180,31
Рейтинг
Lamoda
Russian Fashion Tech
18 декабря 2019

DevOps, балет и ниндзя: маленькие истории про начало IT-карьеры

Блог компании Lamoda
Давайте вспомним, как мы вообще пришли в IT? Кто-то завидовал черепашкам ниндзя, кто-то хотел переделать любимую игру, кто-то случайно пришел в кружок радиолюбителей, а кто-то вообще собирался заниматься балетом, — пути, приводящие человека в IT-индустрию, неисповедимы; может быть, это происходит потому, что сама эта индустрия требует от очень разных людей очень разных талантов, — и жизненный опыт иногда оказывается не меньшей ценностью, чем опыт профессиональный.

Мы в Lamoda собрали 56 личных историй наших коллег и, совместно с проектом PostPost.Media, предложили всем желающим написать свои. Так у нас получилось 121 история, которые в некотором роде и слепок индустрии в целом. Наслаждайтесь самыми неожиданными сюжетами или впишите свою историю в общую картину, эту подборку можно сделать ещё круче :)



  1. Я примерно в одно и то же время читал Толкина и какие-то книжки по программированию и понял, что программирование — это и есть магия, из сказок. Ты пишешь заклинание на языке, который понимают только другие волшебники, и начинает происходить удивительное. И горе тому магу, который ошибется! После того, как я это понял (лет в девять), было бы странно вместо магии заниматься чем-то, кроме IT. (gevor)
  2. После окончания школы мечтала стать профессиональным танцором и поступить в хореографический институт, на тот момент упорно лет пять уже занималась балетом. Но страх перед травмами, которые перечеркнули бы полностью эту историю, взял вверх, и нужно было позаботиться о практичной стороне своей будущей профессии. Глядя на друзей и совсем не думая, куда меня это приведет, начала готовиться к экзаменам по математике и информатике. Информатика месяца четыре шла с трудом, я уже думала бросить и переключиться на что-то другое. Но однажды по дороге к репетитору надо мной пролетел голубь и своим крылом со всей своей птичьей силы как дал мне подзатыльник. Удивительно, но с этого занятия я стала реально все понимать и процесс пошел. Успешно сдала экзамены, поступила в институт и отучилась на математика-программиста. Ближе к окончанию института поняла, что быть разработчиком — не мое, а вот тестирование мне очень нравилось за его разнообразие — здесь можно и тестировать, и покодить, и требования проанализировать, и инструментов много всяких для этой работы поизучать. И уже на пятом курсе я начала работать в роли QA инженера — и работаю им в Latech. Тестируя свою систему, я сразу же вижу и осознаю, чем именно приношу пользу пользователям этой системы. Сейчас это система колл-центра: у меня есть возможность пообщаться с пользователями и предложить свои улучшения по использованию системы для более эффективной работы. (Любовь К.)
  3. Мне было пятнадцать лет, я много читала и постоянно паслась в библиотеке, а там как раз начали компьютеризацию, чем безбожно замедлили, разумеется, все возможные процессы. Ну и мне просто хотелось их ускорить обратно, так что пришлось втереться в доверие к библиотекарям и помогать. А дальше годы, Москва, Таллинн, Стокгольм, банки, IBMные сертификаты… (latimeria)
  4. Все началось с полосочек – это был 1995 год, и я единственный знал, как в HTML ставить хэштег hr. По образованию я был историк, закончил МГУ, и мне доверили на нашей кафедре сделать веб-страницу! Кафедры! В интернете! Потому что я сделал страничку личную себе и там были красивые полосочки, а их, кроме меня, никто рисовать не умел. Я провозился ночей пять, наверное. Со стыдом вспоминаю, как там все крутилось и прыгало, это считалось Красота и Продвинутость. Потом кто-то еще порекомендовал меня кому-то как делателя страниц, и мне заплатили денег. Я понял, что это способ кормить семью, и друг нарисовал мне визитку со словами «веб-дизайн». А дальше я понял, что говнодизайнером быть не хочу, пришел к своему троюродному брату и сказал: «Паша, сделай из меня программера, у меня двое детей». Паша сказал, что раз я об этом прошу, то я не идиот, а раз я не идиот – меня можно и программированию научить. И стал учить меня сначала Паскалю, а потом C++. Если бы мне кто-то тогда сказал, что я в 2019 году буду заниматься блокчейном и подо мной будет отдел в 45 человек, я бы не понял вообще, о чем речь. (Алексей Ф.)
  5. Однажды в детстве я пересматривал фильм «Черепашки ниндзя-2». Я обратил внимание на то, как Донателло (насколько я помню сейчас) сел за компьютер злой корпорации и начал стучать по клавишам, пытаясь его взломать. Я четко помню, этот момент: я понял, что хочу что-нибудь делать и печатать на компьютере. Компьютера у нас еще долго не было, и возможности его приобрести не было тоже, поэтому я начал ходить в библиотеку и читать подряд всю компьютерную литературу и журналы, которые там были. А в ближайшее начало учебного года — в седьмом классе — пошел на местную Станцию Юных Техников и записался в кружок программирования. После этого была физмат-школа и профильный институт. В Latech я веб-разработчик. Стараюсь делать мир немного лучше, удобнее и комфортнее хотя бы для кого-нибудь. (Андрей К.)
  6. Я стала айтишницей от детской любви к игре про волка и яйца: я хотела так ее переделать, чтобы пропущенные яйца забрызгивали волку тельник. Я в школе на вопрос «Кем ты хочешь быть?» писала: «Делать игры, как про волка и яйца». Мой диплом был — написанные на ассемблере волк и яйца (и яйца забрызгивали, не сомневайтесь). Волк и яйца — вот мой путь. (Karinux)
  7. Вообще я по профессии учитель ОБЖ. К окончанию института пришло осознание, что пора бы найти какую-то более подходящую сферу деятельности. Искал, исходя из своих личных качеств: скрупулезность, аналитический склад ума, системное мышление. В итоге пришел в тестирование ПО. Сейчас отвечаю в Latech за качество ряда IT систем (работаю QA-инженером) и немного программирую. Всегда помню: тем, что работает не так, как ожидается, перестают пользоваться, а это убытки. QA-инженер дает гарантии, что все будет работать как надо. (Паша Б.)
  8. Редакция журнала «ТВ Парк», 1995 год. Мне восемнадцать, я самый младший во всем издательстве и один из немногих, кто разбирается в компьютерах (дома стоит старинный Роботрон-1910). Когда есть время, сажусь за Мак и пытаюсь разобраться с этим странным компьютером, у которого есть мышь, но нет Norton Commander’a. Система простая, разобраться в ней пара пустяков, просто сидеть за компьютером становится скучно, и мне приходит в голову идея переименовать Корзину в Унитаз — и на рабочем столе, и во всех меню. Просто так это не сделаешь, надо влезать в святая святых — в системные файлы. Но мне же восемнадцать! Я влезаю. И вот с тех пор… (Модест Осипов)
  9. Мой любимый рассказ — это как я попал к первому в жизни компьютеру, БК-что-то там с Бейсиком, и вбил туда пример из учебника, где скорость умножалась на время, и вдруг понял, что это будет сделано для ЛЮБЫХ ЧИСЕЛ, которые я смогу ввести. Как я теперь понимаю, это был взрыв, совершенно новая, невиданная степень свободы — ну, по сравнению с калькулятором. Я забыл про все. В девять вечера меня выгнала лаборантка, а дома, конечно, я получил от души. Мне было 12 лет. (Ilya Arosov)
  10. Папа притащил клаву — такую, которая к телеку подключалась, и какую-то детскую книгу по Бейсику. Мне было лет 11. Я что-то ковыряла, заставляла комп пищать. Потом мы уехали в Израиль, позднее мама записала меня там в старшую школу в компьютерный класс из расчета, что я получу аттестат с самым большим количеством учебных часов. В армии я пошла на околопрофильные курсы, закончила службу, а потом 12 дней каникул и оп-па — я работаю программистом в фирме и зарабатываю почти в три раза больше мамы. (Katya Perlin Eichorst)
  11. Я в IT идти не хотел, — скорее, это нужно было моему брату, чтоб эксплуатировать силы младшего в своих проектах (и чтобы я развивался, конечно же). Поэтому попутно со счастливым детством я учил С++. В Latech я разработчик в CORE team. Core-сервисы отвечают за создание заказов, просчет доставки и так далее. Я делаю так, чтобы все сервисы работали без ошибок и сообща. (Андрей В.)
