Удалёнка: опыт и лайфхаки
18 февраля

Mozilla проиграла в войне браузеров, но всё ещё считает, что может спасти интернет

Информационная безопасностьБраузерыИстория IT
Перевод
Автор оригинала: David Pierce

Тайная история очень долгих, иногда одиноких и совершенно донкихотских поисков




В 2016 году Митчелл Бейкер, председатель совета директоров и временный директор Mozilla, взялась за обновление своего манифеста. Да, формально это был манифест Mozilla, однако он полностью сделан руками Бейкер. Это что-то вроде билля о правах для интернета, или даже вроде десяти заповедей: 10 принципов того, каким должен быть интернет, высказывающих идеи о продвижении конфиденциальности, открытости и сообщности. В нём периодически встречаются такие слова, как «индивид» и «публичный», а начинается он с предположения о том, что интернет создан для людей и к нему нужно относиться соответственно.

Первый опус Бейкер был опубликован в 2007 году, и представлял собой адаптацию принципов, которых Mozilla придерживалась с момента своего основания в 1998. С годами манифест стал основополагающим документом для Mozilla и интернета в целом. Сотрудники компании время от времени цитируют его, часто упоминая любимые принципы в спорах и объяснениях. Бейкер говорит, что сожалеет лишь о том, что невозможно сократить эти принципы до одного простого предложения, типа «не творите зла» или «думайте иначе». Оказывается, на объяснение того, каким должен быть интернет, уходит чуть больше времени.

Через десять лет после первого варианта манифеста Бейкер решила, что его пора менять – потому что поменялся и сам интернет. В ранние дни, когда «Mozilla» было кодовым названием для исходного кода браузера от Netscape, а его соперником был Internet Explorer, команда Mozilla считала, что за вебом будущее, и что он должен оставаться открытым. К 2016 году интернет захватили телефоны, миром управляли мобильные приложения, а в вебе доминировало несколько компаний, обслуживающих миллиарды пользователей, подверженных всё возрастающему влиянию своих акционеров и правительств, и ведущих свой бизнес на базе беспрецедентного сбора информации о пользователях. Бейкер уже не могла примириться со своим местом в этой экосистеме.

«Не собираюсь проводить свою жизнь за созданием открытой системы, удобной для троллей, занимающихся слежкой организаций и применяющих насилие групп людей», — сказала она.

Поэтому Бейкер решила изменить правила, чтобы помочь поменять видение Mozilla. Она набросала несколько новых принципов, и поделилась ими с некоторыми людьми. Так и работает Mozilla – медленно, сообща, пытаясь пообщаться с каждым. Бейкер получила отклики, написала ещё больше, опять поделилась. Так, раз за разом, в течение нескольких месяцев, продолжался этот процесс. В какой-то момент она решила, что закончила – «Он мне нравился, у него были чёткие заголовочки», — сказала она – однако отзывы людей шокировали её. Один читатель написал, что он ему нравится, но его родители назвали бы этот текст «очередной калифорнийской либеральной фигнёй». Бейкер снова его переписала.

Наконец, 29 марта 2018 года, за два дня до 20-го юбилея Mozilla, Бейкер оставила в блоге Mozilla запись, где указала, что за последнее десятилетие мир увидел «всю мощь интернета, используемую для усиления разногласий, подстрекательства к насилию, распространения ненависти и намеренного манипулирования фактами и реальностью». Затем Бейкер добавила в манифест четыре новых принципа, призывающих к равенству, разумным дискуссиям и разнообразию, озаглавив дополнение «Залог здорового интернета».

Несколько последних лет Mozilla провела во всё более жёсткой и громкой борьбе за будущее интернета. Она фундаментально перерабатывает свой самый главный продукт, Firefox, чтобы привести его к видению компании, в котором веб будет больше приспособлен для пользователя и озабочен конфиденциальностью. Она борется в судах за то, чтобы интернет был доступным и честным для как можно большего количества людей. Она борется с Google, Facebook и другими техническими конгломератами – включая и тех, что обеспечивают большую часть прибыли для неё.

Технокомпании стали злодеями, а Mozilla назначила себя героем, мотивируемым страхом за то, что если она не исправит интернет, не вернёт эру конфиденциальности, открытости и сообщности, то этого, возможно, не сделает никто.

