Комментарии 57

Интересно, что будут говорить лет через N * 10 про наши современные продукты питания, гаджеты, предметы обихода, лекарства, медицинскую технику?

Это старые огурцы, про них физики в прошлом веке шутили, новые фрактальные совсем другое дело.

Да я знаю, этот баян старше «баяна» и даже о ужас — интернета. Но надо было автора потроллить, огурцы ведь тоже зеленые.
Знаете, я вас минуснул! Потому, что серьезный коментарий, а если вам так хочется потроллить, то извольте уже добавить тэг <sarcasm\>.
Вряд ли, времена уже не те. Очевидно, что накопленный багаж знаний позволяет избежать откровенно вредных решений. А вот когда читаешь про химию из прошлого, прежде всего красители и фармацевтику, действительно шевелятся волосы, вот там действительно была всем химиям химия, которая кислотой облитая, такая ядовитая. Один Heroin и радиоактивная зубная паста чего стоят. Про свинцовые белила читал ещё в детстве.
А вот что сейчас может представлять реальную опасность (доказано!), так это программное обеспечение, вспомните Therac-25 и Boeing 737MAX.
Автору спасибо за статью, как всегда, замечательно.

Насчёт химии — возможно, времена и не те. Но, может быть, место мышьяка и прочих займёт ЭМ-излучение. И потомки — одни будут писать статьи: "тогда носили излучатели прямо на теле, в виде смартфонов, беспроводных гарнитур и прочих гаджетов", другие в лёгком (или не очень) ужасе думать "надо же, до чего тёмен народ был".

У людей, которые в начале девяностых начали ходить с телефонами сейчас уже есть внуки. Симптомам пора бы уже как-то проявиться, а их всё нет.

Талидомид с вами поспорит.
Он появился во времена не сильно отличные от наших в плане контроля безопасности веществ.
И это не исключение.
Всякая опасная дрянь достаточно регулярно попадает в общее пользование.
Мне, например, в кошмарах снится аппарат для определения удобства обуви детей… рентгеновский аппарат. Есть истории, что родители так долго выбирали ребенку удобные ботиночки, что угробили ему ноги.

Как раз талидомидная катастрофа 50х привела к разработке современных принципов контроля безопасности лекарственных средств.
Педоскоп добрался даже до СССР, но у нас в отличие от США, был диковинкой. Аппарат был опасен не только для клиентов, но и для операторов, попадавших под излучение при работе с каждым клиентом.

Педоскоп добрался даже до СССР, но у нас в отличие от США, был диковинкой


Да, я его видел в детстве.
На тот момент он уже не работал, но его назначение было известно, по крайней мере — моим родителям.
Долго стоял как предмет мебели в магазине, пока его не списали.
(примерно 1965 год)
Ничего из этого не слышал, но вспомнил о популярной версии, что Наполеон умер от отравления мышьяком из обоев во влажном климате острова Святой Елены. Теперь понятно в чем суть этой истории.
Да, многие художественные пигменты в той или иной мере опасны для здоровья, если их есть, вдыхать в сухом виде или втирать в кожу. Художник, желающий сохранить здоровье, не может больше легкомысленно полизывать кисточки или отвлекаться на перекус, не помыв тщательно руки после работы с красками. Но есть и обратная сторона: регулирующие органы просто запрещают пигменты, обладающие незаменимыми свойствами, так что мы стремительно остаемся без современной масляной живописи. Полотна конца XX — начала XXI веков обречены рассыпаться в прах гораздо скорее, нежели картины древних мастеров.
Как так получается? Оказывается, масляная живопись требует не только масла, но и источника металлических ионов. Красочный слой старой масляной живописи это своего рода мыло, получившееся из металлических ионов и жирных кислот, бывших в составе масла. В старину большая часть пигментов могла служить источником нужных ионов. Самое благотворное влияние на долговечность картин оказывали соединения свинца — белила и свинцово-оловянный желтый. Но их запретили, ведь они же со свинцом. Самые насыщенные желтые, оранжевые и красные пигменты делаются на основе кадмия. Его запрет в Европе — дело нескольких лет. Многие зеленые, синие и фиолетовые пигменты содержат кобальт. Как вы понимаете, и про него выяснилось, что он ядовит. Никелевые пигменты? Вы бы знали, каким вредным оказался в глазах регуляторов этот никель. Киноварь? Она не переваривается в организме, но ведь содержит ртуть — регуляторам этого достаточно, чтобы художники могли о ней забыть.
Вместо этого были синтезированы разнообразные органические пигменты, призванные заменить источники опасности. Возлагались большие надежды на цинковые и титановые белила как замену свинцовым. Шли годы, и теперь мы знаем, что цинковые белила делают масляную краску чрезвычайно хрупкой. Титановые под действием солнечного света разрушают всё вокруг себя. А органические пигменты почти все оказались менее стойкими, нежели их органические предшественники. И, конечно, они не способны быть донорами ионов, так что в краски на их основе искусственно добавляют кобальтовый сиккатив, с тем самым оказавшимся вредным кобальтом.
Я очень надеюсь, что когда-нибудь возобладает разум и художники снова смогут использовать всё что сочтут нужным, соблюдая технику безопасности. А пока что они тайными путями достают свиновых белил, купить которые стало сложнее нелегальных наркотиков.
А органические пигменты почти все оказались менее стойкими, нежели их органические предшественники.

