Блог компании Mail.ru Group
Читальный зал
История IT
Интервью
31 октября 2019

Интервью Playboy: Стив Джобс, часть 1

Автор оригинала: David Sheff
Перевод

Это интервью вошло в антологию The Playboy Interview: Moguls, в которой также есть беседы с Джеффом Безосом, Сергеем Брином, Ларри Пейджем, Дэвидом Геффеном и многими другими.

Playboy: Мы пережили 1984 год — компьютеры не захватили мир, хотя и не все могут с этим согласиться. В массовом распространении компьютеров в первую очередь нужно винить именно вас, 29-летнего отца компьютерной революции. Случившийся бум сделал вас невероятно богатым человеком — стоимость вашего пакета акций доходила до полумиллиарда долларов, верно?

Джобс: Когда акции подешевели, я потерял 250 млн долларов за год. [смеется]

Playboy: Вы находите это смешным?

Джобс: Я не позволю подобным вещам разрушить мою жизнь. Разве это не смешно? Знаете, денежный вопрос меня немало веселит — он всех очень интересует, хотя за последние десять лет со мной случилось много куда более ценных и поучительных событий. Еще он заставляет меня чувствовать себя старым — например, когда я выступаю в кампусе и вижу, какой трепет вызывает во многих студентах мое миллионное состояние.

Когда я учился, заканчивались шестидесятые, а волна утилитарности еще не пришла. В сегодняшних студентах нет идеализма — во всяком случае, гораздо меньше, чем в нас. Они явно не позволяют актуальным философским проблемам слишком уж отвлекать их от изучения коммерции. В мое время ветер идеалов шестидесятых еще не утратил силы, и большинство моих ровесников сохранили эти идеалы навсегда.

Playboy: Интересно, что компьютерная сфера сделала миллионерами…

Джобс: Да, да, юных безумцев.

Playboy: Мы имели в виду людей вроде вас со Стивом Возняком, которые еще десять лет назад работали в гараже. Расскажите об этой революции, которую вы двое затеяли.

Джобс: Век назад произошла нефтехимическая революция. Она подарила нам доступную энергию, в данном случае, механическую. Она изменила саму структуру общества. Сегодняшняя информационная революция тоже касается доступной энергии — но уже интеллектуальной. Наш компьютер Macintosh находится на начальной стадии развития — но уже сейчас он может экономить вам по несколько часов в сутки, потребляя меньше электричества, чем 100-ваттная лампа. На что компьютер будет способен через десять, двадцать, пятьдесят лет? Эта революция затмит нефтехимическую — и мы находимся в ее авангарде.

Playboy: Давайте возьмем паузу и дадим определение компьютеру. Как он работает?

Джобс: На самом деле, компьютеры очень просты. Сейчас мы с вами в кафе. Представим, что вы способны понимать только самые примитивные указания, а мне нужно объяснить вам, как пройти в уборную. Мне пришлось бы использовать самые точные и конкретные инструкции, примерно такие: «Соскользните со скамейки, сдвинувшись на два метра вбок. Встаньте прямо. Поднимите левую ногу. Согните левое колено до горизонтального положения. Выпрямите левую ногу и перенесите вес на триста сантиметров вперед» и так далее. Если бы вы смогли воспринимать подобные указания в сто раз быстрее любого другого человека в этом кафе, вы казались бы нам волшебником. Вы могли бы сбегать за коктейлем, поставить его передо мной и щелкнуть пальцами, и я бы подумал, что бокал появился по щелчку — настолько быстро все произошло. Именно так работает компьютер. Он выполняет самые примитивные задания — «возьми это число, добавь его к этому числу, вставь результат сюда, проверь, превосходит ли он вон то число» — но на скорости, грубо говоря, в миллион операций в секунду. Полученные результаты кажутся нам магией.

Таково простое объяснение. Смысл в том, что многим людям нет нужды понимать устройство компьютера. Большинство людей не имеют представления о работе автоматической коробки передач, но умеют водить машину. Вам необязательно изучать физику и понимать законы динамики, чтобы водить машину. Вам не нужно понимать все это, чтобы пользоваться Macintosh — но вы спросили. [смеется]

Playboy: Вы явно верите в то, что компьютеры изменят нашу частную жизнь, но как вы убедите в этом скептиков и противников?

Джобс: Компьютер — самое удивительное устройство из всех, что мы видели. Он может быть одновременно инструментом для печати, центром связи, суперкалькулятором, органайзером, папкой для хранения документов, средством самовыражения — нужно лишь соответствующее программное обеспечение и инструкции. Ни одно другое устройство не обладает мощью и универсальностью компьютера. Мы не знаем, насколько далеко он может зайти. Сегодня компьютеры делают нашу жизнь проще. Задачи, которые отняли бы у нас часы, они выполняют за доли секунды. Они повышают качество нашей жизни, принимая на себя монотонную рутину и расширяя наши возможности. В дальнейшем они будут выполнять все больше и больше наших поручений.

