Как стать автором
Обновить

Комментарии 24

Это что, фотография взрыва? Откуда?!
А это не радиация такое на пленке выжгла?
Вертикальные струи?
На моём мониторе тоже несколько пикселей выжгла.

Из интро к игре Сталкер Зов Припяти.

И никто не говорит зачем нужно было это испытание, главный смысл:
«7 июня 1981 группа израильских истребителей F-16A с эскортом из F-15A нанесла удар по иракскому реактору «Осирак», серьёзно его повредив.»
Весь мир испугался что из-за этого мог бы быть ядерный взрыв, СССР продавал свои реакторы в разные страны и поэтому от СССР начали требовать разработать систему чтобы даже если всё разбомблено то всё равно не было бы ядерного взрыва…
Смысл тестирования: отключить аварийное охлаждение (имитация что всё разбомбили) и посмотреть взорвётся реактор или нет…
Смысл тестирования: отключить аварийное охлаждение (имитация что всё разбомбили) и посмотреть взорвётся реактор или нет…

Гениально.
Но вот с чем я абсолютно согласен, это то в системе управления или реализации технических компенсаций местами идет процесс крайне специфического отбора и селекции, где на некоторых местах кучкуются и собираются вроде бы нормальные люди, а на поверку — придурки, и что самое прискорбное — придурки с тягой к экспериментам.
«Нам можно выдернуть половину управляющих стержней?..» — «Пожалуйста! Нет проблем !..»
Для кого-то эти слова могут показаться абстракцией, но я участвовал в одной подобной истории. Тогда ситуацию спасло от трупов только то, что мы с приятелем выяслили что эксперимент по оборотам находился в 10% от точки взрыва ( СКБ Турбонагнетателей, это я о вашем ТК35-27, вторая декада декабря 2005).
Смысл тестирования: отключить аварийное охлаждение (имитация что всё разбомбили) и посмотреть взорвётся реактор или нет…


Интересно конечно, взрыв реактора в результате делает эксперимент успешным?
Точнее смысл посчитать за сколько секунд реактор не взорвётся, т.е. сколько есть время на устранение неисправности. А также проверить успеют ли за это время обеспечить энергоснабжение новым способом. Не посчитали, значит эксперимент неуспешный.

Можем повторить (с) ?

Смысл тестирования: отключить аварийное охлаждение (имитация что всё разбомбили) и посмотреть взорвётся реактор или нет…

сколько мифов насочиняли за этот период — просто жуть

И откуда это?
Покажите пожалуйста где можно про это прочитать? Насколько я читал, отключать планировали внешний ввод электроэнергии. Имитация разрушения внешних вводов и трансформаторной подстанции. Там вопрос был в том, успеют ли за время время выбега турбины, выйти на режим дизеля автоматического резерва. Реактор необходимо охлаждать даже в полностью заглушенном виде, никто в здравом уме не станет отключать охлаждение, итог слишком очевиден.
где можно про это прочитать

в докладе комиссии Госпроатомнадзора СССР, возглавляемой Б.Дубровским
ru.m.wikipedia.org/wiki/Дубовский,_Борис_Григорьевич

elib.biblioatom.ru/text/istoriya-atomnoy-energetiki_v4_2002/go,362/
elib.biblioatom.ru/text/istoriya-atomnoy-energetiki_v4_2002/go,363/
elib.biblioatom.ru/text/istoriya-atomnoy-energetiki_v4_2002/go,364/
Комиссия (Госпроатомнадзора)
считает, что выполнение указанных выше испытаний неправомерно относить к чисто электрическим, поскольку их
проведение сопровождается изменением схемы электропитания ответственных механизмов энергоблока, требует вмешательства в
штатную систему защит и блокировок. Такие испытания должны
классифицироваться как комплексные испытания блока, и программу их проведения целесообразно было согласовать с Генеральным проектировщиком, Главным конструктором. Научным руководителем и органом Государственного надзора.

