Как стать автором
Обновить

Комментарии 377

Мое ИМХО как ученого — основная беда современного мирового научного сообщества не в издательствах, они просто очень успешные паразиты. Основная беда — сама структура академии, построенной как преступная пирамида, где вершина в лице tenure професоров и успешных (известных) PI's прекрасно зарабатывает на безумной эксплутации всех кто снизу. Publish or perish это лишь следствие. Я благодарен Sci-hub, он может быть полезен, но он не меняет самой ублюдочной сути современной академической науки, токсичную среду в ней, унизительно низкую зарплату и верные перспективы професcионального коллапса к 40-50 годам для большинства участников. Если большинство выпускников вузов будут уходить из академии после мастера/PhD (или вообще будут выбирать что-то по душе, а не то что престижно) и не участовать в этих крысиных бегах, то будет меньше спроса на создание бесcмысленных статей только ради хирша и «продления контракта». В этих условиях эти «гиганты» сами атрофируются и отвалятся, как и много прочей скверны.
Мне почему-то вспомнился анекдот, который заканчивается словами «Наверно что-то не так с консерваторией». На мой взгляд перелом произошел, когда частный бизнес понял, что для развития ему нужна наука и там появились деньги не только государственные, но и частный капитал. Вот в этот момент туда устремились ребята, для которых важно не «удовлетворять собственное любопытство за счет государства», а делать карьеру и получать гранты, а для этого нужна результативность любой ценой.
я думаю, есть объяснение проще. Почти все тянутся за деньгами. Сначала, чтобы купить жильё, потом чтобы купить дом, автомобиль, помочь детям в образовании и т.п. Чтобы оставаться при деньгах и делать околонаучную работу нужно показывать результативность. У одних она настоящая, у других — дутая.
Так вот в том и дело. Все больше приходит людей не чтобы «делать науку», а чтобы «делать деньги».
Соглашусь. Ещё в университете видел как сами ценности университета к этому распологают. я наблюдал за интервью на работу преподавателем в университет. Было три кандидата, два молодых и один постарше. Задание было у них провести часть лекции по заданной тематике. Два молодых сделали замечательные лекции. Тот который постарше подключился по видео связи, сделал странную лекцию. Сомневаюсь что его кто-то понял.

Знаете кого отобрали на работу? Того, что постарше. Просто потому, что приходя в университет он приносил с собой поекты с многомиллионным финансированием.
Вспоминаю мою историю отказа от науки.

При университете нашем организовали что-то вроде «научной школы», которой руководила полуграмотная тётка из села. На один из семинаров она притащила своего сынка-студента туда выступать, и он начал рассказывать, как он уже две квартиры купил за счёт «научной школы».

И всё бы ничего — почему бы не привлечь учёных деньгами — но, как я уже сказал, тётка была полуграмотной, научные и организационные навыки её были уровня того же села, из которого она приехала. В результате реально заниматься наукой, проводить какие-то исследования там было невозможно. Но и в обход этой школы тоже нельзя! Это была буквально конструкция по «освоению бюджетов», она была единственным посредником между деньгами и наукой. Поэтому реальная научная работа только мешала стабильности денежного потока.

Там не только нет науки, её специально зачищают, чтобы детям не мешала квартиры покупать.
Надо отметить, что делать деньги можно гораздо более простыми способами.
Если вы посмотрите на структуру позднесоветской науки, вы увидите там то же самое, хотя частных денег там не было по определению.
Любой денежный поток в первую очередь пытаются оседлать именно те люди, первым приоритетом которых будет получение денег. Не продвижение науки, не создание продукта — а именно получение денег. Это константа, к сожалению.
Частный бизнес всегда интересовался наукой и вкладывал в нее, в каких странах больше, в каких меньше. Проблема в самой академии, молодежи промывают мозги, мол «жизни в индустрии нет, один подневольный труд, зато здесь, в академии, ты совершенно свободен и станешь профессором». В результате люди торчат на временных должностях с низкой зарплатой десятки лет под постоянным прессингом, так и не становятся профессорами (вероятность стать профессором у постдока за всю жизнь меньше 10%), и оказываются у разбитого корыта с ненужными узкими навыками. Из наглядного — почитайте историю Katalin Karikó, из трудов которой фактически и родились современная РНК-вакцины.
Никакого перелома не произошло, так было всегда. Ученое сообщество никогда и не состояло сплошь из мудрых альтруистичных идеалистов, проходимцев и приспособленцев было всегда навалом.

Не думаю, что дело в частном бизнесе. Частый бизнес и реальная результативность — это как раз хорошо и этого сильно не хватает в научной среде.

Сама по себе наука очень архаично организована, аспиранты — это, скорее, стажёры. И куча работы, которую они выполняют, реально никому не нужна. И их претензии для серьезных людей от науки выглядят ровно так: «рядовой копал траншею три года, почему он не полковник?»

Где-то до 60го в СССР и РИ выпускник-инженер был фактически готовым специалистом-универсалом и мог работать и разрабатывать, но потом что-то сломалось и теперь аспиранты являются стажерами и разнорабочими без права и возможности собственного исследования. Ну ок.
что-то сломалось и теперь аспиранты являются стажерами

60 лет научно-технического прогресса, вот что «сломалось».
Угу, и механика с сопроматом устарели.
Если сравнить научные статьи 30-х-60-х — там будут и схемы, и чертежи, и подробные описания. А сейчас открываешь — ничего, кроме пары графиков нет. зато статей клепают тонны (никчемных в основном), и называют это «прогрессом».
Все гораздо глубже, чем просто приход частного капитала. Перелом в науке не единственный и даже не самый показательный — куда нагляднее всеобщее злоупотребление авторскими правами, что отражение того же самого явления, общего для любой интеллектуальной деятельности. Все это произошло, когда в мире незаметно и окончательно утвердился принцип «все измеряется в деньгах». Классик либерализма Мизес («Человеческая деятельность», 1950), между прочим, предупреждал, что интелектуальная деятельность далеко не безоговорочно относится к экономической деятельности, но его не пожелали услышать. В результате все это (и наука, и рок-музыка, и кинопроизводство, и написание фентезийных сериалов....) окончательно превратилось в банальные коммерческие предприятия, ничем не отличающиеся от создания торговой сети или производства смартфонов. В рок-музыке один музыкальный критик недавно отметил тенденцию к снижению мелодичности (все превращается в сплошное «пам-пам-пам») и задался целью опросить кумиров 60-80-х о причинах (неохота искать ссылку, но это было, кажется, здесь же на Хабре). Все с удивлением пришли к простому и очевидному выводу — авторы хитов 70-80 годов при их создании в последнюю очередь думали о деньгах.

Лично для меня было шоком в начале нулевых, когда разгорался первый скандал с Напстером об авторских правах, узнать, что, оказывается, сочинение музыки имеет целью заработать как можно больше денег. Я-то по наивности думал, что музыку сочиняют, чтобы ее слушали, книги пишут, чтобы их читали, наукой занимаются из незнайкиной любознательности («а что там внутри — вата или опилки?»)… и даже (о кощунство!) изобретают, потому что интересно, как оно будет работать. При этом заверяю вас, что я ни разу не коммунист и даже не социалист, но полагаю, что произвол «правоторговцев» давно должен быть ограничен.

Если короче, то налицо грубая подмена цели деятельности. От коммерческого диктата «все измеряется в деньгах» избавиться очень трудно, потому что этот аргумент понятен абсолютно всем, даже тем из принимающих решения, кто вообще не подозревает о существовании каких-либо целей, кроме «хапнуть как можно больше». И слава богу, что ныне существует способ их ограничить и как-то притормозить скатывание науки в прислужницу общества потребления, а искусства в попсу (с прогрессирующим забвением, между прочим, всего того, что в этот круг не попадает). В искусстве это «Флибуста» и ее торрент-аналоги (ага, Рутрекер), а в науке — инициативы вроде замечательного начинания Александры. Показательный пример: вспомним, что распространением своей популярности рок в 1960-е годы в значительной степени обязан пиратским радиостанциям, вещавшим на Англию из-за 12-мильной зоны. Нравилось тогда это в том числе и сэру Полу Маккартни, ныне одному из главных гонителей пиратов.

Предупреждая очевидный вопрос, как автору ряда научно-популярных изданий: а вы-то сами как относитесь к распространению ваших изданий пиратским способом? Отвечаю (издатели, не читайте): категорически привествую! Я-то как раз пишу книги, чтобы их читали. Если мне это позволяет еще немного заработать (в основном за счет того, что я успеваю вовремя выпустить обновления), то это просто отлично, так как дает возможность меньше отвлекаться на посторонние способы заработка и больше времени тратить с толком. Но не более того. И пользуясь случаем, хочу поблагодарить бескорыстных спонсоров, позволивших осуществить ряд проектов, которые без них бы не состоялись.
По какой лицензии вы публикуете ваши книги и статьи?
Изданные в коммерческих издательствах, естественно, по договору с ними. Изданные мной самим за спонсорские деньги по CC-BY-NC. Номинант на премию Википедии «За свободные знания» 2016 (кажется) года, но пришлось уступить Александре Элбакян.
То есть вы сами всегда запрещаете свободно использовать ваши работы, но когда правонарушители нарушают закон и незаконно используют ваши работы — вы радуетесь.

В вашей позиции есть противоречие. Если бы вы действительно привествовали распространение ваших работ, вы бы разрешили эти поступки через свободную лицензию. Однако вы не разрешаете их. На словах вы поддерживаете такие поступки, а на деле юридически полностью запретили их.

Тем самым и вы сами выступаете против свободы знаний, и других людей запутываете и затуманиваете.

Я прошу вас быть последовательным. Если вы приветствуете распространение ваших изданий, если вы хотите передать контент читателям — вы должны перейти на договор под названием «свободная лицензия». Если же вы продолжаете изо всех сил поддерживать запретительную модель копирайта, тогда не надо запутывать людей и писать, якобы вы поддерживаете распространение. На самом деле вы своей подписью и своими соглашениями поддерживаете издательство в ущерб всем остальным.

В 1974 году Александр Исаевич Солженицын писал, что надо жить не по лжи. Прошло 47 лет, а вы по-прежнему разделяете слова и дела на разные стороны фронта.
Ни фига из ваших претензий не понял. Я своих работ распространять не запрещал. Те, которые у меня есть возможность издать самостоятельно, я распространяю именно под свободной лицензией (или вы не в курсе, что значит CC-BY-NC?), и даже удостоился за это номинации премии «Свободные знания». В чем, собственно, не по лже?

А, наверное, вы считаете, что мне надо с ненавистью отринуть и предать анафеме вообще всю торговлю информацией и принципиально перестать сотрудничать с коммерческими издательствами? Может, еще и патенты запретить следует? Это столь же неправильная позиция, как и ее противоположность в виде доминирующего сейчас абсолютного диктата правообладателя. Бумага, печать, редактура, художник, даже доступ в интернет, в конце концов, и электричество, потребляемое компом, и сам комп — все это денег ващето стоит. И должно как-то и кем-то оплачиваться (наука, например, УЖЕ ОПЛАЧЕНА из бюджета или из частных взносов). Я категорически не коммунист и не социалист, напомню. Но всегда помню, в отличие от плохо читавших Мизеса торгашей, что есть штука под названием «общественное благо». И при этом, уж извините, я совершенно не хочу «передать контент читателям». Контент принадлежит мне, я его никому передавать во владение не собираюсь. Ровно так же закон всемирного тяготения принадлежит Ньютону и Кеплеру, и никто из них не «передавал его читателям». Я всего лишь «приветствую» «распространение», что далеко не одно и то же (СВОБОДНАЯ лицензия CC-BY, собственно, это и означает, если вы не в курсе).

И, если вы вдумаетесь, то увидите, что в этом нет никакого противоречия моей позиции о свободном распространении знаний. Ровно по той же причине, по которой лицензия GPL не запрещает продавать созданные с ее помощью продукты. Например, моя с Витей Юровским книга об Анчарове распространяется свободно в электронных версиях (я сам поместил ее во «Флибусту»), что совершенно не мешает ни нам, ни издательству продавать бумажные экземпляры, притом довольно задорого (уж извините, столько они стоят).
CC-BY-NC означает Creative Commons Non-Commercial. Это несвободная лицензия, она запрещает свободно использовать произведения.

Я считаю, что вам надо сотрудничать с коммерческими издательствами. Они хорошо знают своё дело, они платят деньги, они помогают производить книги. Однако вам надо сотрудничать с ними на условиях свободного лицензионного договора, а не каких-то запретительных условий.

Очень жаль, что вы сами получили свободное программное обеспечение и свободный контент для своих книг, а от себя ничего не желаете сделать свободным. При этом вы почему-то на словах одобряете пиратство, которое сами же вы провоцируете, запрещая распространять ваши книги и ваш контент.

Закон всемирного тяготения никому не принадлежит, потому что факты не охраняются авторским правом. Вы сейчас специально подменяете тему, подставляя на место исключительного права — право на имя.

Затем вы почему-то завели речь про лицензию CC-BY, хотя вы запрещаете использовать ваш контент по этой лицензии. Выше вы указали, что выпускаете работы только по CC-BY-NC, то есть по несвободной лицензии. А несвобода и есть запрет.

Вот такие дела.

Она разрешает использовать произведения свободно в некоммерческих целях. Вы понятия-то не подменяйте.

Свободно = в любых целях.

Только в некоммерческих = несвободно.

Неужели свободное программное обеспечение можно использовать только в некоммерческих целях?
В некоммерческих означает, что
— вы можете свободно БЕСПЛАТНО копировать произведение для личных нужд,
— но вы не сможете этим произведением БАРЫЖЫТЬ, ржа над автором со словами «копать, ты — лох!»
Если вы можете использовать программу только «для личных нужд», разве это будет свободное программное обеспечение?
Вы многого хотите, да и в общем-то зря. Потребление книг обычно некоммерческое, очень редко книги переверстывают, чтобы переиздать за деньги.
Однако вам надо сотрудничать с ними на условиях свободного лицензионного договора, а не каких-то запретительных условий.
Это великолепно. Вы знаете, какой совокупный тираж надо иметь перед приходом в издательство, чтобы Вам предложили что-то кроме типового договора?
Книги не перевёрстывают, а дописывают. Причём дописывают обычно не всю книгу, а её отдельную часть. Это называется «развитие темы».

