3 октября 2018

Разработчик 20 лет спустя: Василий Лебедев об ИКРЕ, образовании, своей книге и программировании

МозгИнтервью


В середине сентября мы встретились с руководителем школы креативного мышления ИКРА. Вряд ли в 1998 году программист Василий Лебедев мог предположить, что 20 лет спустя директор ИКРЫ Василий Лебедев будет сидеть на кухне собственной школы и давать интервью о креативной методологии. Методология CRAFT и одноименная книга рассказывают о том, как создавать рабочие идеи. Но чтобы понять, почему они получились именно такими, пришлось отмотать все к самому началу.

Расскажи, как ты перестал быть разработчиком и стал директором?


Я учился в МИЭМ на программиста, но там нам давали массивы на Pascal, а в это время на Flash уже летали космические корабли: всякие Papervision-объекты, скелетная анимация. Между тем, что я делал, уже зарабатывая деньги, и тем, что преподавали в ВУЗе, был чудовищный разрыв. Поэтому я быстро расквитался с институтом.

Поначалу я был бэкенд-разработчиком: PHP, MySQL, базы данных. Работал в те дивные времена — конец 90-х – начало 2000-х — когда все пилили свои админки и делали сайты за 300 долларов. Потом я перешел на сторону фронтенда, меня захватила мания flash-программирования. И с 2001 года я сначала на первом, потом втором, а затем и третьем actionscript фигачил всякие флэшовые сайты. Мне хотелось научиться делать так, как Big Spaceship и 2Advanced: со всякими вылетающими менюшками, пародиями на реальные объекты. Я изучал математические модели в анимации, смотрел, как можно связывать оффлайновый флэшовый интерфейс со всякими xml-сокетами, чтобы устраивать обмен данными в реальном времени. В общем это было чудесное романтическое время, и тогда меня и заметили рекламисты и маркетологи.

Дальнейшая жизнь у меня была связана с медийными и креативными агентствами, которые стали у меня заказывать флэш-сайты. А потом я познакомился со своими замечательными партнерами: Виталием Быковым и Валерием Гольниковым. Мы тогда классно подружились на проекте об экстремальных видах спорта, и ребята как раз открывали Red Keds. Буквально через полгода после открытия они меня позвали, и мы стали колбасить безумные сайты. Ребята всегда приводили крутых клиентов, в Red Keds были чумовые дизайнеры, а я во все это подлил еще своей flash-вакханалии. Желание было делать настолько классные сайты, чтобы выигрывать премии. Вот так мало по малу я стал переходить из программистов на «темную сторону силы». К 2008 году я успел съездить в Канны, выиграть пару фестивалей здесь, несколько Favourite Web Awards и большой тендер Coca Cola в конце 2008-го.



Это была рубежная точка, когда я стал заниматься уже не разработкой, а креативом для разработки. Тогда только-только зарождалась такая профессия как креативный продюсер. Сначала я был продюсером digital-проектов, но очень скоро я окончательно ушел в креатив и стал креативным директором Red Keds, готовя разнообразные креативные и коммуникационные концепции. А так как я системный чувак и мне не нравилось то, в каком виде нам приносили концепции копирайтеры и агентства, я решил выяснить, а что такое креативное мышление вообще. Я не верил, что можно просто хаотично придумывать и не опираться ни на какую систему. Я как программист всегда искал взаимосвязь элементов, наследование объектов. Мне нужна была логика в построении мыслей. И вот уже 10 лет я занимаюсь изучением креативного мышления.

В мире есть много замечательного на этот счет: методик, подходов, способов упорядочить работу. Но в целом я увидел три подхода: дизайн-мышление, ТРИЗ и латеральное мышление. Четвертый подход, который мы в ИКРЕ создали — это методология CRAFT. Она основана на коммуникационно-рекламных подходах и таких терминах как инсайт, большая идея, механики, активации и методика социального моделирования. В последнее время меня увлекло построение социальных моделей, которые потом превращаются в объекты для разработки.