Давид против голиафов


Беспокойства по поводу состояния и будущего интернета годами росли в Mozilla, однако если и можно выбрать «день, когда Mozilla изменилась навсегда», то это будет 17 марта 2018 года. Этот день также известен, как день Cambridge Analytica. Когда информация о практиках сбора информации, царящих в Facebook, начала становиться достоянием общественности, и миллионы людей начали спрашивать себя, не злоупотребляют ли техногиганты их доверием, и не нарушают ли их конфиденциальность, команда Mozilla встретилась, чтобы решить, как отреагировать на эту ситуацию. Может, лучше объяснить эти проблемы с конфиденциальностью человеческим языком? Предлагать свои советы пользователям по методам сохранения конфиденциальности? Этого казалось недостаточно.

Затем у кого-то появилась идея: Mozilla делает Firefox, функциональный браузер, где уже есть технология «контейнеров», отделяющих одну вкладку от всех остальных. Изначально контейнеры хорошо подходили для таких задач, как вход в разные учётные записи в Gmail в одном окне. Но что, если люди смогут также использовать их для того, чтобы не давать Facebook следить за ними во время хождений по сайтам?

Через несколько дней Mozilla выпустила расширение Facebook Container для Firefox, а также подробные инструкции о том, как спрятать как можно большую часть своих данных от большого синего приложения. Это был полезный продукт и мощное заявление. Mozilla не просто позволяла интернету быть свободным, но и активно пыталась его улучшить.

«Это дало нам самую большую аудиторию, какая у нас только была в соцсетях и прессе, — сказал Питер Доланьски, директор по конфиденциальности и безопасности Mozilla. – Это изменило то, с какими намерениями мы выходим в мир и создаём наши продукты». Mozilla тогда сделала ещё одно заявление – что больше не будет рекламироваться в Facebook.

Скандал с Cambridge Analytica изменил отношение людей к конфиденциальности в онлайне то есть, заставил многих людей реально обсуждать этот вопрос. «Было слишком много историй о том, как собираются данные людей, и впервые люди это осознали», — сказал Доланьски. Он начал считать, что некоторые пользователи – не все, не большинство, но некоторые – могут заинтересоваться продуктом, специально разработанным для защиты их личной информации. И так вышло, что у Mozilla как раз был такой продукт.

У Firefox давно было такое не совсем лестное отличие от большинства популярных браузеров – его не сделала какая-нибудь огромная корпорация. Годами он сражался с Internet Explorer, пытаясь расширить интернет за пределы голубой иконки, жившей на каждом ПК с Windows. В начале 2000 на какой-то момент, когда Mozilla первой начала выпускать такие вещи, как вкладки и поисковая строка, казалось, что Firefox может выиграть в браузерной войне. А потом появился Chrome. Браузер от Google – созданный группой бывших сотрудников Mozilla – теперь занимает более двух третей рынка, согласно аналитике от StatCounter. Firefox отвечает за долю чуть менее 10%. Среди мобильных браузеров Chrome и Safari доминируют сходным образом; у Firefox там менее 1%.

И всё же влияние Mozilla превышает долю рынка, занятую Firefox. Поскольку даже её коммерческое подразделение полностью принадлежит некоммерческой Mozilla Foundation, поскольку она уже давно существует, и поскольку она публично продвигает ценности, описанные в манифесте – она способна перетаскивать на свою сторону даже крупных конкурентов.

«Mozilla, DuckDuckGo, Sonic и другие „небольшие“ технокомпании постоянно выходят за рамки своих возможностей, поскольку они чётко формулируют свои ценности, прислушиваются к пользователям и вступаются за них», — сказала Дженни Гебхарт, директор исследований в Electronic Frontier Foundation. Даже менеджеры высшего звена из компаний, разрабатывающих браузеры-конкуренты, сказали, что уважают мнение Mozilla.

Однако на одних словах далеко не уедешь. Со временем Mozilla научилась использовать обновления продукта в качестве заявлений о намерениях – не просто погрозить кулаком небу, но заявить, что ситуация может улучшиться, а потом сотворить это улучшение.

Лучше по умолчанию


Несколько лет назад Mozilla изучала, как её пользователи понимают значение «конфиденциального просмотра веб-страниц». Результаты её не удивили: когда пользователь нажимал на иконку с маской и запускал режим «инкогнито», он ожидал, что его вообще не будут отслеживать. На самом же деле всё равно о нём собиралось много данных. Поэтому программисты Firefox постепенно начали отключать сторонние трекеры и работающие в фоне скрипты, которым изначально дозволялось работать в этом режиме. Улучшение конфиденциальности конфиденциального режима прошло успешно – то есть, данных стали собирать меньше, а пользователи не заметили разницы.

