7 мая

Ко дню Радио. Связь — нервы войны

Блог компании RegionSoft Developer StudioIT-инфраструктураРазработка систем связиСтандарты связиИстория IT
Связь всегда святое дело,
А в бою еще важней...

Сегодня, 7 мая, день Радио и Связи. Это больше чем профессиональный праздник — это целая философия преемственности, гордости за одно из важнейших изобретений человечества, которое проникло во все сферы жизни и вряд ли в ближайшее время устареет. А через два дня, 9 мая, будет 75 лет победы в Великой Отечественной войне. В войне, в которой связь сыграла огромную, а иногда и ключевую роль. Связисты соединяли дивизии, батальоны, фронты иногда в прямом смысле ценой своей жизни, становясь частью системы, которая позволяла передать приказ или информацию. Это был настоящий ежедневный подвиг на протяжении всей войны. В России учреждён день военного связиста, он отмечается 20 октября. Но я точно знаю, что он отмечается и сегодня, в день Радио. Поэтому давайте мы вспомним об аппаратуре и технологиях связи Великой Отечественной, ведь недаром говорят, что связь — это нервы войны. Эти нервы были на пределе своих возможностей и даже выше них.


Связисты РККА в 1941 году с катушкой и полевым телефоном

Полевые телефоны


К началу Великой Отечественной войны проводная связь уже перестала быть прерогативой телеграфа, в СССР развивались телефонные линии, появились первые способы связи с помощью радиочастот. Но первое время именно проводная связь была главным нервом: телефоны позволяли налаживать связь в чистом поле, лесу, через реки, не требуя какой-либо инфраструктуры. Плюс ко всему, сигнал с проводного телефона нельзя было перехватить или запеленговать без физического доступа.

Войска вермахта не дремали: они активно искали полевые линии связи и столбы, бомбили их и устраивали диверсии. Для атаки на узлы связи были даже специальные снаряды, которые при бомбардировке цепляли провода крючками и разрывали всю сеть в клочья. 

Первым войну с нашими солдатами встретил простой полевой телефон УНА-Ф-31, один из тех, которые нуждались в медных проводах для обеспечения связи. Однако именно проводная связь отличалась в войну стабильностью и надёжностью. Чтобы использовать телефон, было достаточно протащить кабель и подсоединить его к самому аппарату. А вот прослушать такой телефон было сложно: нужно было подключиться непосредственно к кабелю, который охранялся (как правило, связисты шли по двое или даже небольшой группой). Но это так просто звучит «на гражданке». Во время боевых действий связисты рисковали жизнью и тянули провода под обстрелом противника, ночью, по дну водоёма и т.д. Плюс ко всему,  противник тщательно следил за действиями советских связистов и при первой возможности уничтожал именно средства и кабели связи. Героизм связистов не знал предела: они погружались в ледяную воду Ладоги и шли под пулями, они переходили линию фронта и помогали разведке. В документальных источниках описано немало случаев, когда связист перед гибелью пережимал оборванный кабель зубами, чтобы последняя судорога стала недостающим звеном для обеспечения связи.  


УНА-Ф-31

УНА-Ф (фонический) и УНА-И (индукторный) выпускались в городе Горьком (Нижнем Новгороде) на радиотелефонном заводе имени Ленина, начиная с 1928 года. Они представляли собой немудрёное приспособление в деревянной раме с ремнём, состоящее из микротелефонной трубки, трансформатора, конденсатора, громоотвода, батареи (или зажимов питания). Индукторный телефон совершал вызов при помощи звонка, а фонический — при помощи электрического зуммера. Модель УНА-Ф  была настолько тихой, что связист-телефонист был вынужден всё дежурство держать трубку около уха (к 1943 году был спроектирован удобный головной наушник). К 1943 году появилась новая модификация УНА-ФИ — эти телефоны имели повышенную дальность и могли включаться в любые типы коммутаторов — фонические, индукторные и фоноиндукторные.


