Открыть список
Как стать автором
Обновить
0
Рейтинг

Интервью с Эбеном Аптоном, создателем Raspberry Pi

Блог компании Журнал Хакер


Факты
  • Окончил Кембриджский университет, бакалавр физики и машиностроения, также обладает дипломом Кембриджа по вычислительной технике и имеет степень доктора наук.
  • Выступал одним из основателей игровой студии Ideaworks3D, а также работал в IBM.
  • Автор ряда статей и даже книг (к примеру, Oxford Rhyming Dictionary, написанный в соавторстве с отцом — Клайвом Аптоном).

Предназначение Raspberry Pi

Raspberry Pi совершенно не нужен школам, он нужен детям. В этом заключается вся идея: это личный компьютер для ребенка. Лично я программирую с десяти лет и делаю это уже двадцать пять лет. Господи, какой я старый! Я почти при смерти! Мне исполнилось тридцать пять, а я все еще программирую по четыре часа каждый вечер. И именно благодаря такому подходу я вообще умею программировать.

Мы внимательно следим за тем, как обстоит дело с информатикой в школах. В лучшем случае школа может выделить один-два часа в неделю. Никто не станет хорошим программистом за два часа в неделю. Нужно иметь компьютер в своей комнате, и постоянно с ним ковыряться. Конечно, у многих сегодня есть ПК, однако у многих его по-прежнему нет. В Британии, как и в России, у многих людей вообще нет компьютеров, зато есть телевизоры.

Идея заключалась в том, чтобы создать машину, на которой можно программировать по четыре часа по вечерам. Она должна была быть очень дешевая и прочная. Даже если ты сломал ее, какая разница? Это не то же самое, что сломать iPad. Пошел синий дымок? Ну и ладно. Можно просто купить новую.

BBC Micro, безусловно, стал для нас источником вдохновения. В 80-ые это был крайне популярный компьютер в Великобритании. Он не только был дешевый, он еще и умел работать с той техникой, которая у всех уже была дома. Не надо покупать монитор — используй телевизор. Не нужно брать специальный накопитель — возьми магнитофон. Это же очень простая и в то же время мощная концепция. Мы понимали, что если мы создадим компьютер стоимостью 25–35 долларов, которому потребуются дополнительные устройства еще на 100 долларов, которых у вас нет, значит, мы не справились со своей задачей.

BBC Micro — идейный вдохновитель Raspberry Pi и популярнейший компьютер 80-х

Вот поэтому Raspberry Pi изначально совместим с обычными мышками и клавиатурами. Все, что нужно, часто можно вообще на помойке найти. Возможности огромны. Даже если у тебя есть старый телевизор с обычным композитным разъемом, можно использовать металлическую вешалку вместо кабеля :).

Платформа, что была у нас раньше, была создана в первую очередь для образовательных целей. Но потом мы увидели, как опытные пользователи приспосабливают Raspberry, чтобы проигрывать видео, запускать на ней браузеры, использовать Java-приложения. Часто на RPi запускают узко специализированные сетевые приложения. В общем, сейчас Raspberry используется в куда более сложных и требовательных проектах, чем мы предполагали исходно, когда работали над «образовательным компьютером».

Сейчас наша аудитория делится примерно 70/30: 70% «взрослых гиков» и 30% приходится на сферу образования. Точнее сказать сложно, это субъективное впечатление, которое складывается от того, что мы видим в интернете.

Если 700 000 пользователей из миллиона мы можем назвать опытными пользователями, то остается еще 300 000 пользователей в сфере образования. И гораздо больше, чем мы когда-либо планировали. Очень здорово, что мы вышли на больший рынок, чем изначально предполагали, а теперь находимся на еще большем рынке и остаемся там.

Хорошо и то, что опытные пользователи вносят свою лепту. Они не только берут. В первые три месяца у нас было два-три человека, предлагающих очень тривиальные 10-строчные патчи, маленькие изменения к исходному коду ядра. Но позже начался стремительный рост числа патчей. Если взять образ Raspbian от апреля 2012 года и сравнить его с августом 2012-го, то станет очевидно, сколько всего сделали пользователи.

«Железная» сторона дела

За все время было выпущено примерно шесть разных версий плат. Первая версия была на базе микроконтроллера Atmel ATmega. В 2006 году также была версия, основанная на ките Broadcom для разработчиков. Тогда у нас и появилось название Raspberry Pi; на ней мы запустили Python.