Playboy: Какие могут быть конкретные причины для покупки компьютера? Один из ваших коллег недавно сказал: «Мы дали людям компьютеры, но не объяснили, что с ними делать. Мне проще сводить баланс вручную, чем на компьютере». Зачем человеку покупать компьютер?

Джобс: У разных людей найдутся разные причины. Самый простой пример — предприятия. С компьютером можно составлять документы гораздо быстрее и гораздо качественнее, продуктивность офисных работников растет во многих отношениях. Компьютер освобождает людей от значительной части рутинной работы и позволяет им включать креатив. Помните, компьютер — это инструмент. Инструменты помогают нам лучше работать.

Что касается образования, компьютеры — первое изобретение со времен книги, которое взаимодействует с человеком без устали и без осуждения. Образование по методу Сократа больше недоступно, и компьютеры могут осуществить прорыв в образовательном процессе при поддержке компетентных преподавателей. Компьютеры уже есть в большинстве школ.

Playboy: Эти аргументы подходят для предприятий и учебных заведений, а что насчет дома?

Джобс: На данном этапе этот рынок существует, скорее, в нашем воображении, чем в реальности. Главные причины для покупки компьютера сегодня — если вы хотите взять часть работы домой или поставить обучающую программу для себя или детей. Если ни одна из этих причин не подходит, то единственный оставшийся вариант — желание развить компьютерную грамотность. Вы видите, что что-то происходит, но не совсем понимаете, что именно, и хотите узнать новое. Скоро все изменится, и компьютеры станут неотъемлемой частью нашей домашней жизни.

Playboy: Что именно изменится?

Джобс: Большинство людей будут стремиться приобрести домашний компьютер, чтобы иметь возможность подключиться к общенациональной коммуникационной сети. Мы находимся на ранней стадии невероятного прорыва, сравнимого по масштабу с распространением телефона.

Playboy: О каком именно прорыве вы говорите?

Джобс: Я могу лишь выстраивать предположения. В своей сфере мы видим много нового. Мы не знаем, как именно это будет выглядеть, но это будет нечто огромное и замечательное.

Playboy: Получается, что вы предлагаете покупателям домашних компьютеров выложить три тысячи долларов, приняв ваши слова на веру?

Джобс: В будущем это не будет актом доверия. Самая сложная из стоящих перед нами проблем — неумение ответить на вопросы людей о конкретике. Если бы сто лет назад кто-то спросил Александра Грэхема Белла, как именно можно пользоваться телефоном, он бы не смог описать все аспекты того, как телефон изменил мир. Он не знал, что при помощи телефона люди будут узнавать, что идет вечером в кино, заказывать продукты на дом или звонить родным на другом конце земного шара. Сначала, в 1844 году, был представлен телеграф общего пользования, что стало выдающимся достижением в сфере коммуникации. Сообщения доходили из Нью-Йорка в Сан-Франциско за несколько часов. Выдвигались предложения установить телеграф на каждый рабочий стол в Америке для повышения продуктивности. Но это бы не сработало. Телеграф требовал от людей знания азбуки Морзе, таинственных заклинаний из точек и тире. Обучение занимало порядка 40 часов. Большинство людей так бы его и не освоило. К счастью, в 1870-е Белл запатентовал телефон, который в сущности исполнял ту же функцию, но был более доступен в использовании. А кроме того, он позволял не только передавать слова, но и петь.

Playboy: То есть?

Джобс: Он позволял наполнять слова смыслом посредством интонации, а не только простыми лингвистическими средствами. Говорят, что для повышения продуктивности нужно поставить компьютер IBM на каждый рабочий стол. Это не сработает. Теперь нужно учить другие заклинания, /q-z и подобные ему. Руководство к WordStar, самому популярному текстовому редактору, занимает 400 страниц. Чтобы написать роман, нужно прочитать другой роман, который для большинства выглядит как детектив. Пользователи не будут учить /q-z, как не учили азбуку Морзе. Вот что такое Macintosh — первый «телефон» нашей индустрии. И как мне кажется, самое крутое в Macintosh — то, что он, подобно телефону, позволяет вам петь. Вы не просто передаете слова, вы можете печатать их в разных стилях, рисовать и добавлять изображения, тем самым самовыражаясь.

Playboy: Это действительно примечательно или это просто такая новая «фишка»? По крайней мере один критик назвал Macintosh самым дорогим в мире волшебным экраном Etch A Sketch.

Джобс: Это настолько же примечательно, насколько и телефон, сменивший телеграф. Представьте, что бы вы создавали в детстве, имея настолько продвинутый волшебный экран. Но это лишь один аспект: с помощью Macintosh вы можете не только повысить продуктивность и творческие способности, но и более эффективно общаться при помощи изображений и графиков, а не только слов и цифр.

Playboy: Большинство компьютеров получают команды путем нажатия клавиш, тогда как Macintosh использует для этого устройство под названием «мышь» — маленькую коробочку, перемещения которой по столу управляют курсором на экране. Для привыкших к клавиатуре людей это серьезное изменение. Почему именно мышь?