Однако эти же трекеры помогали пользователям заходить на сайты и покупать товары, и их блокировка сломала бы интернет для многих пользователей. Однако Доланьски и его команда никак не могли избавиться от ощущения, что это всё равно стоит того. За два года они провели десятки экспериментов с пользователями, работали совместно с издателями, рекламщиками и технокомпаниями, пытались выяснить, как именно сломается интернет, если не сможет вас отслеживать. Они вносили изменения, подправляли политики, пытались найти исправления, работающие для всех заинтересованных сторон.

Этот проект, ставший известным под названием «улучшенной защиты от отслеживания» [Enhanced Tracking Protection] стал одной из функций Firefox в 2018. Однако изначально эта настройка была спрятана где-то глубоко, и касалась только части экосистемы слежения. В Mozilla понимали, что мало кто из пользователей воспользуется этим переключателем, или даже найдёт. «Нельзя взваливать ношу защиты конфиденциальности на каждого человека», — сказала Селина Декельман, главный директор Mozilla по проектированию Firefox. Даже самые внимательные пользователи редко понимают реальную механику поддержки конфиденциальности в онлайне.

«Чрезвычайно сложно понять, какой набор галочек нужно проставить, чтобы сохранить свою конфиденциальность», — сказал Декельман. Единственный способ сделать так, чтобы люди включили нужный переключатель – включить его самостоятельно. В прошлом июле после нескольких месяцев проверок и подстроек, Mozilla включила улучшенную защиту от отслеживания по умолчанию для определённого подмножества пользователей. В сентябре компания распространила её на всех пользователей. Доланьски приготовился к потоку обратной связи, но его не случилось. Никто особенно не заметил разницы.

Mozilla всегда так поступала: принимать ответственные решения за пользователей, не загружая их деталями. Однако в это время Mozilla решила чуть громче заявить о том добре, которое она старалась распространять.

На сегодня Firefox заблокировал уже 1,6 трлн запросов на отслеживание – порядка 200 штук на пользователя в день. Однако вместо того, чтобы спасти город и исчезнуть в ночи на манер Бэтмена, Mozilla решила немного побить себя в грудь. Она создала для пользователей «отчёт о защите конфиденциальности», где подробно описала, сколько трекеров заблокировано, сколько кукизов выкинуто, сколько раз информация пользователя утекала или оказывалась открытой. Она создала такие инструменты, как Firefox Monitor, отслеживающий тёмный веб и предупреждающий пользователя о необходимости сменить пароли, и менеджер паролей Lockwise.



Общий посыл Mozilla: вы должны знать, насколько всё плохо, и как всё улучшить. Хоть ненамного.

Охота на хиты


В процессе работы Mozilla над улучшением Firefox мир начал постепенно отказываться от Firefox. Большинство людей используют Chrome, а большинство остальных используют тот браузер, который стоит у них на телефоне или ноутбуке. И даже если они установят Firefox, это не затронет браузеры, запускающиеся внутри приложений на телефонах, голосовые приложения или мессенджеры. Браузер на десктопе когда-то был единственным порталом в интернет: сегодня он даже не самый важный из порталов.

Mozilla пыталась распределять усилия на создание других продуктов, но не преуспела. Проект Thunderbird должен был «сделать e-mail проще», однако не снискал успеха. Была сделана большая ставка на FirefoxOS в попытке создать мобильную ОС с упором на веб, способную конкурировать с iOS и Android, однако судьба этого проекта совпала с судьбами Windows Mobile и WebOS. «Мы не смогли разобраться в том, что нужно сделать в закрытой мобильной системе, — сказала Бейкер. – Система осталась такой же, какой была до появления веба: два гиганта и закрытая система».

Команда разработки продуктов Mozilla ушла на несколько лет, чтобы поразмыслить над тем, какие инновации смогут преобразовать веб так, как веб преобразовал ПК? Одна из догадок Бейкер – смешанная реальность. Будь то очки для дополненной реальности или Pokémon Go на смартфонах, Mozilla активно вкладывается в будущее, в котором переплетаются цифровая и реальная информация. Также Бейкер интересует способ сделать умный дом более закрытой и ориентированной на конфиденциальности системой. «Не понимаю, зачем системе автоматизации вашего дома располагаться на глобальной магистрали», — сказала она.

