Открыть список
Как стать автором
Обновить

Гендир Postgres Professional Олег Бартунов рассказывает Фариде Рословец о PostgreSQL и бизнесе в России

Open sourcePostgreSQLАдминистрирование баз данныхРазвитие стартапаБизнес-модели

Как построить бизнес в России на основе открытого ПО?
Рассказывает Олег Бартунов — сооснователь и CEO Postgres Professional, профессиональный астроном.


Поговорили немного об астрономии в России, кто такой астроном и чем он занимается, про интеграцию IT-технологий и науки, о том, как выиграть в конкурсе деньги и не получить их от государства, что такое СУБДстроение, и о том, как они с Крюковым и Лысаковым Rambler делали на базе Астронета.


PostgreSQL – популярная СУБД, которую используют многие частные компании и госструктуры не только в России, но и по всему миру. Большой вклад в её развитие и продвижение вносит российская компания Postgres Professional, которая умудряется хорошо на этом зарабатывать. Давайте узнаем, как.


Полную версию интервью (час с небольшим) смотрите на моем YouTube-канале, там все очень живо и интересно, а в первом комментарии есть тайм-коды.



Здесь же в сухом сжатом виде приведу некоторые моменты, творчески переработанные под печатный формат.




Фаря:
— Давайте, начнем сначала – как вы познакомились с Postgres? Коротко и последовательно


Олег:
— Я занимался изучением сверхновых звезд и в процессе изучения я заинтересовался базами данных. В перестройку я попал в Калифорнию в университет Беркли, где мне порекомендовали свободно распространяемую базу Ingres. В 95 году я перешел с неё на Postgres и начал использовать ее для решения своих астрономических задач. Потом я обнаружил, что чего-то в ней не хватает, ну и про традиции опенсорса, начал что-то добавлять. Таким образом я стал потихонечку разработчиком Postgres.


— То есть получается, что будучи научным сотрудником, вы заинтересовались IT-технологиями, в частности базами данных, и внедрили их в свою работу


— Формат работа астронома изменился, теперь мы работаем с огромными массивами данных и решаем более глобальные задачи, чем раньше, поэтому без технологий работать очень тяжело. Мы ведь должны оцифровать каждый объект на небе, координаты и параметры миллиардов звезд. Сейчас, если ты хочешь стать успешным астрономом, нужно владеть технологиями – знать SQL, Python и т.д.


— Из чего состоит ваша рабочая рутина как астронома?


— Раньше я писал программы, считал взрывы звезд, ездил на наблюдения, пытался открыть сверхновые звезды. Потом создавал IT-сервисы для астрономов, проводил сети, делал сервера, Астронет, виртуальную обсерваторию. А после того, как все научные базы института (ГАИШ) перешли на Postgres, у меня появилась новая ответственность – помочь, если что-то случится. И вообще наша компания Postgres Professional очень тесно связана с ГАИШ.



— Давайте теперь к Postgres. Как вы решили создать компанию?


— Идея появилась еще в 2010 году. А в 2011 я выступал на CNews конференции по импортозамещению, где говорил, что не нужно изобретать велосипед, а надо взять опенсорс, добавить свою экспертизу и развивать свою базу данных на этой основе. Много лет после этого мне говорили «давай организовывай компанию», но я не хотел, потому что я не бизнесмен, не хотелось связываться с этим миром нечистым. Но когда у меня появились дети, надо было думать об их будущем, поэтому компания обязана своим появлениям моим девочкам.


Я пошел по компаниям, начал искать партнеров, но, к сожалению, все большие игроки хотели сделать просто карманный бизнес для решения их задач, а мне хотелось сделать независимую компанию. К счастью, сарафанное радио привело меня к Сушкевичу. Мы с ним буквально 5 минут поговорили, и я его убедил вложиться.


— Вы 3-4 года искали инвесторов и не могли найти


— Более того, я даже думал про то, что государство мне поможет. Я разговаривал с правительством Москвы, писал письмо в Минэкономразвития о том, что нужно лишь немного денег, чтобы создать центр компетенции баз данных. То есть я был готов работать на государство. Но никто реально не хотел этим заниматься.