Скорее, здесь речь должна идти о НЕорганических предшественниках, классические высокотоксичные красители были именно неорганикой.
Я прежде всего о свето- и атмосферо-стойкости органических пигментов, применяемых художниками. Более-менее стойкими в реальной жизни себя показали некоторые фталоцианины, хинакридоны и перилены. Но именно что некоторые: от производителя к производителю их свойства могут существенно отличаться. Буквально всё остальное ощутимо выцветет ещё при жизни художника.
Сейчас не буду о белилах и никеливых соединениях, так-как они это отдельная тема в токсикологии.
Киноварь УСВАИВАЕТСЯ в желудочно-кишечном тракте и накапливается в печени, почках, и прочих важных частях организма. При длительном контакте она накапливается во внутренних органах человека и идет отравление. Данная информация есть в англоязычных источниках:
In spite of its known insolubility, HgS was absorbed by the gastrointestinal tract and accumulated in the liver, spleen and thymus in a dose-dependent manner.

Pubmed
Есть и иные ссылки на исследования от EPA с такими-же выводами.
Мало есть веществ, которые бы вообще никак не накапливались или не усваивались в организме. Даже то, что считается очень безопасным и инертным, вроде сульфата бария, на самом деле очень понемногу всасывается. Вопрос же в том, сколько их нужно съесть или вдохнуть, чтобы помереть, остаться калекой или получить хронические болезни.
Так вот, с киноварью при соблюдении техники безопасности риск не больше, чем со многими другими веществами, применяемыми в живописи. Я согласен с тем, что художник должен знать, как с такими пигментами обращаться и как их утилизировать, но нельзя было бездумно запрещать.
Киноварь традиционно применяется, например, в иконописи или в азиатской традиционной живописи. До некоторой степени её можно заменить сульфо-селенидом кадмия, хотя и не вполне, но и с ним ведь тоже борются. Органические красные пигменты вроде нафтолов или дикето-пирро-пирролов хороши только чтобы машину ими покрасить, но на пятьсот лет они никак не расситаны.
А не было связи между токсичными красками и сумасшествием некоторых художников 19 века? Например:
В 29 лет этот выходец из «солдатских детей» получил Большую золотую медаль и отправился на пенсию Академии художеств в Италию. Там проявились первые симптомы его болезни, которую в XIX веке называли размягчением мозга. Его нервное расстройство сопровождалось болезнью глаз, ревматическими болями, ухудшением зрения и, конечно, депрессией. Чернышев пытался лечиться в Австрии, Франции и Швейцарии, но положение его только ухудшалось. Через семь лет после отъезда он вернулся в Россию, причем его успехи все-таки были так велики, что Чернышев получил звание академика. Но деградация продолжалась, и в итоге его поместили в заведение Штейна для душевнобольных, где он умер через три года после возвращения в 39-летнем возрасте.
Сложный вопрос. Если он неаккуратно сам делал какие-то ртутные, свинцовые или мышьяковые пигменты, много дышал скипидаром в непроветриваемой студии — мог и отравиться. Но вообще мы уже в самых ранних трактатах о живописи находим предостережения, которые каждый художник должен был знать. Вот цитата из Ченнино Ченнини о мышьяковых желтом и оранжевом пигментах, середина XV века:
On the Character of a Yellow Called Orpiment.