О том, как устроен креатив


То есть, по-твоему, можно систематизировать творческий процесс? До какой степени?


Его можно сильно систематизировать. Но важно не противопоставлять креативный процесс и музу, вдохновение. Никто не говорит, что выполняя последовательность действий, ты не должен вдохновляться и в какой-то момент случайно брать те или иные данные. Более того, если почитать труды Эдварда де Боно, мы увидим, что нужно создавать много провокационных идей и создавать провокационные контексты, чтобы было много «входящих» в твой мозг, из которых ты потом можешь «приземлять» идеи до вполне реализуемых решений.

Что такое креативный процесс? Он показывает тебе, как ты шаг за шагом можешь передавать данные в своей голове. Если переложить это на язык ИТ, то креативная методология — это операционная система мышления, внутри которой заложен API. Отдельная функция — это методика, которая требует данных на входе и дает данные на выходе. Например, ассоциативная ментальная карта. Для того, чтобы ты мог ее построить и получить результат, тебе на входе необходимо задать корневой элемент, договориться о том, до какого уровня ты простраиваешь ассоциации, простроить их. А после этого ты с ними дополнительно что-то делаешь, например, комбинируешь, либо прямо забираешь данные для последующей работы.

Или вот методика сегментирования инсайтов. У тебя есть задача сформулировать инсайт, но сначала тебе необходимо понять, что это такое. Инсайт — скрытая правда о поведении человека. Есть конкретная модель: мотив + барьер = результирующее действие.
Понимая эту конструкцию, ты на входе можешь начать искать отдельные мотивы и отдельные барьеры. Их ты сегментируешь на культурные, социальные, продуктовые и медийные, а затем смотришь, где наибольшее напряжение. Все, на выходе у тебя есть инсайт, где стыкуются мотив и барьер. Практически каждую методику ты можешь в таком пошаговом режиме описать. Но это не исключает того, что нужен жизненный опыт, вдохновение и желание придумывать.

Кстати, заблуждение, что дети супер-классно придумывают.

Да, они же могут придумывать только на основе того, что у них уже есть в голове.


По большому счету да. Твой мозг комбинирует и синтезирует те смыслы, которые ты усвоил за свою жизнь. Есть параметры, которые можно развивать: гибкость, беглость мышления, которые ускорят этот процесс. Например, быстрее пользоваться метафорическими переносами, шире смотреть на какие-то вещи. Жизненный опыт никто не отменял. То, что ты можешь получить от детского хаотичного креатива — это пулемет из случайных чисел, рандом. Конечно, иногда нужен и он, но согласись, на нем не строятся все системы в мире.

Я так понимаю, что когда речь идет о детской креативности, имеют в виду, что они еще не скованы набором правил и социальными установками.


Да, они не боятся что-то выпалить, высказать. Они не посчитают, что это повредит их символическому капиталу. Иногда этот чистый прекрасный рандомайзер бывает к месту.

А можно творческий процесс развить до такой степени, что он станет механическим?


Креативные методики — это скилл. Ты можешь это развить до некоего неосознанного мастерства, которое начинаешь в жизни ситуативно использовать. Если ты долго занимался ТРИЗом и изучал, как формулируются противоречия, то в каждой проблеме ты будешь пытаться выявить противоречия и сразу четырьмя приемами их разрешить: во времени, пространстве, системах и отношениях. И это действительно превращается в такой… бытовой жанр. Мы в ИКРЕ, действительно иногда общаемся противоречиями, инсайтами — это просто входит в обиход. Если послушать наши брейнштормы об образовательных моделях, то со стороны это похоже на разговор фокусников, которые придумывают, как смысловые схемы можно «обтяпать». Мы знаем результат каждой конкретной методики и можем предположить, какие друг с другом замечательно состыкуются. Мы, естественно, используем в работе те методики, которые преподаем.

А как строится процесс: вы сначала обкатываете методики и потом даете ученикам или это параллельный процесс?