  12. Я просто не боялась компьютера в ранние двухтысячные. То есть я умела открывать ворд, рисовать в пейнте, в общих чертах представляла себе, что такое интернет, и довольно быстро печатала. А еще постоянно бросала университеты и искала подработки. Поэтому я много работала той «девочкой с компьютером», которая печатает документы, рассылает спам, загружает статьи и фотографии на сайты… Через несколько лет такой работы я пошла работать тестировщиком. Сейчас переучиваюсь на программиста. (Daria Amirkhanova)
  13. В каком-то классе мне попалась бумажка — приглашение на олимпиаду для юных талантов, которая проходила в Бауманском институте. Я почему-то решила, что мне надо написать на бейсике простой психологический тест. Я написала на бумажке алгоритм, осталась после каких-то уроков в школе, вбила все это и сохранила на дискетку, да и возьми и пошли на конкурс. И мне пришло приглашение участвовать в олимпиаде. Вся школа встала на уши, так как никто этого не ожидал (и я, собственно, тоже), и за счет района отправили меня в подмосковный дом отдыха, где жили участники. Оттуда мы катались в Бауманку на заседания. Когда мне было неинтересно слушать участников, я бегала в их студию звукозаписи слушать Doors. Через несколько лет поступила в два универа на прикладную математику и выбрала тот, что посильнее. На первом курсе уперлась и перепрограммировала на ассемблере pc-speaker в компе, чтоб он играл «До свиданья, мой ласковый мишка». Не знаю, как мне пришло такое в голову. (Elena Sychougina)
  14. Удивительно, но текущая профессия вообще никогда мной не рассматривалась. Даже в универе я прогуливала практику по 1С. А попала в профессию случайно. После выпуска с математического факультета в родном городе не было работы и вообще было скучно. Поэтому я подкопила на репетиторстве, собрала чемодан и поехала в Москву в гости к подруге. В первый же день я познакомилась с ее начальником, и он предложил работать аналитиком 1С. С тех пор прошло десять лет, и я ни о чем не жалею. Вот и в Latech я аналитик в 1С. Приношу пользу, корректно рассчитывая зарплаты для всей компании, подавая отчетность и просто обеспечивая удобную работу с зарплатными данными. (Анна Е.)
  15. Айтишником я стал лет в двенадцать. Компьютеров почти ни у кого не было, но у друга был отец — радиолюбитель. Он постоянно сидел в кладовке, украшенной карточками со всего мира, в наушниках, и шептал что-то в микрофон. Звали его дядя Витя, а моего друга звали Сергей, где они сейчас — я не знаю. Я зашел к ним, и мне показали невиданное ранее – устройство с кнопками, подключаемое к телевизору, это был «ZX Spectrum», компьютер, и Сергей научил меня в него играть. Мы играли дня три, после я попросил дядю Витю рассказать мне, как делаются игры. «Ведь их же делают люди, — сказал я. — Значит, и мы можем». Тот вынес мне из кладовки руководство по Бейсику, с которым я и убежал домой, читать. Кстати, сказав, что компьютеров тогда почти ни у кого не было, я имел в виду, что они были только у радиолюбителей, которые собирали их сами. Придя через два дня и набрав за полчаса код из своей тетрадки, я понял, что на Бейсике игры не создаются — слишком уж медленно вырисовывалась на экране каждая фигура, а в играх все прыгало и переливалось разными цветами. Расстроенный тем, что потерял время зря, я опять пристал с расспросами к дяде Вите, и он вынес мне из кладовки руководство по ассемблеру, которое я и утащил читать домой. Неделю я писал код в тетрадке на 12 листов, пока не исписал ее полностью, как раз и закончив на последней странице. Еще два дня мы его набирали. И — о чудо! — закончив и запустив игру, мы увидели схематический самолетик в левой части экрана, который можно было направлять вверх и вниз, а пробелом он стрелял по квадратику, хаотично менявшему направление. Думаю, что этой первой победой в 12 лет моя судьба была уже определена. Сейчас в IT-компании, основанной мной где-то в середине прошедшего с того момента времени, работает более 60 человек, половина из них — программисты, мы являемся самой крупной компанией по нашему профилю в центральном регионе нашей страны. (Александр Ковалев)
  16. Это были 1990-е, мы выживали как могли. Тяга к компьютерам была в новинку, в средних классах хотелось писать игры, но после школы получалось больше писать что-то учебное на ассемблере и паскале, нежели развлекательное. В определенный момент работы мне понравилось иметь дело с данными и решать задачки по SQL на sql-ex.ru. Так я попал в DWH и во все, что с этим связано. Хотелось изучить множество вещей, которые помогают автоматизировать и ускорить практически любой процесс — это очень приятно. В Latech я DWH DevOps, отвечаю за инфраструктуру, базы, пайплайны данных и их джобов. Анализ данных — важная часть любого бизнеса: нужно понимать как бизнес рос, как растет, как он может расти и чем ему помочь. (Владислав Ш.)
  17. В папином НИИ году так в 1991-92 кто-то решил раскошелиться на прогресс и купил кучу IBM PC XT 286. Естественно на этих компах сразу завелись всякие Prince of Persia, Abrams и Sid Meyer’s Civilization, и раз в неделю я ездил к папе в институт на бывшую ул. Пушкинскую (Б. Дмитровка), чтобы сидеть в углу и, не отсвечивая, тихо резаться в эти чудеса. Пользуясь случаем, передаю заочный привет и спасибо чудесному папиному другу, который позволял мне эксплуатировать эти дорогущие по тем временам машины. А дальше захотелось каких-то новшеств и фокусов. Игры тогда можно было менять, просто меняя текстовые файлы, вся конфигурация была на поверхности, — это уже потом появились какие-то декомпиляторы, детские игры в «хакеров» и знакомство с интернетом. С этими играми, бэйсиком, простенькими программами и самостоятельно собранными по частям компами все продолжалось вплоть до того, как обнаружилось, что даже за такой минимум знаний в конце 1990-х неплохо платят. А что может быть лучше, чем когда за любимое хобби тебе готовы платить?.. Потом переезд в Штаты, — и дальше я покатился по наклонной плоскости, став программистом в эмиграции. Это, конечно, клише, но мне всегда неплохо давались стереотипные роли. Это не самое плохое клише, которое может выпасть человеку в жизни, — и вообще, давайте поклоняться данности. (Nikolay Sitnikov)
  18. В школе программирование вообще было какой-то магией, а информатику вел физрук, который заставлял в 11-м классе рисовать в ворде. При этом я хорошо знал математику и физику, сдал их на ЕГЭ и думал, куда поступать: хотел в технический вуз на физику (на инженера). Но сказали, что как-то перспективы у физики так себе и вроде у «компьютерщиков» получше все. В результате поступил на прикладную математику, и на первой же паре по программированию написал полностью две лабы, с защитами и допусками, хотя первый раз видел синтаксис С++. Тогда мне сказали, что у меня мышление программиста и есть к этому талант. Ну а дальше стандартно: учеба, работа. В Latech я Senior Android developer. Я пишу основное мобильное приложение, чтобы людям было удобнее тратить деньги на вещи. (Илья С.)
  19. В детстве я думала: не знаю, кем я буду, но это точно будет связано с искусством. Я любила рисовать, поэтому последние два года училась в специализированном архитектурном классе, собиралась поступать в АРХИ. В это же время на уроке информатики я первый раз в жизни села за компьютер. В итоге поступила на мат-мех и вот уже около двух десятков лет работаю программисткой. (Ольга Махетова)
  20. Работал переводчиком, получил на перевод приложение. Чтобы понять, где текст, а где код, пришлось почитать про то, что это за код такой, — и в итоге меня затянуло. В Latech я разработчик веб-интерфейсов. Если пользователям приятно пользоваться сайтом, они делают больше заказов, а бизнесу приятно, что у него больше заказов, соответственно. (Павел К.)
  21. У меня самая простая история: в 1978 году я закончила университет. В дипломе указана специальность «математик», прикладная математика, то есть программирование, у нас шла как спецкурс. Осталась работать в университете программистом. Слова «компьютер» в русском языке тогда не было, работали мы на ЭВМ (электронно-вычислительная машина, для краткости просто «машина»). В лаборатории, где я работала вместе со своей однокурсницей, стояла «Наири-2», а это даже не перфокарты, а перфоленты. Первым делом пришлось освоить починку перфоленты с помощью скотча. Впрочем, скотча тогда тоже не было, то есть он был, но назывался «клейкая лента». А дисплеев не было совсем, даже на больших машинах типа ЕС. Было подобие пишущей машинки, называемой «консул», печатаешь на ней команду, она печатает ответ. Прямо по Стругацким — «у ей внутре неонка». Потом много на чем работала: и на ЕСках, и на советских персоналках («советская микроэвм — самая большая микроэвм в мире!»). Позже в НИИ довелось писать непосредственно в шестнадцатеричном коде на самодельных контроллерах. Двухбайтная шина адреса, то есть вся память — 64 КБ, и программирование с нулевого цикла. Эх, сейчас уже никто не оценит! (Татьяна Пономарева)
  22. Работал в НИИ космического приборостроения, с 9 до 11 пил чай, с 11 до 13 обедал, с 13 до 15 готовился к полднику, с 15 до 17.50 пил чай, в 17.50 стоял у проходной, чтобы свалить быстрее домой. В какой-то момент понял, что надо что-то менять. Друг-программист позвал на собеседование к себе в команду, и я это собеседование прошел. Первые полгода вообще не особо понимал, что делаю, но было безумное желание развиваться и учиться дальше. За неделю я делал больше полезной работы, чем за полгода в НИИ. В Latech я frontend-разработчик. Клиент взаимодействует с продуктом через интерфейс, который делает наша команда, и все впечатление о продукте складывается сначала от визуального взаимодействия. Делаем новые фичи, которые позволяют клиентам удобнее и быстрее совершать покупки и с удовольствием серфить по сайту. (Игорь Г.)