A color known as orpiment is yellow. This color is an artificial one. It is made by alchemy, and is really poisonous. And in color it is a handsome yellow more closely resembling gold than any other color. It is not good for use on a wall, either in fresco or with temperas, because it turns black on exposure to the air. It is very good for painting on shields and lances. A mixture of some of this color with Bagdad indigo gives a green color for grasses and foliage. Its tempera calls for nothing but size. Sparrowhawks are physicked with this color against a certain illness which affects them. And this color is, to start with, the most refractory color to work up that there is in our profession. And so, when you want to work it up, put the amount you want onto your stone; and, with the one which you hold in your hand, proceed to coax it, little by little, so as to squeeze it from one stone to the other, mixing in a little of the glass of a broken goblet, because the powder of the glass attracts the orpiment to the roughness of the stone. When you have got it powdered, put some clear water on it, and work it up as much as you can; for if you were to work it for ten years, it would constantly become more perfect. Beware of soiling your mouth with it, lest you suffer personal injury.

On the Character of a Yellow which is Called Realgar.
A yellow color known as realgar is yellow. This color is really poisonous. We do not use it, except sometimes on panel. There is no keeping company with it. When you want to work it up, adopt those measures which I have taught you for the other colors. It wants to be ground a great deal with clear water. And look out for yourself.
Так сейчас студенты бедные масляными красками в мастерской непроветриваемой дышат и не жалуются.
Удивительно, но почти все старые мастера рисовали без помощи растворителей вроде скипидара. Ничто не мешает и сейчас вернутся к этой практике: достаточно в процессе работы хранить кисти, погружая их концы в лоток, наполненный маслом грецкого ореха.
Полотна конца XX — начала XXI веков обречены рассыпаться в прах
Ну, должно же было, наконец, человечеству повезти хоть с этим?
Повезти с чем именно? Вот есть знаменитая картина Репина "Иван Грозный и сын его Иван". Её на постсоветском пространстве знают даже те, кто вообще не интересуется живописью, это наше культурное достояние. В 2018 году её повредил вандал и с тех пор она на реставрации. Казалось бы, чего возиться-то так долго? А выяснилось вот что: Репин делал грунт картины из цинковых белил и ими же пользовался в процессе рисования. Как я уже говорил, цинковые белила создают очень хрупкий красочный слой. За 130 лет картина состарилась до такого состояния, когда краска с неё просто отваливается большими кусками, несмотря на идеальные условия хранения. Она вся держится на клею, которым её щедро пропитали предыдущие реставраторы, и всё равно распадается. Может быть, её и смогут до какой-то степени укрепить, но ошибочная техника Репина имеет катастрофический результат.
Такие проблемы были всегда, достаточно вспомнить фейлы Леонардо с фресками. Или «Ночной дозор», который, на самом деле, утренний/дневной (и не дозор, но это уже не важно).
Впрочем, учитывая обилие левшей и минимизацию числа эскизов с 16 века, этапное изобретение Дюрера и так далее, уникальность и вдохновлённость знаменитых произведений частенько можно поставить под вопрос. Только не воспринимайте чересчур категорично: к картине Репина это не относится.

