Перевод интервью Кима Доткома новозеландскому тв

Законодательство в IT
После закрытия крупнейшего в мире файлообменника megaupload.com и ареста его владельца Кима Доткома прошло почти два месяца. 22 февраля Дотком вышел под залог, и 1 марта он дал эксклюзивное интервью новозеландскому телеканалу 3news, рассказал и о суде, размерах своей компании и о истории создания megaupload. Публикую его перевод.



Ким Дотком: Знаете, это напоминает ночной кошмар. Непредвиденная ситуация, перепугавшая мою семью, у моей жены, которая беременна двойней, начались кошмары, она чувствует себя несчастной, то есть, конечно, я оказался в интересной ситуации.

Дж. Кэмпбелл: Ким, вы говорите, это было неожиданно. Абсолютно, совершенно неожиданно, вы никогда в жизни не предполагали, что подобное может случиться когда-то с кем-нибудь в мире?

Ким: Ну, бизнесу уже семь лет, а судились мы только однажды, и это не была, знаете, кинокомпания, большая медиакомпания, и мы потратили миллионы долларов на юридические консультации за последние несколько лет, и наши советники утверждали, что мы вв безопасности, будучи защищены DMCA — законом США, который оберегает поставщиков онлайн-услуг от действий третьих сторон, так что все вышло совершенно неожиданно.

Кэмпбелл: что ваши юристы говорили по поводу вашей деятельности? Насколько можно понять, Megaupload, попросту говоря, гигантский обменник, так? Вы что-то загружаете туда, кто-то другой скачивает оттуда, вы и они делитесь файлами — а это может быть все что угодно, так? Как вы защищены от нарушений копирайта лицами, использующими Megaupload?

Ким: теоретически, и все действительно в это верили, нас оберегал закон. Мы не отвечаем за действия третьих сторон, понимаете? Пока мы разбираемся с вещами, о которых нам докладывают, что мы и делали все эти годы, мы защищены законом и, знаете, я нахожу удивительным происходящее, потому что, как я говорил, мы получали юридические консультации все эти годы, где было сказано, что мы не отвечаем за действия третьих лиц.

Кэмпбелл: Как появилась идея Megaupload? Это была ваша идея, так?

Ким: Однажды я посылал другу файл через и-мэйл, и мне пришло сообщение, что-де файл слишком большой, сайт отказывается его пересылать, так что я задумался, как решить подобные проблемы? Так что я создал сервер, куда могу загрузить файл, и отправить другу уже уникальную ссылку на этот файл, вот так все и началось, это было просто решение проблемы, которая существует по сей день.

Кэмпбелл: Насколько быстро все стало развиваться, были ли вы удивлены?
Ким: Да, развивалось удивительно быстро, посколько каждый раз, когда кто-то пользовался системой, чтобы загрузить файл, тот, кто этот файл ипотом скачивал также узнавал о Megaupload, и все большее людей этим пользовалось, поскольку механизм такой полезный… и бесплатный.

Кэмпбелл: Кевин Су, старший вице-президент Content Protection and the Motion Picture Association назвал вас, цитирую: «Самым злостным нарушителем копирайта в мире». Так ли это?

Ким: Вовсе не так. Я не нарушитель копирайта. Вы прикиньте размеры Megaupload — это сеть, перерабатывающая 1,5 террабайта…

image

Кэмпбелл: объясните мне, насколько это много?

Ким: Это около 800 пересылаемых файлов за секунду. Мы сравнительно небольшая компания, нельзя ожидать, что мы будем отслеживать весь этот трафик.

Кэмпбелл: Итак, 800 файлов в секунду.

Ким: Да.

Кэмпбелл: 24 часа в сутки, все дни в году.

Ким: Да.

Кэмпбелл: В секунду.

Ким: Да.

Кэмпбелл: И знаете ли вы, что содержится в этих файлах? Можете ли вы в любой момент посмотреть на эти 800 файлов в секунду...

Ким: Ну, существуют другие законы, защищающие пользователей, это законы о пиратстве. Например, в Штатах это Electronic Communication Privacy Act, который запрещает нам рыться в профилях или файлах пользователей. Как и почта, это приватно, мы не можем просто брать и проверять все, что загружают юзеры. Но по этой причине у нас есть собственные правила пользования сервисом, где мы говорим пользователям: «Вы не можете загружать что-либо, нарушающее чьи-либо права на Megaupload, а только то, что принадлежит вам», и прежде, чем что-то загрузить, каждый юзер нажимает на кнопку в окне: «Я согласен с правилами сервиса». Так что у нас было законное соглашение с юзерами, что они не могут загружать нечто, не им принадлежащее.