Книги не перевёрстывают, а комбинируют новую из частей старых. Это называется «сборник».

Книги не перевёрстывают, а переводят, перепечатывают в газетах и журналах, читают вслух по радио, переделывают в фильмы и телепередачи.

Перед приходом в издательство надо иметь ровно одно: приглашение от издательства.
Это называется «развитие темы».
Решается цитированием. Если Вы хотите дописывать исходную книгу на гитбуке, то CC-BY-NC этого тоже не запрещает
Это называется «сборник».
Сборники бывают некоммерческими, они даже бывают платными некоммерческими. Кроме того, при составлении сборника обязательно спрашивать автора, а хочет ли он участвовать.
Перед приходом в издательство надо иметь ровно одно: приглашение от издательства.
Если Вы не известный автор, то это Вы приходите в издательство, а, как известно, кому надо, тот и принимает условия.
Вы полагаете, что можно процитировать всю статью, перегруппировав её абзацы?

При составлении свободного сборника (программ, текстов, иллюстраций) авторов спрашивать не обязательно, потому что авторы уже дали своё разрешение через свободную лицензию.

Если автор сам приходит в издательство, тогда ему будет лучше никуда не ходить, а опубликовать свою книгу в интернете. Издательства были нужны полвека назад, когда человек не мог сам сделать всё это. Сегодня — может.
Зачем Вам вся статья, если есть основные мысли? Тем более есть такой формат, как «письма» или «трактат-возражение», где возможно массированное цитирование.

Вообще мне не совсем понятна Ваша позиция. Человек имеет право не хотеть, чтобы на его работе или её производных кто-то зарабатывал деньги, и вот он не хочет. Почему должно быть «Если минарет — значит выше всех»?
Вопрос вполне разумный. Зачем нужно дописывать целую статью?

Например, у статьи нет основных мыслей, а есть подробное описание вопроса. Вы можете пополнить это описание и сделать его ещё подробнее.

Например, у статьи нет основных мыслей, а есть справочные биографические сведения. Вы можете взять оттуда биографию одного деятеля и дописать к ней другие сведения.

Что же касается конкретного автора, то весь наш разговор начался с того, что конкретный автор будет очень рад пиратскому распространению его работ. Я спросил, не проще ли, если автор разрешит обычное, не пиратское распространение. Однако законного распространения автор не допускает, провоцируя других людей на пиратство, то есть на правонарушение. На мой взгляд, тут есть противоречие.
Дискуссионные статьи это достаточно редкая вещь, я их вне философии достаточно давно не видел. Но в любом рецензируемом издании всегда есть мысль, с которой можно спорить. Я просто не понимаю. как иначе: без базового утверждения текст является просто потоком мысли, не имеющим практического смысла.

По поводу противоречия: я его здесь не особо вижу. Во-первых, автору надо что-то есть, для чего он пишет коммерческие книги. Но после подписания договора он не переживает об авторских правах, отдавая это на откуп издательству.
Вы правы: «без базового утверждения текст является просто потоком мысли».

Несколько примеров таких базовых утверждений. «Вот что мы знаем о жизни этого человека». «Вот что происходило в этой отрасли с 1950 до 1970 года». «Вот как устроен этот процесс.» «Вот как следует выполнять эту работу.» «Вот что говорят ведущие специалисты по этому вопросу.»

На такие статьи нельзя возражать, их можно только дополнять. И здесь возникает очень серьёзный вопрос: если первый автор хорошо и правильно написал свою часть, почему другие авторы должны портить его текст, переделывать его? Не лучше ли будет в точности сохранять его текст, дополняя его новыми сведениями? Если автор выбрал неудобную форму подачи материала, не лучше ли изменить подачу, расставив тематические блоки в другом порядке? Если автор разбирает шесть вопросов, не лучше ли будет взять у этого автора текст по одному вопросу и расширить его разбор, расширить его текст?
Боюсь ошибиться, поскольку не понимаю, где граница между производным произведением и самостоятельным. Тутт нужен или литературовед, или источниковед, или юрист со специализацией по авторскому праву. Лично я в таких случаях единожды цитирую источник (справочник или компиляция), а потом спорю уже с материалами, на которые источник ссылается.
Самостоятельное произведение не связано с исходным, написано без влияния формы исходного произведения.

Цитировать справочник можно, если на пять строк справочника вы даёте две страницы своего текста. Но что делать, если на две страницы справочника вы даёте страницу своего текста? Если ваша задача — написать исправленный и расширенный справочник?
Самостоятельное произведение не связано с исходным, написано без влияния формы исходного произведения.
Вот тут-то и проблема с определением «связи». Если есть, например, основатель жанра, то его последователи делают производные работы или полностью самостоятельные, используя образы и формы, введенные основателем?
Но что делать, если на две страницы справочника вы даёте страницу своего текста?
Это называется «издание расширенное и дополненное под редакцией», автор остаётся тот же. И да, автора в этом случае спрашивают.
Хорошо. Давайте рассуждать в ваших терминах.

Мы с вами пишем статью, причём в её основе лежат пять других статей. Из каждой из пяти статей мы берём одну страницу (они были маленькими), а к ней вы дополняете одну страницу и я дополняю одну страницу. Затем мы пишем ещё столько же от себя, причём не новый текст, а взятый целыми абзацами из наших прежних статей. У нас получается всего (5 * 3 + 15 = 30) страниц статьи, в которой есть семь авторов: пять авторов, чей текст мы взяли без изменений, и мы двое.

В ваших терминах получается расширенное и дополненное издание множества статей семи авторов под нашей с вами редакцией, правильно?

Тема статьи — «Что знали о жизни профессора Ивана Ивановича Иванова в 1980 году и что мы знаем об этом сегодня». Это компилятивный обзор, в котором мы должны передать всё, что было написано к настоящему моменту, не искажая тексты прежних авторов, а дополняя эти тексты.

Вы спросите, почему мы не можем цитировать прежние статьи? Потому что нам надо «процитировать» почти целую статью, без первого и последнего абзацев. Речь идёт не о цитировании одной фразы или одного абзаца, а о «цитировании» (?) целых текстов нескольких авторов.

И вот именно для этого и придуманы свободные лицезии. Они позволяют включать чужие тексты в свои тексты точно так же, как функции из чужой библиотеки включены в текст вашей программы.
Случай я понимаю, но когда Вы в последний раз видели такого рода статью? Я — в изданиях лет 50-70 тому. Сейчас обычно пишут своими словами problem overview, а к нему изменения, дополнения и свои мысли.
Problem overview появляется, когда статья решает одну проблему. Я же говорю про статьи, в которых собираются все сведения. Про большие компилятивные обзоры.
Даже там цитирования страницами я не видел. Вообще это артефакт низкой доступности изданий, когда даже нашумевшую, обсуждаемую книгу могли читать не все участники дискуссии. С доступной бумагой, но до Интернета перешли на краткие обзоры, сейчас, возможно, обратно маятник качнется.
Верно! Вы такого не видели, потому что оно было запрещено по закону. А теперь многие авторы разрешают так поступать с их работами, выпуская свои статьи и книги по свободным лицензиям. Теперь можно не только компилировать чужие статьи в свою статью, но и компилировать их в телефильм или радиопередачу.
Дело скорее в том, что оно не особо надо :)
Теперь можно не только компилировать чужие статьи в свою статью, но и компилировать их в телефильм или радиопередачу.
А это то, что я называл перевёстыванием. Я соглашусь. что если автор написал хорошую книгу, а вы её превратили в интерактивную, например, не привнеся чего-то своего, то сделали вы хорошее дело, но это не даёт вам права получать деньги. Т.е. если в таком случае свободная лицензия, то только вирусная типа GPL.
Вы полагаете, авторы MIT лицензии и BSD лицензии совершили какую-то ошибку, давая вам и вообще всем людям право получать деньги?
Да, я считаю, это даёт простор для сквоттеринга. Текст я конечно наизусть не помню, скорее всего, там есть механизмы защиты от «переклеивания наклеек», но в наивном понимании как-то так.
Вы говорите о плагиате. О случае, когда Иван называет себя автором той работы, которую сделал Пётр.

Я же толкую о свободе. О случае, когда Иван дорабатывает произведение Петра, у которого теперь получается два автора: Иван и Пётр.

А про плагиат я с вами согласен.
Я говорю и про плагиат, и про продажи. Грешен я, фанфики читаю. Нередка ситуация, когда автор выкладывает фанфик бесплатно и с разрешением публикации на прочих сайтах, но с указанием авторства, а кто-то берет бесплатные обновления без изменения авторства (проды) и выкладывает их на продамане за деньги. И их покупают. Автору, конечно, большое ничего. С одной стороны, нарушения не было, а с другой?..
Я же толкую о свободе. О случае, когда Иван дорабатывает произведение Петра, у которого теперь получается два автора: Иван и Пётр.
Это не свобода, а что-то другое. Соавторство штука добровольная, и даже в репозиториях есть люди, которые апрувят или реджектят пулл-реквесты.
В свободном программном обеспечении и в свободном контенте соавторство гарантировано свободной лицензией. Вы можете свободно доработать чужие произведения.

Никто не может реджектить изменённую программу, которую вы напишете на основе свободной программы, или изменённую лекцию, которую вы сделаете по свободной статье.

Кроме того, закон позволяет вам стать соавтором тех авторов, которые умерли более 70 лет тому назад, ведь их работы перешли в общественное достояние. Например, вы можете дописать продолжение к любой статье академика Вернадского.

Давайте представим, что перед вами автобиография Ивана Ивановича Иванова. Всё, что вы знаете о жизни Ивана Ивановича Иванова, вы взяли из этой автобиографии. Нет более полных и надёжных источников о его биографии. Зачем переделывать этот верный текст, если нельзя прибавить к нему никаких точных фактов и верных известий?
Я ещё раз повторю, что при таком подходе это называется или «под редакцией...» или «с комментариями...». До определённого предела Вы не становитесь соавтором, но предел я обозначить не могу.

Про программы. Допустим, Вы решили форкнуть проект. Что Вы не можете делать:
— использовать название проекта. Пусть это и не всегда торговая марка, но это банально невежливо, поскольку связано с перетягиванием аудитории.
— рассчитывать на поддержку авторов исходного проекта, т.е. весь жизненный цикл проекта на вас, в том числе возмещение ущерба, причиненного кодом, существовавшим на момент форка.
Спасибо! Ваша аналогия очень верная!

Анастасий берёт две свобоные статьи — от Ивана (5 страниц) и by Michael (5 страниц) и делает из них свою статью (добавляет 15 страниц, итого 25). Это не редакция, потому что добавлено больше, чем было у Ивана и Michael. Это не комментарий, потому что добавлены новые наработки Анастасия.

То есть Анастасий собрал новую программу, полностью включая в неё библиотеки от Ивана и by Michael.

Разумеется, Анастасий не использует названия тех двух статей. Это приведёт к путанице. Он даёт своё название.

И, конечно, Анастасий не может рассчитывать на поддержку тех исходных авторов, потому что Иван давно умер, а Michael не пользуется интернетом. Весь жизненный цикл новой статьи опирается на Анастасия, в том числе точная передача ошибок, которые были у Ивана и Michael и остались у Анастасия.

А затем Жак и Пьер делают телепередачу по некоторым страницам из этой статьи, потому что Анастасий дал такое разрешение при помощи свободной лицензии, указав, что его работа построена на работах Ивана и Michael.
Размер не всегда имеет значение, почитайте автобиографию Громыко (который дипломат) — человек написал точную книгу, умудрившись ничего не сказать :) Чем меня восхитил, в том числе профессионализмом.

А из перечисленного — какие у вас сейчас ограничения, в том числе с некоммерческой СС?
Некоммерческая лицензия не позволяет использовать произведения для работы. Поэтому ни Анастасий, ни Жак, ни Пьер ничего не могут сделать. Они даже не смогут получить инвестиции для своей работы.
Тут через массированное цитирование или переписывание своими словами.
Ну, я давно знаком с такой крайней точкой зрения. Мало ли в какие крайности люди впадают. Это не означает, что все должны быть с вами согласны, что легко доказывается моим номинированием на википедийную премию.
В том номинировании было ясно сказано, что не существует даже свободной фотографии вас самого.
С фотографиями вопрос отдельный и тяжелый до крайности. Это, пожалуй, одно из самых тупиковых и маразматических следствий существующих законов. Не здесь и не сейчас его обсуждать. Поищите в «Частном корреспонденте», я туда на эту тему писал.
Никакой разницы в видах контента нету. Когда вы создаёте тексты и фотографии, вы можете одинаково их лицензировать.
Если кратко, то когда я создаю, я и лицензирую. Но у меня исторические книги, а в них доминирующая часть фото не моя (и мои фото, кстати, тоже не моего авторства). И даже если они из источников, допускающих свободное копирование (например, из фондов Политехнического музея), то все равно ни я, ни музей не вольны ими распоряжаться. Без существенных затрат (притом не гарантирующих результат) мы даже не можем узнать, истек ли срок действия прав на них. Вот примерно так, если вкратце.
Узнать истечение срока очень легко.

1) Если было опубликовано, то прибавить к году публикации срок охраны.

2) Если не было опубликовано, тогда срок не истёк.
Во всех случаях прибавлять нужно к дате смерти автора. Который чаще всего неизвестен.
Если автор неизвестен, значит, это анонимное произведение. Если оно было опубликовано, надо прибавить к году публикации. Если оно не было опубликовано, закон никак не позволяет вам публиковать такое произведение.

Однако вы ведь говорите не об этом. Вы говорите не о случайных произведениях, которыми владеет автор или его наследники. Вы, в силу темы ваших работ — говорите о служебных произведениях, правами на которые владеют предприятия и организации.

Поэтому сама проблема, которую вы здесь подняли, надуманная.
Сообразил, что не указал вам на очевидную для меня разницу в подходе к разным видам ИС. Подобная разница даже породила разные ветки свободных лицензий (типа CPL для ПО и CC для авторских произведений, куда пришлось отнести и некоторые технические проекты — Arduino, например). Конечно, запрещать коммерческие производные (и вообще производные) для программного обеспечения с открытым кодом — маразм и выхолащивание сути свободных лицензий.