За последние 10 лет было всякое. Иногда мы просто собираем экспериментальные бесплатные группы — со студентами, преподавателями — и предупреждаем, что будем тестировать разный новый стаф, который накопали. Тестируем, рефлексируем: что заходит, что не заходит, что плохо, что хорошо. У нас постоянный процесс исследования, ошибок.

Здесь играет большую роль система управления знаниями. У нас в ИКРЕ есть база знаний, в которую мы закидываем все результаты воркшопов и программ. Методист берет коллекцию презентаций и каждый день по 2–3 штуки прогоняет, выуживает оттуда методики, фиксирует, для каких категорий ту или иную методику применяли, какой был результат, какой тип занятий это был. Все это происходит в Notion — там удобно категоризировать и систематизировать.

Плюс у нас есть ежемесячный пайплайн методик — для всех кураторов мы «выцеживаем» новые методики и рассылаем им. Даже за неделю что-нибудь новенькое да появляется. Причем мы смотрим на методики не только из креативных мотодологий, но и на образовательные, педагогические практики, игровые механики. Раз в две недели мы берем настольную игру и реверс-инженирим ее. Смотрим, можем ли мы такую механику перенести себе на воркшоп.

Но я-то чувак с Хабра, поэтому вопрос о механизации творческого процесса вел, конечно, к машинному обучению. Можно ли дать что-то на вход нейросети, чтобы она выдала креативный результат?


Сейчас я не очень люблю на эту тему фантазировать, потому что это… попса. Искусственный интеллект, который придумывает идеи? На основе накопленного опыта других ребят, думаю, рано или поздно он сможет генерировать новые смыслы. Но чего [сейчас] точно не умеет ИИ — делать системные креативные концепции. Это документ, который показывает причинно-следственную связь между потребностями людей, рынком, трендами, идеям, которые ты можешь реализовать, и их развитием в пользовательских путях, механиках и продакшене. Креативная концепция — это такой комплексный документ с тремя блоками: стратегия, креатив, производство. Обобщение идей и связывание их в целостную форму — это процесс творческий. На мой взгляд, он пока не может быть так легко оцифрован, как процесс генерации неймингов или слоганов.

Тебе не кажется, что систематизация креативности приведет к девальвации творчества? Если человек хорош в креативе, но «продает» кроссовки и памперсы, то он ведь не выражает себя как личность.


Сразу скажу: я на стороне «темных сил зла». Я всегда был на стороне корпораций, коммерческим креативным директором. Я никогда не был творцом. Считаю, что креатив должен быть целевым — полезным, отвечающим потребностям людей, давать ответ на их контекстную проблему. Для меня креатив — это способ двигать прогресс в мировом масштабе. Систематизация креативных процессов не убивает творчество, а создает рынок для креативных специалистов. До тех пор, пока за это не платят деньги, люди не стремятся быть креативными. Ты хочешь порисовать или попеть — никто не мешает этим заниматься, — но при этом тратишь 10–12 часов жизни на какую-нибудь не креативную работу и себя за это ненавидишь.

Мы запускали ИКРУ от инсайта «Я пять лет учился на кораблестроителя, ненавижу свою профессию и хочу себя найти». По сути мы создаем рынок и говорим: мы создаем спрос, обучая b2b-компании и помогаем выстроить им креативные агентства in-house. А с другой стороны, мы создаем предложение, обучая специалистов: копирайтеров, креаторов, изобретателей, которые потом в эти компании могут идти работать. Я думаю, что мы помогаем людям стать чуть счастливее. Тот, кто хотел стать художником, станет художником без нашей помощи, а там, где нужно развивать изобретательство, мы можем помочь.

А расскажи, можно ли объективно оценить субъективные вещи? Меня этот момент в креативном процессе всегда интересовал.


На этот вопрос есть две точки зрения:

  • Мы обнаружили потребность и для нее придумали решение.
  • Мы придумали решение и создали новую потребность.

Креативная методология дизайн-мышления идет по первому пути. И пятифазный алгоритм разработки идеи начинается с этапа эмпатии и поиска потребности.

