Как стать автором
Обновить
131.24
Рейтинг
SkillFactory
Школа Computer Science. Скидка 10% по коду HABR

Я не Бог, не оракул и не гугл. Менторство глазами ментора и менти

Блог компании SkillFactoryУчебный процесс в ITКарьера в IT-индустрииСоциальные сети и сообществаЛайфхаки для гиков

Привет, Хабр! Меня зовут Георгий Могелашвили. Я создатель GetMentor.dev — открытого сообщества IT-наставников из разработки, управления, продукта, аналитики и дизайна, готовых делиться с людьми своими знаниями и опытом. От других похожих площадок мы отличаемся тем, что многие наши менторы готовы помогать людям бесплатно. Зачем это им — далее в посте.

На недавней встрече со SkillFactory мы обсудили с ментором и менти основные моменты: почему люди приходят к ментору, как должна проходить встреча, как к ней готовиться и чего ожидать. В качестве ментора мы позвали Игоря Полянского, Head of Global Product Analytics в Gett, а в роли менти выступал Артём Мосеев, техлид команды backend-разработки компании YCLIENTS.


Кто такие ментор и менти

Ментор - в переводе с латыни «наставник, учитель, мастер». По одному из древнегреческих мифов, Ментор был другом легендарного Одиссея, царя Итаки. Он был старым, мудрым и опытным человеком. Из-за возраста он не смог участвовать в Троянской войне, поэтому Одиссей, уходя в многолетний поход, доверил Ментору воспитание своего сына Телемаха и заботу о своем доме. Имя стало нарицательным и сейчас ментором называют человека, который обучает и оказывает поддержку. В русском языке аналогом слова ментор является наставник. Существуют споры, что это разные понятия, однако я придерживаюсь мнения, что наставник и ментор — тождественны и отвечают за одно и то же: помощь своему подопечному (менти) знаниями и опытом.

Зачем нужна встреча с ментором

Ключевой вопрос, с которого мы приступаем к любой задаче, — зачем? В случае с менти всё очевидно: получить совет от более опытного коллеги, найти решение в сложной ситуации, поделиться опытом, предупредить ошибки. Но с ментором всё не так однозначно.

Игорь Полянский (ментор):

У меня в голове есть разные определения менторства и того, как оно может проходить. Первое: человек приходит с конкретной задачей, чаще всего это: “Хочу стать руководителем”. В таком случае ты выступаешь как ментор стартапа. Твоя задача — помочь эту задачу решить.

Второй вариант: человек хочет найти советчика, умную голову рядом. В непонятной ситуации, где у человека экспертизы нет, эта голова предоставит экспертизу со стороны и поможет разобраться.

Третий вариант я называю “бизнес-психотерапия”. К тебе приходит человек и говорит, что всё потеряно, “боже, у меня тут такие страшные вещи происходят!”. А рядом сидишь ты, ментор с холодной головой, такой бывалый морской волк, и говоришь: “Нет, чувак, не всё потеряно. Всё в порядке. Не ты первый, не ты последний”.

Мне лично больше всего нравится как раз первый вариант: когда ты решаешь конкретную проблему или задачу. Это позволяет систематизировать свой собственный опыт.

Последнее, но не менее важное: ты улучшаешь свою карму и поднимаешь моральный настрой.

Да, один из способов бороться с выгоранием — это перестать работать и начать учить работать других, передавать свои знания дальше по цепочке. Помимо этого, проговаривание собственного опыта помогает его систематизировать, а решение чужих задач развивает тебя как профессионала.

Чего ожидать от встречи

С причинами определились. Другой вопрос — ожидания. Менторство — это не волшебная палочка, которая исправит все проблемы и разом прояснит ситуацию. Это процесс, требующий усилий с обеих сторон и синхронизации ожиданий, и важно знать, что ты можешь получить от встречи с ментором, а что — нет.

Артём довольно точно определил, что стоит ожидать менти от встречи.

Артём Мосеев (менти):

Во-первых, я жду, что рано или поздно мы сформулируем проблему и будем понимать её одинаково. Зачем мы собрались, какую проблему мы хотим решить.