Но программу худо-бедно можно повторить, в этом они сродни изобретениям. А авторские произведения повторить нельзя. И, в отличие от программного кода, изменять авторское произведения — только портить (нет, можно написать «по мотивам», но это будет совсем другое произведение, и вообще-то такое не запрещается и без того). Потому я сторонник подхода, в котором лицензия для авторских произведений дает разрешение только на бесплатное и свободное копирование, а не на все остальное — коммерческие проекты справедливо будет поделить с автором (или просто преодолеть порог в виде выпрашивания у него разрешения). Отсюда и неизменое NC в моих лицензиях, и несвободной такую лицензию я не считаю — главную задачу для этого вида контента (свободное распространение) она решает. То же, на мой взгляд, относится и к художенственным произведениям.

И в качестве PS одно замечание. Мне даным-давно пришла в голову мысль о том, что большинство проблем авторского права можно было бы решить, если перевернуть логику законодательства: сделать произведения незащищенными по умолчанию. Пусть та небольшая часть авторов и правообладателей (коммерческие издательства, например, или телестудии), озабоченных защитой от копирования, сами пекутся о защите. Например, можно создать специальный общедоступный реестр, куда вносить защищенные произведения. Скопировал защищенное произведение — отвечай по закону. Конечно, на этом пути куча организационных сложностей, но их явно будет не намного больше, чем создает существующее авторское право.
Вижу у вас противоречия.

Вы правильно пишете, что «авторские произведения повторить нельзя» и что «изменять авторское произведения — только портить». —— Однако в результате вы требуете портить. Ставя несвободную NC-лицензию, вы требуете, чтобы другие люди искажали ваш текст, переделывали его заново, вносили в него множество маскирующих стилевых перемен. Вы не позволяете свободно копировать, а заставляете переиначивать.

Вы пишете, что «коммерческие проекты справедливо будет поделить с автором». —— Однако ведёте речь только про поделиться с вами. Надо ли делиться с теми авторами, на чьих плечах вы стоите? Про этих авторов вы говорите, что не смогли их найти, то есть вы не смогли «преодолеть порог в виде выпрашивания у него разрешения». Более того, у вас появляется лозунг о том, что вообще не можете их разыскать (хотя это вполне посильная задача).

Значит, для себя вы делаете такую льготу, чтобы использовать чужой контент, а другим вы в этой льготе отказываете.

Вы пишете, что можно решить многие проблемы, если «сделать произведения незащищенными по умолчанию». —— Однако вы же сами можете сделать это для ваших произведений, и не делаете.

И вот так получается, что на словах вы предлагаете одно, а на деле совершаете совсем другое.
Ну, большая часть ваших претензий ко мне не относится. Если я пользуюсь чужим контентом, то всегда с разрешения, иногда — при необходимости — даже с оплатой, или по истечению давности. Не вижу тут никаких противоречий ни в чем. Я всего лишь пытался вам втолковать, что разные виды контента предполагают разный подход, но вижу, что разумных доводов вы не воспринимаете. Ну и ладно.
Вы указывали, что не можете найти авторов и получить разрешения. А теперь вы указываете, что пользуетесь с разрешения.
PereslavlFoto, я вас вспомнил. Это ведь вы тогда утверждали, что проект фотоальбома Переславля был выполнен волшебным образом абсолютно бесплатно. И никто не платил за питание участников, за бензин и ремонт машин, за электроэнерию и т.д. Жаль, что поздно вспомнил, не стоило тут распинаться.
Вы меня с кем-то путаете.
Ну, извините, очень уж похоже. И ник подходящий, и стиль высказываний один в один.
Нравилось тогда это в том числе и сэру Полу Маккартни, ныне одному из главных гонителей пиратов.

так нравилось ему, скорее всего, потому, что ему это выгодно было, а не по идейным соображениям

музыку сочиняют, чтобы ее слушали, книги пишут, чтобы их читали, наукой занимаются из незнайкиной любознательности


Продолжим: еду выращивают что бы ее есть, одежду делают что бы ее носить. Машины делают что бы в них ездить, ну а дома, само собой, что бы в них жить. Ждем бесплатной еды, одежды, и домик впридачу.

Вам стоит ознакомиться с понятием «профессия».
При чем тут бесплатные? Речь не о профессии, а о конечной цели. Есть такая штука под названием «целевая функция» (она же «критерий оптимальности»). Математика нам говорит, что такой критерий может быть только один, нельзя оптимизировать сразу по двум и более параметрам (например, нельзя одновременно устаналивать наилучшее качество и наименьшую себестоимость). Так что мы вынуждены выбирать критерий и устанавливать ограничения по другим параметрам. Конечно, выбирают наименьшие расходы, а все остальное — как получится, только чтобы не развалилось до истечения гарантийного срока. Если есть ограничивающие халтуру стандарты — хорошо, нет таких стандартов — все, кранты, получаем аккумуляторы, выходящие из строя через полгода.

Вот я об этом — стоит хотя бы в ключевых областях пересмотреть цели. Сейчас деньги являются целевой функцией, что и является причиной повсеместного снижения качества (механизм снижения изложен в законе Нобелевского лауреата Акерлофа). В том числе и в искусстве, науке все то же самое. Потому я и напоминаю, что «еду выращивают что бы ее есть, одежду делают что бы ее носить. Машины делают что бы в них ездить, ну а дома, само собой, что бы в них жить». Пусть предприниматель становится хоть трижды миллиардером, но сначала обеспечит соответствие истинных и декларируемых целей. Если это повысит себестоимость — значит, так тому и быть, кто сказал, что машина должна служить пять лет? Пусть стоит втрое дороже, но служит двадцать. Иное, между прочим, уже давно небезопасно и по экологическим причинам. В ЕС, слава богу, уже начали проникаться, пока что установив срок ремонтопригодности для крупной бытовой техники в 10 лет. Лиха беда начало, хотя это стоило сделать уже лет двадцать как.
Речь о том что цель профессиональной деятельности по определению — заработок. Не сейчас, а всегда. Любой, и копателя картошки и музыканта. Все остальное, вроде внутреннего удовлетворения или интереса — второстепенно.
Это у вас такие предрассудки. Я не хочу разводить спор на отвлеченные темы, но поверьте, что дело обстоит далеко не так просто, как вам кажется. И цели деятельности, и мотивации, и критерии профессионализма/дилетанства много разветвленнее и разнообразнее, и деньги здесь играют далеко не ведущую роль. Это просто упрощенное допущение в рамках экономических теорий, чтобы легче было оперировать с неисчислимыми сущностями, какие представляет собой человеческая мотивация. Но как любой сферический конь в вакууме, оно лишь очень приблизительно относится к действительности.
Любитель стремится получить как можно лучший результат, потому что он любит это занятие и любит добиваться лучшего качества. Для любителя очень важен результат.

Профессионал, получив десять рублей, будет работать ровно на десять рублей, и ни копейкой больше. Для профессионала очень важен доход.
Тем не менее, ограничения вы вправе вводить на любые входные параметры.
Например, максимилизировать прибыль при неухудшении качества ниже 70 условных единиц.
Разумеется. Но чем выше качество, тем, естественно, дороже. А целевая функция — прибыль, отсюда выгодно качество снижать до возможного предела. В идеале — чтобы безвозвратно выходило из строя сразу по истечении гарантийного срока. Чего кое-где уже почти достигли.
Хотелось бы еще сделать замечание по теме ограничения произвола «правоторговцев».

Мне как-то довелось участвовать в дискуссии о авторских правах, которой я доказывал что автор не является единоличным владельцем своих достижений. Особенно современный.

Ведь он не умер от болезни, от голода, не был убит преступником и не погиб на войне, не был занят исключительно своим выживанием — что было гораздо легче сделать каких-то 100 лет назад. А значит и не должен иметь единоличного права на свои достижения — ведь условия, которые ему позволили их достичь, это достижение всего человечества, как бы пафосно и банально это не звучало.
Я потому и заговорил о современной парадигме «все измеряется в деньгах». Это само по себе недавнее изобретение, особенно относительно ИС. Лет триста назад еще никакого авторского права не существовало (потому, в частности, мы плохо знаем о Шекспире). Само право на ВЛАДЕНИЕ своим произведением началось создаваться только в 18-м веке, и пока только в странах, где произшли буржуазные революции и вообще окончательно оформилось понятие о собственности.

Но это не значит, что автоматически оформилось право на владение СОДЕРЖАНИЕМ своего произведения. В средние века вообще предполагалось, что вдохновляет автора Бог, ему, соотвественно, и принадлежит содержание, а автор только транслятор и не имеет значения. Законы об авторских правах всегда — вплоть до появления интернета — были направлены на пресечение извлечения обходящей автора выгоды из изготовления копий, которые могли быть только на физических носителях. Само их изготовление довольно дорогое занятие, вот оно-то и охранялось возхникшими законами. Но никому и в голову не приходило охранять информацию, содержащуюся в этих копиях — это и невозможно (нельзя запретить обмениваться книгами) и противоречит общественному благу (иначе не могло бы возникнуть библиотек, например). И лишь с появлением интернета информация оторвалась от носителей и издатели стали в тупик — как можно охранять то, что не подчиняется законам сохранения и имеет свойство разможаться бесконтрольно?

Там забавные коллизии возникали, их сейчас уже плохо помнят. Например, всерьез пытались запретить формат MP3, как способствующий пиратскому распространению. Название SD-карт (Secure Digital) возникло потому, что их изначально создавали в замену компакт-дискам, как дешевые носители для продажи медиа-контента, не подлежащего копированию (не пошло только из-за быстрого распространения онлайн, напрямую). Ну так далее.

Отсюда и все противоречия законов об ИС. Фактическое запрещение онлайновых библиотек в том числе, ограничения на распространение знаний и культуры, запредельные доходы издателей научной информации с одной стороны, и реальное пренебрежение неотчуждаемыми правами (право на имя, право на целостность произведения и т.д.) с другой, то есть — засилье плагиата, бесконтрольное анонимное рапространение, отровенное воровство текстов со стороны медиа-корпораций. Ну и так далее, об этом во всех нюансах можно тома написать.
Я сейчас отхвачу минусов, конечно, но в моём представлении активизм Александры в долгосрочной перспективе скорее даже вреден, чем полезен. Sci-hub — это костыль, решающий финансовую проблему доступа учёных к статьям, и этим фактически заметающий концептуальные проблемы науки под ковёр. Исследователи скачивают статьи бесплатно, а на следующий день отправляют свои исследования в тот же самый Elsevier. Status quo воспроизводит сам себя.
Я совершенно согласен. Плюс из-за побуждения печататься вопреки всему научное информ-поле занято огромным количеством печатного шлака.

Наверное, каждому приходилось публиковаться ради публиковаться, высасывать нечто наукообразное из пальца, мучая то что имеется под рукой, от термометра до БАКа. И меня сия чаша не миновала.

Ну как это бесплатно? Sci-hub использовал (?) прокси учреждений, имевших безлимитные подписки на журналы и плативших за это огромные деньги, вроде как.
Исследователи скачивают статьи бесплатно, а на следующий день отправляют свои исследования в тот же самый Elsevier. Status quo воспроизводит сам себя.

А у них выбора нет. Потому что публикацию надо рецензировать, журнал должен индексироваться во всяких пиписькомерках типа WoS/Scopus/etc, и т. д. :-(
Я сейчас отхвачу минусов, конечно, но в моём представлении активизм Александры в долгосрочной перспективе скорее даже вреден, чем полезен

ну как минимум связанная с ним шумиха очень даже полезна.
правда, понятия не имею, насколько эта шумиха присутствует в штатах.

Я совсем не учёный и может быть что-то не понимаю, но если безумная эксплуатация, токсичная среда, унизительно низкая зарплата и верная перспектива профессионального коллапса не отпугивают начинающих, то зачем что-то менять?

Неглупые люди интенсивно и самоотверженно работают за небольшие деньги — со стороны звучит как правильно и эффективно организованная система.
Потому что продуктивность такой работы весьма низкая. И для неглупых людей можно найти лучшее применение.

Самоотверженно и интенсивно производят что-то совершенно ненужное — типа миллионов pdf-ок. А могли бы и правда что-то полезное придумать, будь подходящие условия и стимулы.

производят что-то совершенно ненужное — типа миллионов pdf-ок. А могли бы и правда что-то полезное придумать
Множества производящих pdf-ки и могущих придумать что-нибудь полезное в подходящих условиях пересекаются лишь частично. И озвученная проблема в том, что сейчас условия лучше подходят для производящих pdf-ки*.
*(я уже давно вне науки, поэтому не знаю про сейчас, да и когда был, имел весьма специфический опыт — поэтому не могу с уверенностью утверждать, что эта проблема корректно поставлена)
Это я понимаю, во-первых проблема оценки по количеству публикаций оказалась порочна (вроде должно быть изначально понятно, это как оценивать программиста по количеству строк), во-вторых система фильтрации публикаций в журналах не работает, как ей следовало бы, так как пропускает мусорные публикации.

Однако если повысить зп, уменьшить токсичность среды и предоставить перспективы, не изменив всё остальное, то учёные просто начнут производить больше пдфок. То есть менять надо только критерии отбора публикаций и убирать (модифицировать) требование к их количеству.

Или может быть важность академии как института сильно преувеличена. Особенно, как института финансируемого государством (то есть отобранными деньгами, которые раздают чиновники, которым пофиг на конечный результат).

А потом эти начинающие выгорают, так ничего и не добившись.

/ не отпугивают начинающих

Что толку с толпы начинающих? Зачем нужна система, которая готовит полупрофессионалов, которые позже уходят в другие сферы? (Я не думаю, что вы захотите, например, лечиться у специалиста, который находится в депрессии из-за переутомления и токсичности на работе, у которого нет ни времени, ни денег на самообразование и который не видит перспектив в своей работе, а также мечтает поскорее уйти в другую область).


/Неглупые люди интенсивно и самоотверженно работают за небольшие деньги

Это только поначалу, пока они верят в перспективы. Разобравшись, многие неглупые уходят, остаются разочарованные.

Фарш прокручен, деньги на подготовку специалиста потрачены, а эффект околонулевой. Специалисты безрезультатно теряют свое время и нервы, а вы теряете бюджетные деньги (которые могли бы быть потрачены на постройку/финансирование клиник и институтов, где могли бы работать будущие специалисты и ученые).

Я уже не говорю о том, что в РФ, в аспирантуру часто идут, чтобы избежать армии и получить место в общежитии.