Кэмпбелл: В общем, это несколько идеалистично полагать, что только поскольку мы кликаем на пункт, подтверждающий согласие с правилами сервиса, мы будем вести себя подобающе этим правилам, так? То есть, вы должны были знать, что люди будут делать, что хотят, коль скороо они смогли проскользнуть во входную дверь. Они обменивались всеми файлами, какими только хотели. Была ли у вас возможность это контролировать?

Ким: Конечно, все знают, что интернет используется как в законных, так и в незаконных целях. Я думаю, что у всекх владельцев подобных ресурсов были схожие проблемы. YouTube, Google, все в одной лодке. Так что, вы должны понимать, что мы предоставляли владельцам контента возможность удалят ссылки, нарушающие их права. То есть, у них не только была онлайн форма, где они могли донести информацию о нарушении прав, но и прямой доступ к нашей системе, чтобы удалить всякую ссылку без нашего участия. Полный доступ у 180 наших партнеров, включая всякую крупную киностудию, Майкрософт и крупных поставщиков контента, и они постоянно пользовались системой, которую закон кстати и не обязывал нас вводить! Мы дали доступ добровольно, и было удалено более 15 миллионов ссылок.

Кэмпбелл: То есть, всякий член Motion Picture Association, любая студия, входящая в ассоциацию, имела прямой доступ к Megaupload.com, чтобы удалить всякий угрожающий копирайту материал — в этом все дело?

Ким: Именно.

Кэмпбелл: И при этом, обвинения ФБР против вас включают, цитирую: «Нарушения копирайта, повлекшие за собой убытки владельцев прав на сумму 500 миллионов долларов США»?

Ким: Это полная чушь. Если вы прочитаете обвинение и послушаете, что прокурор говорил в суде, это минимум 500 миллионов долларов ущерба от музыкальных файлов за двухнедельный период. То есть они собственно говорят о 13 миллиардах долларов ущерба в год из-за скачивания музыки. Вся музыкальная индустрия США стоит менее 20 миллиардов. Таким образом, как один сайт может нести ответственность за такой ущерб, это не укладывается в голове и не вписывается в представление о реальности.

image

Кэмпбелл: Итак, вы полагаете, что вы вроде невинного агнца, принесенного в жертву?

Ким: Я другого объяснения не нахожу, потому что не сделал ничего плохого. Я не преступник, мой сайт не планировался в качестве пиратской бухты. Если вы почитаете комментарии, взглянете на онлайн-дискуссию, все это понимают. Это безумие.

Кэмпбелл: ФБР назвали ваш случай беспрецедентным. То есть, масштаб вашего пиратства беспрецедентен. Ничего подобного не было в истории человечества, вы пират из пиратов.

Ким: Ага. Это вроде оружия массового поражения в Ираке, знаете. Если вы хотите кого-то достать, и у вас есть политические цели, вы скажете все, что угодно. Это фабрикация и ложь. Есть сотни других компаний, подобных нам, почему с ними ничего не происходит?

Кэмпбелл: Может, назовете пару?

Ким: Множество сайтов. Mediafire. Расположены в США, предлагают точно тот же сервис, что и мы.

Кэмпбелл: файлообменивание?

Ким: ДА. Rapidshare, Fileserve, Filesonic. Microsoft имеет свой сервис — Skydrive. Гугл запускает сервис Drive. Все на этом поле, в одном бизнесе, у всех те же проблемы с пиратством, что были и у нас. Но мы не ответственны за саму проблему, я думаю, это важно понимать. Почему существует пиратство? Поскольку, например, европейцы не имеют возможности посмотреть новые фильмы одновременно с тем, как они выходят в США. Эта проблема исходит из устаревшей бизнес-модели и модели лицензий, на которых стоит Голливуд, они выпускают нечто сперва в своей стране, но показывают трейлеры по всему миру, рекламируя фильм, однако 14-летний француз или немец еще шесть месяцев после премьеры его не увидит, понимаете? Если бы существовала модель, по которой все имели бы одновременный доступ к контенту, проблемы пираства бы не было. Так что, имхо, правительство Соединенных Штатов покровительствует устаревшей монополистической системе, которая больше не работает в эру интернета, и к этому все и сводится. Я не король пиратов, я предлагал онлайн-хранение контента для пользователей, вот и все.

