Как стать автором
Обновить
2724.77
Рейтинг
RUVDS.com
VDS/VPS-хостинг. Скидка 10% по коду HABR10

Как сканы мозга могут решить задачу профилактики немотивированного насилия

Блог компании RUVDS.comНаучно-популярноеБиотехнологииЗдоровье
Эндрю было всего 9 лет, когда он набросился на маленькую девочку во время игры в бейсбол без явной на то причины. На рисунках, которые у него нашлись, он рисовал себя повешенным на дереве и расстреливающим других детей. Случай Эндрю — типичный «Колумбайн» или «Сэнди-Хук», который только ждал своего часа. Но Эндрю повезло — он был племянником нейропсихиатра Дэниела Амена. Там, где другие психиатры накачали бы его таблетками (как и стрелкам «Колумбайна» и «Сэнди-Хука» прежде), доктор Амен сделал то, что следует делать каждому, кто имеет дело с расстройствами поведения, прежде, чем ставить диагнозы и прописывать медикаменты: заглянул к Эндрю в голову, чтобы посмотреть — а в чём, собственно, дело?

Магнитно-резонансная томография показала кисту в мозгу Эндрю. Когда её удалили хирургически — в семью вернулся счастливый добрый ребёнок, каким они знали его прежде. Сейчас Эндрю уже взрослый здоровый мужчина. Трагедии не произошло.

Дэниэл Амен: самый главный вывод после 83 тысяч сканов мозга



Amen Clinics have the world's largest database of functional brain scans relating to the brain and behavior, totaling nearly 90,000 scans on patients from over 111 countries. Dr. Amen is a Distinguished Fellow of the American Psychiatric Association (WebMD).
За консультациями к Амену, с вопросами о том, что может показать современная нейронаука о древнейшей социальной болезни — преступности, — обращаются судьи и адвокаты. Его опыт включает в себя данные, полученные в ходе компьютерной томографии мозга более 500 осуждённых за различные преступления, включая 90 — за убийства.
…наше сознательное восприятие окружающего мира и нас самих в этом мире — на самом деле своего рода контролируемые галлюцинации, источник и механизм возникновения которых заключён в нашем живом организме.

…Представьте, что вы — мозг. Вы заперты внутри черепа и пытаетесь разобраться, что происходит в мире. Внутри черепа нет света и нет звуков. Всё, что у вас есть — потоки электрических импульсов, которые лишь косвенно связаны с тем, что происходит в мире, что бы то ни было. Потому восприятие, понимание происходящего основано лишь на обоснованных догадках. При этом мозг сопоставляет эти сенсорные сигналы со своими предыдущими ожиданиями и представлениями о мире, формируя наиболее точное предположение об источнике сигнала. Мозг не слышит звуков и не видит света. То, что мы воспринимаем, — его самое вероятное предположение о событии.

Если галлюцинации — это неконтролируемое восприятие реальности, то восприятие реальности — что-то вроде контролируемой галлюцинации, в которой прогнозирование мозга удерживается в рамках посредством сенсорной информации извне. На самом деле мы все постоянно галлюцинируем, в том числе прямо сейчас. Просто когда наши галлюцинации совпадают, мы называем это реальностью.

«Осознаваемая реальность — это галлюцинации вашего мозга» (Анил Сет, нейробиолог).
…при шизофрении поток нейромедиатора дофамина такой сильный, что человек не может отличить воображаемое от реального. У него образуется много лишних нейронных связей, которые позволяют анализаторам делать вывод, что мысленные голоса — это реальные внешние голоса, а образы, приходящие в голову, реальные внешние образы. Для уменьшения галлюцинаций при шизофрении используют нейролептики. Это вещества, которые снижают уровень дофамина и мешают поддерживать патологические нейронные связи.

… Ни один из наполеонов, страдавших бредом величия, не выиграл ничего хорошего, несмотря на множество нейронных связей, позволявших ему считать себя действительным императором. Бред величия — это то самое представление о собственной грандиозности и уверенность в том, что Вселенная выполняет любые желания.

В настоящее время участились случаи бреда величия на фоне маниакального синдрома разной этимологии, биполярного расстройства, смешанной депрессии и приема антидепрессантов, особенно неконтролируемого, экспериментов с диетами и психоактивными веществами.

«Коучи-индукторы» (Марина Комиссарова, психолог).