Это все понимают. Вообще все. Система остается такой, потому что никто не знает, как ее улучшить.
Совершенно очевидно как её улучшить.

  1. Аспирантских мест должно быть чуть больше чем освобождающихся профессорких.
  2. Аспирант это ученый, а не раб которому оказывают благодеяние приобщая к науке. Его заработок меньше, но не в разы чем у профессора.
  3. На публикацию необходимы деньги. Точно также как на зарплату, оборудование, конференции. Никакой разницы.

Так что нет вопросов как. Другое дело зачем. Ведь так здорово сочетание благодеяния с почти бесплатной раб. силой.

Первым же предложением вы создаете огромный конкурс на позицию в аспирантуре. Как будет происходить выбор ? Формальные экзамены с нереально сложными задачами ? Отсеете кандидатов из мест образования с мелким бюджетом , постепенно создав один два "элитных" вуза , где будет нереальной конкурс на поступление для последующего шанса попасть в аспирантуру . Тем самым убьете идею заниматься наукой в "провинции". Второй отсев с помощью устных экзаменов - прямой путь к коррупции и созданию династий профессоров . Что и было в средние века.

Создается огромный конкурс? А сейчас он какой?
Сумма конкурсов в аспирантуру, постдок, профессор это что? Это и есть огромный конкурс. Только «проверка» не устный экзамен, а пятилетка эксплуатации. Совершенно точно что между устным экзаменом и пятилеткой нет никакого подходящего варианта?

Наш рынок - это весь мир. Мы не ожидаем, что наши аспиранты станут нашими же профессорами, да и не факт, что они хотят работать именно у нас. Вот есть у нас какое-то количество мест в аспирантуре, и не будем же мы его менять из-за того, что где-то в Шанхае вакансия профессора открылась или где-то в Стокгольме закрылась.

Нет, у вас не рынок. На рынке спрос равен предложению.
А вы открываете мест на порядок больше спроса. И платите людям на порядок меньше чем они заработали.
С чего бы? Есть «аспирантура», в которую идут далеко не только те, кто хочет стать профессором вуза. Есть люди, которые приходят из промышленности, потому что зачем-то хотят PhD. Это их дело. А есть «вакансии», их количество известно заранее. В каком-нибудь театральном вузе может быть 300 человек на место конкурс, и всем известно, что немногие добьются желаемого, но тем не менее идут. У нас ровно то же самое. Рынок известен, количество вакансий тоже. Почему такой большой наплыв желающих — это вопрос к ним, а не к нам.
Ок, продолжаем делать вид, что не понимаете что вы не на рынке.

Тогда совсем прямо. Вы находитесь при должности, на государственной ставке. Это не рыночная позиция. Не рыночные деньги. Не заработанные деньги. Это бюрократическая позиция.

Вы используете эту позицию не для того чтобы набрать подходящих людей. Подходит человек или нет ясно через пару недель, в крайнем случае месяцев. Нет, вы используете ее чтобы набрать много людей, платить им гроши за очень дорогую, квалифицированную работу. И через несколько лет их выкидываете. Они не остаются на непрофессорских позициях, они именно выкидываются на улицу. «Это их дело», как вы выражаетесь.

Это даже не «дикий ранний капитализм». Это хуже. Это использование служебного положения с игрой на престиже науки.

Подождите. Если не выкидывать старых аспирантов, то на новых аспирантов не найдётся мест. Ну, это как в любой крупной компании - далеко не всякому линейному работнику суждено стать директором.

PS В институте Макса Планка в Германии годовая зп аспиранта в 2018 г. составляла около 45 к евро, постдока - 60, директоры института, они же профессоры - индивидуально, но по косвенным признакам, не более 200к

Во всякой крупной кампании сотрудников через 3 года увольняют?!!!

PS Ну знаете ли, значит в институте Макса Планка много лучше чем обычно. Я постдоком имел 20 000 евро. И это было выше среднего.

На самом деле и в крупной компании ты можешь попасть под сокращение, не понравится начальнику или ещё что-то, да и в целом, кажется, что трудовой кодекс тебя меньше защищает - захотят уволить - найдут, за что. Так-то, я за три года уже два раза сменил место работы.

Проблема в том, что в научной сфере гораздо меньше вакансий, чем в этих самых крупных компаниях, поэтому сменить работу, оставаясь в науке может означать сборку чемоданов и переезд на другой конец шарика. Я в своё время не смог, проголосовал ногами и ушёл в айти.

Чтобы ситуация поменялась, я считаю, постдоки должны начать массово голосовать ногами. В той же Германии очень многие вчерашние аспиранты уходят "в индустрию", а не остаются в надежде на профессорскую позицию. Тем самым освобождаются места для новых аспирантов, а оставшимся, которые готовы попереезжать за желаемой вакансией, появляется хоть какой-то шанс поконкурировать за профессорское место.

Тут надо добавить, что в отличие от айтишников навыки и знания у ученых куда более специализированные, что ограничивает возможность смены работы. Даже смена тематики после защиты диссера (обычная штука) часто требует от полугода и дольше для только въезжания и обучения навыкам, все это время ученый не работает продуктивно. Научиться новому фреймворку намного проще чем после допустим изучения механизмов регуляции мембранного потенциала митохондрий дрожжей начать изучать влияние однонуклеотидных замен на экспрессию генов апоптоза на животной модели ретинобластомы. Там сотни и иногда тысячи статей, десятки методов, которые выглядят простыми на бумаге, но имеют кучу неписанных нюансов, передаваемых от постдока постдоку, там в конце концов своя публика, которую надо знать, и тесный мир, где надо знать политику и разбираться в ней. PI's, достигшие определенных высот, это знают и пользуются этим.
Постдоки действительно голосуют ногами (и я проголосую, как истечет контракт). Там где я сейчас работаю местных постдоков нет, только индусы, для которых это место — перевалочный пункт в США. И кстати не только постдоки, молодые профессора не выдерживают нагрузки и конкуренции и часто тоже уходят в индустрию.
Работа аспиранта — это не дорогая квалифицировання работа, а еще один этап обучения. Практика, так сказать. Начинающий аспирант, грубо говоря, представляет из себя ноль в науке. К третьему году он более-менее, в идеале, способен почти независимо учавствовать в научном процессе. Не вести, не генерировать новые направление, не руководить, а именно быть винтиком в машине, который почти не надо ежедневно подкручивать. Почти. Бывают и исключения в хорошую сторону, но их мало.

90% успешно защитившихся не смогут пройти дальше не потому что конкурс, а потому что дальше нужны другие качества.
Задумайтесь на минутку. О чем вы говорите? Человек закончивший универ + решивший заниматься наукой несамостоятелен? И его нанимают?

Вот вам источник финансирования науки.
Свежий выпускник универа не способен самостоятельно заниматься наукой. Процент лучших не нанимают, они поступают на следующий этап обучения, обучения боем, образно говоря. После этого этапа идет долгий и печальный процесс стажировки, который у пары процентов заканчивается настоящим наемом с бонусом в виде теньюр.

Так происходит как минимум в точных науках вроде физики, химии, биологии. Странно что это утверждение хоть как-то удивляет.

Мне кажется, вы неправы. В ряде вузов студенты в течение каждого года обучения занимаются настоящей научной работой, а не пишут рефераты под видом курсовых и дипломов. И как раз таки этой более актуально для точных и естественных наук.

Мне сложно представить, что студент, который 5-6 лет занимался научной работой в действующих лабораториях или на кафедрах, не способен быть "винтиком в машине".

Смотря в какой сфере. Из того, что я видел, в естественнонаучных (мокрых) лабах, самостоятельно и полноценно заниматься наукой на уровне студента, скорее маловероятно, опыта и кругозора не хватит. Именно самостоятельности обычно учатся в аспирантуре (это + 4 года практики), там гораздо больше возможностей набить шишек.

То чем занимаются студенты во время обучения в вузе/стажировок/vacation scholarship немного отличается от науки. Это аккуратно дозированные, дробленые и вывереные конкретные задачи вроде реши это уравнение, завинти этот гайтик. На большее нет ни времени, ни сил, ни знаний. Такая практика несомненно дает им преимущество при поступлении и в первые дни в аспирантуре, но не больше.

5-6 лет занимался научной работой

По сути это скорее месяц в год чистого рабочего времени на младших курсах (работа над элементарными задачками под строгим надзором) + 3-4 месяца работы надо димломами.

Хм, у нас на факультете студенты публикуются в хороших журналах, нередко первыми авторами. Наверное, это скорее исключение, но тем не менее, не стоит всех оценивать одинаково.

это скорее исключение
Я бы сказал, это нормальная практика. Если человек сделал посильный вклад, пусть даже он крутил гайки, он должен быть вознаграждён.
>Свежий выпускник универа не способен самостоятельно заниматься наукой
По-всякому бывает. Я до защиты опубликовал 9 статей, в том числе одну из самых цитируемых в моей области

Как я писал чуть выше, исключения бывают, да и от области зависит в какой-то мере.

При этом, количество статей не всегда корректный критерий оценки способности независимо работать. У меня тоже было 8 статей за PhD. Смог бы я их сделать-напечатать без руководства научруков? Даже те где я первым автором (ну, за исключением одной, которая была сделана под конец аспирантуры и напечатана формально после защиты). При этом видел как и PhD с чуть ли не десятком статей в том числе в мегапрестижных журналах, за счет овладевания одним полезным для группы техническим навыком (и нулевой способонстью делать именно науку), так и тех у кого в итоге одна-две работы вышло, но они проект от начала до конца тянули по всем аспектам.

После вопросительного знака должно было быть "Нет."

Он всё правильно сказал. Вчерашний студент — это только личинка специалиста. Причём в абсолютно любой сфере. Обычно должно пройти лет 5, что бы человек стал действительно специалистом и начал по-настоящему разбираться что к чему.

А в «большой» науке всё ещё сложнее, чем на обычном месте работы и количество вакансий сильно ограничено.

У нас четверть страны аспирантов-гитаристов, которые все хотят, что бы им много платили, но не могут объяснить за что.

Я не понимаю, что я не на рынке, потому что, по-вашему, тут должен быть «баланс спроса и предложения». Но это же не так, вы описываете модель идеального рынка типа как у Рикардо, в котором покупателям всё равно, у кого покупать, а продавцам всё равно как продавать. Но на практике на одну вакансию программиста в Гугл очередь из ста человек, а на вакансию программиста в «Рога и Копыта» никто не идёт, и бегать приходится.

Кроме того, ваша логика предполагает, что сторона нанимателей должна выравнивать этот баланс «в одну харю». Ну то есть есть у нас три места, мы нанимаем трёх кандидатов; нет трёх мест — посылаем всех лесом. Кандидаты — это ровно такая же сторона этого процесса, и они прекрасно понимают, как он устроен. Кроме того, как я уже говорил, наши аспиранты — это не наши будущие профессора, и они об этом знают с первого дня. Их мотивация не в том, чтобы получить работу у нас, а может, где-нибудь получше, например.

Соответственно, говорить о том, что «мы используем некую позицию» это просто фактически неверно. Мы ничего не используем. С тем же успехом можно ныть, что вот у нас человек получил диплом, а потом работу найти не может. С таким подходом вам в Белоруссию, там обязательный найм после университета.
Минуточку.
В вашем представлении аспирант проходит аспирантуру и становится профессором, что ли? (непонятно, кстати, имеете вы ввиду должность или звание)
Аспирантских мест должно быть чуть больше чем освобождающихся профессорких.
Это вы сейчс предлагаете сделать больше профессорских позиций (переименовав всех постдоков в профессоров) или меньше аспиранстких? В первом случае ничего не изменится, во втором вся микровая наука мгновенно умрет, потому что некому станет работать.
Тогда надо придумывать новую схему наукометрии. Для прикладников всё достаточно просто: число внедрений относительно числа публикаций, а вот с фундаментальщиками я не могу придумать что-то лучше того же Хирша.
Ну а что такое «внедрение»? У меня на работе проблема, я залез в ACM Digital Library, нашёл там какую-нибудь статью с алгоритмом, решающую её, запрограммировал и доволен. Ну да, я «внедрил» разработку автора, да только кто об этом знает, кроме меня и начальника.
Я больше патенты, возможно, открытые, в виду имел. В идеале хорошо бы иметь нечто среднее между статьёй и патентом.
Ну вот да, сложно одной меркой оценивать вклад разных людей. Кто-то алгоритмы выдумывает, кто-то технологии разрабатывает, кто-то теоремы доказывает. Ну и опять же, само наличие патента (как и статья) не гарантирует полезность. Не говоря уже о том, что бюрократии там побольше, чем с нынешней публикационной деятельность.
Как бы считается, что у каждого дела запах особый есть какой-то полезный результат и что ученые генерируют новое знание. А как продемонстрировать, что это знание хоть кому-то нужно? Нужность для других ученых оценивается по цитированию, а нужность для индустрии не оценивается никак. В идеальном для меня мире, если открытие/принцип используется в индустрии, автору должно отчисляться роялти в несколько десятых процента от прибыли все время жизни продукта. Понятно, что мысль очень сырая и оценивать вклад чрезвычайно сложно, но как-то так :)
Ну вот в этой всей теме красной нитью проходит мысль о том, как тяжело пробиваться в академии — что мало вакансий, зарплата маленькая, конкурс огромный, там хирши, тут гранты и так далее. Но с другой стороны, это же всё огромный фильтр, который пропускает, в первую очередь, идейных людей, которым это всё интересно. Да, безусловно, проходят и некоторые приспособленцы, обаяшки и прочая подобная публика, но их меньшинство. А в целом логика такова: если ты прошёл фильтр, дальше тебе карт-бланш, и делай что хочешь. А за это ты отдаёшь продукты своего труда обществу безвозмездно. И, наверно, в сравнении с вашей идеей для общества это весьма невысокая цена :)
Порог входа высоковат: в США postgraduate (аспирант) и postdoc (кандидат) вполне могут жить на зарплату, а во многих странах всем, кто ниже профессора, нужна подработка. Я не против идейности, но в процессе развития надо всё-таки что-то есть :) Ну и после карт-бланша я что-то не вижу, даже если хирш за десятку.