Была еще версия, очень маленькая, она демонстрировалась на видео с Дэвидом в мае 2011 года. Эта малюсенькая машинка едва ли сравнится с настоящим Raspberry Pi, но на нее можно было поставить Linux.

Позже, в августе 2011 года, у нас появились альфа-платы, и они уже были крутыми. С точки зрения электроники это была почти финальная версия. Такие платы были всего у пятидесяти человек, сейчас это уже антиквариат. Одна такая есть у меня. Я, кстати, могу нажать на кнопку в Broadcom и сделать еще десять таких плат, если захочу обеспечить себе беззаботную пенсию :).

Но, конечно, если спустя год оглядываться назад, я многое сделал бы иначе. К примеру, я хотел бы избежать всех проблем с USB. Мы скоро решим этот вопрос, но все же.

Дело в том, что многие пользователи упираются в ограничения нашего USB-стека. Так что сейчас это самое приоритетное направление для нас. Предполагалось, что USB-порты Raspberry будут использоваться только для подключения клавиатур и мышек, но это было наивно с нашей стороны. Нам пришлось много работать над производительностью и стабильностью, куда больше, чем предполагалось изначально.

Мы уже внесли в USB ряд изменений. На сегодняшний день большинство USB-устройств работают правильно. Запоминающие устройства для USB работают хорошо, сетевые устройства тоже. Были некоторые проблемы с веб-камерой и некоторыми экзотичными мышками и клавиатурами, но с ними почти справились. Старые устройства с USB 1.0 тоже функционируют нормально.

У нас есть куча маленьких патчей, предложенных сообществом. Они решают проблемы вроде утечек памяти, проблемы с совместным доступом (concurrency problems). В ядре Linux предусмотрено три контекста прерываний, и все они работают вместе, поэтому возникает множество конфликтов и состояний гонки. В архитектуре ARM предусмотрено два типа прерываний: IRQ, FIQ. В Linux FIQ не используется. Но мы научились переносить наиболее критичные по времени выполнения операции на FIQ.

В целом, полагаю, чип для RP мы исходно выбрали правильный. Дело не только в том, что я работаю на Broadcom (я по-прежнему сотрудник Broadcom, они наняли меня для Foundation как постоянного сотрудника). Просто я не уверен, что можно найти найти еще более дешевый чип. Не факт, что если бы мы выбрали другой чип, он работал бы на том же уровне, точно не с точки зрения мультимедиа. Так что это был хороший выбор.

Кстати, в этом году мы планируем выпустить немного обновленную версию платы. Пока мы еще не решили, когда именно. Изменения будут небольшие. Мы хотим доработать потребление питания. У нас есть USB-разъемы с одной стороны платы, но они слишком сильно выступают, поэтому мы их немного утопим. Вы не представляете, как тяжело это сделать, но так все будет выглядеть намного симпатичнее. Некоторые другие разъемы тоже выступают, их трудно поместить в корпус. Поэтому мы хотим немного «пожонглировать» разъемами. В общем, что-то изменить в этом году мы планируем, но изменения будут несущественные.

Но, возвращаясь к вопросу энергопотребления, хочу пояснить. Сейчас входное напряжение на 5 В преобразовывается с по- мощью LDO в 3,3 В. Мы надеемся, что сумеем генерировать 3,3 В более эффективно: может быть, с помощью импульс- ного источника питания. Здесь все зависит от стоимости, на которую мы по-прежнему обращаем внимание. LDO можно увидеть на плате, это очень большое и толстое LDO (помечен как RG2 на плате. — Прим. ред.). Если сделать инфракрасную фотографию, то LDO на ней будет мигать, как маячок. Мы хо- тим это исправить. Только на это уходит 300 мВт, а это боль- шая разница, ведь это можно было бы подать на USB-порт и подключить более скоростное устройство. Плюс плата будет меньше греться. Ну и конечно, нам нужно научиться работать с дешевыми блоками питания. Сейчас, если блок питания ра- ботает нестабильно, это приводит к сложностям в работе всей платы. В общем, пока мы сконцентрировались на небольших нюансах — внешних устройствах на плате, но не на ее «вну- тренностях», не на архитектуре.Безусловно, все это занимает много времени, ведь это разработка, мы должны найти хорошее техническое решение. Нам приходится обсуждать все с производителями компонентов, чтобы отыскать достаточно дешевые варианты. Чтобы проделать всю эту работу с питанием, нам придется сэкономить на чем-то еще. Но у нас в запасе имеется пара хороших трюков, чтобы сэкономить по 50 центов с каждой платы, и мы сможем потратить эти деньги на улучшение питания.