Причины


  • Травматические повреждения мозга. Например, сотрясения.
  • Отравление тяжёлыми металлами. В первую очередь, свинцом и ртутью.
  • Недиагностированный бореллиоз (болезнь Лайма).
  • Недиагностированные опухоли головного мозга.

По своей токсичности в группе тяжёлых металлов ртуть уступает только полонию.

Травматические нарушения.



Незначительные физические нарушения, небольшие травматические повреждения мозга — основная причина поведенческих расстройств, которые разрушают жизни как людей, от них страдающих, так и, зачастую, окружающих. Люди жалуются на проблемы с контролем эмоций, тревожными расстройствами, бессонницей, обращаются к неврологам, психологам, психиатрам и ясновидящим бабкам, получают рецепты, пьют таблеточки, сжигают лягушачьи хвосты в полнолуние — не подозревая, что всё это время они переживают последствия, например, небольшого сотрясения мозга, которое могли получить в детстве, когда им ударили портфелем по голове на перемене в школе, на футбольном поле, когда им прилетело по голове мячом, дома, когда они с размаху ударились затылком о стенку и набили шишку, или на прошлой неделе, когда водитель такси резко затормозил и их припечатало лбом о крышку бардачка.

Диагностика


Ещё один случай из практики доктора Амена: мальчик, упавший с лестницы, когда ему было три года. Он был без сознания всего несколько минут, но эффект от этого растянулся на годы. Когда доктор Дэниэл Амен встретился с ним уже когда ему было 15 лет, его выгнали из третьей школы за агрессивное поведение. Ему предписывали психиатрические лекарства и поведенческую терапию, что, если вдуматься, жестокая шутка само по себе, ведь его поведенческие нарушения не были проблемой сами по себе — они были симптомом проблемы. Проблемы, которая была, в прямом смысле, в голове. «У него с головой что-то не в порядке», сказал бы каждый — и был бы прав в его случае. Но что сделал бы не каждый — что не делает почти никто в таких случаях, но сделал доктор Амен — это заглянул бы к нему в голову, чтобы посмотреть — а в чём, собственно, дело?

Вот сканы мозга двух пациентов, у которых было диагностировано большое депрессивное расстройство:



На сканах видно, что причиной БДР у пациента слева является нездорово низкая активность мозга, у пациента справа — нездорово высокая.

Диагноз — один и тот же.

Причины — прямо противоположные. В медицине это повсеместное явление. Например, проблемы с сердцем у человека могут быть как от сидячего образа жизни, так и от чрезмерных физических нагрузок. Любой экстрим в эксплуатации человеческого организма, будь то экстремальный минимум или экстремальный максимум, ведёт к поломкам. Это логично.

Меры предотвращения и лечения, в зависимости от того, какой из экстримов угрожает здоровью в каждом конкретном случае, совершенно разные — это тоже логично.

Но откуда человеку, страдающему от депрессии, и врачам об этом знать, если они смотрят на симптомы (по которым ставят диагноз), но не на сам мозг? Диагноз, поставленный таким образом, бесполезен. Буквальный ответ на классический вопрос «Доктор, что со мной?» бесполезен, если за ним не следует ответ на настоящий вопрос: «Доктор, что мне с этим делать?»

Это одна из причин, по которой люди часто избегают докторов до последнего момента: потому что медики, когда речь идёт о серьёзных заболеваниях, обычно, хорошо обучены отвечать на первый вопрос — как это заболевание называется — и плохо умеют отвечать на второй — а делать-то что с этим? «Вот вам диагноз, живите теперь с этим». При том, что решения существуют, методы разработаны, технологии имеются — не хватает практики их применения во многих областях. И область головы, поведенческие расстройства — самое слабое место современной медицины.

Без сканирования головного мозга, расстройства поведения в 2021 году диагностируются так же, как в 1840: через поиск узнаваемых наборов симптомов в устном разговоре о проблемах.

Расстройства поведения — единственная область медицины, в которой врачи почти никогда не смотрят на орган, нарушения в работе которого являются предметом лечения — мозг.

Кардиологи смотрят, невропатологи смотрят, хирурги смотрят — психиатры угадывают.

Если человек жалуется на проблемы с сосудами или обеспокоен профилактикой таковых — ему делают кардиограмму и компьютерную томограмму (КТ), чтобы определить суть проблем — вызваны они чрезмерной нагрузкой или недостаточной. Тогда как когда речь заходит о поведенческих расстройствах — никому и в голову, обычно, не приходит заглянуть в соответствующий орган — мозг. Это — абсурд.

Терапия должна подбираться под конкретный мозг, а не набор симптомов.