— А как вы обосновывали необходимость?


— Я говорил, что России нужна своя база данных. Если мы называем себя серьезной страной, мы должны иметь базовые корневые технологии. Не то, чтобы изоляцией заниматься, но владеть своими технологиями мы обязаны.



— Какие у вас есть крупные клиенты?


— Сбербанк, Яндекс, который, кстати, был нашим первым заказчиком. ФНС, Минфин. Представляете, как трудно было убедить такие службы? Это стало возможным только с появлением Postgres Professional. Хоть все и понимали, что Postgres – хорошая СУБД, если нет компании, нет поддержки и ответственности, большой энтерпрайз не будет это использовать.


— Каково вообще продавать в госструктуры? Они ведь не очень гибкие


— Очень негибкие. Это занимает годы. Они будут годами тестировать, растить свою экспертизу. Это вполне нормально, у них серьезные большие системы, они должны быть уверены, проверить все сто раз.


— У вас больше госкомпаний или коммерческих?


— Больше госкомпаний. Сейчас сложилась ситуация, когда верхи понимают, что близится 2022 год, когда надо будет отчитываться об импортозамещении, низы понимают, что Postgres хороший, проблема в среднем слое управляющем. Потому что он сформировался во те годы, когда в вузах учили по курсам Oracle и MS SQL. А потом им говорят, вот «православный постгрес», и они естественно не уверены. Но это проходит.


— А коммерческие компании за чем обращаются?


— Они обычно просят консалтинг, расследовать какие-нибудь инциденты. Мы же поддерживаем и обычный Postgres, который бесплатный.



— Тяжело вести IT-бизнес в России? Какие сложности?


— Тяжело, но можно. Мы пришли из дикого капитализма, но постепенно ситуация становится цивилизованней. Люди начинают понимать, что вести бизнес хорошо, открыто – это выгодно, это нормально. Из сложностей – непрозрачность, закупок, например. Мы не знаем, как они идут. У нас еще законодательство странное бывает. Например, у нас сейчас идет импортозамещение, а Oracle все больше и больше закупают. Каким это образом? Потому что в законодательстве есть дыры, которые позволяют это обходить.


На словах все поддерживают российское, а на деле нам ни копейки не дали, ни гранта, ничего. Мы выиграли в конкурсе министерства связи в 2015 году, но выигрыш нам так и не дали. Это были бы приличные деньги, которые дали бы нам старт хороший, но в результате мы боролись за то, чтобы как-то вырасти. И не распались мы, я считаю, только благодаря упорству и желанию сделать проект.


— Сколько сейчас платят в Postgres Professional?


— Джуниор зарабатывает не более 80-100 тысяч. Опытный разработчик может получать до 200 тысяч. У сеньора совсем много. Но набирать сотрудников непросто, это штучная работа. Когда люди понимаю, что разработка Postgres – это кровь, кишки и мясо, не все готовы закопаться в это.


— Какие планы на будущее?


— Мы развиваем наш проект, у нас очень много планов. Некоторые из которые выходят на передний край науки. Ищем научные коллективы, с кем сотрудничать.




Если вам понравилось, приглашаю к просмотру полной версии. Вы также узнаете, как происходит разработка PostgreSQL, кого Олег готов взять на работу, как происходит внедрение СУБД, и почему интеграция с нейросетями – это самая горячая тема.

Теги:postresqlpostgresсубдбазы данныхинтервьюбизнес в россииимпортозамещение ит-технологийбартуноврословец
Хабы: Open source PostgreSQL Администрирование баз данных Развитие стартапа Бизнес-модели
Всего голосов 12: ↑9 и ↓3 +6
Просмотры3.6K

Комментарии 22

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Похожие публикации

DBA | Администратор баз данных
от 200 000 до 300 000 ₽СберМосква
Technical Lead, Open Source
от 8 000 $Cube.jsМожно удаленно
Аналитик BI
от 80 000 ₽Сима-лендЕкатеринбург
Аналитик в ИТ-компанию
от 120 000 до 200 000 ₽Hunt4YouМоскваМожно удаленно

Лучшие публикации за сутки