Но все же было бы неплохо вернуться в день первого запуска. Если бы тогда мы знали наши нынешние объемы, то знали бы, что делать. Я хотел бы сразу использовать 512 Мб оперативной памяти, потому что это оказалось не так дорого. Жаль, что мы не поставили LED на RJ–45. У нас вместо этого есть LED на плате, но если надеть корпус, его не видно.

В общем, сейчас я изменил бы простые вещи, а не какие-то навороты. Хотелось бы поставить большой конденсатор куда-то еще. Люди его постоянно задевают большим пальцем, когда отключают шнур питания. Помню историю с Доном Коббли, одним из наших инженеров. В декабре 2011-го мы делали маленькую партию плат rev 1, их собирали вручную в Англии. Я дал одну плату Коббли, и через пять минут он позвонил мне и сказал: «Ну что, у меня отломался конденсатор». Хотя у него все еще есть плата, он пользуется ей уже полтора года без проблем.


Эбен Аптон

Open (и не очень) source

Мы работаем над несколькими опенсорсными проектами, оказываем им финансовую поддержку, сотрудничаем с ними на техническом уровне. Примеры таких проектов: Wayland, Weston (композитный менеджер Wayland), Pixmap, Smalltalk, Squeek. Пока это все, но я полагаю, что многое будет делаться и вокруг Python, вокруг взаимодействия с другими платформами. Все эти проекты поддерживает Raspberry Pi Foundation, поскольку они требуются опытным пользователям.

С Open Source придется взаимодействовать очень тесно. Большая аудитория принесла нам дополнительные средства, но, поскольку речь идет об энтузиастах и хакерах, мы оказались вынуждены вернуть значительную часть денег сообществу.

Но, упомянув Wayland, нельзя не сказать о X Server. Конечно, было бы неплохо иметь ускорение X, GLX и прочие удобные вещи для X. С другой стороны, Wayland — это движение в правильном направлении. Если вам ни к чему сетевая прозрачность, то Wayland — то, что нужно. Плюс надо учитывать, что у нас ограниченны ресурсы, то есть нам приходится фокусироваться на чем-то одном. Опять-таки у нас мало графического софта, с которым нужно поддерживать совместимость. Нет никакой «пятилетней программы для X», которую должны иметь пользователи RP.

Словом, у нас нет старого ПО, и ресурсы ограничены. Если бы у нас было два варианта и мы могли бы позволить себе вкладываться только в X или только в Wayland, выбор в пользу Wayland был бы куда логичнее. Люди, которые работают у нас над этим направлением, действительно самые лучшие. Эти люди оказывают огромное влияние на проект (Wayland).

Недавно я видел скриншоты и надеюсь получить демоверсию на этой неделе. Мы добавим Wayland в нашу новую SD-карту… В Wayland вообще будет работать все основное, чтобы люди могли понять, чем мы занимаемся. Пока это будет просто демка для технических пользователей. Надеюсь, в следующие 3–4 месяца нам удастся заставить ее работать. Мы сделаем все, что нужно, — 3D в окне приложения, 2D в окне приложения, улучшим интерфейс. Выберем топ–10 приложений, которыми пользуются люди, и займемся их допиливанием, вплоть до Minecraft. Добьемся стабильности работы, и в конце концов Wayland станет нашим стандартным десктопом.

Тестируем мы только на версии Raspbian с включенной оптимизацией для нашего математического сопроцессора (hard float). В остальные дистрибутивы наработки вносятся разработчиками этих проектов. Очевидно, что двумя крупнейшими проектами являются Fedora и Arch.

Конечно, я не могу не сказать и о DTS. Думаю, DTS у нас будет, но не знаю этого точно и не хочу загадывать на будущее. Я обсуждаю этот вопрос с DTS, но мы пока не пришли к соглашению. Надеюсь, мы его получим. На текущем чипе у нас есть DSP для декодирования, и мы уже проделали с ним кое-какую работу. Ведь аналогичные чипы поставляются во многих мобильных телефонах, и все они нужны для декодирования DTS. Так что мы будем работать. У нас есть 250 мегатонн DSP, который может декодировать DTS в 20 мегатонн. То есть это самый большой мультистрим DTS, который только можно найти. И… да, эта ситуация довольно сильно раздражает.