Однако действовавшие до аварии ПБЯ 04-74, ОПБ-82 не требовали от
руководства атомных станции проводить согласование такого рода
программ с указанными выше организациями.
В целом же главная идея программы подчинена возможно более реалистичной проверке проектного режима и существо ее не
вызывает возражений. С точки зрения современных подходов к
разработке программ проведения подобных испытаний на АЭС,
рассматриваемый документ не вполне удовлетворителен прежде всего
в части регламентации мер безопасности, однако, совокупность
эксплуатационной документации (регламент, инструкции) вместе
с обсуждаемой программой давали достаточные основания для безопасного проведения запланированного режима. Причины аварии
скрыты не в программе, как таковой, а в незнании разработчиками программы особенностей поведения реактора РБМК-1000 в
предстоявшем режиме работы.

l

Не нахожу в приведенном отрывке подтверждения тезиса о том, что суть испытания сводилась к отключению охлаждения реактора с целью посмотреть, а что будет. В нем усматриваю бюрократическое поучение от министерства среднего машиностроения к минэнерго. Дескать чой-та вы там решили, что такие испытания вам по чину проводить? Вы бы пришли к умным людям посоветоваться-то. Ну-да, ну-да, а то что в вашем ведении чуть ЛАЭС не жахнула, это другое, вы не понимаете.

суть испытания сводилась к отключению охлаждения реактора с целью посмотреть, а что будет

потому что о глупости в официозных документах упоминать не принято:(
поэтому трудно найти подобное.
порылся в инетах, нашлось следующее обьяснение мистики с системой охлажения.
осторожность выводов в докладе Госпроатомнадзора скорее всего объяснимы тем, что оригинал программы
испытаний турбогенератора № 8 ЧАЭС в режиме совместного выбега с нагрузкой собственных нужд 1986 г возможно
хранится в недрах Генпрокуратуры СССР. В начале 1990-х оказалось, что существует машинописная копия программы
(из книги Дятлова)
rrc2.ru/book/app7.html

наиболее спорный пункт программы под номером 2.15
Закрыть задвижки ручные во избежание заброса воды в КМПЦ
по РЦ-2 всем трем подсистемам САОР
4ПВ-3/2, 1, 4, 5; 4ПВ-53, 54, 63, 64, 73, 74;
4ПВ-25, 26, 35, 36, 45, 46; 4ПВ-83, 84
Расставить людей на контроль открывшейся арматуры и запустившихся механизмов САОР
ответственные исполнители
РЦ-2 (А.П. Коваленко)
ЧПНП (И.П. Александров)

со слов начальника отдела в объединении «Союзатомэнерго» Минэнерго СССР Медведева, ему «приходилось принимать
в такого типа испытаниях. Подобные испытания, но только с включенными в работу защитами реактора,
проводились и раньше на других атомных станциях. И все проходило успешно».
web.archive.org/web/20070107171630

о масштабах вывода САОР упоминает начальник смены блока №4
«вывод САОР это очень большая работа — ручная арматура. Представляете, одна задвижка требует минут сорок пять.
Задвижка — это как штурвал на паруснике, только чуть поменьше и стоит горизонтально. Чтобы ее закрыть, она требует
усилий двух людей, а лучше — трех. Это все вручную делается. Казачкову потребовалась практически вся смена на вывод
системы аварийной. Это очень тяжелая работа.
А сколько бы мне потребовалось, чтобы ее вновь ввести? Я бы ее не ввел. А если бы снова надо было ее вывести для
проведения испытания? Кстати, как показал ход аварии, САОР все равно ничего бы не дала, потому что отлетели все
разъемы, все отлетело, сразу все задвижки».

(такие факты следуют из беседы писателя Ю.Н. Щербака с НСБ ЧАЭС)
accidont.ru/evid02.html

персонал станции испытывал систему, которая стабилизирует реактор в режиме обесточивания станции, но
выбег при заглушенном реакторе, и при работающем существенно отличается…
комментарии к пунктам программы испытаний ТГ
Испытание режима выбега проводилось на турбогенераторе ТГ-8 (п. 2.4), снабжающем электроэнергией рабочие секции 8РА, 8РБ и секцию надежного питания 8РНА (п. 2.6), эта секция по сигналу МПА отключается от генератора и подключается к ДГ. К секциям 8РА и 8РБ подключено оборудование (насосы) нормальной эксплуатации, участвующее в выбеге, в том числе питательные насосы ПН, для которых собственно делается выбег (пп 2.7, 2.8). Особо ответственные потребители первыми получающие питание от ДГ, подключается к секции 8РНА (п. 2.10).
Второй турбогенератор ТГ-7 отключен (п. 2.2) и всё оборудование, питающиеся от его рабочих секций 7РА и 7РБ, переводится на питание от сети 3-го энергоблока (п. 2.3). На эти рабочие секции и секции надежного питания 7РНА и 7РНБ подключается всё оборудование собственных нужд 4-го энергоблока, не участвующее в выбеге (п. 2.12).
Оборудование и приборы к которым режим выбега непосредственного отношения не имеет подключаются к резервному питанию (п. 2.9 и 2.11). Весь процесс выбега записывается на лентах специально подключаемых шлейфовых осциллографов (п. 2.13), регистрируется штатными приборами БЩУ и программой ДРЕГ управляющего вычислительного комплекса СКАЛА (п. 2.14).