Полевые телефоны УНА-И-43 с индукторным вызовом предназначались для организации внутренней телефонной связи в штабах и на командных пунктах войсковых соединений и частей. Кроме того, индукторные аппараты применялись для телефонной связи крупных войсковых штабов с нижестоящими штабами. Такая связь осуществлялась преимущественно по двухпроводной постоянной линии, по которой одновременно работал и телеграфный аппарат. Индукторные аппараты получили большее распространение и широкое использование благодаря удобству коммутации и повышенной надёжности.


УНА-ФИ-43 — полевой телефон

 На смену серии УНА пришли телефоны ТАИ-43 с индукторным вызовом, сконструированные на основе детального изучения трофейных немецких полевых телефонов FF-33. Дальность связи по полевому кабелю была до 25 км, по постоянной 3-мм воздушной линии — 250 км. ТАИ-43 давал устойчивую связь и был в два раза легче своих предыдущих аналогов. Такой телефон применялся для обеспечения связи в звене от дивизии и выше. 


ТАИ-43

Не менее примечательным был полевой телефонный аппарат «ПФ-1» (Помощь Фронту) уровня взвод — рота — батальон, который по полевому кабелю «одолевал» всего 18 км. Производство аппаратов началось в 1941 году в мастерских МГТС (Московской городской телефонной сети). Всего было выпущено около 3000 аппаратов. Эта партия хоть по нашим меркам и кажется маленькой, оказалась действительно большой помощью фронту, где каждое средство связи было на счету и в цене.


Узел связи в Сталинграде

Был ещё один телефон с необычной историей — ИИА-44, который, как видно из названия, появился в войсках в 1944 году. В металлическом корпусе, с двумя капсюлями, с аккуратными надписями и инструкциями он несколько отличался от своих деревянных собратьев и выглядел скорее как трофейный. Но нет, ИИА-44 был произведён американской компанией Connecticut Telephone & Electric и поставлялся в СССР по ленд-лизу. Он имел индукторный тип вызова и позволял подключать дополнительную микротелефонную трубку. Кроме того, в отличие от некоторых советских моделей, он имел внутреннюю, а не внешнюю батарею (так называемый класс МБ, с местной батареей). Емкость батарей от завода-изготовителя была 8 ампер-часов, но в телефоне были предусмотрены слоты под советские батареи от 30 ампер-часов. Впрочем, военные связисты о качестве оборудования отзывались сдержанно.


ИИА-44

Не менее важными элементами системы военной связи были кабели (катушки) и коммутаторы. 

Полевые кабели обычно по 500 м были намотаны на катушки, которые закреплялись на плече и довольно удобно разматывались и наматывались. Основными «нервами» Великой Отечественной войны стали полевой телеграфный кабель ПТГ-19 (дальность связи 40-55 км) и ПТФ-7 (дальность связи 15-25 км). С начала Великой Отечественной войны войска связи ежегодно ремонтировали 40 000-50 000 км телефонно-телеграфных линий с подвеской на них до 200 000 км проводов и заменили до 10 000 столбов. Враг был готов на всё, чтобы разрушить системы связи, поэтому восстановление было постоянным и немедленным. Кабель приходилось прокладывать по любой местности, в том числе по дну водоёмов, — в этом случае специальные грузила топили кабель и не позволяли ему всплывать на поверхность. Самые сложные работы по прокладке и ремонту телефонного кабеля проходили во время блокады Ленинграда: город нельзя было оставить без связи, а диверсанты делали своё дело, поэтому иногда водолазы работали под водой даже лютой зимой. К слову, точно так же с огромными сложностями укладывали электрический кабель для снабжения Ленинграда электричеством. 


Провода (кабель) были подвержены как наземным атакам, так и артиллерийским налётам — провод секло осколками в нескольких местах и связист был вынужден идти искать и исправлять все обрывы. Связь нужно было восстанавливать практически мгновенно, для координации дальнейших действий войск, поэтому связисты пробирались нередко под пулями и снарядами. Бывали случаи, когда провод предстояло тянуть через минное поле и связисты, не дожидаясь сапёров, сами разминировали путь себе и своим проводам. У бойцов была своя атака, у связистов — своя, не менее кошмарная и смертоносная. 