Пока DTS просто отключен, потому что у нас нет лицензии. Мы работаем над этим изо всех сил. Можно сказать, что медиацентрам не хватает только вот этой небольшой детали. Хотя, еще было бы неплохо улучшить поиск по треку. Сейчас можно только перепрыгивать вперед и назад. Но, в целом, когда у нас будет DTS, все должно пойти гораздо лучше. Дело в том, что мы хотим все сделать легально. Хоть сейчас можно получить устройства, проигрывающие DTS, но мы страдаем от того, что хотим все сделать «по-белому».

Относительно драйвера графического ядра скажу так — это решение Broadcom. Я продолжаю спорить и обсуждать это с Broadcom и надеюсь, что делаю это не зря. Вообще, уже существуют проекты по реверс-инжинирингу, так что секретов практически не осталось. Да и я не верю, что интеллектуальной собственности Broadcom что-то угрожает. Однако это решение Broadcom, а не мое. Они делают то, что считают нужным. Надеюсь, мы сможем как-то на них повлиять.

Когда мы выпустили исходники в прошлом году, реакция была смешанной. Мы видели как крайне негативную реакцию, так и крайне позитивную реакцию от людей, которых я уважаю. Но в целом нас это все немного деморализовало. Лично я задумался: почему я это делаю, зачем я столько работаю?

У нас в компании Broadcom по вечерам и выходным работало много волонтеров, чтобы завершить этот релиз. Множество людей тратили свое свободное время, а в итоге большинство из них осталось недовольно. Мы делаем все, что в наших силах. Поэтому всегда, когда я встречаюсь с компанией, я поднимаю шум по этому поводу, возможно впустую, не знаю. Технология не такая уж и новая, в целом этот чип давно используется. Надеюсь, со временем мы сможем что-нибудь с этим сделать.Pi Store, можно сказать, пока не оправдал ожиданий. Впрочем, мы всегда знали, что это займет некоторое время. Сейчас я просто считаю, что это займет больше времени, чем мы предполагали.

Разумеется, нам интересно стать большой платформой для бесплатных приложений. Если посмотреть на Pi Store и на какой-нибудь Google Play или App Store, они движутся в разных направлениях. Для одних это коммерческое направление, для других бесплатное. Мы остановимся на бесплатном. Если дети хотят иметь игровое ПО, нужно дать им такую возможность.

Мы ищем возможности добавить больше самых разных вещей в Store. Мы планируем разработать какой-нибудь слой совместимости с одной из мобильных платформ. Тогда будет легче создавать мобильный контент. Надеюсь, это поможет. Мы надеемся, что больше людей будут делать пакеты открытого ПО и добавлять их в Store. Тогда можно будет просто дважды кликнуть и получить программу. Я был бы очень рад, если бы у нас были тысячи приложений, но пока их лишь 60 или 70. Но мы работаем над этим, потому что хотим, чтобы у детей был больший выбор.


Дэвид Бребен, член Raspberry Pi Foundation и создатель игры Elite с ранним прототипом Raspberry Pi

Raspberry Pi Foundation

Raspberry Pi Foundation — это пять попечителей, что-то вроде совета директоров организации. Оно нанимает людей и владеет 100% бизнеса. Так нам велели поступить юристы. В Британии, если у тебя есть некоммерческая организация, которая занимается чем-то помимо сбора денег (в нашем случае торгует), то ты должен создать другую компанию, которая будет принадлежать этой НКО. Вот такая у нас структура.

У нашей благотворительной организации пять попечителей, у компании пять директоров. В Raspberry Pi Foundation работает два человека, в компании четверо. У них общий офис, то есть всего это шесть человек.

Плюс у нас есть несколько фрилансеров. Есть парень по имени Бен Эвисон, он очень талантливый программист на ассемблере (автор порта RISC OS на Raspberry Pi. — Прим. ред.). Мы наняли его как фрилансера. Есть еще один парень по имени Тим Релендж из Ванкувера, Канада. Он работает над диалектом Small Talk, Scratch. На нем детей обучают программированию. Тим много работал над Scratch (если быть точным — над виртуальной машиной), которая там используется.