Латеральные методики сначала из пулемета отстреливают веер идей, а потом приземляют их, смотря где какая потребность еще не закрыта, либо может быть создана.

То есть ни в одном из этих подходов нельзя дать 100% вероятность, что та или иная идея сработает?


Это, наверное, и создает азарт в нашей профессии. Иначе все было бы слишком предсказуемо. Ты можешь снять потребность, что люди хотят есть сыр. Но это не значит, что они купят твой сыр просто так.

Как устроены рабочие процессы в ИКРЕ


Летом ты писал в ФБ, что ИКРА расширяется. Сколько людей сейчас работает в компании?


Сейчас у нас работают 23 человека в Москве. Плюс три человека в Питере и три в Минске. И наша кураторская группа — это примерно 30 человек, из которых 12 — резиденты ИКРЫ с 5–6-летним стажем. Кураторы не то чтобы у нас «работают», они вместе со школой преподают, развивают рынок, проводят консалтинговые сессии. Но при этом у каждого из них есть своя работа: практически все наши кураторы — это директора своих компаний.



Как организовать рабочий процесс так, чтобы всем было комфортно, но при этом компания еще и прибыль приносила?


Наверное, справедливо будет сказать, что я до сих пор не нашел идеальной структуры управления. За последние 10 лет развития команды у нас были разные подходы. Пробовали вертикали власти, пробовали использовать меритократические подходы, холакратические подходы. И ни одного идеального, подходящего нам фрейма мы пока не нашли. Я не могу сказать, что мы тут семья, но мы очень дружная команда — это 100%. Мы сейчас на две недели сняли несколько вилл на Кипре, чтобы попробовать вместе провести время и поработать удаленно в середине осени. Это такой социальный эксперимент для нас — сможем ли мы эффективно работать, если еще и жить вместе станем.

Мы довольно много за последний год занимались всякими HR-процессами. Мы регулярно проводим коуч-сессии. У нас внутри ИКРЫ есть система целеполагания для сотрудников. И раз в квартал мы устраиваем глобальную встречу по развитию департаментов.

В целом в школе четыре блока: методический центр, бизнес-отдел, маркетинг и администрация. У каждого есть свое ключевое слово, за которое он отвечает: методический центр — за смыслы, бизнес — за деньги, маркетинг — знания, администрация — комфорт и безопасность.

Есть ли в команде разработчики?


У нас есть технический продюсер, который запускает все цифровые проекты. Он управляет командами разработчиков на фрилансе. То есть это всегда аутсорс, своей команды разработки у нас нет. Есть несколько команд, с которыми мы давно и плодотворно работаем. Есть разрабы, которые поддерживают все наши внутренние ресурсы типа сайта. Другие помогают запускать образовательные модули для клиентов. Чем-то похоже на то, как работают агентства: есть концепция, ТЗ, и дальше мы движемся от небольших MVP к увеличению функциональности.

Мы сейчас разрабатываем онлайн-платформу с программой обучения, и это происходит во многом внутри. Для нее мы повесили отдельный канбан, есть бэклог с задачами, еженедельные спринты…

Какая доля ваших проектов требует участия ИТ-специалистов?


Не очень большая, процентов 10 сейчас. Но хотелось бы больше. И их доля действительно постепенно увеличивается. Мы сами обычно становимся инициаторами — взять ту же онлайн-платформу. Еще мы делали «конструктор опыта» в цифровом формате. Только что для QIWI закончили делать систему планирования учебных траекторий. Но не то чтобы мы сильно форсируем это. И кроме того рынок цифровых образовательных продуктов сейчас только начал активно развиваться. Мы пока упоролись по почти научному процессу изучения методик.

Об образовании


Ты для себя выделяешь какие-то глобальные мировые тренды в образовательных методиках?


У всех сейчас в хорошем смысле этого слова сорвало башню от обучения. Классно, что люди осознали, что можно учиться всю жизнь.