Проблемы эти вечны, и возникают отнюдь не только в живописи. Например, «стременная революция» в кавалерии произошла не из-за стремян. Они просто лучше сохраняются, вот только их и находят.
К вопросу про жалкий оригинал и неповторимую копию, может быть такие картины есть смысл отсканировать каким-нибудь современным чудо-сканером с учетом микрорельефа, прозрачности слоев и поляризации отраженного света и максимально точно воссоздать на соответствующем 2.5-D принтере, чтобы и эксперт не сразу отличил? Как минимум будет неувядающая цифровая копия, которую можно будет тиражировать на всё более качественном оборудовании. Ну а то, что неоригинал, даже с точки зрения о том что это уже на несколько раз подкрашено-подлатано реставраторами, копия может и получше будет.
Для масляной живописи что это пока что далеко за пределами возможностей как сканнеров, так и принтеров. Сейчас появились хорошие фотографии многих картин, выполненные в очень больших разрешениях, но от них очень далеко до воспроизведения.
Значение имеют даже такие параметры как размер частиц пигмента, примененного художником или вид животного, из которого была сделана кисть, оставившая рельеф краски. Кроме того, произведение ещё должно стареть как задумано. Постепенно мы приходим к мысли, что по крайней мере некоторые художники ориентировались не только на то, как их картины будут выглядеть при их жизни, но и сильно позже.
И вот представьте, у вас есть потенциально много сотен разных пигментов разного помола, которые потенциально были смешаны с разными по свойствами маслами, лаками, растворителями и наполнителями, нанесены на холст или деревянную панель кисточками из дюжины разных зверей, разной толщины и с разным рельефом.
При этом мы зачастую неспособны даже определить точно, чем пользовался тот или иной художник. В мире реставраторов все время делаются открытия: ой, а вот этот откуда-то разлобыл ископаемые титановые белила, а тот куриное яичко в масло добавлял, а этот лак делал из кустарничка, который в Африке растет, а у этого был растворитель из цветков лаванды…
Растворитель из цветков лаванды, собранных белокурыми обнаженными девственницами в полнолуние, это уже что-то из серии позолоченных проводов из бескислородной меди и двухчасового прогрева акустики за $20000 розовым шумом в соответствующей тусовке «аудиофилов».
Картина всего лишь отражает определенным образом свет и направляет его на сетчатку глаза, всё, чистая физика. Воспроизвести это неотличимым (для глаза хомо-сапиента) от реальности образом можно даже сегодня при помощи дисплея с высоким DPI и с контролем положения глаз пользователя с соответствующими коррекциями картинки в реальном времени, имитируя смещение точки обзора. С расстояния метр не отличите от картины под стеклом, при качественной технической реализации. А как правило и этого не нужно, гениальная картина и на качественной распечатке или даже на экране монитора ровно те же эмоции вызывает, потому что главное сюжет, композиция, конечно с деталями, но их и фото отлично передаст, тут ниже Джоконду упомянули, неужели по фото нельзя проникнуться всей загадочностью улыбки и увидевшие наконец вживую оригинал пребывают в шоке от внезапно открывшихся неожиданных нюансов?
В хорошей масляной живописи знаете что больше всего меня поражает? Что как на неё ни смотри, не понимаешь в деталях, как она сделана.
Посмотрите на фотографию портрета юноши кисти Боттичелли. Кстати, маленького, он в ширину 28 сантиметров, как лист А4 в альбомной ориентации. Вы увидите, что цвет его лица очень сложный, с переходами оттенков, едва различимых глазом. Вы увидите, что достигался этот эффект наложением друг на друга многих тончайших слоев с разными смесями пигментов, причем слоев, быстро сохнувших на воздухе, чего нельзя добиться только с помощью масла или только с помощью яичного желтка.
Нет во всём мире такого сканера, который позволил бы точно сказать, что именно в каком слое нанесено, это очень сложный физический объект. Его не получится при современном уровне техники адекватно смоделировать.
Но фотография играет с вами злую шутку, вы не видите на фото ни одну серьезную картину так, как её можно увидеть, рассматривая в реальности. За счет сложного сочетания лака, слоев лессировок, менее прозрачной базовой живописи и грунта создается многослойная система, свет внутри которой преодолевает весьма сложные траектории. Умелые художники знают эти эффекты и пользуются ими, пусть и не как физики, а как практики.
Посмотрите на каталог медиумов для масляной живописи — это то, что добавляют сами художники к готовым краскам из тюбика или же то, из чего они делают свою собственную краску. Зачем это всё, как вы думаете, дело только в маркетинге? Нет, не только: у них разные коэффициенты преломления, разная скорость высыхания, разная реология, разная поверхность при высыхании, они по-разному стареют… И, соответственно, они все по-разному лягут в виде физических слоев на картину и по-разному будут выглядеть в глазах хомо, как вы выразились, сапиенса. И когда их будут моделировать, модель всё это должна учесть. И это только небольшая часть особенностей техники серьезной живописи.
Я иногда думаю, почему у нас обычно такое отношение к живописи. Наверное потому, что в наших российских музеях почти нет картин старых мастеров, а отечественные живописцы в большинстве были довольно посредственными в техническом плане. У нас привыкли судить о картинах по фото, а фото не передают того, как они выглядят вживую, если их рассматривать.
Джоконда скептически улыбается этому предложению.
А вы Джоконду именно в оригинале видели? Сильно иначе улыбается, чем с фотки из интернетов?
Бронестекло защитное не сильно мешало? Говорят, со стеклом ощущения всё-таки немного не те.
Оригинал надёжно спрятан, конечно.
На самом деле некоторые художники вполне практиковали авторскую копию.