Кроме прямых угроз в виде оружия противника, у связистов была ещё одна опасность страшнее смерти: поскольку связист, сидевший на телефоне, знал всю обстановку на фронте, он был важным объектом охоты немецкой разведки. Связисты часто попадали в плен, поскольку к ним было довольно просто подобраться: достаточно было перерезать провод и ждать в засаде, когда связист придёт на место в поисках очередного обрыва. Чуть позже появились методы защиты и обхода таких манёвров, бои за информацию перешли в радиоэфир, но в начале войны ситуация была страшной.

Коммутаторы одиночные и спаренные применялись для соединения телефонных аппаратов (фонических, индукторных и гибридных). Коммутаторы были рассчитаны на 6, 10, 12 и 20 (при спаривании) номеров и использовались для обслуживания внутренней телефонной связи штабов полка, батальона, дивизии. К слову, коммутаторы довольно быстро эволюционировали и к 1944 году армия имела лёгкое оборудование с высокой ёмкостью. Последние коммутаторы были уже стационарными (около 80 кг) и могли обеспечивать коммутацию до 90 абонентов. 


Телефонный коммутатор К-10. Обратите внимание на надпись на корпусе

Осенью 1941 года немцы поставили себе цель захватить Москву. Помимо всего прочего, столица была центральным узлом всей советской связи, и этот клубок нервов нужно было уничтожить. В случае уничтожения московского узла все фронты оказались бы разобщёнными, поэтому нарком связи И.Т. Пересыпкин в окрестностях Москвы создал кольцевую линию связи с важными крупными узлами Север, Юг, Восток, Запад. Эти узлы-дублёры обеспечили бы связь даже в случае полного уничтожения центрального телеграфа страны. Иван Терентьевич Пересыпкин сыграл в войне огромную роль: он сформировал более 1000 частей связи, наладил курсы и школы телефонистов, радистов, связистов, которые давали фронту специалистов в самые короткие сроки. К середине 1944 года благодаря решениям наркома связи Пересыпкина пропала «радиобоязнь» на фронтах и войска ещё до ленд-лиза были оснащены более чем 64 000 радиостанций разного типа. В 39 лет Пересыпкин стал маршалом связи. 

Радиостанции


Война стала периодом невероятного прогресса радиосвязи. Вообще отношения связистов РККА изначально складывались с натяжкой: если с простым телефоном мог справиться практически любой солдат, то радиостанции требовали связистов с определёнными навыками. Поэтому первые связисты войны отдавали предпочтение своим верным друзьям — полевым телефонам. Однако вскоре радиостанции показали, на что они способны и стали использоваться повсеместно и обрели особенную популярность у партизан и подразделений разведки.


Носимая радиостанция КВ диапазона (3-Р) 

Радиостанция РБ (радиостанция батальонная) мощностью 0,5 Вт первых модификаций состояла из приёмопередатчика (10,4 кг), питания (14,5 кг) и антенной укладки диполя (3,5 кг). Длина диполя была 34 м, антенны — 1,8 м. Был кавалерийский вариант, который крепился на специальной раме к седлу. Это была одна из самых старых радиостанций, которые использовались в начале Великой Отечественной войны.


Старшина Красной Армии и РБ

К 1942 году появилась версия РБМ (модернизированная), в которой было уменьшено число используемых типов электронных ламп, была повышена прочность и жесткость конструкции, как того требовали реальные боевые условия. Появились РБМ-1 с выходной мощностью 1 Вт и РБМ-5 на 5 Вт. Выносные устройства новых станций позволяли вести переговоры из пунктов на удалении до 3 км. Эта станция стала личной радиостанцией командиров дивизий, корпусов и армий. При использовании отражённого луча удавалось поддерживать устойчивую радиотелеграфную связь на 250 км и более (кстати, в отличие от средних волн, которые можно было эффективно использовать с отражающим лучом только ночью, короткие волны до 6 МГц хорошо отражались от ионосферы в любое время суток и могли распространяться на большое расстояние за счёт переотражений от ионосферы и поверхности земли, не требуя при этом каких-то мощных передатчиков). Кроме того, РБМ отлично себя показали в обслуживании аэродромов в военное время. 