Mozilla – одна из многих компаний, меняющих представление о том, где должны храниться данные и какая их часть вообще должна попадать в интернет. Однако и в этих областях Mozilla, судя по всему, снова придётся сражаться с гигантами за долю рынка.

Сегодня большая часть прибыли Mozilla – порядка $435 млн в 2018 году – идёт от нескольких партнёрских контрактов с поисковыми системами, платящими Mozilla каждый раз, когда пользователи Firefox нажимают Enter в поисковом окне браузера. Большая часть приходит от Google, часть – от китайской Baidu и российского Яндекса, а также из других стран. Это значит, что Mozilla большую часть денег получает от тех же самых собирающих данные, скрывающих контент и показывающих целевую рекламу монстров, с которыми она борется на эти деньги.

«Когда мы начинали, прибыли от поисковиков были идеальным вариантом», — сказала Бейкер. В начале XXI века Google был единственным проектом, растущим быстрее, чем Firefox. Это был лучший поисковик, и его идеи об открытости и всеобщем доступе совпадали с целями Mozilla касаемо интернета. А теперь, как говорит Бейкер, «они уже не кажутся совпадающими на 100%».

Финансовое положение Mozilla прочное – благодаря годам подобных партнёрств – однако ей уже не так комфортно с новыми политиками партнёров по сбору данных, дезинформации и прочему.

Mozilla планирует заняться диверсификацией, работает над платными подписками для таких услуг, как VPN или безопасное хранение, надеясь изыскать новые способы получения дохода от растущего количества пользователей, готовых платить за гарантию конфиденциальности. Однако все эти идеи работают не так быстро, как хотелось бы: недавно компания уволила 70 из порядка 1000 сотрудников, и в обращении к персоналу, где были описаны изменения, Бейкер призналась, что компания «недооценила время, которое уйдёт на создание и выпуск новых продуктов, приносящих прибыль».

Судя по всему, Mozilla всё больше убеждается в том, что её лучший шанс на спасение интернета – это выход за пределы собственных продуктов. За пределы браузера, рекламных сетей, и вообще технологических компаний. Единственный способ бороться с Google, Facebook и другими, казалось бы, неодолимыми техногигантами – это изменить структуру и технологию самого интернета.

За пределами браузера


Вскоре после того, как в сентябре 2018 Алан Дэвидсон присоединился к Mozilla в качестве нового вице-президента по политике, он провёл с командой встречу, чтобы понять, над чем Mozilla лучше было бы работать. Они построили график: по одной оси – важность проблемы, по другой – сколько Mozilla может сделать по этому вопросу. Самым интересным получился правый верхний угол – большие проблемы, большие возможности. Туда попали три темы. Первая – конфиденциальность и безопасность. Вторая – контент и дезинформация. Третья – сетевой нейтралитет и доступ в интернет.

Дэвидсону особенно близка тема сетевого нейтралитета. Он более десяти лет работал над этой проблемой, сначала в Google, а потом директором цифровой экономики при Бараке Обаме. К 2018 году Mozilla и многие другие компании и организации подавали в суд на Федеральную комиссию по связи США (FCC), пытаясь отменить «закон о восстановлении свободы в интернете», который, по сути, устранил сетевой нейтралитет в 2017-м. Mozilla быстро стала ведущим истцом в процессе – который затем превратился в процесс «Mozilla против FCC» – и много месяцев подготавливалась к выступлению в суде в Вашингтоне, О.К.

1 февраля 2019 Дэвидсон с командой собрались в большом зале, отделанном деревянными панелями, и доказывали свою точку зрения перед тремя судьями. Обычно такие дела проходят стремительно, однако в данном случае всё пошло немного по-другому. «Обычно ты пишешь всякие брифы, сотни страниц, тратишь тысячи человеко-часов, а потом получаешь час времени на выступление, — сказал Дэвидсон. – А на этот раз мы обсуждали вопрос почти пять часов. Ничего подобного раньше не видел».

Покидая зал суда выжатым, как лимон, и выходя на заснеженные улицы Вашингтона, Дэвидсон не был уверен, как он себя чувствует. «Не хочу сказать, что был оптимистичен», — сказал он, хотя ему показалось, что двое судей с симпатией отнеслись к аргументам Mozilla. Он мог только ждать. И ждать.