Вы так пишете, будто регуляторы в Европе прицельно ущемляют художников. На самом деле ведь все эти красители доступны широкой публике, которая чаще всего и знать не знает про ваши эти кобальты-кадмии, и не хочет знать, и не должна, в общем-то. Если бы эти красители продавали по "правам художника", получить которые можно только после прохождения некого курса ТБ — не вопрос, продавались бы и дальше эти красители.

Исключения для художественных красок многократно поднимались раньше при введении запретов на использование пигментов, и долгое время политики прислушивались к художникам и реставраторам. Может быть, потому, что раньше политики бывали художниками, как Уинстон Черчилль. Но в какой-то момент всё резко изменилось, и теперь можно иметь даже «права художника», а купить их будет негде, потому что из краски сделали сверх-опасные вещества, с которыми официально надо обращаться, как будто это газ VX. Это просто бездумные запреты.
Художник, желающий сохранить здоровье, не может больше легкомысленно полизывать кисточки
Кто-то из знакомых танкописцев рассказывал, что есть такое. Предупреждают даже специально.

К примеру — любимый оранжевый (синдура) — соединение свинца.
К примеру — любимый оранжевый (синдура) — соединение свинца.


А свинцовый припой? :)
открыл молочную кислоту и хлор, и о которых я писал в статье про молоко

Ну и где статья-то?

Не открою америку сказав, что у автора куча статей на пикабу и ядзене. Здесь он расширяет круг читатей такскть, перепощивая опубликованное.
Все же от концентрации зависит. Ещё Парацельс об этом говорил
К несчастью, в те годы, описывая открытые вещества, нужно было указывать в том числе и вкус. К 1786 году исследования тяжёлых металлов и различных их соединений стали комбинироваться у Карла в симптомы. У него появились поражения кожи — потемнения эпителия дополнились утолщениями и язвами, появилась страшная комбинация диареи и сонливости.

Cлог прекрасен :)
в кинематографе и некоторых других искусствах образ яда закрепился за зелёной жидкостью
А я уже сколько лет голову ломал, почему всякая нечисть в западной культуре связана с зелёным цветом. Классический пример — WarCraft и зелёная магия «скверна» и все некроманты, и не только в западной уже, у российских писателей, например у Пехова, магия некромантов тоже имеет зелёный цвет в книгах.