  23. Еще в школе мне нравилось программирование. Тогда информатика начиналась еще в старших классах. Первым языком был Basic на ДВК-2 (если не путаю марку). Годы были 1990-1993. Годы тоже помню плохо, ведь мне уже за сорок. Нормальные компы, но без мышек, увидал в институте — привет МТУСИ (1993-1998). Писали под Borland C++ for MS DOS. Прекрасная вещь. Объекты изучил. Дома своего компа долго не было. Никогда не забуду, как мой старший брат, работавший тогда сисадмином, снес DOS-раздел, и попал я в винду + мышка. Пришлось все заново осваивать. Под винду я тогда начал писать под Watcom C++. После вуза подался в программисты (1998-2003). Первые два года денег не было. Все помнят 1998? Всех спецов поувольняли. А в 2000 попал на второе значимое место — в Инком (Леша Чумаков, мой шеф, — привет тебе). Так и закрутилось. Забыл сказать, что писал уже на Borland Delphi клиент-серверные приложения. (Леонид Карнаух)
  24. Когда-то давно я работал полицейским и в один прекрасный момент понял, что это не мое. Я вспомнил, что мой лучший друг, который работал тогда системным администратором, давно предлагал мне сменить профессию. «Почему бы и нет», — подумал я и через две недели уже вникал в устройство операционных систем, став полноправным айтишником. Сейчас я ведущий инженер (Senior DevOps) в Latech. Поддерживаю вместе с командой всю инфраструктуру в компании Lamoda. Чем быстрее и лучше работает сервис, тем больше довольны клиенты. Я часто читаю отзывы о наших приложениях. Вижу, что клиентам нравится пользоваться нашими услугами, и вижу много благодарностей. Хочется становиться лучше, чтобы сделать довольным каждого пользователя. (Тимур М.)
  25. Я закончила филфак и решила, что никогда больше не буду писать тексты. Правда, больше я особо ничего не умела, поэтому болталась туда-сюда — ходила на все собеседования подряд, записалась на курсы художественного перевода, пыталась придумать собственную компьютерную игру, перепробовала несколько языков программирования, но не понимала, что с ними делать, пока не нашла бесплатные онлайн-курсы по фронтенд-разработке. В свободное время училась делать кнопки, красить их в разные цвета и делать так, чтобы они нажимались, это меня жутко успокаивало. Ну вот четвертый год примерно этим и занимаюсь, только теперь мне за это платят (и это уже не так успокаивает, больше наоборот). А тексты я все-таки снова начала писать, зря только обманывала себя, но не жалею ни о чем, — после того, как меня взяли на мою первую работу в айти, я поверила, что ваще все могу, ради одного этого стоило все это затевать. (Ekaterina Nikolaenko)
  26. Айтишником я стал вопреки и по велению судьбы. Первый компьютер появился в доме, когда мне было шесть лет, — тогда высшим моим уровнем владения компьютером был навык запуска Dos оболочки, а потом уже Doom. Года шли, сменялись «окна», менялись предпочтения к играм, а с ними таяло мое свободное время, и родителям каждый раз все сложнее было сгонять меня с продавленного стула. В Политехнический университет я попал по инерции и при поступлении зарекся, что не буду программистом. Но злодейка-судьба имела другие планы и активно провела меня за руку по всем адам программирования: Pascal, Visual Basic, Prolog, C++, Qt, PHP. Да, я выполнил обещание самому себе, я не стал программистом. Сейчас я системный архитектор в Latech и каждый день занимаюсь своим хобби: проектирую ПО уровня организации, строю российский e-commerce, двигаю его на самый высокий уровень сервиса в России, а в перспективе — на весь мир. Хочется быть первым в мире, поэтому балансирую между временем и качеством: клиенты получают удобный и быстрый сервис покупок в интернете, а владельцы интернет e-commerce площадок — гибкое ПО, которое можно быстро подстраивать под свои нужды. (Алексей Ф.)
  27. Меня вдруг кинули школьным психиатром в сомнительную такую школу для детей, которым трудно учиться. Особняк рядом с заводом шампанских вин. С мафиозного вида директором, которого боялись и работники, и дети. Медсестры служили ему секретарями. И главный бухгалтер шушукалась с ним. В эту школу закупались в невероятных количествах гигантские телевизоры, которые не включали. И у директора вроде была своя команда автогонщиков где-то. А были там не только телевизоры, но и на каждом столе стояли компьютеры. И даже был тихий покорный сисадмин, которому нечего было делать, потому что никто на компьютерах не работал. Мне нужно было каждый день беседовать со школьниками и про каждого из них что-то писать в личную карточку, естественно, бумажную. А тут на столе вот это стоит. И я попросил сисадмина, покажи мне, мол, что с этим вообще делать. Он и включил этот черный экран, потом Нортон коммандер синий, потом Лексикон… Я полез вглубь. Купил дискету! А через пару недель сисадмин показал мне и серьезный 486-й компьютер, а там уже были Windows 3.1. Это был кризис, мне было плохо, потому что я не понимал даже, как файл открыть. Мне ж не показали, что есть двойной щелчок! Распечатал я список учеников, потом еще что-то туда вписал, потом стал копаться в настройках.
    А дни идут, а ученики себя как-то ведут, а стопка карточек на столе копится. Очнулся я этак через месяц, когда до босса дошло, что вообще никто не ведет документацию. Жуткий скандал был. Почти уволили одну медсестру. Я с дрожащими коленками вламывался в кабинет директора ее защищать, пискляво брал вину на себя. А в душе жил уже там, внутри операционной системы. Заставили меня-таки заполнить какими-то халтурными записями истории болезни задним числом. И почувствовал я, что созрел уйти из этой подавляющей личность конторы. Тем более, что каждое утро я шел в подвал, на кухню, и с важным видом снимал пробу с завтрака — мне наваливали полную тарелку манной каши с маслом. С тех пор я так и не похудел. Я торжественно объявил, что ухожу вольным психотерапевтом. Меня уговаривал остаться серьезный маститый детский психиатр, который специально для этого приехал. Но я был тверд. Я выживу и так (а в мозгу: компьютер, компьютер, компьютер!). И ушел. И медленно, год за годом стал приближаться к IT, в котором бултыхаюсь до сих пор. (Константин Оснос)
  28. Я с раннего детства за компьютером. В 1996-97 годах пытался писать макросы для Word 95, потом были «сайтостроительство» и работа инженером в компании Honeywell. Короче, вся сознательная жизнь крутилась вокруг IT. В Latech я техлид направления Customer Communications. Я отвечаю за омниканальную доставку информации до пользователя. Пуши, смс, вот это всё. (Саша Л.)
  29. Нас было человек десять, мы сидели кружком на набережной и играли на барабанах. Сосед наклонился ко мне и сказал: «Нам нужны Джава-программисты, пойдешь?» И я сказала: «Пойду». И пошла. А Джаву я знала, потому что летом после школы решила подработать и пошла на курсы специалистов по бытовым кредитам. Это такие несчастные люди, которые должны были сидеть в торговых центрах и всем предлагать оформить кредит на покупку телевизора. Родители, узнав об этом, пришли в тихий ужас и быстро запрягли меня помогать папе в его работе — писать программы для бюджетных организаций вроде санэпидемстанций. Учить меня толком никто не учил, я жевала книжку Хабибуллина и писала «мама мыла раму» по-программистски. Отработав лето, я хотела получить свои три зарплаты, но родители сказали, что я молодец и они на эти деньги купят мне куртку. Я озлилась и два с лишним года к коду не прикасалась — до того самого дня на набережной. А еще за много лет до этого папа работал дома и терпеть не мог, когда его отвлекали. У меня над кроватью висело капризное бра, которое при попытке поменять лампочку вцеплялось в ее цоколь мертвой хваткой, и лампочка разрывалась надвое — колба в руке, цоколь в плафоне. Зная об этом, я рискнула отвлечь папу и попросить его сменить лампу. Он сердито спросил: «А ошибку в программе за меня кто будет искать?! Давай ищи!» — усадил меня за компьютер и ушел. Пока он возился с лампочкой, ошибку я нашла — хватило логики и знания английского. Папа поразился и решил, что это судьба. Как-то так и вышло. А программистом папа работал потому, что в шестидесятые годы переехал из села в областной центр и закончил факультет искусственного интеллекта — тогда считали, что со дня на день компьютеры обретут разум. Искусственный интеллект с тех пор так и не изобрели, зато компьютеры стали поменьше и помощнее, а я до сих пор полагаюсь на логику и знание английского. Ну, и еще на опыт. Который через букву «ж». Это три наших главных оружия. (Darina Sunstream)
  30. Я бросила технический вуз (скучно, неактуальная информация, много теории, которую нельзя применить на практике), выучилась на медика, но в процессе поняла, что не настолько люблю людей. Наткнулась в каком-то ютуб-видео на человека, который рассказывал, что работает тестировщиком, и решила попробовать. Образование помогает не упускать из вида мелочи и смотреть на все под разными углами. В Latech я тестирую мобильные приложения уже третий год и люблю это дело. То, что я делаю, влияет на качество конечного продукта. Бизнес-заказчики получают продукт, который удовлетворяет их требованиям, а юзеры получают классное и функциональное ПО. (Ольга)
  31. Я переехала в Израиль, посмотрела грустными глазами на зарплату учителя математики и пошла в IT. (Lucy Kadets)
  32. Получил высшее образование по очень востребованной специальности «инженер-радиотехник». После того, как поработал слесарем и сумел достучаться до одной из фирм по разработке средств АСУ ТП, понял, что инженеры особо-то и не нужны. Взял книжку Шилда, походил на курсы по Джаве — и вуаля! В Latech я QA Engineer. Благодаря моим стараниям пользователи тратят меньше нервных клеток при работе с нашим продуктом. (Роман Б.)