После войны армия использовала уже более прогрессивные модели, а РБМ стали популярными у геологов и использовались настолько долго, что ещё успели стать героями статей профильных журналов в 80-е годы.

Схема РБМ:


В 1943 году американцы просили лицензию на производство этой удачной и надёжной радиостанции, но им было отказано.

Следующий герой войны — радиостанция «Север», которую на фронте сравнивали с «Катюшей», настолько остро необходимым и своевременным был этот аппарат. 

Радиостанции «Север» начали производить в 1941 году и производили даже в блокадном Ленинграде. Они были легче первых РБ — вес полного комплекта с батареями был «всего» 10 кг. Она обеспечивала связь на расстоянии 500 км, а в определённых условиях и руках профессионалов «добивала» до 700 км. Эта радиостанция предназначалась прежде всего для разведки и партизанских подразделений. Это была радиостанция с приёмником прямого усиления, трёхкаскадным, с регенеративной обратной связью. Кроме версии на батареях, была «облегчённая»версия, которая однако требовала питания от сети переменного тока, а также несколько отдельных версий для флота. В комплект входили антенна, головные телефоны, телеграфный ключ, запасной комплект ламп, ремкомплект. Для организации связи при штабах фронтов были развёрнуты специальные радиоузлы с мощными передатчиками и чувствительными радиоприёмниками. Узлы связи имели своё расписание, согласно которому поддерживали радиосвязь 2-3 раза в течение суток. К 1944 году радиостанции типа «Север» связали Центральный штаб более чем с 1000 партизанских отрядов. «Север» поддерживал комплекты аппаратуры засекреченной связи (ЗАС), но от них часто отказывались, чтобы не получать ещё несколько килограммов оборудования. Для «засекречивания» переговоров от противника говорили простым шифром, но по определённому расписанию, на разных волнах и с дополнительным кодировнием местоположения войск.  


Радиостанция Север 

12-РП — советская носимая пехотная коротковолновая радиостанция, применявшаяся в полковых и артиллерийских сетях РККА. Состоит из отдельных блоков передатчика 12-Р и приёмника 5СГ-2. Приёмно-передающая, телефонно-телеграфная, полудуплексная радиостанция, предназначенная для работы в движении и на стоянках. Радиостанция состояла из упаковок приёмопередатчика (масса 12 кг, габариты 426 х 145 х 205 мм) и питания (масса 13,1 кг, габариты 310 х 245 х 185 мм). Переносилась за спиной на ремнях двумя бойцами. Радиостанция выпускалась с октября — ноября 1941 года и до конца Великой Отечественной войны Горьковским государственным союзным заводом №326 имени М. В. Фрунзе В годы Великой Отечественной войны завод внес большой вклад в обеспечение войск радиосвязью. На нем было организовано 48 фронтовых бригад, в которых трудилось более 500 человек. Только за 1943 год было выпущено 2928 радиоизмерительных приборов семи наименований. В том же году завод № 326 дал армии 7601 радиостанцию типа 12-РП и 5839 радиостанций 12-РТ.


Радиостанция 12-РП

Радиостанции быстро стали незаменимыми в авиации, на транспорте и особенно в танках. Кстати, именно наращивание танковых войск и авиации стало главной предпосылкой перехода советских армейских подразделений на радиоволны — для связи танков и самолётов между собой и с командными пунктами проводной телефон был непригоден.

Советские танковые радиостанции имели дальность связи значительно выше немецких.И это была, пожалуй, передовая часть военной связи начала и середины войны. В РККА начала войны со связью было совсем плохо — во многом вследствие всё той же предвоенной политики ненаращивания вооружения. Первые страшные поражения и многотысячные человеческие жертвы во многом были обусловлены разобщённостью действий и отсутствием средств связи.