Ну и как-то никто не говорит, что программисты идейные люди, поэтому давайте платить джуну 10, миддлу 25, а синьору от 70-100 с потолком в 200. А в «жертвенных» профессиях типа ученых, врачей и учителей — легко.
Мне кажется, это какое-то постоянное перескакивание с «рынка» на «понятия» и обратно. Если обсуждать ситуацию с чисто рыночных позиций — то вот такой спрос на такое предложение. Ну какой смысл платить людям больше или создавать им более приличные условия, если они и так идут? Это уже не вопрос рынка, получается, а некоей госполитики, если угодно. Если страна более-менее удовлетворена своим научным прогрессом (в сравнении с другими странами, а не с гипотетическим идеалом), то стимула что-либо менять немного.
Ну это да, скрипач в общем-то не нужен, так что с рынком можно обсуждение закончить. А про понятия: всё-таки надо формализовать полезный продукт ученых. Сейчас это статьи, что и по факту неверно, и тянет за собой кучу лишних расходов.
Ну это отчасти разговор из серии «чтобы корова меньше потребляла и больше производила, надо её меньше кормить и больше доить».

Наверно, стоит воспринимать исследовательский университет как некую «лужайку», на которой создаётся благоприятная среда для развития людей. То есть «полезный продукт» — это люди, которые в этой среде развились, а дальше уже что-то там создали «в миру».

Статьи писать никто не любит. Отчасти не всегда крутое содержание объясняется тем, что статья пишется к какой-либо дате. Это плохо, но дай людям волю, они вообще ничего писать не будут. А так есть и кнут в виде сроков, и пряник в виде возможности поучаствовать в интересной конференции или напечататься в престижном журнале.

Я понимаю, что хочется как-то этот процесс выстроить и причесать, но сомневаюсь, что это реалистично.

Какое отношение патент имеет к ценности работы?

Он хоть как-то обозначает окончание работы и её новизну. Ну и от патента до техпроцесса путь ближе, чем от статьи до техпроцесса.
Нет, он ничего не означает вообще, кроме правильности оформления заявки. Это единственное, что проверяется.

«Колесо Петровича отличается тем, что у него вместо спиц из смоленской осины используются спицы из брянской осины».

Вот и вся суть.
Близко, но не совсем, я заявку заполнял и патент имею. Фиговый и не шибко новый, но таки имею. Про новизну и полезность есть свежий xkcd, лучше я не протипирую.
Ну и я заполнял. И что? Это никоим образом не говорит о том, что изобретение реальное. Особенно если патент без экспертизы.
Проблема в том, что есть вещи, которые измерить нельзя или их измерение нецелесообразно/невыгодно по отношению к результату.

Как говорил классик — «я знаю, что половина моего рекламного бюджета расходуется впустую, вот только не знаю, какая именно»

Мне в незапамятные времена тоже говорил один руководитель маркетингового отдела: даю рекламу — продажи увеличиваются, не даю рекламу — продажи снижаются, но как конкретно это работает — не знаю.

Наука пала жертвой собственного «научного подхода», примерно как если бы человек начал бы сам себе операцию на мозге делать.

По факту система должна быть такой же, как и реклама: даю денег — научные исследования идут, не даю денег — не идут. Но обезумевшие эффективные менеджеры решили, что они смогут выявить «вторую половину», и оставить только самые эффективные расходы на науку, а неэффективные положить себе в карман. Вот и результат.

Так что правильный ответ — в первую очередь для того, чтобы наука работала, нужно устранить эту самую «наукометрию».
Информация — это сила. Но, как и в случае любой силы, есть те, кто хочет
удержать её для себя. Все мировое научное и культурное наследие, опубликованное
в течение веков в книгах и журналах, все больше и больше оцифровывается и
«запирается» горсткой частных корпораций. Хочешь прочитать материалы, отражающие
наиболее выдающиеся результаты науки? Тебе придётся переслать огромные суммы
издателям, подобным Reed Elsevier.

А также есть те, кто борется за изменение этого порядка. «Движение свободного
доступа» отважно сражалось за то, чтобы учёные не отдавали свои авторские права
в пользу издательств, а вместо этого их работы публиковались бы в интернете на
условиях, позволяющих любому иметь к ним доступ. Но, даже в случае лучшего
сценария, это достижение будет относиться к материалам, публикуемым в будущем.
Все, что было до этого момента, окажется потерянным.

Это слишком высокая цена. Принуждать научных сотрудников платить деньги за
чтение работ своих коллег? Сканировать целые библиотеки, но позволять их читать
только персоналу Google? Снабжать научными статьями элитные университеты стран
первого мира, но не детей из стран третьего мира? Это возмутительно и
недопустимо.

«Я согласен», — многие говорят, — «но что мы можем сделать? Компании владеют
авторскими правами, они делают огромные деньги, получая их за доступ к
материалам, и это совершенно легально. Мы никак не можем остановить их.» Но, все
же, что-то мы можем. Что-то, что уже делается: мы можем сопротивляться.

Люди, у кого есть доступ к этим ресурсам, – студенты, библиотекари, учёные – вам
дано преимущество. Вы кормитесь на этом пиршестве знаний в то время, как
остальной мир сидит под замком. Но вы не должны, вернее, у вас нет моральных
прав придерживать эту привилегию за собой. Ваш долг – поделиться ею с миром. И
вы это делаете, обмениваясь паролями с коллегами, заполняя запросы на скачивание
для друзей.

В то же время те, кто отрезаны, тоже не сидят сложа руки. Вы протискиваетесь
сквозь дыры и перебираетесь через ограждения, освобождая закрытую издательствами
информацию и делясь ею с вашими друзьями.

Но все эти действия происходят в тёмном, скрытом подполье. Это называется
воровство или пиратство, как если бы делиться богатством морально приравнять к
разграблению корабля и убийству его команды. Но совместное использование не
является аморальным, это нравственный императив. Только ослеплённые жадностью
откажутся позволить другу сделать копию.

Большие корпорации, несомненно, ослеплены жадностью. Этого требуют законы,
согласно которым они функционируют. Их акционеры восстанут, если получат меньше.
И купленные ими политики прикрывают их, пропуская законы, дающие им
исключительные права решать, кто может делать копии.

Нет справедливости в следовании несправедливым законам. Пришло время выйти на
свет и, в великой традиции гражданского неповиновения, провозгласить наше
сопротивление этому приватному воровству общественной культуры.

Нам нужно брать информацию, где бы она не хранилась, делать свои копии и
делиться ими с миром. Нам нужно брать материалы, на которые не распространяются
авторские права, и добавлять их в архив. Нам нужно покупать секретные базы
данных и выкладывать их в сеть. Нам нужно скачивать научные журналы и
выкладывать их в файлообменные сети. Мы должны сражаться за «Партизанский
открытый доступ».

При достаточном количестве нас по всему миру, мы не только отправим убедительное
послание, выступающее против приватизации знания, мы оставим эту систему в
прошлом. Ты присоединяешься к нам?

Аарон Шварц

Эремо, Италия, июль 2008

Вообще вот какой вопрос. Большинство людей на просторах СНГ пользуется "нелегальным контентом", ака пиратит.

Дискуссы о моральной стороне пиратства вечные, но вот сам вопрос: хабр же айтишный сайт, и как пользователи этого сайта отнесутся к пиратству их софта, который они разрабатывают?

Ладно, условный сотрудник Яндекса может сидеть на зарплате и утечки кодовой базы его могут не касаться, а если это маленький стартап, где каждый заинтересован в успехе компании? А если это сам создатель софта?

Интересный вопрос и хочу услышать, что об этом думают здешние юзеры.

Вы спрашиваете, как представители Хабра отнесутся к пиратству их софта? — Хабр айтишный сайт, где пользователи, когда пишут свои статьи, очень и очень часто пиратят чужой контент. Нелегально переводят и нелегально иллюстрируют.

Если это маленький стартап из создателей контента, как они отнесутся к тому, что авторы Хабра будут перерабатывать их контент?

Пиратство намного шире, чем программное обеспечение.
Поясните вот какой важный вопрос.

Встать на раздачу, конечно, можно. И даже вечно. И даже весь архив раздавать (сейчас уже диски по несколько терабайт, 1Т не вопрос вообще).

А как быть потом с поездками за границу?

Какая-нибудь банановая «демократия» или лимитрофное образование (типа Таиланда, Доминики или Дубаев) сдаст меня ФБР, экстрадирует в США и сяду я там лет на двадцать. За раздачу торрентов.

Как сажают в США писалось много раз, даже на Хабре.

Что там с анонимностью торрентов?
А как эти ребята узнают что именно вы раздавали эти торренты? В Европах/Сша вроде провайдеры отслеживают торрент-траффик и дают по заднице, у нас же этим никто не занимается насколько я знаю.

Не нужно быть ФБР чтобы это отслеживать. Несколько лет назад где-то встречал ссылку, по которой можно посмотреть какие торренты ты раздаёшь. Есть IP, все ты засвечен. С обилием данных у гугла и фейсбука определить ваше имя не составляет труда. Думаю что если они захотят, а похоже они хотят, выяснить по именам всех они без особых проблем смогут.

Ссылка эта — полная чушь и реальную информацию не показывает.
Опять же, гугл тут вообще каким боком, как и фейсбук? Есть провайдеры, они могут узнать, да. Они могут передать информацию в органы, тоже да. Но будут ли они передавать информацию тем же фсб (или органам других стран)? Мне почему то кажется что так нельзя.

Торренты сами по себе не анонимны. Сообщить IP все у кого есть нужный торрент это обязанность трекера. В результат IP раздающих известны по определению. Вопрос в соотношении IP и имени человека. А вот эта информация уж есть у крупных сетевых ресурсов.

Всё так, но вопрос — зачем этим кто то будет заниматься?

Ну следить ведь за создателем начали. Значит есть люди или структуры которым Sci Hub мешает. Раз они ведут борьбу, то ошибочно не продолжать её с "реинкарнациями". Все описанные способы слежения это никакой не rocket science. Почти уверен что эти механизмы уже давно работают в автоматическом режиме. Если они так не делают, то они там зря свои деньги получает.

Пока это несколько человек такие методы могут быть эфективны, но если таких будет 1000 то ресурсоемкость таких действий станет практически запредельной ( тут я имею ввиду преследование отдельных физ. лиц), да и у органов власти могут возникнуть вопросы или желание поглубже вникнуть в проблему.

А вообще проблема глубже и безусловно требует вмешательство государств. Исключить издательства, а кто будет заниматся рецензированием и вычиткой статей?? На сколько я знаю сейчас либо ученый платит за это и статья остается в свободном доступе, или платит издательство и статья пренадлежит им.

Систему надо менять, но приэтом сохранив механизм предварительной фильтрации и рецензии, иначе появится вал

НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
Сообщить IP все у кого есть нужный торрент это обязанность трекера
Торренты могут работать и без трекера (хотя IP адрес всё равно будет опубликован).

Вопрос в соотношении IP и имени человека
И с этим у них будут большие трудности. Пользователи неоднократно оспаривали передачу данных от провайдера посредникам копирастов, в следствии чего доказательства не учитывались в суде. К тому же, практика отключения Интернета и сбора штрафов последнее время идёт на спад.
Вопрос в соотношении IP и имени человека. А вот эта информация уж есть у крупных сетевых ресурсов.

гхм, пруфы можно?

Даже если соотношение IP и имени человека есть у какого-либо из крупных ресурсов, то это ещё не значит что этот крупный ресурс имеет право или вообще заинтересован передавать данные третьему лицу.
Я в интернет технологиях не то чтобы не силён, а вообще полный ноль без палочки. Но есть такой сайт, iknowwhatyoudownload.com зашёл я на него только что и там мне показались все торренты (именно торренты, хотя и в виде «чего вы скачали») которые я скачал с 3 мая по сей день. И по «соседним» IP я прошёлся, тоже всё прекрасно видно.Наверняка раз есть сайт, который показывает весь download для конкретного IP, существует (или можно сделать по аналогии?) сайт, который будет показывать весь upload с конкретного IP.
Не у всех IP постоянный и белый.
Я вот торрентами не пользовался давно, зашёл на этот сайт и вижу кучу каких-то незнакомых мне загрузок. Потому что провайдер раздаёт серые айпишники, а этот сайт видит только внешний белый. Под ним, может, сотня человек выходит.
Sorry, про то что есть (и их большинство) IP за NAT я и не подумал как-то.

Оно и мне (с белым ip) показывало в загрузках такое, что я бы в здравом уме даже и не начал бы фантазировать о том, чтобы скачать это через клирнет.

А мне показало именно то, что я скачивал, никакой отсебятины.
Вам следует просто глубже задуматься о собственной анонимности в сети и принять хотя бы первичные меры для её обеспечения.
Я не скачиваю ничего запрещённого, я даже пиратские дистрибутивы чего бы то ни было не скачиваю, у меня там только фильмы и сериалы, которые идут по российскому же TV. Так что чего мне там скрывать? Нечего.

Вот только не надо приводить в пример:

Когда нацисты хватали коммунистов, я молчал: я не был коммунистом.
Когда они сажали социал-демократов, я молчал: я не был социал-демократом.
Когда они хватали членов профсоюза, я молчал: я не был членом профсоюза.
Когда они пришли за мной — заступиться за меня было уже некому.


Мне реально нечгео и не от кого скрывать, я просто сказал что есть такой сайт, который фиксирует все downloads с конкретного IP.

Но зачем сервису по отслеживанию торрентов вписываться в легальные раздачи? Это же пустая трата ресурсов. 100% российские сериалы лицензированы, имеют ограничения по прокату и прочее, а вы их того... на торрентах смотрите.

Мне реально нечгео и не от кого скрывать
Последний раз как подобное говорили в моём присутствии — я попросил экспортировать мне всю личную переписку между этим человеком и его девушкой из мессенджера (в том случае был Telegram). Сначала парень согласился, но через 5 минут передумал и не стал этого делать.

Верно ли я понимаю, что вы бы смогли это сделать?
Да нет конечно! Все, кто говорит что им нечего скрывать — лицемеры. Сам многократно в этом убеждался.
меня там только фильмы и сериалы, которые идут по российскому же TV

УК РФ Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав
хорошо, не будем, но все же задумайтесь… Что будет, если запрещенным объявят то, что уже скачано?
Из интереса посмотрел — вообще ничего не показано для меня.
Тоже посмотрел — из 80 торрентов корректно определяет примерно 75%.
Либо они кормятся на каких-то определённых трекерах, либо надо долго быть на раздаче, чтобы заметили. Я обычно качаю и удаляю. Не потому, что жалко раздавать, а потому что переименовывать и перекладываю в другое место.
Ну и качаю далеко не самое популярное.
Как минимум 2 разных трекера определяет + несколько раздач образов операционок (с офф. сайтов), что наводит на мысль о определении по каким-то сигнатурам.
Я тоже удаляю, но уже после х2 отданного)
Всё просто. Сервис проходит по популярным раздачам и трекерам. В некоторых ситуациях проходит по DHT.