  33. Я в детстве, лет в десять, прочитала книжку «А я был в компьютерном городе». И прямо очень меня это вдохновило. Папа в те годы программки писал для программируемого калькулятора по работе. Что-то мне показывал, но мне казалось — ну очень сложно. С 10-го класса у нас был один день в неделю отведен для профессиональной подготовки. И все отличники и хорошисты ходили в Медунивер, а отщепенцы и двоечники — к учительнице информатики. Хотя я была отличница, Мед просто ради галочки мне был неинтересен, и я пошла тусить с двоечниками. Трудно было, поскольку я ни с кем там не дружила и чувствовала себя довольно одиноко. Там мне показали, как программить на Basic, и у меня неплохо получалось, и нравилось. Поэтому я пошла на факультет информатики и робототехники. Где было мало девочек и много мальчиков, и в связи с этим некоторые тернии… В итоге мне очень хотелось стать суперадмином, чтоб прям всем доказать, какая я крутышка. И, в общем, я им стала. (Maria Nikiforova)
  34. Поработал в госсекторе и понял, что, скорее всего, существует что-то более интересное, дружелюбное и насыщенное, где я точно нужен и буду не просто винтиком в госмашине. В Latech я QA Senior. Результат моей работы — улучшение качества нашего продукта. (Женя)
  35. В 1997 году отец мне объяснял про чаты: есть такие виртуальные комнаты. Ты в них заходишь и общаешься с людьми со всего мира. Я зашла и увидела первый в жизни смайл — не вкурила, что это за скобочки с точечками и зачем они нужны, но скопипастила на всякий случай. Потом кто-то выдал красные буквы! Спросила, как это они делают, и открыла для себя HTML. И понеслось — font size, таблицы, гиперлинки… Сверстала сайт (все самые лучшие тэги надеть сразу!), потом поступила на информатику в Технион, а тут php подоспел — так что преподам в Технионе тоже сайты строчила. Стала айтишницей и ушла переучиваться на дизайнера и иллюстратора. Теперь имею нежный сантимент к коду и зрею выучить python и всячески sciencе-ить данные. (Ira Polubesova)
  36. Работал в ночную смену на телефонной станции в конце 90-х, спать не мог, компьютерные игры никогда не привлекали. Скачал и начал читать чудовищное «пособие по веб-программированию от Леши», где через предложение было о том, что если у вас не получилось, как у меня, значит, у вас руки из задницы. Понял, что нужно учить английский, в конечном итоге добрался до первоисточников, форумов, где помогают, а не посылают, сделал с товарищем веб-сайт для Музея подводного флота. Потом для радио. В 2003 пошел в первую коммерческую компанию. По большому счету мне было любопытно, я не думал о том, что это станет моей профессией. (Alexander Svetlitsky)
  37. В школе все предметы легко давались. Нравились и алгебра с геометрией, и биология, и литература, и экономика, и риторика, и физкультура — ну, вы поняли. Поэтому когда пришел момент выбирать университет и факультет, рассуждала: «А что будет через пять лет наиболее перспективно?» Выбор пал на матмех. Потом на магистратуру в бизнес-информатике. Не ошиблась: было и учиться интересно, и открывался широкий спектр возможностей. В Latech я работаю системным аналитиком. Оптимизирую и автоматизирую бизнес-процессы компании, а это позволяет людям эффективнее работать, сокращать издержки и расходы, получать пользу быстрее и в большем объеме. (Катерина К.)
  38. Я хотела быть журналистом. Когда была в 7 классе, мама даже съездила в тогда еще Ленинград посоветоваться насчет меня со своим знакомым преподавателем не помню какого института: «Дочь мечтает о журналистике, какие у нее шансы поступить?» Преподаватель ответил: «С вашим полным отсутствием связей и с ее пятым пунктом вероятность 150 процентов, что не поступит». Я решила идти учить математику, а дальше кривая вывезет. Летом после 9 класса папа сказал мне: «Ты знаешь, у друзей семьи родственница работает программистом. Я понятия не имею, что это такое, но там есть математика и языки, как ты любишь. Поступать на математику блата не надо, анкету не проверяют. Хочешь попробовать?» Ну и 30 лет уже пробую. (Maria Malev)
  39. В школе мне очень нравились информатика и история, но я решила, что айтишникам платят больше. Так что в институте отучилась на программиста, прошла практику — и поняла, что не мое. Потом попробовала быть тестировщиком, после перешла в менеджеры проекта. В общем, в айти я работала сразу же после института, а вот с профессией определялась немного дольше. В Latech я менеджер проекта. Я — проводник бизнеса в мир программистов. Помогаю им реализовать их идеи и контролировать процессы. (Валерия)
  40. Меня распределили после вуза в классический советский НИИ, где мне полгода не могли найти стола и стула, — спаянный коллектив предпенсионного возраста не соглашался принимать молодого специалиста, в присутствии которого рабочий день переставал быть томным. И я с горя связалась с плохой компанией, в скором будущем сделавшей в России интернет. (Ольга Мордкович)
  41. На последнем курсе универа я искала работу, куда меня возьмут с матфака без диплома и опыта, — и стала инженером техподдержки. А через четыре года уже руководила всем отделом саппорта в 38 человек. Сейчас я проджект менеджер в Latech — и вроде очень неплохой. Я помогаю бизнесу развиваться, поддерживая его инициативы с точки зрения IT и систем, помогаю пользователям не страдать, когда они работают с тем, что мы там накодили, а коллегам помогаю понимать, чем, в какие сроки, с какими ресурсами и так далее занимается IT и зачем мы вообще это все делаем. (Екатерина Л.)
  42. Я учила физику. Сначала в университете, потом в аспирантуре. После восьми лет изучения физики до меня дошло, что в физике мне нравятся в основном математика и программирование, которые ее обслуживают. И что, пожалуй, надо с этим что-то делать. С программированием оказалось проще, программистом я стала года через три. С математикой сложнее. Прошло еще 11 лет, пока я добралась до насыщенной алгоритмики, где она реально нужна (Data Science). (Olga Gorun)
  43. До универа у меня было очень плохо с программированием. Но на первом курсе преподаватель дал задания на семестр и при выдаче сказал: «Ну что, вы не в состоянии научить машину делать то, что сами отлично умеете?» Это оказалось именно тем подходом, который мне был нужен, и уже через год я работал Junior-программистом. Сейчас универ уже позади, и я понимаю, что не ошибся с профессией. Я программист в Latech. Хороший backend — всегда хорошо. В том числе и для клиентов. (Евгений Ш.)
  44. Середина 90-х. В серьезную иностранную контору меня взяли заниматься экологией и направленным бурением (не удивляйтесь). Потом оба направления неожиданно накрылись (не из-за меня), и меня бросили на спутниковую связь (не удивляйтесь). Тут вполне логично было попросить меня приглядеть за не очень сложной сеткой, для чего я был даже послан на курс netware. В 1998-м все накрылось в масштабах страны (не удивляйтесь). Стало ясно, что ехать таки надо, а в процессе ожидания визы логично прошлись курсы Мелкософта. Вот так бывает у кандидатов биологических наук, когда очень хочется кушать и ехать. (Ilya Zholdakov)
  45. Когда мне было четыре года, мой отец получил вторую работу: охранять компьютерную школу. В это время я осознал, что я точно буду программистом и никем больше. Чуть постарше, лет в десять, я накачал из интернета музыки на круглый счет для школы. Меня отругали, но даже это только укрепило мое желание стать программистом. После того, как я отучился (не поверите, на кого!), первая работа — писать на Delphi 7 — отпугнула меня от десктопа, а после фриланса фулстеком скучный PHP и его фреймворки убедили удариться в JS с его непонятными прототипами, которые я должен был раскусить — или я не программист с пеленок! Так и живу. В Latech я фронтенд-разработчик. То, что я делаю, влияет на визуальную составляющую сайта Lamoda. Клиент либо любит, либо ненавидит Lamoda усилиями нашей команды. (Дмитрий К.)