Ким: Когда вы создаете нечто популярное, создаете решение проблемы, вы новатор, вы решаете проблемы многих людей, им нравится то, что вы предлагаете, и, конечно, вы автоматически делаете деньги. Если у вас есть популярный продукт, вы делаете деньги. У меня был очень популярный продукт.

Кэмпбелл: Почему он был так популярен?

Ким: Потому что люди могли преодолеть множество ограничений. Это сэкономило людям деньги, знаете, не нужно покупать место, чтоб хранить файлы, вы можете воспользоваться нашими услугами. Я говорю о законных файлах. Вы можете пользоваться нашими услугами, чтобы хранить резервную копию всех ваших документов. Так много законных путей использования Megaupload, что элемент пиратства на самом деле не должен быть рассматриваемым прежде всех остальных.

Кэмпбелл: в статье в CNET сказано, цитирую: «Среди правообладателей, обвинявших Megaupload в пиратстве, включая производителей софта и видеоигр, никто не предоставил ФБР больше свидетельств против Megaupload чем MPAA». Когда-нибудь вам поступали жалобы от членов MPAA типа: «Ким, мы обеспокоены тем, что творится на Megaupload»?

Ким: Никогда. И, скажу вам больше, будь вы компанией, которая терпит от нас такой ущерб на миллиарды долларов, стали бы вы сидеть и ждать? Вы бы позвонили своим адвокатам, попытались засудить нас, прекратить нашу деятельность.

image

Кэмпбелл: то есть, никаких действий ни в какой форме. Получали ли вы письма от MPAA вида: «Последний фильм про Джеймса Бонда скачивается через Megaupload, прекратите это...»? Получали ли...

Ким: Вовсе нет. Никаких официальных бумаг от какой-либо из этих студий нам не поступало. Единственное, что мы получали — сообщения о нарушениях и удаление ими файлов на нашем сайте. Не удивляет ли вас, что я король пиратов, причиняю весь этот ущерб, и никто из них не предпринимает попыток подать в суд за убытки а? Кто станет управлять бизнесом и терять из-за меня миллионы долларов, и при том сидеть, ничего не делать. Я хочу сказать, расследование продолжалось два года, компания существует семь лет MPAA всегда называла нас разными нехорошими словами, но никогда не пытались привести нас в суд по той простой причине, что есть закон в США, защищающий нас — Digital Millenium Copyricht Act — защищающий поставщиков онлайн услуг от ответственности за действия пользователей, тот же закон, что позволяет существовать Гуглу, позволяет существовать Ютьюб. Viacom судился с YouTube, те заявили, что их защищает DMCA и выиграли дело. И посмотрите материалы дела, переписку в ходе суда, — вы поймете, что мы невинные овечки в сравнении с YouTube, но тем ребятам удалось уйти. Они выиграли дело, а я сижу в тюрьме, мой дом конфискован, мои счета заморожены без суда. Это полное безумие, вот что это.

Кэмпбелл: Почему тогдаименно вы, как вы считаете?

Ким: Я легкая мишень. Моя экставагантность, мое хакерское прошлое, и, знаете, я не американец, я живу где-то в Новой Зеландии, у черта на куличках. У меня смешные номера на автомобиле, все такое. Я не Гугл. У меня нет 50 миллиардов долларов на счету, собственно, теперь у меня и пенни на счету нет. И все мои адвокаты работают не получая ни пенни, и все же делают свое дело, поскольку они видят, что происходящее сомной нечестно, неразумно, несправедливо.

Кэмпбелл: О чем вы думаете, пробыв месяц в тюрьме? Много времени наедине с собой, не так ли? У вас одиночная камера, или вы ее с кем-то делите?

Ким: Да, у меня одиночная камера, и меня в основном волнует моя семья, это то, о чем я больше всего думаю. Моя жена беременна двойней, и это невозможная ситуация не дает угаснуть тревоге, они внесли залог — и я не знаю даже, на каких основаниях. Какой-то бред.

Кэмпбелл: Вы проблемный заключенный?

Ким: Абсолютно нет.

Кэмпбелл: Не поджидает ли вас вертолет за холмом, в буквальном или фигуральном смысле, который увезет вас туда, откуда вас нельзя будет экстрадировать?