Классификация осуществляется по IP, в следствии чего может показывать и чужие раздачи, если вы сидите через «общий»/«серый» IP.

Если вас не было на раздаче в момент проверки торрента, то его в списке раздаваемого тоже не будет.
Я обычно качаю и удаляю. Не потому, что жалко раздавать, а потому что переименовывать и перекладываю в другое место.
Трекеры дают возможность переименовать и переместить контент раздачи в другое место. Для этого не нужно удалять, можно оставаться на раздаче. Исключением являются ситуации с кардинальной изменений структуры торрента, если он состоит из множества файлов и директорий.

К примеру, qBittorrent это умеет.
Если там один файл — то да.
Но если раздают сотни файлов в каталогах — которые я переименую и, может быть, теги аудиофайлам перепишу… Или, к примеру, раздают архив, который я распакую и удалю оригинал… В этих случаях сильно сомневаюсь, что какой-то клиент это поймёт.
Ну и большая часть скачанного у меня с качалки перекладывается на другие компы после скачивания.

Там даже раздача GIMP есть :)

Вот я зашел, ничего не совпало. Буквально вчера скачивал через торрент дистрибутивы Linux Mageia, а сайт показывает какие-то фильмы, которые я вообще никогда не качаю:)
Ну понятно что этот сайт не отслеживает ваш трафик и не ищет там сигнатуры торрентов (да в принципе он и возможности такой не имеет)
Скорее всего как-то парсит IP шники с популярных трекеров и генерит по ним базу.
То что вы с офсайта Mageia по торрент-протоколу качаете, он не видит и показать не может

Серый динамический IP — хотя я много качаю, нет ни одного совпадения. Мб оно не дружит с шифрованием и qbittorent'ом, мб парсит самое популярное (много фильмов по 1.4, а я меньше 6 гигов не качаю), мб надо долго сидировать.


Зато есть одно совпадение с VPS — значит через трекер спалили, гады.

Называется I know what you download что-то там, в гугле ищется. Я даже удивлен, что такой сервис раньше не появился, учитывая устройство торрентов.

С тех пор, как узнал о нем, качаю, что могу, из ed2k/kad — сеть слишком непопулярна, чтобы сделать аналогичный сервис, хотя это и возможно, вроде бы.

Подозреваю, что это решаемо только в i2p или retroshare, популярные p2p сети дают такую информацию by design.
ed2k/kad

Они еще живы что ли?
Жизнь еще теплится, но, конечно, мертвее торрентов.
Но сделать это технически несложно, как и купить нелегально данные (журнальные файлы, по которым будет видна привязка времени использования IP-адреса и вашего ФИО) у инженеров провайдера, допустим.

Если бы поверх каких-то надёжно анонимизирующих технологий торрент, то тогда…

Есть Tribler — анонимный торрент-клиент с маршрутизацией наподобие Tor. А вообще в сети I2P тоже существуют торренты, но очень медленные, не для терабайтных объёмов уж точно. Как вариант, можно было бы вообще использовать RetroShare, а не торренты — но тогда публичный доступ будет затруднён. С обычным торрентом всё-таки сложно обеспечивать анонимность раздающего. Через Tor точно можно скачивать (без DHT), хотя и не рекомендуется, а вот работает ли раздача... Как вариант, можно было бы найти анонимный VPS, с доступом через Tor и оплатой криптовалютой, но чтобы там было 100 Гб места — это ещё поискать надо. Затратно опять же. Естественно, простейший ход — раздавать через VPN типа ProtonVPN, где разрешены торренты, но тогда без гарантий, что этот VPN однажды вас не сдаст.

Да просто каждому держать несколько запрещённых торрентов на раздаче (разбить на фрагменты), чтоб не осталось незапятнаных айпи. Только надо массово делать, миллиионами сразу. Которые нарушают и авторское право, и научные журналы, и антитерроризм, и инструкции по производству оружия с 3д схемами для печати и всё всё. Когда это будет нормой, никого нельзя будет прессовать за распространение какой угодно информации. Шифрование и децентрализация, как показывает криптоблокчейновая практика, обходятся недешево в плане производительности.
экстрадирует в США и сяду я там лет на двадцать. За раздачу торрентов
Впервые слышу о посадках физ. лиц за раздачу в p2p-сетях без финансовой выгоды. Когда подобное происходило? Насколько мне известно, в США в 2017ом году при раздаче даже Интернет перестали отключать.

Что там с анонимностью торрентов?
Её нет, но для обеспечения анонимности вы можете развернуть торренты поверх i2p.
Тут дело не в том, что я без выгоды скачал что-то себе, а оно там раздаётся после этого. Тут дело в нарушении авторских прав (это же вменяют Элбакян, а не скачки-раздачи). И я, типа, сознательно начинаю бессрочную раздачу по призыву автора топика.

И нет разницы, сколько лет назад там было последнее дело. В США так законы устроены, что через 20-50 лет могут вспомнить и начать преследовать.
Тут дело не в том, что я без выгоды скачал что-то себе, а оно там раздаётся после этого. Тут дело в нарушении авторских прав (это же вменяют Элбакян, а не скачки-раздачи). И я, типа, сознательно начинаю бессрочную раздачу по призыву автора топика.
Дело как раз таки в этом, т.к. законодательно убрали ответственность при раздаче без финансовой выгоды. Если я не ошибаюсь (выше в треде были представлены ссылки, постараюсь ещё ниже добавить цитату).

В США так законы устроены, что через 20-50 лет могут вспомнить и начать преследовать.
Есть такое. Судя по информации в сети кроме этого есть и практика наказания «задним числом», которую лично я считаю крайне неприемлемым, т.к. человек действовал в условиях законности его деяния и по сути ни в чём не виноват. Был.

Могу заметить, что в США проходит тюремная реформа, которая может измениться эту ситуацию.

Мне в 2019-м провайдер переслал абузу от RIAA/MPAA, когда я с рутрекера скачал какой-то модный фильмец, попросил убедиться, что у меня есть пароль от вайфая, и обещал на третий раз отключить интернет.


Интересно, что торрентов с бывшей ваты, ныне redacted, можно хоть обкачаться — всем пофиг. Закрытый трекер по инвайтам.

Мне в 2019-м провайдер переслал абузу от RIAA/MPAA… и обещал на третий раз отключить интернет.
Да, ранее мне стало известно об этом из утверждений rspectr:
Через четыре года, в 2017-м, программу официально свернули. Тем не менее многие провайдеры до сих пор сотрудничают с правообладателями, присылают уведомления и даже отключают пользователей.
Т.е. можно полагать, что это инициатива самих провайдеров и, судя по вашим взглядам, идеальным для вас вариантом будет «голосование рублём». Правда, не подойдёт, если провайдер в вашем регионе является монополистом.
Т.е. можно полагать, что это инициатива самих провайдеров и, судя по вашим взглядам, идеальным для вас вариантом будет «голосование рублём». Правда, не подойдёт, если провайдер в вашем регионе является монополистом.

Пока что достаточно неплохим вариантом оказывается ssh -D до машины в России.


Правда, я только сейчас понял, что с тех пор успел сменить провайдера, но насколько AT&T лучше Verizon с этой точки зрения, мне проверять лень.

Вы можете раздавать торренты по ВПН
Очень редкий ВПН такой трафик выдержит.
Платные все выдерживают обычно. Нужно найти такой, который не ведет логов — но и таких довольно много.
А как вы убедитесь, что они не ведут логов?
«Не ведет логов» это такой общий термин для описания комплекса затруднений при взаимодействии государств и сервисов.
Затирают/шифруют/меняют юрисдикцию и т.д. и т.п.

Ситуация легко находится в интернете по отзывам, потому что если кто-то использовал «супер-пупер-ВПН.ком», а потом его отловили за скачивание торрентов — этот факт сохраняется в интернете.

Можно использовать так называемый seedbox, и раздавать с него, тогда «светиться» будет сервер сидбокса, а не ваш домашний компьютер. Тарифный план с диском на 600 ГБ будет стоить около 5 евро, больше - дороже.

Конечно, есть вероятность, что вас по запросу выдаст ваш сервис, предоставляющий эту услугу, но можно поискать устойчивый, и вообще можно регистрироваться как Frank Abagnale с домашним адресом в Австралии и платить бетховенами, а заходить в панель управления через TOR/VPN.

А к этому архиву есть какой-то каталогизатор или еще какая-либо надстройка, позволяющая, скажем, выбрать и сохранить нужные мне журналы?
Скачал 1тб буду раздавать сколько проживет NAS. Не ради благодарности, просто считаю что это правильно.
О, нет. Не встану. Имхо, не правильное это дело.
А оно вобще живо? Попытался скачать файл, но один сид, да и тот не отдаёт…
Вот в том числе от этого и защитят торренты, пока что яйца все в одной корзине.
Они сейчас не в одной, всё продублировано на либгене, сцыхаб к ним изначально и обращался как к хранилищу. А потом элкобян многих там подставила, что на них всех пристально обратили внимание. Вроде как я помню коллекция статей актуализируется, но контакт уже никто не поддерживает.
ИМХО нужен не просто перечень торрентов типа «скачайте любой». Нужно, чтобы они динамически сортировались по количеству сидов. И предлагалось бы качать самые редкие. А так сейчас сотни скачают, скажем, первые пару торрентов, а какой-то из середины перечня не скачает никто.

Эх, где же китайцы с их супер-диском на 700 Тб… Я б скачал, записал на него и поставил раздаваться прямо с записанного оптического диска.
Но такой алгоритм легко атаковать — берешь 99% торрентов и отправляешь данные что каждый из них сидируется большим количеством клиентов, в итоге все реальные пользователи качают один единственный торрент, а вся остальная база нигде по факту не хранится.
> Трекер успеха миссии, спасибо phillm
Было бы неплохо иметь возможность сортировки по количеству сидеров, чтобы не качать торрент который уже раздают 10 человек, а выбрать один из самых редких. Я например ткнул в список и начал скачивание первого попавшегося торента, но после обнаружил что на нем уже 10+ сидеров. Путём несложных преобразований и сортировки я выбрал из таблицы наименее (на этот момент) раздаваемые 20 торентов:
Seed Leec Torrent Size
1 0 sm_11100000-11199999.torrent 32.07 GB
1 0 sm_13700000-13799999.torrent 54.88 GB
1 0 sm_16100000-16199999.torrent 75.17 GB
1 0 sm_18600000-18699999.torrent 95.14 GB
1 0 sm_31300000-31399999.torrent 81.18 GB
1 0 sm_32000000-32099999.torrent 63.87 GB
1 0 sm_50700000-50799999.torrent 114.9 GB
1 0 sm_52600000-52699999.torrent 89.39 GB
1 0 sm_61700000-61799999.torrent 104.52 GB
1 1 sm_36500000-36599999.torrent 87.49 GB
1 1 sm_39100000-39199999.torrent 89.98 GB
1 1 sm_40300000-40399999.torrent 88.23 GB
1 1 sm_44800000-44899999.torrent 79.32 GB
1 1 sm_46100000-46199999.torrent 72.17 GB
1 1 sm_50600000-50699999.torrent 82.64 GB
1 1 sm_53500000-53599999.torrent 118.38 GB
1 1 sm_58600000-58699999.torrent 61.31 GB
1 2 sm_33700000-33799999.torrent 70.41 GB
1 2 sm_37400000-37499999.torrent 97.43 GB
1 2 sm_37900000-37999999.torrent 71.93 GB

думаю с них и стоит начать.
Путём несложных преобразований и сортировки я выбрал из таблицы наименее (на этот момент) раздаваемые 20 торентов:

А я тоже хотел делать несложные преобразования и сортировку, но потом решил на всякий случай ткнуть мышкой в шапку колонки «количество сидеров». Попробуйте :)
Вы правы. Дело в том что мой антибанер отрезает «ненужные» скрипты, и в данном случае «ненужным» оказался скрипт сортировки, а я это не сообразил сразу. В наше время жить без антибанера — себя не уважать, а они порой шалят, проказники. Зато немножко размял остатки застоявшегося серого вещества между ушами. :)
Действительно, шапка оказывается сортирует. Вот только выбрал я несколько, у которых был в таблице 1 сид, а торрент-клиент показывает сидов 7-20, как теперь это понимать…
ipv6? Другая DHT сеть, для IPV6 своя, но и в ipv4 их не одна? Связность у серверов за cloudflare не со всем интернетом (да, так тоже бывает)? В конце концов баги в открытой имплементации трекера (да, это тоже нормально)?
Добавил из вашего списка еще 1тб к раздаче, буду раздавать с NAS 2тб…

Я не ученый. Предпочту раздавать всю флибусту.

Так не только scimag. Там libgen, который включает в себя все из flibusta и lib.rus.ec.
Я думаю, не вся аудитория понимает, в чем на самом деле суть Sci-Hub.

Дело в том, что даже когда не пишешь статью, а просто работаешь в науке, необходимо все время читать научную литературу, для поиска последних данных, новых идей, подходов, реактивов и антител, нового оборудования — вот это как раз главное, чтобы не стать закостеневшим ретроградом. Для этого все время занимаешься литературным поиском.

Так вот, положим, мы занимаемся изучением сокращения вен в хвосте крысы. Поисковая выдача дает ряд статей типа: 1. Rat tail: an overview; 2. Vasodilatation in Sprague-Dawley rat tail; 3. New approach to measuring rat tail vein elasticity.

Первая статья — это большой обзор о морфологии, гистологии, патофизиологии хвоста, но про расширение/сужение вен там пара бесполезных общих фраз. Вторая — там работали на крысах линии Спрэг-Доули, а у нас Вистары, например. Может, это влияет, а может и не важно, пометим статью как лишь условно полезную. А в третьей статье описывается совершенно другой экспериментальный подход, не воспроизводимый в нашей лаборатории, или наоборот очень старый, потому что статья 1969 года, несмотря на New в заглавии.