  46. Впервые компьютер я увидел, кажется, еще в дошкольные годы у папы на работе и дома (он жил отдельно), там был виндоус 95, клавиатурный тренажер и “сапер”. Было интересно, но постоянного доступа и разрешения что-либо делать не было, так что ничего я там и не сделал. Потом в начальной школе подруга мамы подарила мне книгу «Я был в компьютерном городе», я ее много раз перечитывал. Реально все завертелось, когда в шестом классе я попал на кружки в алферовский лицей ФТШ. Там были математика, физика и как раз программирование. Учили нас Паскалю и рекомендовали читать Фигурнова, который уже тогда (2002 год) был изрядно устаревшим. Ну а дальше понеслось. В 8 класс я поступил в этот самый лицей, где потом вечерами мы писали движок для игры, поступил на кафедру КТ в ИТМО. Из универа я, впрочем, вылетел в начале третьего курса, но это не помешало мне после армии подучить практических технологий в нагрузку к теоретической базе и пойти работать. Вот так и продолжаю с этим всем. (Андрей Захаревич)
  47. Когда я начинал свою карьеру в 18 лет, у меня не было какого-то четкого определенного плана и я хотел попробовать многое. До 23 лет я был: видеооператором и монтажером (не советую, потому что приходилось смотреть фильмы по два раза — сначала смотришь на картинку и качество монтажа, а потом только вспоминаешь про сюжет и суть фильма); журналистом Национального Банковского Журнала, где писал про IT в банках (причем на путь журналиста я вышел после своих автостопных поездок); менеджером по работе с партнерами в рекламных сетках; маркетологом интернет-магазина… В какой-то момент работы маркетологом у меня случилась дикая заруба с CTO: они пилили новую версию сайта уже второй год и все никак не выпускали в продакшн, а я не мог из-за этого нормально запустить SEO и корректный контекст. Так я встал на путь продакта. И потом я балансировал между ролями продакта и проджект менеджера в IT-проектах, обрастая опытом и нужными навыками. В Latech я ведущий менеджер проектов, он же ведущий менеджер продуктов, в общем, тот, кто постоянно ищет себе приключений и помогает команде реализовать задуманное. Какую пользу приносит моя работа? Все зависит от проекта, которым я занимаюсь. За два года в Lamoda это были: блог и сторисы в аппах, где мы принесли вдохновение клиентам; новый подход к лендингам, где мы существенно упростили и удешевили создание лендингов для бизнеса; data matrix, где мы нанесли ущерб бизнесу, чтобы выполнить ФЗ РФ; и Black Friday 2019, где мы позволили нашим клиентам воспользоваться скидками без багов и задержек. (Семен)
  48. Когда в 9-м классе у нас началась информатика, мы изучали основы программирования на примере программ «Кенгуру» (надо было начертить его хвостом заданную фигуру) и «Муравей» (он двигал блоки, которые надо было куда-то по экрану переместить, минуя препятствия). Помню свой восторг, когда программа запускалась и можно было наблюдать за тем, как эти милые зверушки бегают и прыгают по экрану, выполняя заданный алгоритм. Как-то ни минуты не сомневалась, что хочу продолжать учиться в этом направлении. А теперь шучу, что это судьба и гены, потому что у папы инженера и мамы программиста дочь могла вырасти только инженером-программистом. (Анастасия Шинкевич)
  49. Мне всегда было интересно работать с компьютерами. После распределения (дело было в СССР) попал в программистское подразделение в НИИ, ну а дальше пошло-поехало. Со временем переквалифицировался в сисадмины. Так что в Latech я системный администратор. Без сисадминов/девопсов IT-сервисы долго не проработают. (Спартак Р.)
  50. У меня игрушки глючили на 286-м. Пришлось разбираться. (Uri Borodin)
  51. Прошел на радиофизику, позвонил друг и сказал, что прошел на информационную безопасность. Не долго думая, тоже подал документы. В конце обучения прошел студенческую практику в Сбербанке, писал VBA-аналитику; меня заметили, позвали во внутренний стартап, оттуда и понеслось. Сейчас я frontend developer в Latech. Разрабатываю новые версии сайта — это приносит экономию времени разработки и продажи. (Иван Р.)
  52. На дворе был 2007 год. Поняв, что нецелесообразно идти учиться на юриста/бухгалтера из-за переизбытка представителей данных профессий на рынке труда в те годы, я решил подумать. Вспомнил, что умею переустанавливать windows и даже помогал с этим одноклассникам, — так все и закрутилось. В Latech я работаю системным администратором. Приношу неоценимую пользу! (Сергей Х.)
  53. У папы случился инсульт, и срочно стало надо очень много денег на все. Пришлось переть в IT, чтобы на все хватало. Опыта у меня не было, зато была способность заговаривать зубы эйчарам. Так вот я и въехала в IT, училась в боевых условиях, так сказать. Тут теперь и сижу из-за денег, так как инсульт проблема непроходящая. Мне тут неплохо, но все же я бы, конечно, лучше занималась чем-нибудь декоративным. (symbolmonster)
  54. Все достаточно прозаично: поступил в местный (г. Калининград) университет на факультет «Автоматизация систем управления и вычислительной техники». На пятом курсе пошел работать в местную Кадастровую палату сисадмином — и понеслась. В Latech я тестирую бэкенд и пишу автотесты. Обеспечиваю качество продукта. (Кирилл П.)
  55. В 8-м классе решил стал программистом. Скатался с папкой на Царицынский рынок, где купил самоучитель по VB, потом Сям. Потом профильная кафедра в универе, работа, рост — все как по плану, который наметил еще школьником (ну разве что тогда, как любой школьник, я собирался в геймдев). (dalekperov)
  56. Моя первая работа была в Дирекции Единого Заказчика, служба Одного Окна, — я помогал бабушкам заполнять договора управления многоквартирным домом и раскладывал договора по папочкам. Тогда я первый раз начал работать с компьютером и понял, что папки — не мое, а вот IT — мое. А теперь я помогаю взрослым дядям раскладывать свои контейнеры по инфраструктуре — я Head of DevOps в Latech. Моя задача — чтобы инфраструктура работала быстро и стабильно, компания могла продавать и сервисы работали. Это дает прибыль компании и удовлетворенность заказчикам. (Павел Б.)
  57. Все побежали, и я побежал. (Igor Pea)
  58. Математику понимал лучше, чем экономику и литературу, — и в результате поступил в институт на прикладную математику. Изучал 3D Max, мечтал о трехмерном рисовании и дизайне. Муж сестры сказал, что все это фигня, Стас, учи Оракл и Дельфи — прокормишься! Так все и завертелось. В Latech я разрабатываю хранилище данных и руковожу немного. Приношу клиентам огромный профит — они становятся digital-людьми! (Станислав Б.)
  59. Торчала в интернете, пока была студенткой, в ЖЖ и Фидике. Пробовала работать по специальности, стажером-аналитиком на фондовом рынке, а тут кризис 2008, сократили. Решила, что в финансах работать не буду, хотелось чего-то созидательного и помогающего людям. Через полгода знакомый рассказал про вакансию в Яндексе, пришла, неожиданно взяли. Помню, на собеседовании в ответ на вопрос о смене профессии цитировала xkcd, ну и вообще понимала, о чем спрашивают, не зря в интернете торчала. (novalty)
  60. Помогал в гуманитарном вузе настраивать компьютеры в аудиториях во время обучения. Теперь я системный администратор в Latech. Основная цель моей работы — быть как можно более незаметным для наших клиентов. Если клиентам обеспечена надежная работа и они думают, что департамент IT вообще не нужен («и без них все работает»), — значит, работа выполнена как надо. (Андрей З.)
  61. А я влюбилась в 17 лет в мальчика-фидошника из далекого Новгорода, — моя первая виртуальная любовь. Это был 1996 год, и компов с интернетами ни у меня, ни в моем окружении еще не было, кроме как у моего бывшего парня. И я тогда выбирала, куда идти учиться — в филологию, психологию или в программирование. Выбрала последнее, потому что это сулило мне доступ к компам, интернету и любимому мальчику на всю оставшуюся жизнь. Ветреная, в общем, девушка была, но не прогадала. С мальчиком, кстати, до сих пор дружим, но теперь уже семьями. (whc)
  62. В детстве с друзьями пошли на компьютерный кружок, тогда он был один на весь город. Нас на листочках учили языку basic. Потом допускали на «практику» к компьютеру «Корвет». Сначала рисовали картинки (circle, line и т.д.) и потихоньку перешли к спрайтам и примитивным играм. В очередной раз за компьютером были впустую потрачены все два часа на переписывание своей программы с листочка. Потому что потух свет! Так обидно было! С тех пор я стал очень много думать о надежности систем. В Latech я работаю программистом. Польза моей работы — скидки, лояльность и поощрение клиентов. (Сергей К.)