Нам конкретно очень интересно влияние «4К-компетенций» (критическое мышление, креативность, коммуникация и кооперация) и «мягких» навыков на развитие и обучение. Прорыв каналы креативного мышления в России, мы вдруг попали в океан, в котором все это смешивается в дичайший коктейль запросов от эйчаров.

В прошлом году мы составили для себя карту компетенций на стыке креативного и других мышлений. Креативное мышление + критическое — это об оценке идей и их развитии. Креативное мышление + кооперация — это брейнштормы, фасилитация, проведение групповых сессий. В итоге получился список из восьми синтетических компетенций.

Я не встречал за последнее время ни одной компании (даже государственной), где не были бы озабочены тем, как у сотрудников развивать soft skills. Как сделать так, чтобы продуктолог мог придумать классные питч-презентации? Как сделать так, чтобы менеджеры могли здорово генерировать идеи? Как сделать так, чтобы копирайтеры быстро генерили слоганы? Запрос на то, как развивать «мягкие» компетенции — это один из главных трендов в образовательных программах. Мы говорим даже не про конкретных людей, которые хотят развиваться, а уже о владельцах компаний, которые хотели бы внутрь своего телеканала/банка/школы встроить креативный процесс.

Кстати, у нас с Павловской гимназией уже третий год идет процесс внедрения в образовательную программу креативных компетенций. Помимо математики и русского языка у них появляется урок «Создание креативных концепций» или «Мастерство презентации», «Мозговые штурмы». Пока это старшая школа, но сейчас мы пробуем запустить это и в младших группах. Мне кажется, это офигенно. Если ты умеешь проводить брейншторм, то к твоему резюме сразу +100.



В старших классах школы, кстати, часто приходится делать выбор: изучать дальше технические дисциплины или гуманитарные. Что думаешь об этом разделении?


Мне кажется, что разница между гуманитариями и технарями вымышленная. Это абсолютно устаревшая сегментация, потому что одна из самых популярных сегодня профессий — Product Owner — требует самых разных компетенций, как гуманитарного, так и технического толка.

У сегментации понятные корни, но она не отвечает требованиям сегодняшнего рынка. Разделение гуманитарий/технарь подразумевает твою исполнительскую роль в обществе. То есть технарь — это просто разработчик на Python, а гуманитарий — переводчик с английского языка в издательстве. Но такое разделение профессий уже просто не актуально. Product Owner — это кто? А креативный директор в digital-агентстве — он технарь или гуманитарий?

Есть еще расхожее мнение, что российская система образования дает огромный багаж теоретических знаний, но не учит тому, как их применять.


Смотри. Я увлекся дизайном в 98 году. Сначала я пришел в веб и хотелось нарисовать, заверстать и запрограммировать все самому. И я не мог найти, где эти скиллы раскачать. Я завидую сейчас своему сыну и младшей сестре, у которых россыпь возможностей: креативные школы, курсы диджеинга, флористики. Вот тебе DIY-академия, а вот — интенсив ИКРЫ. И единственное, что тебе нужно научиться делать — ориентироваться в этом всем. А тогда, в 98-м, ты обучался по каким-то самоучителям типа «Фотошоп для чайников», случайным мануалам в интернете. Все поколение Y — это поколение самоучек, которые делали все на коленке и учились на своих ошибках. Мы намного позднее добежали до нужных скиллов. Представь, что тебя со школы учат техническому дизайну или программированию как базовому навыку. Я вообще считаю, что сейчас каждый человек в мире должен уметь программировать хотя бы чуть-чуть.

Это был мой следующий вопрос.


Сто процентов! Без программирования ты не поймешь сейчас, как выстроены мировые системы. ООП мне настолько сильно отформатировало мозг, что изменилось восприятие вообще всего. В том числе и восприятие языка, рекламы, коммуникаций. С помощью программирования я научился делать коммуникационные стратегии, понимать причинно-следственные связи. Это же просто бомба! Сейчас программирование пропагандируется, конечно, но все равно еще не настолько, насколько нужно. Я считаю, что с первого класса школы нужно хреначить программирование.