Я жду, что ментор сможет погрузиться в мой контекст. Он может иметь готовое решение на основе его опыта в его компании, но мой случай уникальный. И я надеюсь, что он быстро поймёт различия и применит свою экспертизу к моему случаю.

Также ожидаю, что он не просто скинет инструкцию. Я хочу понимать, почему он выбрал этот вариант, из чего он выбирал, по каким критериям успешности.

Готовых решений в менторстве априори быть не может. Но ментор может подсказать, в какую сторону копать, и обозначить критерии оценки успеха. Здесь нельзя давить авторитетом: нужно объяснять, что и почему ты предлагаешь. Ведь если цель — помочь менти на карьерном пути, то нужно помочь ему решить не только текущую проблему, но и последующие, устранять ошибочные когнитивные паттерны и прививать полезные.

Также важно, чтобы между участниками выстроились правильные отношения.

Игорь Полянский (ментор):

Первое, что я сразу говорю, — я не Бог, не оракул и не Гугл. Я делюсь своим опытом, могу давать тебе советы с его высоты и стараюсь задавать тебе правильные вопросы. При этом, я, как любой человек, могу ошибаться, поэтому всё, что я говорю, не нужно воспринимать за истину в последней инстанции. Критическое мышление у менти должно работать на протяжении всей сессии.

Конечно, нужно соблюдать баланс, чтобы всю встречу не занимало обсуждение какого-то одного момента. Например, один менти оспаривал каждую мысль, и мы практически не сдвигались с места.

Второе — я не сделаю работу за тебя. Я могу помочь советом, могу задать правильные вопросы, направить куда нужно, могу даже помочь каким-то ресурсами, познакомить с нужными людьми, сказать, где конкретно копать, и так далее. Но инициатива должна исходить от тебя. С инициативными менти гораздо больше хочется помогать.

Как готовиться к встрече с ментором

Менторство немного похоже на репетиторство. Чтобы встреча прошла успешно, нужно, чтобы оба участника подготовились. Менти нужно сформулировать проблему (а правильно сформулированная проблема — наполовину решённая проблема), ментору — ознакомиться с ней и обдумать возможные решения.

Игорь Полянский (ментор):

Обычно перед встречей я прошу человека написать свободным текстом, что он хочет получить от менторства, какая у него проблема, чего он хочет достичь. Из того, что человек пишет, кристально понятно, какие у него ожидания. Если у меня появляются опасения на этом этапе, я обязательно их отдельно проговариваю, прям по пунктам.

К первой встрече я заранее формулирую вопросы. Но в процессе появляются какие-то действия, которые уже требуются от меня: накопать информацию, познакомить с каким-то человеком, спросить ещё чьего-то совета. Это уже мне нужно сделать к нашей следующей встрече.

Заявка Артёма на менторство выделялась среди других проработкой, подробным описанием, рассказом о себе, о контексте. Он старается подробно описать, что хочет обсудить: к чему прийти, какую проблему не может решить. Это избавляет от дополнительных вопросов: а сколько человек в команде разработки, как деплоите, какие дополнительные флаги используете? Кроме того, важна гибкость мышления.

Артём Мосеев (менти):

Ты должен быть готов принять что-то новое для себя. То есть ты приходишь, и тебе вдруг рассказывают, что у компании нет тестировщиков, пишут тесты программисты. Для кого-то это может быть блокером, и мы потратим полчаса на обсуждение этой проблемы.

И ментору, и менти нужно писать заметки. Ментору — чтобы к следующей встрече знать, какие задачи были у менти и как он по ним продвинулся. Менти — чтобы зафиксировать обещания и на следующей встрече описать прогресс. Лучше делиться результатами заранее, чтобы ментор мог планировать диалог. Без заметок нельзя — спустя неделю уже будет сложно восстановить контекст.

Чего точно не хочется увидеть на встрече?

У ментора и менти свои антипаттерны. Менторы сталкиваются с завышенными ожиданиями.