  63. Моя мама преподавала в Горном институте математику. Привела меня в вычислительный зал с ЕС ЭВМ, посадила за терминал. Мне было лет, наверное, пять. С тех пор моя жизнь не была прежней: я прошел все стадии советского гика: от Детской Логической Машины (это такой прототип аналогового компьютера), через программируемый калькулятор Электроника МК-85 и компьютерный класс с Yamaha MSX-2, к попыткам собрать собственный компьютер Радио-РК 86 по схемам из журнала «Радио», потом уже к ZX Spectrum и Commodore 64. В восьмом классе я поразил родителей тем, что устроился в финскую (!) компанию программистом, переписав за пару летних месяцев их legacy систему управления складом и исполнения заказов и заработав конвертируемую валюту. Почему они согласились меня нанять, я сейчас понимаю (это было 15% стоимости нормального программиста), а вот почему у меня все получилось — для меня до сих пор загадка. Но понятно, что после этого проекта обратного пути уже не было. (dsumin)
  64. В старших классах пошел на курсы по программированию, после школы поступил в университет на специальность «прикладная математика и информатика». Так победил. В Latech я ведущий разработчик PHP. Делаю так, чтобы все работало, а новые идеи заказчика реализовывались побыстрее. (Андрей К.)
  65. Перешла в тестирование из HR: долгое время собеседовала тестировщиков и поняла, что сама хочу им стать. То есть в Latech я работаю в QA. Отвечаю за качество нашего мобильного приложения, чтобы все наши клиенты были довольны и без проблем совершали покупки. (Юлия Г.)
  66. Все началось в тот момент, когда в апреле 2007 года я услышал слово «Фликр», устами Плющева произнесенное из круглосуточно бубнящего в квартире радиоприемника: я сразу набрал это диковинное буквосочетание в Яндексе и, получив в выдаче Яндекс.Фотки (светлая память), с удивлением обнаружил, что, кроме поиска и почты для спама, у компании есть еще куча сервисов. Новодворская говорила, что когда человек ей симпатичен, она немедленно хочет погладить ему рубашку; мне же захотелось поведать саппорту Фоток все, что я о них — Фотках — думаю. Потом это желание распространилось на форумы Яндекса, а следом и на Ярушечку (не чокаясь). За несколько месяцев я так достал всех своей неумолимой активностью, что Линкер и его друзья даже пригласили меня в компании еще двух таких же неугомонных пользователей посетить офис на Станиславского и поговорить. Но это меня не успокоило, и спустя год двум Мариночкам пришлось нанять меня в команду. И вот я здесь. Хэштэг «картонная лошадь с рогами». (epislon)
  67. В 9-м классе я задумалась, куда же я хочу поступить и кем хочу стать в дальнейшем. Общение с людьми меня не привлекало, оставался только один вариант — уйти в IT: ведь там почти не нужно ни с кем общаться, если у тебя есть ты и ноут. Так я поступила на кафедру прикладной математики и информатики, а на третьем курсе поняла, что я не хочу создавать продукты, я хочу их улучшать, чтобы ни один баг не смог попасть к пользователю. Искать баги — это мое призвание. Я бы даже сказала, что они сами меня находят. В Latech я инженер по тестированию сайта. Надеюсь, клиенты рады, что наш ламодовский сайт работает стабильно и почти без багов. (Роза Г.)
  68. Я датчанaм часто рассказываю историю про то, что я приехала в Данию, потому что мне стало интересно, как «делается интернет», и казалось, что самовыученный html, css и тогда, в 2002, actionscript (omg) нужно подкрепить каким-нибудь более структурированным образованием, a то на community support-e (рассылка про флеш и экшнскрипт) и случайных фрилансовых заданиях далеко не уедешь. Сейчас подумала, что на самом деле началось все раньше. В школе. С Правец 8А, HPLOT & VPLOT, когда можно было рисовать, набирая текст в терминале, — «О, вау!!!» — думалось мне тогда. Потом были метания в высшую инжиниринговую школу (потому что казалось, что веб девелопмент не совсем серьезный девелопмент), потом в маркетинг (но он все равно оставался всегда дигитальным). Не знаю, насколько я айтишник, но всегда рядом или непосредственно в том, что сейчас модно называют tech. (olgasafonova)
  69. В мир разработки я пришел, как и многие коллеги, еще в школе, — мысль, что ты своими руками, головой и компьютером можешь делать практически все, что придумаешь, захватывает! А уроки информатики мотивировали не бросать занятие, начать ходить на курсы уже «взрослых» языков и представлять свое будущее только в IT. Сейчас я работаю PHP-разработчиком в Latech. Мы занимаемся проектом, который помогает внутренней фотостудии Lamoda легко и удобно заполнять нужные фотографии/информацию к новым продуктам. (Константин Х.)
  70. Мне кажется, я был в IT примерно всегда; в пять лет мастерил роботов из ржавых ведер и водопроводных труб; в девять изобрел нечто вроде блок-схем и придумывал алгоритмы для робота-разведчика; в десять прочитал описание пяти языков программирования в «Науке и жизни» и попытался изобрести шестой; в одиннадцать пытался на бумажке выполнять программы для микрокалькуляторов из «НиЖ»; на тринадцатилетие получил МК-52, он был моим лучшим другом до конца школы. Первые деньги за программу я получил на первом курсе, первый фултайм — на третьем, университет бросил, затащили в стартап, и понеслось. (berkgaut)
  71. Мама училась в матшколе и потом на математика, брат учился в той же матшколе и потом на математика, я училась в той же матшколе и потом на математика… У нас там проторенная дорожка. В Latech я аналитик баз данных. (Александра К.)
  72. А у меня пограничный случай: мотаюсь между айти и дизайном. И эта фигня, если оглядеться, с детства. Класса с третьего-пятого фигачил бумажные модельки, медальки и ордена исторические, тоже из бумаги, восстанавливал по книжкам, а с 7-8 класса кодил на спектруме. Пошел на программиста, но в середине второго курса мне показали фотошоп, и он меня сломал. Пошли иллюстрации (оказалось, я умел это делать), дизайны и отчисление в конце четвертого курса. И до сих пор где-то между и живу, так как и за дизайн разных интерактивных штук могу поговорить как артдир, и закодить что-нибудь простое (хотя последнее уже почти как собака, все понимаю, но сам уже не создам). (barnaulskyzeek)
  73. Вообще я по образованию физик и хотел поступать на физфак, но, видимо, раз половина семьи так или иначе была связана с IT, то и для меня это было неизбежно. Я никогда не увлекался хардкорным\олимпиадным программированием, в детстве максимум рисовал мультики. На дне открытых дверей ВМК МГУ увидел роботов одной из кафедр, понял, что это могло бы быть мне интересно. Однако к ним я так и не попал — решил, что это слишком занудно. Зато попал в лабораторию, связанную с компьютерным зрением. Там довольно хорошо преподавали программирование, и там же я стал работать админом. Среди прочего там попадались задачи из разряда «подкрутить веб». В целом там я понял, что я достаточно ленив, чтобы делать одну и ту же работу дважды, поэтому максимально автоматизировал рутину. Примерно этим я и занимаюсь по сей день — делаю так, чтобы не надо было делать ничего (мне или другим людям). В Latech я ведущий разработчик. То, что я делаю, уменьшает операционные расходы и ускоряет процессы. (Павел Б.)
  74. Еще в школе начала учить французский язык (внезапное начало, да?). К последним курсам института знала его очень прилично. Что и позволило в 2008 году, когда от кризиса развалилось тренинг-бюро, в котором я тогда работала, сходить на случайное собеседование в одну франко-русскую компанию. Компания делает софт для фармацевтов франкофонного мира. Собеседование длилось три часа, я думала, что больше никогда в жизни никуда не пойду, настолько мне было стыдно. Спрашивали все подряд, в том числе SQL, которого я тогда не знала. В тот же день дали оффер. Я проработала в этой компании восемь лет (от техписа до продакта/проджекта), попутно закончила ИАИ и отучилась в МИФИ, потом пошла получать другой опыт, и вот сейчас опять вернулась туда из “Ламоды”. (caffeinatedolga)
  75. Я жил в совсем небольшом городе на юге страны (20000 человек), первый компьютер появился у меня в 14 лет, без доступа к сети (никто бы не разрешил мне целый день занимать телефон, да и дорогие карточки были — 30 рублей за час), поэтому, кроме игр, развлекать себя приходилось изучением работы винды методом тыка. Свою первую игру я написал примерно в то же время, скопировав и переименовав ярлык контры (почему-то мне казалось, что все сразу заработает). Чуть позже, в школе на информатике, познакомили с бэйсиком — это было просто открытие нечеловеческих масштабов: оказывается, можно заставлять машину работать так, как тебе захочется. Было очень интересно, спасибо учителю, — побывал на школьной олимпиаде, вышел на районную, попал на областной тур. На область приехала куча крутых ребят из современных школ, которые писали на сях и джавах с питонами, а бейсика в списке их языков попросту не было. Так или иначе, хоть бейсик и поставили в список, ни одной задачи из списка я не сделал. А потом был переезд на учебу в Москву, был МЭИ, огромное желание писать код, и через тернии галер и вебстудий в конце концов добрался до лучшего места работы с огромными возможностями — Latech. Здесь я тимлид в команде ордерпроцессинга. Моя команда отвечает за качество взаимодействий между сервисами и за реализуемые бизнес-процессы для бизнес-заказчиков; мы развиваем опенсорс крутыми либами, а еще у нас есть форк первого зенда. (Николай К.)