Джобс: Если я захочу указать вам, что на вашей рубашке пятно, я не буду прибегать к лингвистике: «Пятно на вашей рубашке в 14 сантиметрах книзу от воротника и тремя сантиметрами левее пуговицы». Увидев пятно, я просто укажу на него: «Вот» [указывает]. Это самая доступная метафора. Мы провели много тестов и исследований, которые показали, что целый ряд действий, например, таких как «Вырезать» и «Вставить», благодаря мыши становится не только проще, но и эффективнее.

Playboy: Как долго заняла разработка Macintosh?

Джобс: Создание самого компьютера заняло два года. До этого мы несколько лет работали над стоящей за ним технологией. Не думаю, что я когда-нибудь работал над чем-то более интенсивно, чем над Macintosh, но этот опыт стал лучшим в моей жизни. Думаю, что все мои коллеги скажут то же самое. В конце разработки мы уже не хотели его выпускать — мы будто знали, что после выпуска он перестанет быть нашим. Когда мы наконец-то представили его на собрании акционеров, все в зале поднялись с мест и пять минут аплодировали. Самое потрясающее, что я видел в первых рядах команду разработчиков Mac. Никто из нас не мог поверить, что мы его закончили. Все мы плакали.

Playboy: Перед интервью нас предупреждали: готовьтесь, вас будет «обрабатывать» лучший.

Джобс: [улыбается] Мы с коллегами просто относимся к делу с энтузиазмом.

Playboy: Но как покупателю разглядеть за этим энтузиазмом, многомиллионными рекламными кампаниями и вашим умением общаться с прессой действительную ценность продукта?

Джобс: Рекламные кампании необходимы для сохранения конкурентоспособности — реклама IBM повсюду. Хороший PR дает людям информацию, вот и все. Обмануть людей в этом бизнесе невозможно — продукты говорят сами за себя.

Playboy: Если не считать популярные претензии, касающиеся неэффективности мыши и черно-белого экрана Macintosh, то самое серьезное обвинение в адрес Apple — завышенные цены на товары. Не желаете ответить критикам?

Джобс: Наши исследования доказывают, что мышь позволяет работать с данными или приложениями быстрее традиционных средств. Когда-нибудь у нас будет возможность выпустить относительно недорогой цветной экран. Что касается завышения, то при запуске новый продукт стоит дороже, чем в будущем. Чем больше мы сможем производить, тем дешевле…

Playboy: Именно в этом суть претензий: вы привлекаете энтузиастов премиальными ценами, а затем меняете стратегию и понижаете цены, чтобы привлечь весь остальной рынок.

Джобс: Это неправда. Как только мы можем понизить цену, мы это делаем. Действительно, наши компьютеры стоят дешевле, чем несколько лет назад или даже в прошлом году. Но то же можно сказать и про IBM. Наша цель — снабдить компьютерами десятки миллионов человек, и чем дешевле будут эти компьютеры, тем проще нам будет это сделать. Если бы Macintosh стоил тысячу долларов, я был бы счастлив.

Playboy: А как насчет людей, купивших Lisa и Apple III, которые вы выпустили до Macintosh? Они остались с несовместимыми, устаревшими продуктами.

Джобс: Если вы хотите поставить вопрос так, то вспомните и про тех, кто приобрел PC и PCjr от IBM. Если говорить о Lisa, то некоторые из ее технологий используются и в Macintosh — на Lisa можно запускать программы Macintosh. Lisa для Macintosh как старший брат, и хотя поначалу продажи были низкими, сегодня они взлетели до небес. Кроме того, мы по-прежнему продаем больше двух тысяч Apple III ежемесячно, больше половины из них — повторным покупателям. В целом я хочу сказать, что новые технологии необязательно заменяют существующие — они по определению заставляют их устареть. Со временем — да, они их заменят. Но это та же ситуация, что и в случае цветных телевизоров, пришедших на смену черно-белым. Люди сами со временем решили, стоит или нет вкладываться в новую технологию.

Playboy: Такими темпами через несколько лет устареет и сам Mac?

Джобс: До создания Macintosh существовало два стандарта — Apple II и IBM PC. Эти стандарты подобны рекам, прорезавшимся сквозь породы каньона. Такой процесс занимает годы — Apple II «прорезался» семь лет, IBM PC — четыре года. Macintosh — третий стандарт, третья река, которой удалось пробиться сквозь камень всего за несколько месяцев благодаря революционному характеру продукта и тщательному маркетингу нашей компании. Я думаю, что сегодня лишь две компании способны сделать подобное — Apple и IBM. Может, это и не очень хорошо, но такой процесс требует титанических усилий, и мне кажется, что ни Apple, ни IBM не будут возвращаться к нему еще три или четыре года. Возможно, к концу восьмидесятых появится что-то новое.

Playboy: А что сейчас?

Джобс: Новые разработки будут направлены на повышение портативности продуктов, развитие сетевых технологий, распространение лазерных принтеров и баз данных совместного пользования. Также будут расширены коммуникационные возможности — возможно, путем объединения телефона и персонального компьютера.


Продолжение следует

+53
18,1k 75
Комментарии 48

Рекомендуем