Здоровье гика
30 июня

Не пора ли к мозгоправу?

Друзья, нужен ваш мозг. У меня есть хороший друг, которому, как я считаю, нужна помощь мозгоправа. Но он никогда на это не согласится. Он вообще не считает, что с ним что-то не так. Это у него позиция такая: «я считаю, что со мной всё в порядке».

Однако, иногда в его словах или сообщениях проскакивают неявные сомнения в собственной позиции. Особенно в последние пару лет – не знаю, с чем связано. Возможно, с возрастом (ему 34 года).

Работает он одновременно тимлидом, руководителем отдела и программистом. Эдакий играющий тренер. Он – лучший сотрудник в компании. Лучший руководитель, лучший тимлид, лучший программист. Буквально так – он фигачит код больше всех и лучше всех, при этом успевает натаскивать и вести вперед лучшую команду компании, и, не знаю уж как, но руководит отделом, включающим и эту команду, и две других. Короче, парень в доску свой.

Я сейчас опишу вам его симптомы, которые сумел увидеть (я его знаю 15 лет). Возможно, кто-то из вас даст мне дельный совет. Именно мне, а не ему – он об этой публикации ничего не знает, и делать с собой ничего не будет. А я, возможно, как-то смогу на него повлиять. Для удобства буду называть его Сашей.

Шизофрения


Саша может принимать любое мнение, и отстаивать, как своё собственное. Именно любое мнение, а не любую сторону – речь не о перебежках из лагеря в лагерь в споре. Хотя, и такое бывает.

Что важно: он это делает осознанно, открыто, будто играет в какую-то игру. Именно от него я узнал, что этот метод называется «Адвокат дьявола». Кстати, он пару раз говорил, что хотел бы быть юристом, но черт дернул пойти учиться на программиста.

В любом споре, конфликте, в который его вовлекают, он выбирает сторону, не исходя из своего собственного мнения о предмете спора. Он, как мне кажется, выбирает ту сторону, у которой слабее позиции – так, вроде бы, интереснее будет победить. Как-то он рассказывал, что примерно так же смотрит чемпионаты мира по футболу, на которых не выступает сборная России – включает матч, прикидывает, кто слабее, и болеет за них.

Особенно всех бесит, когда он начинает менять позицию на противоположную, когда начинает побеждать. Выбрал слабых, помог с аргументацией, видит, что попёрло, и переобувается. Говорит – так, стоп. Я передумал. И начинает доказывать противоположную точку зрения.

Мне кажется, это или симптомы, или предвестники шизофрении. Невозможно настолько не ценить собственное мнение, чтобы вообще его не иметь. Или, как вариант, он настолько уверен в собственном мнении, что не считает нужным его даже произносить. Если я сам оказываюсь на одной из сторон спора, то у меня складывается ощущение, будто Саша играет с нами, как воспитатель с детьми в детском саду. Если б я его не знал так давно, то не смог бы с ним работать – это же форменное издевательство над взрослыми людьми.

Есть, правда, и очевидное преимущество – его, как говорится, не за что поймать. Как поймать то, чего нет? На работе, иногда, случается так, что человека осуждают за его мнение. Я лично видел, как за мнение увольняли, особенно если человек на нем настаивает. А Сашу хрен поймаешь – просто не за что.

Чувство вины


Тут, как мне кажется, всё очевидно, но вдруг я неправильно считал симптомы. Насколько я знаю, чувство вины – это когда человек обвиняет сам себя от имени других. Т.е. реальной вины, возможно, вообще нет, а люди даже не думают о Саше, но он чувствует себя виноватым.

Чувство вины у него всегда на одну и ту же тему: «я плохо работаю, могу лучше». Напоминаю, он – лучший сотрудник компании. Это подтверждается и цифрами, и мнением подчиненных, и мнением коллег, и мнением руководства. Но он постоянно собой недоволен.