  76. Детство, конструктор, батарейка, мотор и лампочка, калькулятор, первый компьютер (zx-spectrum), достаточно простой, чтобы исследовать его методом проб и ошибок. До пубертата (важно!) ничего не отвлекает, и море энергии, чтобы экспериментировать, разбираться, догадываться и в результате нащупать истину. И это доставляет столько удовольствия, что с тех пор никогда не прекращал. Никогда не приходил в IT потому, что ничего другого просто нет. (chmykh)
  77. В детстве было желание создавать игры или любую самовоспроизводящуюся динамику на персональном компьютере. В Latech я backend-разработчик. Благодаря тому, что я делаю, у клиентов возникает возможность приобретать нашу продукцию, самим радоваться и делиться радостью с окружающими, а еще — чаще быть в хорошем настроении, делая этот мир ярче и добрее. (Вадим Ц.)
  78. Зачем-то оканчивала факультет документоведения, посмотрела на потенциальные места работы, пришла в ужас. Решила, что мой шанс не протухнуть секретаршей — системы электронного документооборота. Съездила на профильную конференцию, набрала там макулатуры и разослала штук двести холодных писем на тему «я ничего не умею, возьмите меня на работу». Взяли. (aivanova)
  79. Началось все с того, что я устроился в одну маленькую компанию по приглашению преподавателя из университета — инженером в отдел внедрения и поддержки систем. Компания занималась внедрением ГЛОНАСС/GPS системам мониторинга общественного транспорта и уборочной спецтехники. Так начался мой путь в около-ITшные компани. Но настоящий путь в IT, как мне кажется, начался чуть позже. Часто в нашем ПО возникали проблемы, которые вели к нерабочему состоянию систем мониторинга транспорта. Меня эта ситуация угнетала, и я начал интересоваться тестированием, держа в голове мысль о том, что ПО должно нести людям пользу, а не проблемы. Параллельно с этим я начал интересоваться web’ом и всем, что с ним связано. Не сумев повлиять на консервативный подход к разработке ПО в компании и понимая, что качество ПО — довольно важная вещь, я решил поменять сферу деятельности и перейти в тестирование. Так начался мой настоящий путь в IT. К слову, он начался в Latech — и сейчас я работаю здесь инженером по тестированию в команде, занимающейся автоматизацией бизнес-процессов на складе. Я в ответе за то, чтобы очередным релизом мы не положили на лопатки нашу систему. Простой склада очень дорог для нашей компании, потому что сбор и отгрузка заказов — одни из основных наших процессов. Без работы нашего склада пользователи Lamoda не смогут вовремя получить свой заказ. А еще мы следим за тем, чтобы пользователи получали в посылках именно то, что они заказали. (Алексей Б.)
  80. Когда мне было шесть лет, папа предложил спаять фонарик (припаять проводками лампочку к батарейке и кнопке). Очень завораживающе — запах канифоли, капающий припой. И дальше сам-сам-сам, провалился в кроличью нору с журналом «Юный техник» и методпособиями для вожатых пионерских лагерей. Все думали, я стану телемастером или кем-то вроде того. Но в седьмом классе на математике заглянула новенькая (выпускница) учительница и говорит: «У нас открылся факультатив по информатике, можно с седьмого класса, приходите, можно будет и играть и программы писать» (это был класс, пятьдесят на пятьдесят заставленный БК-0010 и Агатами). Я пришел — и все, через год устроил истерику родителям, что не буду есть, не надо ничего из одежды — нужен компьютер. Мама потратила все отпускные и купила Агат-7 (по советским компьютерным меркам это роскошь — у него был собственный дисковод). Надо ли говорить, что с паяльником я в него залез уже через несколько месяцев? И очень рад, что застал время, когда компьютеры были набором микросхем; у меня до сих пор нет ощущения чуда. Это здорово помогает сегодня. (smallkaa)
  81. От родителей нахватался, хотя они и упорно отговаривали — сначала я учился на химика, потом свичнулся в геологию и скатался в пару экспедиций, но потом, когда стало нужно зарабатывать деньги, все вернулось на круги своя. Я заправлял картриджи, паял схемки, тянул в офисах сети по подряду, потом устроился в интернет-провайдер и там постепенно баш-скрипты стали меняться на питон, а потом и хайлоад с го подоспели. В Latech я инженер, в мобильном API баги починяю — клиентам проще нашим приложением будет пользоваться (Иван Б.)
  82. После универа пыталась с переменным успехом заниматься матмоделированием совсем-совсем игрушечных экономических систем. И как-то так выходило, что писать код мне нравилось (ну, это еще со школы было самое интересное), а статьи по результатам уже не очень. А потом случился декрет. В декрете было совсем грустно, и кто-то добрый подкинул мне питон на посмотреть. А потом оставалось только признать очевидное и выходить на работу уже программистом. А питон тоже пригодился, но позже. (reptilia)
  83. В кабинете ИВТ стояли такие ламповые скругленные моноблоки кремового цвета, клавиши были из прозрачного пластика, под каждой из них на бумажке было написано сразу по несколько символов. Писали на бейсике, конечно. Потом приехали Windows’98, я начала ходить в кружок по паскалю и собиралась поступать на программиста. Но когда не смогла написать код по преобразованию шестнадцатиричной системы исчисления в десятеричную, засомневалась в своих способностях. Пошла на механический факультет — он стоил дешевле ИТ, — стала «инженером по методам и приборам контроля качества и диагностики», но никогда не работала по специальности. Занималась обучением людей, через некоторое время стала это делать в Luxoft и наконец поняла, что IT-культура максимально мне подходит. Со временем сочетание скилов тренера, организатора и маркетолога привело меня в довольно новую профессию — Developer Relations Manager: этим я и занимаюсь в Latech. Я делаю так, чтобы инженеры Lamoda обменивались опытом с IT-сообществами. В каком-то смысле, я создаю мостики между людьми, помогаю им быть друг другу полезными. (Евгения Г.)
  84. Посмотрел «Хакеров», прочитал Фигурнова и «Энциклопедию профессора Фортрана», дальше как в тумане. (spaceinvaderz)
  85. Я сидел за компьютером с шести лет. Первый компьютер себе купили родители-программисты, чтобы писать папину докторскую и программировать дома, когда надо. Но, конечно же, старший брат, которому уже было двадцать, таскал домой игрушки, а я в них играл (как и он). Интернета, понятное дело, не было, но мне всегда нравилось копаться и разбираться, «как же оно всё устроено». Когда родители запаролили компьютер, чтобы я не проводил за ним слишком много времени, я стал отцеплять от него клавиатуру и печатать на ней. Просто печатал произвольные фразы, которые приходили мне в голову. Разбираться в незнакомых штуках так и осталось моей страстью, и поэтому успел поработать администратором, бэкэндером, фуллстэком, тимлидом и даже СТО блока в банке. Сейчас я работаю еще в одной области — дата-инженером в Latech. Дата-инженеры поддерживают платформу для обработки больших данных и сами пишут пайплайны трансформации этих данных. У нас много заказчиков — дата-саентисты, маркетинг, продажи, — в современном бизнесе, особенно в таком data-driven, как Lamoda, нужно очень много данных и много способов взаимодействия с ними. Как только речь заходит о какой-то тонкой кастомизации под клиента, без таких ребят, как я, ничего не работает. (Паша Ф.)
  86. Всегда любила математику и физику. Компьютер в семье был, но я к нему без фанатизма относилась. Нравилось сайтики делать. При выборе универа посоветовалась с папой, и он за час беседы вывел, что мне нужно программирование и вообще айти. Вот и… Папа не ошибся! Тут клево! (irchiel)
  87. Отец по образованию физик, однако профессиональную деятельность свою связал с IT очень и очень давно. На закате СССР все крутились, как могли, и этот случай не исключение. Были в его послужном списке и истории с прошивкой микросхем, и сборка комплектующих на коленке для некогда великого московского магазина Sunrise. Наблюдение за всем этим не могло не оставить свой след и не предопределить мой выбор профессии. Из всего, что попалось под руку, отец собрал первый известный мне ПК — мне было тогда примерно четыре года, и с тех пор я от компьютеров не отходил. Потребление контента через какое-то время надоело, хотелось понимать, как все устроено, пробовать создавать свое. Многие тогда начинали с Visual Basic / Pascal, а я полез в верстку, JS, освоил все попавшиеся под руку графические редакторы, а ближе к поступлению в университет подрабатывал версткой… скажем так, довольно специфических сайтов. Далее пошел учиться по специальности «Программное обеспечение вычислительной техники и автоматизированных систем», и вот я здесь: работаю руководителем дирекции в Latech. Подразделение занимается разработкой для коммерческой функции компании: процессинг и оплата заказов, интеграция с бизнес-партнерами, автоматизация работы студии, автоматизированный возврат денег (так тоже бывает). После многих лет в IT нашел свое призвание в работе с людьми, ремонте процессов разработки, борьбе с рутиной. Кроме прочего, за время работы в Lamoda всерьез увлекся выступлениями на конференциях. Механика простая: получил полезный опыт (хорошо, если уникальный), подготовил доклад, который в действительности скорее похож на общее видение того, как сделать все лучше, чем есть сейчас, пошел на большую конференцию, послушал вопросы, внес корректировки, начал воплощать в жизнь. Сейчас такими темами для меня являются онбординг новых людей и развитие систем мониторинга. Я верю в то, что в разработке важно работать в первую очередь с людьми. Это не совсем то, чего хочет бизнес, не всегда то, что считает в данный момент важным руководство. Однако люди, которым дают возможность расти, получать и наращивать разностороннюю экспертизу в профессии и в конкретных бизнес-процессах, делать задачи, которые по-настоящему влияют на внутренних и внешних заказчиков/пользователей, могут в итоге браться за самые разные проекты и делать их вдумчиво и качественно. Работа же с позиции «всё во имя проекта» сжигает людей, и велик риск, что последующие задачи делать будет уже некому. Подобный настрой с моей стороны уже несколько лет приносит свои плоды: проекты запускаются, люди растут карьерно и профессионально, появляется вовлеченность в общее дело, без которой, честно говоря, трудно быть командой. Для бизнеса это, в свою очередь, конвертируется в новые фичи и бОльшую стабильность существующих систем. (Александр А.)
