно вместе строить что-то общее. Например, парковку для машин (не спрашивайте меня, почему детям нравится ее воспроизводить, хотя есть ощущение, что два самых любимых объекта строительства — домик и машинка, но домик на колёсах строится редко). Вообще, конструкторы без подсказок, что из них собирать — это почти как «Факторио», только для детей. Кстати, передаю привет гикам из JUG.RU с 1500+ часов, наигранных в эту игру.

Ещё одна чертовски важная игра для детства — это научиться проигрывать. Если ребёнок с нежного возраста привыкает к тому, что всё, что он хочет, исполнится, то кончится печально. Тренировка для взрослых описана в «Гарри Поттере и методах рационального мышления». Для детей всё проще: есть ходилка, где вы лепите фигурки из пластилина. Можно вместо броска кубика прихлопнуть фигурку другого игрока в лепёшку. Тогда ему нужно будет лепить заново и вставать на старт. То есть выиграть принципиально невозможно, и через сопли и плач приходит это понимание. Играть дома не рекомендую: это одна из тех вещей, что делается только и строго под присмотром психолога. Но от себя добавлю, что самые ушлые дети могут договориться не хлопать по фигуркам и всё же выиграть. Увы, практика в этом возрасте неумолима и таких случаев не знает.

Ну и мне пора останавливаться. Вот тут список игр, которые так или иначе полезны для развития детей (на карточках написано, чем и в каком возрасте). Вот тут в т-канале mosigra больше деталей про всякий ад с психологией игры, и моя коллега Аня, которая упоролась по этой истории, продолжит время от времени рассказывать про всякие штуки. Ну а вы теперь знаете, что аут-отклонения — это может быть по-аристократически круто, хоть и привносит много неприятностей окружающим и носителям. А может быть очень печально.

Теперь надо разобрать последнюю историю — почему дети-аутисты часто себя грызут. Тут история простая: есть очаг возбуждения (неприятное состояние, стресс), и внезапно выясняется, что можно создать конкурентный очаг, например, в виде физической боли. Стоит себя погрызть или поковырять — и вот уже становится спокойнее. Психологи для тех же целей используют аромалампы: от сенсора запаха до гиппокампа всего одна нейронная связь, и тот же запах мяты очень быстро успокаивает. Ну или бесит до безумия, если есть сенсорная защита на запахи. Это вообще очень хороший пример вытеснения. Похожие механизмы заставляют при стрессе ходить к холодильнику, хотя есть не надо.

Пока всё. Мне осталось поблагодарить коррекционного психолога Елизавету Ключикову (я позвал ElizavetaKluchikova на Хабр, вот её первый пост в тему), команду МРЦ-Дети, психологов реабилитационного центра «Три сестры» и принести извинения за однобокий далёкий от науки рассказ, от которого у многих глаза вытекут. Ну и отправить вас читать книгу Темпл Грандин «Отворяя двери надежды» (на Флибусте её имя пишется как Темпл Грэндин). Показать крутой и предельно странный мануал на английском, как правильно выживать в этом диком мире с совсем базовыми вещами, написанный аутистом. Лайтовая версия некоторых аспектов другого человека в привязке к ИТ — вот этот перевод. А вот одно из самых забавных исследований по поводу самоизоляции сетевых сообществ, там внутри есть пара слов про общий контекст. Из художественной литературы стоит прочитать пару-тройку глав «Загадочного ночного убийства собаки»: писатель не эксперт, но очень наблюдательный товарищ, и хорошо передаёт от первого лица атмосферу довольно серьёзно развитого аут-отклонения. Ну и ещё, если вдруг вы считаете, что я неправ, или если вам есть, что рассказать по этой теме профессионально, мне всё ещё очень интересно.
Теги:аутизммозгинтровертыигрыобщение
Хабы: Блог компании Мосигра Мозг
+166
65,1k 261
Комментарии 424
Лучшие публикации за сутки