Режим выбега запускается тремя одновременно выполняемыми вручную действиями по общей команде технического руководителя испытаний (п. 3.8):
1) нажатие кнопки МПА на панели безопасности,
2) закрытие стопорно-регулирующих клапанов (СРК) турбины ключом с пульта управления турбиной,
3) включение осциллографов для записи процесса выбега в двух разных помещениях.
Непосредственно перед началом выбега блокируются автоматическое включение резервного питания АВР (п. 3.3) и отключение турбины при отключении генератора от сети (п. 3.6), и затем сеть отключается от генератора и от питания собственных нужд (п. 3.7).

Испытание режима выбега в одном отношении принципиально отличается от выбега, автоматически возникающего в случае реальной максимальной проектной аварии, сопровождающейся обесточиванием собственных нужд. Во втором случае выбег проходит при заглушенном реакторе, и это заглушение не зависит от работы автоматики выбега или каких-либо действий персонала АЭС, оно происходит автоматически от срабатывания аварийной защиты реактора по факту аварии. Реактор в этом процессе выбега выступает лишь как источник остаточного тепловыделения. В первом случае аварии на самом деле никакой нет, и защита реактора автоматически не срабатывает. Сигнал аварии формируется искусственно, и реактор может быть заглушен только принудительно. В этом случае, в отличие от предыдущего реактор является источником ядерной (катастрофической) опасности.
Электроцех, оказавшийся «ответственным за внедрение выбега», может не чувствовать разницы между этими двумя случаями, и внимания на неё не обращать. Он уверен, что имеет дело с заглушенным реактором, это видно хотя бы из пункта 2.12 программы испытаний, где речь идет о расхолаживании реактора. Термин расхолаживание применяется только по отношению к заглушенному реактору, в противном случае употребляется более общий термин охлаждение. Кто/что и как заглушит реактор, это остаётся за пределами программы испытаний, составленной электроцехом АЭС и Донтехэнерго при участии указанных на титульном листе Программы других привлеченных служб и цехов АЭС.

Так кто же виноват в том, что выбег проходил при работающем реакторе? Это точно не Донтехэнерго и не электроцех ЧАЭС. Они вполне могли чего-то не знать за пределами своей профессиональной компетенции. Но идеологи выбега должны были знать и понимать разницу между реальным режимом выбега и его имитацией на работающем энергоблоке и позаботиться о том, чтобы внедрение этого режима в эксплуатацию проходило под их (ГК и ГП) непосредственным руководством. А если проблема внедрения выбега брошена ими на произвол судьбы, то и претензий к программе испытаний не следует предъявлять. К тому же отнюдь не испытания выбега являлись причиной чернобыльской аварии.
accidont.ru/rundown.html


схожые мысли высказывет энергетик Медведев:
«В соответствии с программой испытаний выбег ротора генератора с нагрузкой собственных нужд предполагалось
произвести при мощности 700—1000 МВт тепловых. Тут необходимо подчеркнуть, что такой выбег следовало производить
в момент глушения реактора, ибо при максимальной проектной аварии аварийная защита реактора (АЗ) по пяти
аварийным уставкам падает вниз и глушит аппарат. Но был выбран другой, катастрофически опасный путь — производить
выбег ротора генератора при работающем реакторе. Почему был выбран такой опасный режим, остается загадкой»
web.archive.org/web/20070107171630