Также несколько человек работают на нас на контрактной основе для поддержания Google+ и Facebook. Еще один специальный человек связывает нас с людьми на Ebay, нарушающими авторские права. Потому что очень важно защищать свою торговую марку. Я знаю, как это происходит в России, но в Британии, если не защищать свою торговую марку, ее попросту заберут.

Что интересно, оба последних специалиста — женщины. У них обеих есть маленькие дети, и они совмещают работу с уходом за ними. Это отличный способ работать с очень-очень умными людьми: нужно дать им гибкие условия труда. В противном случае эти люди никогда не стали бы работать на тебя, потому что должны присматривать за детьми.

Словом, на фрилансе у нас в любой момент времени трудится семь-восемь человек. Сейчас, возможно, восемь или девять, потому что у нас есть пара дополнительных сотрудников, которые пришли к нам от наших бизнес-партнеров.

Продажи

Главное в RP — это то, что он весит около 42 граммов. Значит, коробка RP весит два килограмма, так что ее очень легко перемещать, верно?

На сегодня уже продано около 1,1–1,2 миллиона Raspberry Pi. Где-то в феврале был миллион. С того момента уже прошло больше месяца, а мы продаем по 100–200 тысяч в месяц.

Самый большой наш рынок сейчас лежит в США. Традиционно продажи распределялись так: 1/3 в Северной Америке, 1/3 в Британии и 1/3 в остальном мире. Но сейчас Америка преобладает с большим отрывом. Там это работает по вирусному принципу: люди покупают RP, показывают друзьям, друзьям нравится и — бац! Плюс мы широко представлены в медиа, и RP есть во многих хакспейсах. (Здесь и далее данные только по одному из двух дистрибуторов, Premier Farnell. — Прим. ред.)

В январе мы продали примерно 3000 RP в России. А суммарно на конец января было продано 900 тысяч устройств. Из проданных позже 100 тысяч примерно половина ушла в Европу, примерно треть в США и Канаду. В итоге США и Канада дают нам примерно 300 тысяч проданных RP. Европа — примерно 400–500 тысяч.

У нас есть определенный прогресс в России, это очевидно на карте, которая показывает, где сейчас все RP. Многие из них в России. Хотя, например, в Италии мы продали в два раза больше.

Вообще мы не рассчитывали продать в России ни одной RP. С другой стороны, когда смотришь, как много людей живет в России, каковы традиции компьютерных исследований и технических разработок в России… Наверное, мы должны продавать у вас просто миллионы RP :).

Сейчас мы собираемся «пойти» в Японию, хотим там закрепиться. Там мы пока не очень сильны, у них есть другие ребята. Но в Японии возник интерес к нам, поэтому нужно хоть немного развиться на этой территории. Мы пытаемся каждые пару месяцев. Мы хотим продавать не только в Западной Европе и Северной Америке, мы хотим продавать в Бразилии, России, на Филиппинах, везде.

Мы всегда возлагаем надежды на то, что местные дистрибьюторы купят RP и будут распространять его локально. Одна из проблем в России как раз заключается в том, что при покупке RP он зачастую доставляется к вам из другой страны, но не продается перекупщиком внутри страны. Нам интересно, чтобы таких перекупщиков было больше, скажем, как в США. В Штатах дело обстоит так: можно купить RP у дилеров, а можно у перекупщиков, что делает рынок более конкурентным. Эти ребята не могут завышать цены, потому что конкурируют друг с другом. Нам нужно искать способы. В магазинах электроники цена будет вдвое выше нашей, что заполнит пробел, но это будет плохо для нас. С этим мы обязательно что-нибудь сделаем, но это займет время.

Одна из прекрасных особенностей работы с нашими дистрибьюторами: они — глобальные компании. Даже когда все идет не идеально, когда приходится доплачивать, они все равно доступны. Ведь у нас своеобразный бизнес: мы не делаем компьютеры, мы разрабатываем их, а потом лицензируем производство.

Подпишись на «Хакер»



P.S. Можете поделиться знаниями и интересными идеями, написав для ][? Дайте знать :). Мы платим гонорары, но это не должно быть главной мотивацией.
Теги:интервьюraspberry piжурнал хакер
Хабы: Блог компании Журнал Хакер
Всего голосов 8: ↑7 и ↓1 +6
Просмотры10.1K

Комментарии 0

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки