Открыть список
Как стать автором
Обновить

Комментарии 13

Будучи антимонопольным юристом в отставке, изложу свое частное мнение.
Злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке запрещено частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.
Частью 4 упомянутой статьи предусмотрено, что требования статьи 10 не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.
Магазин приложений не является объектом материального мира, он является виртуальной платформой, развернутой в сети Интернет. Очевидно, что AppStore и его сервисы — результат интеллектуальной деятельности Apple и объект ее исключительных интеллектуальных прав.
По моему мнению, рыночная власть Apple в отношении третьих лиц (независимых разработчиков) вытекает не из наличия магазина, как такового, или его правил, а из положения компании на рынке соответствующих мобильных устройств (смартфонов, часов, планшетов и т.д.). При этом магазин является неотъемлемой частью экосистемы Apple.
Действия Эппл действительно могут содержать признаки монополистической деятельности и ущемлять права заявителя и третьих лиц в сфере предпринимательской деятельности. Но, ввиду приведенного исключения, квалификация действий по статье 10, выглядит спорной.
Данное исключение в отношении цифровых рынков ФАС уже не один год пытается устранить, включив соответствующую поправку в проект пятого антимонопольного пакета (в настоящее время не принят).
Это то, что лежит на поверхности. Чтобы давать более глубокий анализ дела, надо изучать решение ФАС, аналитический отчет о состоянии конкуренции и другие материалы дела.
Я конечно ни разу не юрист, но при чем тут собственно сам AppStore как предмет интеллектуальной собственности, когда речь идет о не допущении сторонних приложений «на рынок» для остальных пользователей.
Это как если бы в каком-то городе по каким-то причинам мог бы существовать только один магазин, он сколько угодно может быть чьей-то собственностью, но он не может нарушать антимонопольные законы не допуская какие-то продукты конкурирующие с разработкой то-же фирмы которой принадлежит магазин.
Это, возможно, имело бы смысл, если бы был всего один магазин в стране. Однако, это очень далеко не так, а значит, это не имеет отношения к монополии — покупатель может выбрать другой магазин, даже если придётся ехать в другой город. Собственник магазина, конечно, всегда сам решает, что ему продавать — в IKEA продают продукцию под брендом IKEA (не продают диваны фабрики «Большевичка» и не будут) и людям иногда приходится ехать из другого города, чтобы мебель именно этого бренда. Также, например, с АЗС (она вполне может быть и одна на весь город) или сам магазин Apple Store (в нём, по вполне понятным причинам, не продают телефоны от Huawei и планшеты от Microsoft). По аналогии с телефоном — производитель телефона решает какая OS будет на нём установлена, по каким правилам будет работать его магазин и что именно в нём будут продавать. Если покупателя что-то не устраивает, он может в выбрать другого производителя.

"Это, возможно, имело бы смысл, если бы был всего один магазин в стране"
У пользователей Эппл есть доступ только к одному магазину с приложениями. Без вариантов.
И когда Эппл придумывает причины, чтобы не пускать конкурирующие приложения в этот магазин — это и есть монополия.

Но есть возможность просто купить другой телефон. Даже простой кнопочный, без стора.
У жителей той вымышленной страны с одним магазином тоже есть возможность переехать в другую страну с другими магазинами. Но не всегда это возможно и приемлемо.

Понимаете в чем загвоздка у обычных неподкованных пользователей техникой Апфель всего один магазин на планете где можно купить или загрузить бесплатные программы. Да это удобно и не нужно включать мозг чтоб разобраться что и как, но это ограничение свободы выбора.
Второй момент у Апфель вообще много странных ограничений природа которых мало понятно. Например планшеты прошки 18 года которые с LTE не могут принимать смски, возможно не все модели, вот мой планшет точно не может. В связи с этим куча мессенджеров у которых происходит привязка по номеру телефона не могут толком работать и разработчики приложений выставляют в стор костыльные решения. Про загрузку медиафайлов на устройства вообще молчу.

не продают диваны фабрики «Большевичка» и не будут

ибо оная фабрика шьёт одежду, а не изготавливает меблю.
Стоп, а как «магазин» (то есть процесс продажи) чего бы то ни было может являться результатом интеллектуальной деятельности?
Вопрос же к взаимоотношениями контрагентов и нарушениями в них?
Ну само приложение в принципе может являться, почему нет? Просто это разные плоскости — приложение магазина как интеллектуальная собственность и отношения с контрагентами, о которых речь в статье и в обсуждениях). Так что случайно, или специально — но товарищ юрист путает объекты обсуждения.
sith покупатель может выбрать другой магазин, даже если придётся ехать в другой город
А если ехать на другой континент — то это тоже не монополия?
не обращайте внимания, это sith — человек, для которого всё происходящее в России нужно демонстрировать исключительно с точки зрения Мордора, поэтому он готов выступать адвокатом дьявола, насколько бы абсурдными не были его аргументы с точки зрения логики.
Особенно про «не монополия, если есть другой магазин в другом городе», что с точки зрения любых цивилизованных и развитых стран будет ровно обратным, но у ситха своя вселенная с понями и прочим.
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.