Нам в третьем классе на информатике давали Basic. Но он уже даже на тот момент был беспомощным и оторванным от жизни.


Да, это еще одна боль. Преподавать такие дисциплины нужно контекстно. Тебе нужно запрограммировать свой блог, например, а тебя в бейсике просят отсортировать массив. Никакого удовольствия ученик не получит от этого.

О книге и методологии CRAFT


Твоя книга CRAFT — это результат…


… восьмилетней работы. Это время прошло за изучением креативных методик и формулированием коммуникационной методологии. Я долго не мог понять, что такое большая идея и инсайт. В брифе тебе пишут: нам нужна новая большая идея! А что это, блин, такое, нигде не найти. Поэтому шаг за шагом, решая практические задачи с клиентами, я собирал знания. К концу 2015 года сложилась полная картина из методик, терминов, понятий. 2016-й год я потратил на написание черновика, а в 2017-м мы зарелизили книгу.



Она ведь в двух частях вышла?


Да, там есть теоретическая и практическая части. Первая рассказывает о том, как это все устроено: что есть большая идея, и какие у нее есть ключевые параметры. А в практической ты найдешь конкретные комбо, которые сможешь применять на реальных задачах.

А почему выпустили книгу на бумаге?


Мне очень хотелось на примере книги показать, что даже физический объект может взаимодействовать с человеком. По сути главная моя мысль заключается в том, что идея — это прежде всего форма отношений с человеком. Ты воспринимаешь объект так, как ты к нему относишься. Я хотел, чтобы книга общалась с человеком, и разные страницы и разделы представляют собой разные идеи. Ты можешь найти в книге склеенные страницы, которые необходимо разорвать. И акт разрыва — это акт коммуникации. Поэтому же в книге есть место, где нужно поставить подпись, как в контракте. В книге есть даже диалог страниц. Я через все это показываю, как можно создавать новые формы отношений: в книге, на сайте, на мероприятиях, в учебном процессе, неважно где.

Слышал о цифровых интерактивных книгах Бюро Горбунова? Там похожий подход + возможность обновлять информацию без необходимости выпускать новый тираж.


Да, когда-нибудь придется книгу переиздать. А Бюро Горбунова я уважаю, и это классная тема. Они тут сидят, кстати, недалеко на Флаконе. Поиск новой формы для книг — это отличная мысль. Я бы с удовольствием в этом поучаствовал, и если будет такая возможность, и тоже подумал, как книга может зазвучать по-новому в ином формате.

И между прочим, я впервые с такого рода интерактивными книгами познакомился через своего отца. На заре 90-х были такие мультимедийные книги на Горбушке: Энциклопедия Кирилла и Мефодия, интерактивная энциклопедия по музыкальным инструментам, по тому, по сему. В 93-м мой отец продюсировал такие книги. С созданием таких интерактивных мультимедийных инструментов, где есть наследование и вложенность смыслов, я познакомился еще тогда. И я это реплицировал, конечно, во flash-сайтах, которые подразумевают сложносочиненные информационные конструкции. Словом, тема очень интересная, я бы к ней еще вернулся.

У меня ко многим книгам и лекциям — назовем их условно «Как сделать круто» — есть претензия. В них обычно рассказывают о пройденном пути, но ответа на вопрос «как» ты так и не получаешь. CRAFT дает ответ на вопрос «как»?


Я стараюсь вообще во всех своих разработках на этот вопрос и отвечать. То есть не просто показывать кейс типа «посмотрите, какая классная чашка», потому что вопрос не в том, что она принесла владельцу миллион долларов. Вопрос в том, как к этой чашке дойти, как сделать такую. Я именно на этом и концентрируюсь. На всех наших воркшопах мы стараемся выявить этот пошаговый путь.

И в своей книге я изо всех сил пытаюсь объяснить, как. Возможно, иногда слишком сложными словами, поэтому в следующий раз я напишу что-нибудь попроще. Но я совершенно точно даю на этот вопрос ответ.