А теперь самое веселое: все эти три статьи стоят по 15-35 евро каждая.
То есть, в мире розовых единорогов я купил их, потратил почти 1000 рублей и ничего вообще не узнал. Из абстракта (краткое изложение статьи, обычно оно всегда есть и доступно бесплатно) деталей узнать невозможно, название тоже не может отразить все нюансы. Детали могут быть и более мелкие — сплошь и рядом ищешь, в каком разведении и в каких условиях работают те или иные антитела для иммуногистохимии, или какие-нибудь факты об экспрессии малоизвестных генов.
А теперь подумайте, сколько надо литературы перелопатить, чтобы написать статью, где список литературы составляет от 30 до 100 источников, а в обзоре или диссертации нормально 200-300 ссылок на литературу. Умножьте на цену евро и в евро.

Я понимаю, как формировалось авторское право в писательской деятельности и его отчуждение издательству — типа издатель король, без него про тебя никто не узнает. Но в науке другая специфика, прогресс — это общечеловеческая ценность и держится на свободном обмене научным знанием. И тем более сейчас, когда научные журналы не нужно печатать и класть на полку, их нужно тупо хостить.

И к сожалению, все сейчас пришло к еще более лицемерной петле финансирования этого паразитизма — доступ к издательству оплачивают организации. То есть, по факту бюджетные деньги тоннами вливаются даже не на разовый доступ к статье, как было бы, если бы за нее платил ученый каждый раз из грантовых денег. А просто за виртуально разрешенный доступ ко всему издательству, который может никому и не понадобиться.

Поэтому нельзя относиться к скачиванию статей через сай-хаб как к пиратству. Тут вообще речь не идет об неуважении или недополученной прибыли автора. Тут и рынка конечных потребителей нет, как у медиапродуктов типа кино или музыки — это полтора десятка ученых, в лучшем случае — сотни у крутых статей в престижных журналах.
Порой для поста на Хабре я просматривал 30-40 «платных» статей.
когда был в аспирантуре, два десятка статей в день было вообще нормой. Открыл, скользнул по абстракту, углубился, вчитался в матан, выписал себе цитату — дальше погнал по ссылкам.
А абонементов нет?
Как ни один москвич не ездит в метро по 60 рублей за поездку, так и никто из ученых не платит по 15-30 евро за доступ к статьям для диссертаций.
Научные учреждения — университеты, исследовательские институты — поддерживают подписки на журналы в своей области. Это тоже стоит денег и больших, но, во-первых, гораздо меньших (за опт), во-вторых, не из личного кармана ученого, в-третьих, это всегда объект политических переговоров издательств и заинтересованных ведомств — в нашем случае, Академии наук.
В пролете остаются исследователи-любители и ученые из стран третьего мира, где объемы подписок невелики (если есть вообще). Но и для них есть выход — авторы всегда с удовольствием рассылают свои статьи заинтересованным, если обратиться к ним напрямую, существуют также архивы препринтов (типа arXiv.org), но это уже сильно разнится по областям знаний.

Проблема доступности научных знаний (в виде публикаций) есть, проблема признанная более-менее всеми, но способ Sci-Hub ее решать лично мне не нравится.
Все бы хорошо в вашей картине мира, если бы не конгломераты, скупившие кучу издательств и журналов под общий зонтичный бренд «теперь мы тут издательство». И почему вообще академии должны вести переговоры с этими рэкетирами, не очень понятно.
Сай-хаб — всего лишь удобный костыль, удобнее существовавших до него. Проблема вообще гораздо шире. Жаль только государствам всего мира плевать на то, что происходит с отраслью в 1-3% от их ВВП.
Академии вполне могут не вести переговоры, ученые вполне могут не публиковать там статьи — уж сегодня опубликовать текст в интернете проще простого, Хабр тому свидетельство.
Могут, но не хотят.
Потому что вторая основная функция журналов — фильтрация контента и связанная с ней оценка качества научной работы и оценка работы ученого. Если ты публикуешься в уважаемом международном журнале под крылом одного из «конгломератов» — ты молодец, а если в Вестнике сельхозуниверситета города N — ну, ты тоже можешь называть себя ученым, но мы-то все понимаем.
И пока не произойдет решительных изменений в наукометрике, журналы будут королями.
Потому что вторая основная функция журналов — фильтрация контента и связанная с ней оценка качества научной работы и оценка работы ученого.
И пока не произойдет решительных изменений в наукометрике, журналы будут королями.
Звучит как необходимость сервиса с поиском, сортировкой по рейтингу и самомодерацией исследований пользователями сервиса. При этом можно добавить рейтинг активных модераторов и поощрять их донатом за участие в жизни сервиса. Но и тут может быть ряд недостатков, конечно.

Есть еще аспект подконтрольности - все эти статьи доступны только от одного источника, и ничто не мешает источнику закрыть к ним доступ. Это сейчас звучит дико что научные статьи будут объектом геополитических разборок, но как известно есть два типа людей, и один из них уже делает бекапы.

Вы удивитесь, но научные журналы все еще печатают на бумаге, библиотеки с подпиской получают копию.
Бэкапы встроены в систему.
Тенденция такова, что издание бумажных версий постепенно сокращается. Новые журналы часто запускаются сразу без бумажных копий. Оно как бы и логично, в наш-то век.
Многие SMPTE стандарты недоступны, хотя имеют DOI. Часть контента на sci-hub имеет не те статьи по DOI, или там вообще пустые страницы!

Научные учреждения — университеты, исследовательские институты — поддерживают подписки на журналы в своей области.

В том-то и дело, что на все издательства подписок не купишь. Даже в своей области. Мне вот банально для докладов в универе по "своей области" иногда нужны статьи, к издательствам которых у универа не куплена подписка. И это МГУ!

Продавить расширение подписки?..
Записаться в Ленинку (или какой-то аналог)?
Запросить автора?

Вы понимаете, что подход мне нужна вон та статья, к которой у меня нет доступа с домашнего компьютера, — давайте разрушим систему! выглядит слегка по-детски

Это та система, которую незападло разрушить, потому что она исторический артефакт из совсем других врёмен, с другими возможностями по распространению материалов и всем остальным.


Аналогией было бы, если бы доступ на Хабр даже для авторов был бы платный и чтобы не покупать статьи по одной за 35 баксов можно было бы купить подписку вместе с комсомолкой и пакетом остальных российских сми всего за пару тысяч долларов.

Если бы за публикации на Хабре и со ссылками на Хабр давали бы серьезные деньги, это бы работало.

Вы узко смотрите и не видите целиком системы, которую, конечно, неплохо было бы разрушить, было бы чем заменить. Проблема в том, что на публикациях в журналах во всем мире основана система оценки фундаментальной науки, а по итогам этой оценки распределяется финансирование. Вы не можете убить систему издательств, не убив финансирование науки в существующем виде. А если найдете способ организовать финансирование помимо журналов, то они отомрут сами собой — как вы верно заметили, возможности по распространению информации сейчас совершенно иные.

Не вижу ничего плохого в разрушении системы, оценки в которой основаны на "престиже" журналов, где публикуются бесполезные статьи.

А почему бесполезные-то? Да, бóльшая часть опубликованного в журналах имеет чисто фундаментальное значение. Но какая-то часть неизменно «выстрелит» и изменит нашу жизнь. К примеру, ряд фундаментальных работ по оргсинтезу, позволившие упростить и реализовать массовый синтез фармпрепаратов, олигонуклеотидов и др., был опубликован в средненьких журналах. Как узнать, какая из десятков тысяч статей повлияет на весь мир, а какая нет?

В том-то и дело. В моей области (нейросеточки и вот это всё) вообще половина топовых работ — это arxiv или даже какие-нибудь слайды лекций или ютуб (такие ссылки замечательно выглядят в списке литературы в тех самых "престижных журналах"), а журнальные публикации только засоряют поиск по авторам и практически анти-маркер — из-за того, что они публикуются через 2-3 года, то всплывают старые работы с новой датой, открываешь, думая, что нужный автор что-то новенькое написал, а там статья 2017 года опубликованная в 2020. А во всяких журналах публикуются только индусы с китайцами и там реально почти поголовно чистый шлак.

Я так понимаю, в математике работа (статья) самодостаточна, она содержит все данные для проверки правильности выводов. В экспериментальной сфере такая тема просто не прокатит. Оценить, насколько корректны результаты (и не придуманы ли они вообще), бывает довольно сложно. Плюс огромный поток статей. Если смешать всё публикуемое в один поток (как arxiv), то будет свалка исполинских масштабов и выделение из неё ценных работ станет наукой само по себе.

Как будто рецензенты журналов имеют какие-то особенные механизмы оценки корректности результатов в экспериментальной науке. И да, как ни странно, физика прекрасно публикует кучу всего на архив. И нейросеточки — не математика, а вполне себе экспериментальная наука (со стоимостью экспериментов в миллионы долларов, если это тренировка какой-нибудь GPT-3 или поиск архитектур перебором). Просто многим публикующимся эти публикации нужны чисто для того, чтобы застолбить результат, а не для выделения финансирования, поэтому пузомерки и особо не нужны — ну не прочитает кто-то топовую работу среди свалки на архиве — сам дурак, пропустит результат.

Как будто рецензенты журналов имеют какие-то особенные механизмы оценки корректности результатов в экспериментальной науке.
Особенных механизмов и не требуется. Как рецензент я первым делом смотрю на экспериментальную часть статьи и уже это сразу отсекает примерно половину того, что приходит на рецензию — неверные данные, заведомо невоспроизводимые условия. Иногда люди такие чюдєса пишут, что ни в сказке сказать, ни вслух произнести. Поэтому в областях, где поток статей большой и где значителен вклад чисто экспериментальных работ, концепция arxiv'а не сработает.

Всё равно не понимаю почему концепция архива не сработает. Если вы можете легко отсечь половину работ, что мешает это сделать всем остальным? А если добавить самоорганизующиеся механизмы peer review, такие как trending arxiv, ретвиты и обзоры в твиттере, сервисы типа openreview, paperswithcode (пусть будет аналог paperswithcorrectexperiments) и т.д., то вообще непонятно, чем существующий медленный и непубличный подход лучше.

Сорри, что влезаю, но не могу не повторить сказанное: это не техническая проблема. Это проблема соцсети. Вы в Фейсбуке, потому что все в Фейсбуке. Тут очень много стона по поводу того, как эти работы слабо доступны простой публике, как дорого стоят журналы и т.п. Однако структура такова, что основной вклад в нынешнюю науку вносят сотрудники хороших лабораторий хороших научных заведений. Мы их читать хотим, а не ребят из бедных стран, которым не повезло, и на одной платформе с ними хотим публиковаться. А для них это всё, максимум, annoyance. Ну тыщу долларов сюда, тыщу долларов туда — это так, щепки. Да, они тоже поноют за компанию, но переезжать без особой нужды не будут.

Полностью согласен, и даже писал тоже самое другими словами где-то выше. Мой аргумент как раз в том, что я не вижу причин, почему совершенно другая структура технически не могла бы заменить существующих издателей.


И вся эта система современного peer review и публикаций в журналах — относительно молодая конструкция, лет 50-70 от силы, которая довольно случайным образом сложилась так как сложилась, и нет причин считать, что это единственно возможный вариант или что это оптимальный вариант и нет никаких принципиальных препятствий к тому, чтобы она эволюционировала в сторону условного pagerank'a по полностью открытым публикациям, поддерживаемого каким-нибудь non-profit фондом.


Я не ожидаю резких переломов, но постепенное движение в сторону открытости, уменьшения трения и скорости обратной связи и т.д., приведёт к постепенному разъеданию роли издателей и их смерти рано или поздно. А пока, сайхаб и иже с ним выполняют исключительно положительную социальную роль, давая доступ к накопленным знаниям широчайшим слоям населения (тут можно обсуждать, нужно ли кому-то кроме "учёных" читать все эти статьи, лично я считаю, что это вещь, по полезности и воздействию сравнимая с гуглом, но это трудно доказать).

легко отсечь половину работ
Это не так легко и требует внимательного анализа статьи (времени и сил, грубо говоря). По моим наблюдениям значительная часть рецензентов не заморачивается такой «ерундой». А теперь представьте, что все журналы по тематике объединены в один общий поток в несколько тысяч статей в месяц и Вам предстоит найти в этом потоке что-то стоящее.

Представляю, это мой каждый день :)

Но зачем, Холмс? (с)
Можно взять журналы достаточного уровня и не заниматься такими вещами. Т.е. я не поддерживаю текущую систему с её авторскими правами у издательств и задранной оплатой их работы, но отменять всё, смешивать в кучу и потом тратить в N раз больше времени на её разбор это тоже не вариант.

Я не знаю, как это работает в других областях, но с другом себе представляю, что можно просто читать какой-нибудь журнал "Top Physics Journal" и там будет всё что тебе нужно. В моей области, конкретный журнал — это последнее место, где я буду искать какую-то информацию. Если честно, я даже и не знаю какие журналы есть и какие у них пузомерки, но я не совсем настоящий сварщик, которому нужно publish or perish.


А если говорить про какие-нибудь сторонние научные интересы (ну, знаете, есть такое направление, типа citizen science), то и там бесполезно ориентироваться на имя журнала, процент невоспроизводимых результатов и всякой ерунды плюс-минус одинаковый (про это кажется даже исследование есть, в каком-то журнале).

про это кажется даже исследование есть, в каком-то журнале

Его удалось воспроизвести? :)

какой-нибудь журнал "Top Physics Journal" и там будет всё что тебе нужно

Для одной только оптики это скорее около 50 журналов которые разбросаны по шкале от "мега результат, величайшее достижение оптической науки, читать всем!" (Nature/Science) до "технический результат которые будет полезен некоторым специалистам в лабораториях" (специализированные журналы релевантных профессиональных сообществ). И каждый из этих журналов может содержать что-то что мне нужно.

Суммарно - это десятки тысяч работ в год, 90% которых конкретный оптик просто не поймет при беглом просмотре, 9.9% как-то поймет, но не понадобится, а 0.1% возможно поможет в работе. Плюс процент шлака, который есть везде, он неизбежен.

Это я уже условно отфильтровал говножурналы всяких Эльсвевиров, MDPI и прочего коммерческого скама, в которых тоже может случайно затесаться что-то стоящее и полезное. С ними число "журналов к прочтению" как минимуму перевалит за сотню.