Если случится так, что у него плохо прошел день – например, его таскали по совещаниям, и он не успел сделать плановые показатели по задачам (которые установил сам себе), то он жутко переживает. Садится за компьютер, и разве что искры не летят. Клавиши бешено стучат, кофе уходит кружка за кружкой, сгрызает за день несколько ручек (недавно перешел на зубочистки), сигареты выкуривает, даже того не замечая. И злится. Сам на себя.

Если в такой момент к нему обратиться, он будет разговаривать виноватым тоном. Хотя, я тут вообще ни при чем – передо мной вины точно нет. Но ему, похоже, кажется, что все вокруг в чем-то его винят. И он отрабатывает эту повинность, впахивая, как лошадь. Правда, никогда не задерживается на работе – есть у него такой пунктик, ребенка из садика забирает.

Нетерпимость


Саша ужасно нетерпимый. Но при этом – никогда не ругается. По нему видно, что из себя вышел, но не закричит, не будет шипеть сквозь зубы, лучше сходит покурит или нальет очередную порцию кофе.

Его нетерпимость вызвать очень легко. Например, продемонстрировать, что тебе пофигу что-то, связанное с работой. Не всей работой вообще – если тебе пофиг корпоратив, то Саша пожмет тебе руку.

Но если тебе пофиг качество кода, повторное использование, работоспособность, достижение цели задачи, просрочка, контроль жизненного цикла, падение производительности, то Саша переходит в режим нетерпимости.

Но самый простой способ разозлить Сашу – продемонстрировать отсутствие профессионального интереса. Причем, строго в рамках твоей специальности и должности.

Если ты программист, то Саша не сможет терпеть, когда тебе не интересно в чем-то разобраться. Когда ты бросаешь и говоришь, что не получилось, и надо остановиться. Саша вообще считает, что главная черта характера настоящего программиста – пытливый ум. Наверное, потому что он сам такой.

Комплекс неполноценности


Саша всё время стремится стать лучшим в той среде, в которой оказался. Собственно, поэтому он – лучший в компании. Где бы он ни оказывался, сценарий всегда один и тот же – Саша определяет критерии, по которым здесь сравнивают людей, и начинает ползти вверх в формальном и неформальном рейтинге.

Он был лучшим учеником в своем первом классе. Потом, когда классе в пятом учителя заметили, что ему откровенно скучно, его экстерном перевели в шестой, и он закончил за год два класса. Во втором своем классе он тоже стал лучшим. Последние два года он провел в лучшем лицее города, и там стал лучшим. Причем, т.к. это был лучший, самый сложный класс школы (с литерой «А», математика и информатика), то можно сказать, что он был лучшим во всей параллели.

Потом был институт, где Саша снова стал лучшим. Дальше была работа, и везде он вел себя одинаково – полз и полз наверх. Но в работе, как более гибкой, чем школа и ВУЗ, среде, он придумал новую фишку – создание собственных систем координат.

Пришел в новую компанию – сначала становится лучшим по общепринятой шкале. Потом придумывает собственную – затевает какие-то проекты, развитие, повышение эффективности, новые цели и метрики, и ползёт уже по ним.

Между этими соревнованиями он отдыхает буквально пару дней. Посидел, покурил, порефлексировал, и снова пополз. Он всегда, в любой момент времени, с кем-то соревнуется, хотя никому, кроме Саши, до этих состязаний дела нет.

Вроде, комплекс неполноценности в чистом виде. Так же, как и в случае с чувством вины, причина его возникновения придумана самим Сашей. Всем ведь глубоко безразлично, лучший он, или нет. А он ведет себя так, будто все вокруг только и делают, что оценивают его и наблюдают за ним.

Неадекватность


Саша очень часто кажется неадекватным. Проявляется в том, что он фанатично, упорно пытается достичь целей, которые поставил.