Игорь Полянский (ментор):

Не нужно ожидать, что проблему решат за тебя. Это самое, самое плохое, что может ожидать менти.

Иногда человек (особенно, если он платит деньги) ожидает, что ты за него сделаешь большую часть работы. Он уже рассматривает тебя часто не в качестве ментора, а в качестве консультанта. Вот тут нужно провести очень чёткую границу, в какой области лежит ответственность каждого.

У менти другая проблема — авторитарность ментора.

Артём Мосеев (менти):

Я абсолютно не воспринимаю, когда мне говорят декларативно. Мне точно нужно знать, почему ты так решил. Ещё не хотелось бы, чтобы ментор не пытался погрузиться в мой контекст. Может, его решение работает в 90 % случаев, но не сработает в моём.

Главное — вести конструктивный диалог, с аргументами “против” и “за”.

Когда встречу с ментором можно считать успешной?

Заключительный вопрос: как понять, хорошо ли прошла встреча? Сиюминутных результатов нет: как мы помним, ментор не даёт готовые решения, но размечает путь и предлагает свои варианты.

Для Артёма ключевой критерий — получил ли он ответы на свои вопросы. Возможно, вопрос был только вершиной айсберга, и встреча помогла углубиться дальше — это тоже хорошо.

Игорь как ментор занимается чаще рабочими задачами. В таком случае результатом всегда должен быть план действий.

Игорь Полянский (ментор):

Даже если вы не можете сказать по завершении встречи, что вы до конца разобрались в проблеме и у вас нет стратегического плана на год вперёд — должны родиться хотя бы несколько первых шагов. Если такой план есть, он понятен вам обоим, то я думаю, что встреча прошла успешно.

Отдельный вопрос — мотивация. Ментор всё-таки немножко коуч, и от встречи с ним что-то должно проясниться.

Артём Мосеев (менти):

После встречи должны остаться положительные эмоции. Чтобы ты был не выжат, а, наоборот, замотивирован дальше копать.

Игорь Полянский (ментор):

Если мы говорим о бизнес-психотерапии, такое тоже бывает. В этом случае ты судишь об успешности встречи по своим ощущениям. И они обычно позитивные, если получилось человеку поднять настроение, убедить его, что проблемы нет. Или она меньше, чем он ожидал. Или дать понять, что он не один.

С точки зрения мотивации мне кажется, всё зависит от мастерства менторов. У меня в своё время были разные менторы. После встреч с некоторыми из них я был как выжатый лимон, но я был удовлетворён, потому что эти люди жёстко и без прикрас говорили правильные вещи. С другими, наоборот, ты радуешься, а потом начинаешь рефлексировать: “Эх, а к чему в итоге пришли?”, и кажется, что ни к чему.

Я в первую очередь за практический результат. А мотивация — это очень хороший, но побочный эффект, который может как возникнуть, так и не возникнуть.

Что хотели сказать

Менторство не даёт огромных обещаний, это «мягкая сила». Но ментору оно помогает упорядочить собственный опыт, расширить поле экспертизы и избавиться от выгорания, а менти — взглянуть на ситуацию out of the box, составить план действий и добиться цели.

Как говорил Эйнштейн, проблему сложно решить на том уровне, на котором она была сформулирована. Проблема может лежать прямо перед носом человека, но он её не видит, потому что обитает внутри той самой системы. Главное — не переставать пытаться её решить.

Записала Слава @VladislavaZ Жунина

Узнайте, как прокачаться и в других специальностях или освоить их с нуля:

Другие профессии и курсы
Теги:менторменторствоменторингменторынаставничествонаставникнаставники
Хабы: Блог компании SkillFactory Учебный процесс в IT Карьера в IT-индустрии Социальные сети и сообщества Лайфхаки для гиков
Всего голосов 41: ↑37 и ↓4+33
Просмотры4.4K

Лучшие публикации за сутки

Информация

Дата основания
Местоположение
Россия
Сайт
www.skillfactory.ru
Численность
201–500 человек
Дата регистрации
Представитель
Skillfactory School

Блог на Хабре