Первой советской танковой радиостанцией стала 71-ТК, разработанная в начале 30-х гг. В годы Великой Отечественной войны их сменили радиостанции 9-Р, 10-Р и 12-Р, которые непрерывно совершенствовались. Вместе с радиостанцией в танках использовались переговорные устройства ТПУ. Поскольку танкистам нельзя было занимать руки и отвлекаться, ларингофоны и головные телефоны (по сути наушники) крепились на шлемы танкистов — отсюда и пошло слово «шлемофон». Передача информации велась с помощью микрофона или телеграфным ключом. В 1942 году на базе пехотных радиостанций 12-РП выпускались танковые радиостанции 12-РТ. Танковые радиостанции предназначались прежде всего для обмена информацией между машинами. Так, 12-РП обеспечивала двухстороннюю связь с равноценной радиостанцией на среднепересеченной местности в дневное время на расстояниях:

  • Луч (под определённым углом)  – телефон до 6 км, телеграф до 12 км
  • Штырь (ровная местность, много помех) – телефон до 8 км, телеграф до 16 км
  • Диполь, inverted V (лучше всего подходил для леса и оврагов) – телефон до 15 км, телеграф до 30 км

Наиболее удачной и долго живущей в войсках оказалась 10-РТ, пришедшая в 1943 году на смену 10-Р, которая имела эргономичные по тем временам органы управления и крепления на шлеме.


10-РТ изнутри


Танковая радиостанция 10-Р

Авиационные бортовые радиостанции КВ диапазона РСИ начали выпускаться в 1942 году, устанавливались на истребители и работали для переговоров на частотах 3,75-5 МГц. Дальность таких станций составляла до 15 км при связи между самолётами и до 100 км при связи с наземными радиостанциями пунктов управления. Дальность сигнала зависела от качества металлизации и экранировки электрооборудования, радиостанция истребителя требовала более тщательной настройки и профессионального подхода. К концу войны некоторые модели РСИ допускали кратковременное форсирование мощности передатчика до 10 Вт. Крепились органы управления радиостанции на шлем лётчика по тем же принципам, что и в танках.


РСИ-3М1 — коротковолновый передатчик  входивший в комплект радиостанции истребителя РСИ-4, выпускался с 1942 года

Кстати, были многочисленные случаи, когда радиостанция в рюкзаке спасала жизнь связисту — она принимала на себя пули или осколки во время бомбёжек, сама выходила из строя, а бойца спасала. Вообще в войну было создано и использовалось множество радиостанций для пехоты, флота, подводного флота, авиации и особого назначения и каждая из них достойна целой статьи (а то и книги), потому что они были такими же бойцами, как те, кто с ними работал. Но нам на такое исследование Хабра не хватит.

Тем не менее, я упомяну ещё одну радиостанцию — радиоприёмники УС (универсальный супергетеродин, то есть локальный маломощный генератор высокой частоты), серия радиоприемников ДВ/СВ/КВ диапазона. Этот радиоприёмник СССР начал создавать по третьей программе перевооружения Красной Армии и сыграл огромную роль в координации и проведении боевых действий. Изначально УСы были предназначены для оборудования радиостанций бомбардировщиков, однако они быстро перешли на вооружение сухопутных войск и полюбились связистам за компактность, простоту в управлении и исключительную надёжность, сравнимую с проводным телефоном. Тем не менее линейка радиоприёмников оказалась настолько удачной, что не только «отработала» своё на нужды авиации и пехоты, но и в дальнейшем стала популярной у радиолюбителей СССР (которые разыскивали списанные экземпляры для своих экспериментов). 


УС

Спецсвязь


Говоря о связи в годы Великой Отечественной войны, нельзя не упомянуть средства спецсвязи. Королевой технологий была правительственная «ВЧ связь» (она же АТС-1, она же кремлёвка), изначально разработанная для ОГПУ, которую было невозможно прослушать без сложных технических приспособлений и особого доступа к линиям и оборудованию. Это была система защищённых каналов связи… Впрочем, почему была? Она и сейчас есть: система защищённых каналов связи, которая обеспечивает стабильное соединение и конфиденциальность переговоров руководителей страны, важных оборонных предприятий, министерств и силовых ведомств. Сегодня изменились и усилились средства защиты, но цели и задачи остались те же самые: никто не должен знать ни единицы информации, которая прошла по этим каналам.