Слева — скан головного мозга девочки-подростка с синдромом дефицита внимания, которая наносила себе порезы, конфликтовала с родителями и отставала в учёбе.



Исследователи обнаружили, что недиагностированные травматические повреждения головного мозга — основная причина бездомности, алкогольной и наркотической зависимости, депрессии, панических атак, проблем с концентрацией, тревожности, нарушений внимания, вспышек агрессии, немотивированного насилия и самоубийств.

Большинство проблем цивилизации, связанные с насилием — от бытовых убийств до геноцидов — кажутся неразрешимыми только потому, что люди ищут ответы там где проблема себя проявила в виде трагичных последствий, а не там, где она возникла. Ищут там, где светло, а не там, где потеряли.

Здравоохранением, по определению, нужно заниматься, пока человек здоров. Когда человек уже болен и ищет спасения в медицине — это провал здравоохранения. Точно так же, как пожарная безопасность — это не пожарная бригада на каждом углу, а противопожарные меры, предупреждающие возгорание.

Функциональная магнитно-резонансная томография — это доступный, благодаря современной науке, мощный фонарь, позволяющий пролить свет в чёрный ящик человеческого мозга, источник человеческого поведения — и, вместо того, чтобы искать, на кого свалить вину за очередную трагедию — её предупредить.

UPD. «У Галявиева диагностировано заболевание мозга». Какое заболевание — в новостях пока не увидел, но, опять же, с вероятностой точки зрения, исходя из известного опыта подобных случаев — скорее всего, опухоль или микроинсульт. Вряд ли травматическое повреждение (если бы ему два месяца назад на голову упал кирпич, и после этого он сказал маме, что он бог — это, наверное, было бы в новостях сразу). Хотя та же опухоль может быть результатом развития застарелой травмы головы.

Второе по вероятности, учитывая как резко ему снесло башню — недиагностированное инфекционное заболевание, вирусное или микробное. Отравление тяжёлыми металлами наименее вероятно, потому что от них расстройства поведения развиваются более постепенно, а не переключением как по щелчку. Но это всё — в среднем. Что произошло конкретно в случае Галявиева — покажет МРТ, когда (если) ему его, наконец, сделают.

Только диагноз надо было ставить не когда погибло восемь детей и учитель, а до этого. До того, как Галявиев стал тем самым Галявиевым, а не после — чтобы подобного не произошло в принципе.

Недиагностированные нарушения физиологии мозга, ведущие к нарушениям поведения есть не только у Галявиева, а, в той или иной степени, у значительной части населения любой страны, в том числе и России. Какой именно части — nobody knows, потому что профилактического здравоохранения в России нет, уничтожено.

Была бы в России профилактическая медицина — его заметили бы до того, как погибло девять человек и ещё двадцать было отправлено в больницу. А сколько таких жертв ещё будет? Я скажу вам, сколько: десятки, сотни тысяч жертв бытового насилия и убийств в год — это проблема на 90% медицинская, а не криминальная. Это жертвы коммерциализации медицины, которая стимулирует развитие медицины лечения вместо медицины профилактики — потому что в лечении проблем, которые уже невозможно игнорировать, денег больше, чем в их профилактике.

В качестве эмпирического правила — уровень бытового насилия в обществе коррелирует с уровнем недиагностированных заболеваний мозга.

Главным уроком казанской трагедии должна быть необходимость создания профилактической медицины в России — для профилактики:

  1. метаболических нарушений, которые связаны с 2/3 причин смертей (диабет, рак, сердечно-сосудистые);
  2. заболеваний мозга, к последствиям вызванных ими расстройств поведения, наверняка, можно отнести последнюю треть.

Даже к стоматологу советуют ходить два раза в год, чтобы проверять зубы. А голову проверять не надо? Ну да, там же ничего важного не происходит. МРТ головного мозга в терапевтических целях, для профилактики заболеваний мозга и их социальных последствий, должно быть правом, а не привилегией.

Теги:биохимия здоровьяbiochemistry of healthмозгнейровизуализациярасстройства поведенияповеденческие нарушенияruvds_статьи
Хабы: Блог компании RUVDS.com Научно-популярное Биотехнологии Здоровье
Всего голосов 78: ↑72 и ↓6 +66
Просмотры10.2K

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки

Информация

Дата основания
Местоположение
Россия
Сайт
ruvds.com
Численность
11–30 человек
Дата регистрации
Представитель
ruvds

Блог на Хабре