Любой адекватный человек, после одной или нескольких неудачных попыток, цель бросает. А Саша – нет. Даже если на реализацию цели уходят годы, он будет упорно долбиться головой об стену.

Что важно – он не просто пытается делать одно и то же, в надежде, что на этот раз сработает. Нет, он постоянно меняет подходы, ищет новые решения, иногда делает паузу «на подумать», но потом неизменно возвращается к работе над целью.

К сожалению, его неадекватность подпитывается статистикой – у него получается достигать целей. Есть пара долгостроев, которые длятся много лет, но они не относятся к работе – например, всё никак курить бросить не может. Всё остальное, так или иначе, рано или поздно, реализуется.

Казалось бы, ну нафига оно надо-то? Никому цель уже не нужна – все бросили, забыли, и даже не напоминают. Нет, Саша будет ползти дальше. Молча, упорно, подгоняемый, видимо, своим чувством вины. А когда получится, он придёт и скажет – мол, помните, была такая цель? Всё, я сделал. Люди сильно удивляются, особенно если Сашу недавно знают.

Опухоль


Саша похож на опухоль – его всё время становится больше и больше. Не вес растёт, а влияние. Не само собой, а целенаправленно.

Саше всегда мало ареала, который он занимает, во всех разумных смыслах. Он ненавидит границы и правила, которые ему насаждают. Если ему дали в управление команду, то он постарается захватить еще одну. Потом еще и еще. Если ему велели вести учет работ в одной системе, а та его не устраивает, он выбьет себе право вносить в систему изменения. Если права не дадут, он всё равно выкрутится (см. его неадекватность) и найдет способ выйти из-под ограничения – как правило, создает собственную систему, тайно ведет двойной учет, а потом выкатывает свою версию и убедительно доказывает, что она лучше. И вся компания переходит на предложенную им схему.

Если он попал в компанию, которая любит бюрократию, то для Саши это – как красная тряпка для быка. Всю бюрократию, которая затрагивает его, он будет безжалостно уничтожать. Не просто ходить и ныть, что занимается ерундой – он придумает план, какой-нибудь хитровыдуманный, по нивелированию бюрократических процедур. Покажет на практике, с цифрами и экспериментами, что бюрократия серьезно снижает эффективность, и ему, как правило, верят. А если не верят, то неадекватность не даст Саше остановиться – он придумает еще какой-нибудь способ.

Джон Сильвер


Черта, скорее, неприятная. Кратко напомню, кто такой Джон Сильвер – это персонаж книги «Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона, одноногий пират. Он общался с людьми особым образом – поштучно. Придет к одному, и тет-а-тет скажет – чувак, ты мой лучший друг, тебе одному я могу доверять. Потом – к другому парню, с тем же самым подходом. В результате, каждый считает Джона Сильвера своим другом.

У Саши, конечно, не всё так полярно, но определенное сходство есть. Саша любит устанавливать личный контакт с простой целью – чтобы конкретный человек к нему хорошо относился. Он находит подход к каждому. С одним будет разговаривать об алкоголе, с другим – о вышивании крестиком, с третьим о мотоциклах, с четвертым – о воспитании детей. Напомню – Саша не продавец, для которых такое поведение, в общем-то, должно быть нормой.

В результате, у Саши много друзей в любой компании. Конечно, это не настоящие друзья – Саша даже не встречается с ними за пределами работы. Ему хватает 8-часового дня, чтобы каждый считал, что Саша – отличный парень.

А потом Саша этим пользуется для достижения своих целей. В первую очередь – для изменений. Когда Саша на каком-нибудь общем собрании предлагает какой-то новый проект, то у него уже есть личная договоренность с каждым из присутствующих. Для каждого он уже нашел профит от достижения этой цели. И каждый человек стоит и думает, что только у него одного есть с Сашей договоренности, только с ним Саша всё согласовал, и чуть ли не подмигивают тайком этому Джону Сильверу.