В 1930 году была запущена первая АТС Москвы (пришла на смену группе коммутаторов ручной связи), которая прекратила свою работу лишь в 1998 году. К середине 1941 г. сеть правительственной ВЧ-связи состояла из 116 станций, 20 объектов, 40 трансляционных пунктов и обслуживала около 600 абонентов. ВЧ связью был укомплектован не только Кремль, для управления военными действиями ею были укомплектованы штабы и командование на передовых. Кстати, в годы войны московская ВЧ-станция была перенесена в рабочие помещения станции метро Кировская (с ноября 1990 года — Чистые пруды)  для защиты от возможных бомбардировок столицы. 

Как вы уже наверняка поняли из аббревиатуры ВЧ, в основу работы правительственной связи ещё в 30-е годы был положен принцип высокочастотного телефонирования. Человеческий голос переносился на более высокие частоты и становился недоступным для прямого прослушивания. К тому же, такая технология позволяла передавать по одному проводу сразу несколько переговоров, что потенциально должно было стать дополнительной помехой при перехвате. 

Человеческий голос производит колебания воздуха в полосе частот 300-3200 Гц, и обычная телефонная линия для его передачи должна иметь выделенную полосу (где звуковые колебания будут преобразовываться в электромагнитные) до 4 кГц. Соответственно, чтобы прослушать такую передачу сигнала, достаточно «подрубиться» к проводу любым доступным способом. А если пустить по проводу высокую полосу частот от 10 кГц, то получится несущий сигнал и колебания голоса абонентов можно замаскировать в изменениях характеристик сигнала (частоты, фазы и амплитуды). Эти изменения несущего сигнала образуют огибающий сигнал, который и передаст звук голоса на другой конец. Если в момент такого разговора подключиться к проводу напрямую с простым аппаратом, то можно услышать только ВЧ-сигнал.  


Подготовка к Берлинской операции, слева — маршал Г.К.Жуков, в центре — один из незаменимых бойцов, телефон

Маршал Советского Союза И. С. Конев писал о ВЧ связи в мемуарах: «Надо вообще сказать, что эта связь ВЧ, как говорится, нам была Богом послана. Она так выручала нас, была настолько устойчива в самых сложных условиях, что надо воздать должное нашей технике и нашим связистам, специально обеспечивавшим эту связь ВЧ и в любой обстановке буквально по пятам сопровождавших при передвижении всех, кому положено пользоваться этой связью».



За пределами нашего короткого обзора остались такие важнейшие средства связи как телеграф и разведывательное оборудование, вопросы шифрования в военное время, истории перехватов переговоров. За рамками остались и устройства связи союзников и противников — а это целый интересный мир противостояния. Но тут, как мы уже говорили, Хабра не хватит для того, чтобы написать обо всём, с документалистикой, фактами и сканами инструкций и книг того времени. Это не просто какой-то момент, это огромный самостоятельный пласт отечественной истории. Если вам это так же интересно, как нам, то я оставлю несколько очень крутых ссылок на ресурсы, которые вы можете изучить. И поверьте, там есть что для себя открыть и чему удивиться.


Сегодня в мире есть любая связь: супер защищённая проводная, спутниковая связь, многочисленные мессенджеры, выделенные радиочастоты, сотовая связь, рации всех моделей и классов защиты. Большинство из средств связи чрезвычайно уязвимы к любым военным действиям и диверсиям. И в итоге самым прочным в поле, как и тогда, наверняка окажется проводной телефон. Только проверять это как-то не хочется, да и не нужно. Мы лучше всё это в мирных целях используем.

С днём Радио и Связи, дорогие друзья, связисты и причастные! Ваш RegionSoft

73!
Теги:связьрадиостанциисвязь на войнесвязистырадистытелефонистыАТС73CQ
Хабы: Блог компании RegionSoft Developer Studio IT-инфраструктура Разработка систем связи Стандарты связи История IT
+46
5,4k 26
Комментарии 16
Лучшие публикации за сутки