Это аргумент в поддержку или против моего тезиса? :)

Ни за, ни против, на самом деле. Просто описал ситуацию. Система хромает, это бесспорно, но альтераниты пока не видно. В физике статей очень много, даже если отбросить все то что сомнительного качества. В отличии от «быстрых» направлений вроде CS, тут они — основной источник условно достоверной информации.
Если бы за публикации на Хабре и со ссылками на Хабр давали бы серьезные деньги

за сами по себе публикации в научных журналах авторам денег не дают.

В вузах доплачивают за публикации.
Долговременное решение — это конечно, полное разрушение этой системы, переход к состоянию когда просто невозможно опубликовать научное исследования без полного доступа для всего мира. Но пока так не получается, будут пиратить — кто-то ж должен исследовать мир и создавать великие вещи.
Да, но нет. У моего универа была доступ к журналам, которые мне были нужны для научной деятельности, но пользоваться ими так же удобно. как играми со старфорсом в 2000х. Типа зайди с IE, оно будет все тормозить и лагать, когда на sci-hub можно что-то глянуть гораздо быстрее.
>не из личного кармана ученого
Из личного. И из кармана ученого, и из карманов студентов, и из ваших с моими карманами. Учитывая что много грантов государственные, да и государство помогает с этими доступами в какой-то мере учебным заведениям, а с каких денег государство это делает? С налогов в первую очередь. Как у нас, так и в других странах.
Плюс, тогда речь идет о научной работе только в крупных организациях, которые это будут оплачивать. А ведь научная работа могла бы начинатся и собствнными силами, и не всегда даже проффесионального ученного.
Это по 30 писем в день рассылать надо авторам. Когда пишешь статью и смотришь на схожие темы, нужно просматривать статьи натурально десятками в день. Это как если бы я вам предложил с поисковой выдачи гугла не сразу переходить на интересующие вас сайты, а сначала писать их владельцам.
так и никто из ученых не платит по 15-30 евро за доступ к статьям для диссертаций.

Ну я вот не ученый. Что мне теперь, нельзя читать статьи? Платить по 30 баксов за штуку? Устраиваться в какой-нибудь университет хоть уборщиком хоть кем, лишь бы проползти в их библиотеку?


авторы всегда с удовольствием рассылают свои статьи заинтересованным, если обратиться к ним напрямую

Ага, учитывая что из десятка статей полезной оказывается в среднем одна, очень удобно рассылать сотни писем каким-то рандомным людям, и надеяться что у них есть этот пдф под рукой, хотя он мне и не нужен скорее всего.

Библиотека МГУ, например, 50 рублей в день стоит для людей «со стороны». Надеюсь, у вас не настолько плохо с финансами. Во многих местах (напр., последних двух вузах, с которыми имел дело) записаться в библиотеку мог любой с улицы бесплатно.
Библиотека МГУ, например, 50 рублей в день стоит для людей «со стороны»

Туда пускают всех прям вообще посторонних, с улицы? Интересно.
Да, по крайней мере, сайт подтверждает. Впрочем, если так подумать, почему бы и нет. Повторюсь, знакомы мне места, где с улицы и без денег пускают.

Всё *так почти*, но для полноты картины вы забыли упомянуть важный момент: откуда у Сай-хаб вообще все эти статьи?

Это же не Сцена.. так вот, доступ к статьям вполне существует бесплатный, для студентов некоторых университетов и сотрудников организаций, которые этот доступ оплачивают "на всех".

Вот к этому бесплатному доступу и догадалась прицепиться Элбакян, через прокси под аккаунтами студентов скачивая статьи, ну и сохраняя все прочитанные.

И знаете, я не буду лицемерить, если бы не пиратство, я бы лично жил сильно хуже и развивался сильно медленнее, начиная с пиратской Винды на диске и"Реаниматор" и Фотошопа на CD "Все программы Adobe". Но говорить, что Сай-хаб -- не пиратство, это как-то за гранью разумного, это просто отрицание очевидного.

Пиратство это меч свободы в битве с авторским правом, которое мешает развиваться цивилизации. Оно лишь огромный финансовый пузырь. Но уж научные статьи, которые мы все своими налогами оплачиваем уж точно должны быть доступны всем без исключения и какой-либо платы.
За гранью разумного, как по мне, вот такой формальный подход. Ну вам же сказали, что нельзя, а вы качаете, фу.
Есть разница, превышать скорость просто так или перевозя раненого человека в больницу?

Вот вы правильно упомянули про доступ к студенческим библиотекам. Знаете, как обходились без сай-хаба? Дудосили молбиол кучей сообщений в специализированном треде: пришлите, позязя, статью такую-то на мейл такой-то. И добрые дяди, свалившие на тракторе в американские университеты с оплаченным доступом в местной библиотеке, присылали этот несчастный пдф по почте. Кто тут вор и пират? Почему если я пришел в библиотеку и там лежит этот кусок информации, я могу с ним работать, а если он лежит в электронном виде — он за пейволлом? С какого момента начинается это «пиратство»? Книжный и журнальный формат как раз стоят денег на типографию, отправку в библиотеки, а почему каждый отдельный пдф стоит как обед? Для висящего в интернете пдф-файла нужен лишь копеечный хостинг, несопоставимый с ценами на все эти публикации.

Я не собираюсь осуждать пиратство, я не ханжа.

Просто давайте здесь хотя бы называть вещи своими именами, без экивоков. Да, это пиратство. Да, полезное всем нам.

Я не собираюсь осуждать пиратство, я не ханжа.
Это правильно, да. Ведь…
Copying Is Not Theft

.. что переводится как "когда от многого берут немножко, это не кража, а просто делёжка" или "я не украл этот бриг! Я его реквизировал. Морской термин")))

Правильно ли я понял, что «реквизировать» означает «взять копию морского корабля»?

А «делёжка» означает «взять копию чужого имущества, оставив всё имущество у прежнего владельца»?
При делёжке у владельца уменьшается количество объекта, который был поделен. При копировании этого не происходит.

Если вас смущает возможное падение количества прибыли правообладателя (не автора), то подумайте:
1. почему длительность авторского права увеличивают;
2. почему переход в общественное достояние осуществляется не сразу при смерти автора, а через N лет;
3. почему не защищены права потребителя при неограниченной дистрибуции с явным отказом в лицензионном соглашении от каких либо гарантий и прогрессирующим ограничением пользователей в средствах воспроизведения защищенного объекта;
4. почему пользователь ограничен в средствах воспроизведения защищенного объекта с учётом ранее уплаченного налога на возможность воспроизведения законно полученного защищенного объекта;
5. почему прибыль правообладателя (не автора) должна многократно превышать себестоимость производимого.

Каждый из этих вопросов при принятии законодательства рассматривался субъективно с явным участием заинтересованной стороны (объединения правообладателей) и не отображает реальную точку зрения общества, подтверждением чему являются неоднократные протесты.

Проработка этих пунктов помогла мне составить точку зрения, в которой пиратство имеет место быть как минимум до решения субъективности этих вопросов. Примером объективности подобных точек зрения может являться рассмотрения вопроса отключения Интернета пиратам в Франции как неконституционное.
2. почему переход в общественное достояние осуществляется не сразу при смерти автора, а через N лет;
Ну да, убил автора — и нет проблем.

Даже в самых богатых университетах этот доступ не бесплатный, всё, что платят университеты в конечном счете идёт из кармана студентов, оплачивающих обучение или из гос. финансирования (которое уже один раз оплатило создание этих статей грантами).


Сайхаб конечно технически пиратство, но это пиратство у компаний, которые присели на потоки информации и финансов потому что так исторически сложилось и эта система сейчас не нужна никому, кроме самих паблишеров и существует благодаря неповоротливому и пофигистичному (и/или финансово заинтересованному) государственному аппарату.


Они натурально не производят ничего, кроме "статуса журналов" и существуют исключительно потому, что любые общественные институты реформируются десятилетиями, даже если причина их существования давно исчезла, потому что механика остаётся вписанной в законы, правила, нормы и т.д. И вот NSF требует публиковаться в Nature, чтобы давать гранты, хотя потенциальным реальным читателям вообще пофиг, где это будет публиковаться, а писатели с радостью бы выкладывали на arxiv и делали peer review в твиттере.


Издательства — это рак на и так гниющем теле академии, который требует ресурсов за доступ к работам, которые уже были оплачены один раз, бесплатно отданы журналу, бесплатно (!) отрецензированы коллегами и ничего не стоят для хранения и распространения (как показывает пример сайхаба, способного обеспечить этими пдфками ведь мир на волонтёрских началах пары человек).


Если посмотреть на это с такой стороны — каждый доллар заработанный издательствами — это доллар потраченный учёными из средств выделенных на науку. И даже если благородно представить, что они действительно тратят значительную часть этих средств на фунционирование "инфраструктуры", а не зарплаты и частные самолёты топ-менеджерам, то у них всё равно чистая прибыль порядка 35-50%, что составляет около $10 млрд в год. То есть десять лярдов выделенных на науку таким образом перетекают к акционерам издателей (и большая часть остальных 10 — к их сотрудникам, в виде зарплат и т.д.). Очевидно же, что это чистый плюс для человечества, да?

Расскажите, пожалуйста, а почему не публикуются работы в свободном доступе? Учёные же не зарабатывают на публикации, продавая право на дистрибуцию какому-нибудь Элсевьер? Или чтобы опубликоваться в Ланцете, нужно подписать обязательство не публиковать больше работу нигде в открытых источниках? Как это всё устроено, расскажите, пожалуйста.

Научные статьи приходится продавать в журнал, потому что у журнала читатели.

Если вы опубликуете свои работы в свободном доступе, вам самому придётся решать три задачи:

1) как организовать инфраструктуру вёрстки и хранения и публикации,
2) как организовать рекламу вашего хранилища,
3) как обратить на себя внимание читателей.

Сейчас в России некоторые академические институты пытаются решить эту проблему, создавая свои журналы по свободным лицензиям. Тем самым они решают (1) проблему, в том числе обеспечивают рецензирование. Однако (2—3) проблемы остаются, пока их журналы не собраны в единую базу с классификацией и поиском.

Я вот и удивился, что в 2021 журналы до сих пор не собраны в единую базу с классификацией и поиском...

Важную попытку сделал сайт КиберЛенинка, однако его создатели очень скоро обнаружили, что

  • ЕСЛИ собрать статьи, доступные по свободной лицензии,
  • и ЕСЛИ опубликовать их в интернете для свободного доступна,
  • ТОГДА никто не пожелает за это платить.

Во многих интервью создатели КиберЛенинки указывали, что без оплаты этот сайт не может работать, а платить за его работу не будет никто. Как решить это противоречие, учёные пока не знают.

Аналогичная проблема возникает и при работе с советским культурным наследием. С одной стороны, в архивах и музеях собрано очень большое число научных и учебных фотографий и звукозаписей. С другой стороны, они были бы очень ценными при введении в хозяйственный оборот, они принесли бы большую пользу для наших современников. С третьей стороны, их невозможно оцифровать и ввести в оборот, потому что никто не хочет платить за их юридическую и технологическую обработку.

Итак, неудобный вариант с издательствами смог окупать свою работу, а удобный вариант с интернетом не может окупать свою работу.

Печально похоже на ситуацию с фото-стоками (банками фотографий и иллюстраций).


На поддержание нормальных сайтов нужны деньги, то есть обязательно нужны платные подписки, частично платный контент и реклама.


Но всё же платный, но с доступными ценами ShutterStock очень неплохо потеснил гигантов типа Getty, да и Freepic вроде неплохо себя чувствует (а у них совсем халява). Жаль, что в научном сообществе такого не случилось.


Но если такая проблема вообще существует только для нас, граждан СНГ, то понятно, что ничего не изменится..

Вы правы, первый удар сделал Шаттерсток. А окончательное решение этого вопроса дала Википедия.
Итак, неудобный вариант с издательствами смог окупать свою работу, а удобный вариант с интернетом не может окупать свою работу.

Так было раньше. Сейчас простые пользователи под флагом математики и программирования смогли свой банк поддерживать децентрализованный и управлению которым доверяют все участники и пользователи криптовалют.
Ну вот касательно советских аудиоматериалов — нашлись энтузиасты и сделали коллекции (сайт «Советская музыка» — самый крупный, «Ленинградский архив» и прочие подборки), а другие энтузиасты цифровали старые пластинки и добавляли записи. Раньше можно было заказать диски почтой, сейчас есть и на рутрекере (47 Гб раздача). Также есть и другие грандиозные раздачи, например, я видел раздачу на 97 Гб с подборкой русских сатирических журналов времён царизма, есть многочисленные подборки советских журналов и т.д. Всё-таки торренты — сила, они помогают сохранить историю и культуру.
Как этот звуковой архив окупился? Как будет поддерживаться его работа в течение следующих двухсот лет?
Абсолютно неясно, куда подевались все «благотворители» и «волонтёры»?
Когда ты абстрактно читаешь интернет — то постоянно натыкаешься на информацию о «благотворителях» и «волонтёрах». Различные фонды раздают миллиарды долларов на какие-нибудь совершенно безумные проекты типа «фотографируем птиц в разных местах Земли». Тысячи, десятки тысяч волонтеров готовы месяцами бесплатно работать на таких же безумных проектах, приём часто физически, причём это не такие даже волонтёры как «с проживанием и питанием», а за свой счёт.
И таких новостей, таких событий — море.

Но как только возникает вопрос о простой оцифровке — задача, с которой люди двадцать лет назад справлялись примитивными сканерами и текстовым редактором «Лексикон», наполняя библиотеку Мошкова, вдруг становится слишком дорогой и невыполнимой!

Воля ваша, но мне во всём этом видятся какие-то сомнительные и непонятные отговорки.

Это же касается не только киберленинки, но и международных научных архивов. Даже в большей степени международных, т.к. у развитых стран ещё больше денег и волонтёров.
Ну я со знакомым оцифровали около 200 номеров одного советского журнала (он был нам нужен), потратив на это около 2000 часов работы и некоторое количество денег, а когда нам захотелось компенсировать стоимость времени и работы, а журналы выложить бесплатно, мы написали об этом на нескольких форумах, и получили тонны хейта и угроз. Хотя до этого все только и твердили о том, какое это нужное и полезное дело.