О том о сем


Тебе знакома ситуация, когда друзья собираются на кухне и в какой-то момент, на второй бутылке коньяка, возникает ИДЕЯ — сделать сервис или игру мечты, например? Есть ли рецепт, как идеи доводить до реализации?


Да, знакомо. Есть три основных блока, которые помогают развить идею из абстрактного смысла в конкретную вещь, которую ты запускаешь «в эфир». Сначала идет этап абстрактной гипотезы, потом — этап формирования большой идеи, системы отношений. А следом — этап превращения большой идеи в пользовательские пути и конкретные действия, которые человек в рамках большой идеи должен совершать. На этих этапах есть методики которые помогают либо идею приземлять, либо, наоборот, абстрагировать.

Мой первый совет — зафиксировать идею с точки зрения пользовательского пути, понять, какие внутри нее есть роли взаимодействия. И каскадировать элементы этого пользовательского пути на отдельные элементы той системы, которую ты будешь воплощать. Грубо говоря, в каких каналах коммуникации или с помощью каких предметов ты будешь идею запускать.

Если ты решил делать школу рисования, нужно понять, кто у тебя в этой школе будет — создать ролевую модель. Допустим, у тебя не будет учеников и учителей, и ты хочешь сделать школу peer-to-peer, где ученики будут учить учеников. Это будет оффлайновая или онлайновая история? Как будут выглядеть занятия? Как будет выстроена коммуникация: сайт, мобильное приложение, реальное помещение? Или все вместе?

После того, как ты это примерно описал и понял, что все в принципе реализуемо, можешь поставить какую-то минимальную MVP для запуска, чтобы эту идею потестить. Я не очень поддерживаю идею, чтобы на любую идею сразу делать MVP. Лучше сначала чуть-чуть прописать концепцию — это можно за день сделать, если постараться.

А как ты относишься к идее постоянного роста — это же стало почти новой религией.


Фанатизм вокруг роста сильно давит на всех вокруг. Кажется, что если ты не такой, как тот чувак с TED, который в 20 лет стал миллиардером, то ты неудачник и надо стреляться. Это порождает много негативных качеств: зависть, ревность, алчность. Я даже в себе это замечаю — открываю Facebook, а там все победители. Поэтому я теперь ФБ использую только как мессенджер.

Я за свою практику запустил 10 разных компаний. Из них поднялись три и работают до сих пор. Остальные падали и закрывались. За какие-то я переживал больше, за какие-то — меньше, но каждый раз находились силы и новые партнеры, чтобы запускать что-то новое. Сейчас такой поток информации вокруг, что не стоит тратить время на переживания, лучше попробовать сделать что-то еще. Если бы я фокусировался на неудачах, я бы умер от этих эмоций.

Нет ощущения, что большая часть образовательных платформ дают не столько знания, сколько мотивацию и даже в какой-то степени развлечение?


Наверное, не соглашусь. Ведь платформа платформе — рознь, и контент контенту на одной и той же платформе — тоже рознь. Я, например, на платформе Treehouse учил Python в начале этого года и мне очень понравилось. Сделал свой небольшой сайт, заказал книжку О’Рейли, поизучал Flask, SQLite и увидел, что мир изменился. Есть прекрасный Bootstrap, React завоевывает вселенную! Я понял, что отстал от происходящего, но получил огромный кайф от погружения во все это снова. Романтика. Так вот, платформа классная. Она тебя не развлекает, а наоборот — дрючит и готовит собирать back-end под сайты, соцсети. Есть, конечно, более абстрактные курсы про культуру и историю, но я лично ищу конкретные мастерские, где оттачивают твой скилл. И в ИКРЕ мы сейчас постараемся запустить именно такие мастерские по креативу.
Теги:икракреативностьобразованиеcraftкниги
Хабы: Мозг Интервью
+6
6,6k 24
Комментарии 2
Лучшие публикации за сутки