Эта черта несколько выбивается из общего ряда – предыдущие, наверное, сформировали у вас мнение о Саше, как о гике-интроверте с кучей комплексов. Но, к сожалению, Саша – сложносочиненный субъект.

Злость


Саша злится, как правило, на задачи, которые не поддаются решению. Он делает это сознательно – это у него такой инструмент самомотивации. Саша часто берет на себя самые сложные и рискованные задачи в любом проекте. Из чего, увы, следует, что Саша зол почти всегда. Как Халк.

Он пару раз рассказывал, что злиться на задачу его научили на тренировках – в детстве занимался тяжелой атлетикой. Когда молодой спортсмен не может взять вес, или выполнить требуемое количество повторений, ему говорили – разозлись на штангу. Представь, что она – твой враз номер один. И порви ее!

Вот он и злится на задачи. Он не просто их решает, как делает большинство – спокойно, уверенно, размеренно, по шагам. Он бросается на задачу, как берсерк на врага, и не отступает, пока задача не падёт. После победы он на некоторое время становится совершенно счастливым – это видно невооруженным взглядом, т.к. Саша улыбается во весь рот и не может прекратить это делать.

Он иногда даже забирает задачи у программистов, когда видит, что те «поплыли» — готовы сдаться, проиграть, отступить от задачи. Саша говорит – дай я ее порву! За этим процессом довольно забавно наблюдать, поэтому программисты с радостью соглашаются. Саша хватает задачу, как собака брошенную кость, и рвёт ее.

Тролль


Саша – страшный, но добрый тролль. Он умеет троллить очень тонко, но, при этом, не обижая и не унижая человека.

Он рассказывал, что не всегда умел троллить тонко. Раньше пёр, как бульдозер, невзирая на должности, возраст, социальное положение и гендерную принадлежность. Из-за этого испытывал постоянные карьерные трудности – мало кто готов был терпеть такое даже от толкового специалиста.

Потом научился использовать троллинг во благо (ну, ему так кажется). В основном, использует его для «пробуждения» человека – показать недостатки, ошибки, направления, на которые человек не обращает внимание, слишком увлёкшись какой-то одной темой.

Сам Саша считает троллинг необходимостью. Говорит, что если человеку просто указывать на недостаток, то он будет сопротивляться. А троллинг, с необидным юмором, сопротивления не вызывает. Я с ним, правда, не согласен – когда он троллит меня, то бьет в самое больное место. Стараюсь сделать вид, что не обиделся, а сам потом пару дней переживаю и злюсь – настолько точно Саша определяет мою проблему.

Итого


Как вы поняли, для компаний Саша – довольно ценный сотрудник, потому что он мотивирует себя сам. Лично мне кажется, что делает он это неправильно – через чувство вины и комплекс неполноценности. Но работодатели только радуются.

Ему, конечно, ставят цели, и он, как бешеная собака, кидается их достигать. Но большинство целей он ставит себе сам, а руководство о них просто уведомляет.

Но чем дальше, тем больше Саша меня беспокоит. Я долго думал, что он сгорит на работе. Но Саша – парень интересный, и все время увлекается какими-то эзотерическими практиками, поднимающими настроение, и, приходя утром на работу, он всегда «перезагруженный» — будто и не висит на нем груз избыточных обязательств, которые Саша сам на себя взвалил.

Портрет, как видите, получился достаточно сложный, неоднородный. Было бы проще, если бы Саша был просто упоротым гиком-интровертом, слишком увлеченным своим делом. Или, будь он лишь Джоном Сильвером, я бы не стал вас беспокоить – мало ли, кто как выстраивает отношения с коллегами.

Беспокоит меня именно смесь качеств, весьма странная, на мой взгляд. Не может в одном человеке уживаться такой коктейль. Что-то с ним не так, но у меня не хватает знаний, чтобы понять – надо беспокоиться, или нет.

Что думаете?

-18
13k 17
Поддержать автора
Комментарии 100