Обычно суд публикует своё решение по вторникам и пятницам, однако чётких графиков по определённым делам не даёт. Поэтому дважды в неделю кто-нибудь из команды Mozilla отправлялся в суд, чтобы проверить, не появилось ли решение. А тем временем остальная команда готовилась ко всем исходам. Девять месяцев. Пока как-то утром 1 октября, во вторник, в тот момент, когда Дэвидсон ещё ехал в офис, «мой телефон внезапно начал просто разрываться».

С точки зрения Mozilla принятое решение оказалось смешанным. Суд не стал отменять постановление FCC, однако разрешил отдельным штатам принимать свои правила касательно сетевой нейтральности, что, по мнению Дэвидсона, скоро произойдёт. «Год назад, — сказал Дэвидсон, — мы считали, что у нас будет более серьёзная возможность в Вашингтоне» для того, чтобы помочь провести федеральный закон о конфиденциальности. «Однако всё пошло не так, как мы надеялись». Вместо этого он сконцентрировался на государственных программах, проходящих в Кении, Индии и других местах.

У Mozilla есть всего несколько сотрудников в Вашингтоне, однако они постоянно увеличивают свою активность. В январе Mozilla отправила в суд отчёт от независимого эксперта от лица многих небольших технологических компаний в рамках дела, в котором Oracle обвинила Google в нарушении авторских прав Oracle при создании ОС Android. Слушание дела в Верховном суде назначено на март, и создаст критически важные прецеденты по поводу владения и управления кодом. В отчёте Джейсон Шульц, профессор юриспруденции из Нью-Йорка и консультант Mozilla, написал, что «конкуренция и инновация – это стержень здорового интернета и области разработки ПО, которая его подпитывает». Он сказал, что суд должен встать на сторону Google.

В то же время Mozilla пытается помочь переделать некоторые из основополагающих технологий интернета. Она работает над тем, чтобы внедрить новый протокол, DNS over HTTPS, или DoH, который затруднит для провайдеров отслеживание активности пользователей. Данная попытка заслужила Mozilla звание «злодей интернета» у группы интернет-провайдеров из Британии, хотя позднее они отменили эту номинацию. Mozilla одной из первых вступила в борьбу за шифрование всего веба через HTTPS, а сегодня находится в первых рядах сторонников DoH.

Эта работа, как и многие другие инициативы компании, ставящие конфиденциальность в приоритет, набирает популярность в индустрии. Google ведёт несколько связанных с нею проектов в Chrome, и объявила о намерении устранить сторонние куки, предназначенные для отслеживания пользователей – хотя и не пошла так далеко, как Firefox, заблокировавший их полностью. Новый браузер Edge от Microsoft и браузер Safari от Apple поддерживают мощные возможности по запрету отслеживания, включённые по умолчанию. Google вслед за Mozilla начал блокировать надоедливые всплывающие окна. Разработчики браузеров повсеместно делают веб немного безопаснее.

Всё это – хорошие новости для Mozilla, однако с большим «но»: каждый новый пользователь Edge или Safari, думающий о своей конфиденциальности, перестаёт быть пользователем Firefox. Бейкер, как и многие другие сотрудники Firefox, настаивает, что это нормально. Работа Mozilla, её миссия, её манифест всегда был больше, чем браузеры. Кроме того, к тому моменту, как эти браузеры исправят, появятся совершенно новые сегменты интернета – голосовые помощники, ИИ-интерфейсы, платформы смешанной реальности – и для них тоже понадобится свой поборник открытости и человечности. «У нас ведь есть наш манифест, — сказала Бейкер. – Мы ведь не сможем его когда-нибудь полностью выполнить и покончить с этим, не так ли? А даже если бы и смогли, то через неделю появилось бы что-нибудь новое».

Манифест изменится снова. Интернет изменится снова. Mozilla просто пытается гарантировать, что всё ещё будет существовать, чтобы продолжать свою борьбу.
Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.
Ваш основной браузер?
33.19% Chrome 1229
55.68% Firefox 2062
4.75% Opera 176
2.89% Safari 107
1.35% Edge 50
2.13% Vivaldi 79
Проголосовали 3703 пользователя. Воздержались 215 пользователей.
Теги: mozilla firefox
Хабы: Информационная безопасность Браузеры История IT
+71
101,6k 120
Комментарии 554
Реклама