Ким: Подумайте минутку сами. Зачем мне бежать, после того, как все у меня отнято? Компания, стоимостью возможно миллиард долларов приговорена к смерти без суда, ради чего мне убегать? Единственное, что остается, и единственное, в чем есть смысл, это бороться, что я и собираюсь делать. Я собираюсь бороться до конца, и я обещаю вам и всем, кто это сейчас смотрит, что победа будет за мной, поскольку я не преступник и не совершил ничего противозаконного.

image

Кэмпбелл: Обвинения ФБР, написанные, возможно, в самом эмоциональном тоне, что мне приходилось встречать...

Ким: Это пресс-релиз. Заключение на 72 страницах столь неряшливо составленное чтобы только заставить судью и большое жюри в Штатах согласиться с подобными методами. Прочтите профессиональные мнения тех, кто видел этот документ. Это не более чем пресс-релиз, с фактами вырванными из контекста, составленный так, чтобы выставить меня плохим парнем.

Кэмпбелл: А вы плохой парень, Ким? Может, вы нехороший человек, постаравшийся срубить как можно больше денег для себя за счет поставщиков контента, которые принимают риски, делают работу, продукт, — все для того, чтобы вы заставили людей участвовать в своих махинациях с целью обогащения?

Ким: Полная чушь. Я новатор, я производитель софта, я предлагаю решения, я создаю вебсайт, который становится популярным и которым хотят пользоваться, и многие воспользовались совершенно законно, и очень странно, что меня поставили на такой пъедестал, объявив сверхпиратом всей планеты. Это безумие. Этому нет оправданий.

Кэмпбелл: Думаете, вы оказались бы в таком положении, если бы не катались на мерседесе в безумном ралли по Европе с доктором Зло за рулем, не вели себя как прожигатель жизни? Ведь вы позиционируете себя так, чтоб привлечь внимание, что отличает вас от парня, управляющего Гуглом, который одевается вроде меня и не загружает на Ютуб видео, где ведет себя как псих. Может, потому вы такая легкая мишень, как думаете?

Ким: Скажу начистоту. Те видео и все, что вы видите в сети загружал не я. Этим видео более десяти лет, и я люблю повеселиться, ОК? Я наслаждаюсь жизнью, у меня внутри большой ребенок и я не вижу причин, чтобы ходить в костюме и быть зажатым. Я заработал свои деньги, осуществлял мечты, в этом нет ничего плохого. Эти клипы сняты задолго до того, как у меня появилась жена, семья, дети, понимаете, мои приоритеты изменились. Я семейный человек, я больше не занимаюсь ничем таким — то были детские забавы, и тогда это было забавно, я об этом не жалею, но сегодня я не такой. Я хочу сберечь будущее для своих детей, обеспечить своей семье достойный дом, почему собственно мы и переехали в Новую Зеландию, и очень удивлены тем, как все обернулось.

image

Кэмпбелл: Вот почему вы здесь? Переехали, чтобы начать жизнь заново и стать семьянином или чтобы убраться подальше от всей этой шумихи, ФБР?

Ким: Нет, я здесь ради семьи. У меня маленькие дети, а мы жили в Гонг-Конге. Это типа бетонных джунглей. Нет травы, нет деревьев, нет птиц. Я хочу, чтоб мои дети жили ближе к природе, природа, счастье, мир, вот почему мы приехали в Новую Зеландию. У вас нет ядерного оружия, вы не в списке противников какой-либо ядерной державы. Это чудесно. НЗ красивая страна, мы провели здесь отпуск, влюбились в это место и решили сюда переехать ради детей, чтобы дать им достойное будущее.

Кэмпбелл: Какое будущее ждет вас, Ким?

Ким: Знаете, я боец, и я собираюсь сражаться. Я чувствую себя уверенным и намерен победить, потому что, в конце концов, моя семья и все мои близкие знают, что я не преступник и не сделал ничего плохого. Так что я буду сражаться. Это все, что я могу сделать.

P.S.
За перевод спасибо Андрею Гореликову.
Теги:megauploadдоткомпиратствоdcmaинтервьюсуд
Хабы: Законодательство в IT
+54
1,2k 30
Комментарии 35

Похожие публикации

Рекрутер в сфере IT
от 80 000 ₽Tilda PublishingМоскваМожно удаленно
IT рекрутер
от 50 000 ₽ArtezioМоскваМожно удаленно
IT Recruiter
от 800 до 1 300 $IT X100Можно удаленно
IT Recruiter / IT Рекрутер
от 50 000 ₽BeGetСанкт-Петербург
IT Рекрутер
от 1 000 до 2 000 $Brain ShellsМожно удаленно

Лучшие публикации за сутки