версию решения загадки в 2021 высказал атомщик М.Шавлов, взглянув на катастрофу как бы со стороны
proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9615
но этих версий уже более сотни накопилось к сему времени:(
Дятлов в показаниях говорит следующее:
«Кроме того, ПТЭ допускает (§29, 29А) работу реактора на мощности, по распоряжению ГИСа, без САОР. При подключении кнопки МПА трудно учесть все нюансы по обводной цепочке или ошибок персонала, мы боялись заброса холодной воды в горячий реактор. Обоснованно ли мы боялись этого события? Да. В новом перечне исходных событий для аварий внесено несанкционированное включение САОР.» accidont.ru/memo/Karpan_08.html
Фиг знает, тут уже надо быть экспертом, чтобы понять насколько всё происходящее нормально.
Не вижу смысла обсуждать отключение САОР как фактор сколь-либо повлиявший на аварию, поскольку условий для её срабатывания сформировано так и не было.
Т.к., как минимум высказывалась, версия «разгона реактора на мгновенных нейтронах», то хорошо бы раскрыть тему мгновенных и запаздывающих нейтронов (не путать с быстрыми и медленными). Что полезно и для общего понимания принципов работы реактора.
Ну сколько можно?! Это был не эксперимент! Это было испытание на максимальную проектную аварию! Не эксперимент! Без испытания на МПА станцию официально не могли зачислить в сданную! Это подтверждается документами. И это очень важный фактор, поскольку за сроки сдачи очень жестко спрашивали «с верху». Кого-то в верху стороной могли обойти ордена и чины, которые должны были раздавать к 1-му мая.
Простите, но у меня дико подгорает. Зачем тащить на хабр такую статью? Для попсовенькой вк-шки сгодится, но для технарей? АЭС сложный объект находящийся в динамическом равновесии, здесь про каждый блок надо рассказывать отдельно и детально, каждый из них вносит свою лепту в будущую трагедию. Например турбина — её цель преобразование энергии пара в электроэнергию, все вроде просто. Но на самом деле турбина должна крутиться с постоянной частотой в 60Hz, а сама она подключена в общую сеть страны. С одной стороны ее разгоняет пар, с другой — тормозит нагрузка сети потребителей страны. Кроме того, это здоровый кусок металла со своей инерцией и запасенной энергией. Блок АЭС также подчиняется этим ритмам, но там все еще сложнее. Внутри активной зоны мощность потока нейтронов распределяется неоднородно по диаметру и высоте активной зоны. Топливо в ней меняется не все с разу (РБМК) а по мере «выгорания» стержней. Стержень (ТВЭЛ), зараза такая, тоже выгорает не однородно по высоте. Плюсом идут уже описанные в статье реакции по йоду, ксенону, воде и пару. И все это контролируется методом анализа нейтронного потока специальными датчиками, которые в РБМК (насколько я помню) располагаются по краям активной зоны. Опять же, насколько помню, распределение потока внутри определялась системами уравнений (т.е. аналитически) с какой-то погрешностью с помощью ЭВМ (за это даже Ленинскую премию дали) не вполне надежной ЭВМ. И еще прикол в том, что АЭС напрямую себя не питает в нормальном режиме. Те же циркуляционные насосы брали энергию из сети (куда их отдавала турбина), но не напрямую с турбины. Тут можно рассказать про трансформаторную подсистему. Стержни управления и защиты имели графитовый вытеснитель, который не полностью перекрывал активную зону, находились они (по-моему) в отдельном контуре охлаждения. Под ними находился столб воды, который выполнял роль поглотителя нейтронов (хуже чем бор, лучше чем графит). Тут еще можно очень многое расписать, но автор сосредоточил свое внимание на полесье и сосенках.

Впереди 10 частей. Без сосенок.

Недавно наткнулся на воспоминания В.И.Борца в которых в вину ставится «система». Также важный момент, что руководство ЧАЭС, включая главного инженера, было осведомлено об опасных особенностях РБМК, и нет оснований полагать, что Дятлов оставался в неведении будучи замом главного инженера.
«В условиях резко снизившегося из-за йодной ямы ОЗР операторам пришлось пойти на нарушение регламента и извлечь практически все стержни ручного регулирования, дабы как можно скорее вывести мощность на минимально контролируемый уровень.»
А был ли тогда в регламенте пункт о количестве стержней? После ввели те самые 15. И что тот регламент говорил о прохождении йодной ямы после останова блока?
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.