Еще некроны из ворхамера и губительный тибериум, хотя он больше с ураном ассоциируется

При этом, однако, массовая пораска пассажирских Ж/Д вагонов в зелёный цвет имеет совершенно иную причину. И параллелей здесь нет. Дело в том, что окись хрома (основной компонент зелёной краски) — дешёвейший химикат.
почему всякая нечисть в западной культуре связана с зелёным цветом. Классический пример — WarCraft и зелёная магия


«ядовито-зеленый» в отечественной.
Зеленое свечение «нечисти» саязано с наблюдаемым иногда слабым свечением над могилами и на болотах. Насчет того, что именно его вызывает, есть несколько точек зрения: соединения фосфора из костей, выделяющегося на поверхность при совпадении нескольких условий или какие-то газы. Так или иначе, это кладбищенский и болотный свет.
Блуждающие огни в западной культуре изображаются голубым или синим цветом.
image
Уважаемый автор, я не поленился перейти на Ваш сайт и нашел там для себя много интересных статей. Возможно, если Вы оформите адрес как ссылку, то подобных мне людей будет значительно больше. Спасибо за интересные истории.
Книжка моего детства Три весёлых краски
Три весёлых краски — жёлтый Крон, красный Кармин и синий Кобальт — считались самыми главными. Они могли составить любой цвет: и фиолетовый, и розовый, и оранжевый, и голубой, и зелёный, и сто двадцать пять других цветов.
Была в детстве чашка, окрашенная глубоким сочным кобальтовым синим, с золотой каймой, жаль разбилась. Зато летом поностальгировал — ел из новёхонькой тарелки, ещё золото не затёрлось даже. Мама у хозяйки снимаемого на отдыхе домика запасливая попалась.
У моей бабушки сервиз был такой. Потрясающе-красивый синий!
Не только красители были вредны. Но и профессия фотографа до первой половины XX века была сопряжена с приличным риском.
В книгах по фотографии (у того же Фогеля) есть статистика, что примерно 5% в конце XIX века фотографов умирали на рабочем месте от реактивов, в основном при проявке.
Ну, а те кто фотографией занимался (в тёмной комнате), вспомнят, что уже в гораздо более поздней литературе встречались реактивы с цианидами, «с которыми нужно было быть чрезвычайно осторожными».

В эпоху сгущающейся безопасности, когда марганцовка запрещена к продаже, поверить, что такие советы были в широкодоступной литературе, довольно трудно.
Да, вспомнить свинцовую посуду в Древнем Риме. Очень губительно сказывалось на организме.
И глядя на этот процесс, который длиться больше двух с половиной тысячи лет, и в ходе этого процесса всегда находились вещества, кажущиеся современникам безвредными, но потомками признающиеся за сильные отравы и вредительство для организма — можно с уверенностью сказать что и сейчас мы наверняка что-то считаем нормальным, что сильно вредит нашей продолжительности жизни. Из очевидного — сахар, соль, канцерогены и т.д. А сколько еще от нашего осознания скрыто неочевидного?!
Да, вспомнить свинцовую посуду в Древнем Риме.

А ещё "свинцовый сахар".

Звучит страшно, но мы не знаем сколько свинца попадало в воду, как много выпивалось этой воды. И наверняка внутри эти трубы имелся известковый налет — местная вода минерализована и вода могла не контактировать с металлом. Впитать еще солей из трубы ей не так просто как речной.
В 70 х в магазине детских товаров «Школьник» можно было свободно купить набор красок в тюбиках, на каждом из которых было написано название содержащейся в нем краски.

И слова там были все знакомые, как в этой статье и в комментариях к ним.
(вот только не помню, белила там были свинцовые или все же титановые)
В 1970-х художественные титановые белила были только пентамасляные, на основе особого заменителя обычных сохнущих масел, делавшегося их хлопкового масла и пентаэритрита. Технология была сложная и нестабильная, так что распространена эта разновидность красок была мало.
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.