  88. В семь лет папа посадил меня перед компьютером и начал лекцию про ЭВМ и историю. Через три минуты я начала ковыряться в ящике стола, и папа меня дисквалифицировал. Но при этом дома был компьютер, Amiga 500. Это меня к IT не привело, так, баловство. А потом я работала в музыкальном бизнесе (major label, indie label, телеком, музыкальный телеканал), в основном маркетинг. И хотела в муз-IT, но в Украине его не было. Тогда пошла в Москве в “Звук”, занималась контрактами, утомилась и захотела больше в продукт. Так что сейчас я по-прежнему кодить не умею, но в IT так и осталась, product owner. (toylike)
  89. С детства интересовался компьютерами, физикой и математикой. Хотел делать науку, в институте увлекался моделированием задач и решений из того, что проходили по физике. В аспирантуру пошел на направление вычислительной квантовой механики: в этой области есть и программирование, и математика, и сложная физика. За время учебы потихоньку писал код за деньги и для себя. В академическом окружении понял, что мне комфортнее в более динамичном контексте «индустрии», поэтому стал искать себя в разработке. Я специалист по машинному обучению и анализу данных в группе персонализации в R&D Latech. Здесь я могу удовлетворять свои инженерные потребности и применять мой мозг для интересных и разнообразных задач обработки данных и оценок вероятностей поведения пользователей на их основании. Наша команда обеспечивает пользователю индивидуальный опыт, а это вызывает у него ощущение, что ему уделяют больше внимания. В результате — выше вовлеченность, больше лояльность и в целом улучшение пользовательских впечатлений от работы с нашей платформой. (Игорь М.)
  90. Я учился в довольно гуманитарной школе, но мажорской: видимо, из-за мажорности в ней преподавали информатику с начальной школы. У нас был класс с советскими компьютерами Нейрон, половина которых не работала, и поэтому приходилось проявлять скорость и сноровку, чтобы успеть сесть за нормальную машину. Учителя не очень понимали, что с нами делать, и давали мультимедийные задания на бейсике: то срисовать картинку с миллиметровки, то запрограммировать какой-нибудь музыкальный трек, чтобы компьютер его пропищал. Мне в восемь лет этого оказалось вполне достаточно, впрочем, чтобы больше никогда не останавливаться. (payalnik)
  91. Мне многое было интересно, и даже образование я получил экономическое, хотя по специальности так никогда и не работал. Интерес к IT все же взял верх, я устроился офисным админом, и понеслось… Тестировщиком же, по сути, я был всегда — просто не мог начать пользоваться чем-то, не протестировав все функции. Так что, наверное, это должно было однажды стать моей профессией. В Latech я работаю QA-инженером. Моя работа влияет на качество наших продуктов и, хочется верить, на комфорт клиентов. (Руслан У.)
  92. Лет в восемь увидел первый компьютер у бабушки на работе, у тетенек в другом отделе. Меня считали любознательным и отправили знакомиться с тетеньками и компьютером. Вот тогда все и понравилось. А потом в старших классах на компьютере одноклассника за неделю прошел годовую школьную программу по информатике. В 11 классе писал маленькие программы шпионского типа. Мне было интересно спрятаться в системе так, чтобы никто не нашел. Одно время с парнем из интернета писали сетевые приложения и пытались продавать их. Так мне стало интересно расставлять кнопки на экране. Так стал дизайнером. Но код не бросил. Все знания пригодились в текущей работе. (sashareushkin)
  93. Первый компьютер у меня появился довольно поздно, классе в 9-10. Половину компьютерного времени я играл в игры, вторую половину — лазил по системе, менял настройки, удалял «лишнее». Таким образом старый добрый Win98 у меня ломался по несколько раз в день, приходилось переустанавливать. Так, мало-помалу, интерес к IT развивался, и в какой-то момент я устроился сисадмином в ЖКХ-контору, где сперва еще удалось наладить всё по должности, а потом я скатился в замену картриджей в принтере и создание табличек в Excel. А сейчас я работаю руководителем тестирования онлайн-магазина в Latech. Мы с коллегами помогаем нашим пользователям меньше сталкиваться с багами, а следовательно, бережем их нервы. (Антон О.)
  94. Я училась на экономическом после физмат класса физмат школы и прилежно повторяла слова окружающих: «Я же девочка, мне не место в IT», но идти работать в банк, как остальные однокурсники, тоже не хотела, планировала заниматься маркетинговой аналитикой. К концу бакалавриата у меня уже был опыт работы ассистентом маркетингового департамента в газете и всякими ассистентами в больших компаниях: Ernst&Young и, кажется, Sony. Ernst&Young предложили остаться и начать прямо карьеру, но были против того, чтобы я продолжила обучение в магистратуре, — так я поняла, что с традиционными корпорациями мне не по пути. А потом зашла в офис к подруге Оле, которая как раз начала работать в небольшом диджитал рекламном агентстве, с которым в комплекте шла небольшая студия по производству сайтов, и не помню, как обнаружила себя на собеседовании с директорами этой пары компаний. Сказали: «Вопросы задаешь правильные, будешь у нас аналитиком писать ТЗ». (weekend)
  95. С 7 класса хотела программировать, пошла в институт на специальность “ИТ в дизайне”, после универа почему-то решила пойти программировать в 1С, и мне это очень не нравилось. По работе как-то проезжала мимо Яндекса, зашла туда на экскурсию и после экскурсии написала заявление на увольнение. Через четыре месяца устроилась QA-автоматизатором в Яндекс, через три года стала разработчиком, прошло еще два года — и вот я в Latech. Я тут Java-разработчица. Занимаюсь автоматизацией склада (WMS). Работа склада влияет и на бизнес-заказчиков, и на клиентов. (Анна Б.)
  96. В шесть лет услышал по советскому радио передачу про историю компьютеров и рассуждения о будущем. Впечатлился и не отставал от родителей, пока они не купили советский компьютер «Криста», 32 килобайта памяти, подключается к телевизору и кассетному магнитофону «Романтик» (я был очень приставучим ребенком). Потом покатился по наклонной. (sorhed)
  97. Если верить рассказам родителей, айтишником я стал примерно в пять лет, когда на компьютер с досом попытался установить “Принца Персии” с дискеты, понял, что на компе нету места, и удалил бухгалтерскую отчетность матери. Сейчас я тимлид разработки в RnD, Latech. Помогаю претворять идеи наших дата-аналитиков в реальность. (Дмитрий Г.)
  98. У меня, кажется, и вариантов других никогда особо не было — только IT. Я села за компьютер в семь лет примерно, да так и просидела, занимаясь всякими глупостями, до конца школы. В последний год занималась с репетитором для поступления, в результате чего дважды оказывалась в числе финалистов олимпиад (городской и университетской), которых обычно было 10-15 мальчиков и я. Потом поступила на факультет прикладной информатики (проектирование экономических информационных систем), где-то на четвертом курсе устроилась работать в Утро.ру — администрировала всякие баннерообменные сетки, придумывала чудовищные слоганы, параллельно писала диплом и собиралась быть маркетологом в онлайне. А потом вдруг моя подруга устроилась в Яндекс и набирала отдел продуктового маркетинга, я прошла все 18 интервью и тестовых заданий, поработала пару лет там, потом меня позвали быть менеджером одного из сервисов, и кажется, это были времена первых продактов в России. В какой-то момент я вдруг обнаружила, что работаю практически по специальности, а мои шаловливые ручки перекапывают сайт Аэрофлота. Ну ой. (marynka)
  99. В профессию пришел в результате трансформации верстальщика печатных изданий в верстальщика HTML. Собственно, потом стало больше верстки, потом — больше PHP, и понеслась… Очень важный для меня момент еще и в том, что я верю: человек может сделать себя сам (я считаю так до сих пор), и интернет — одна из немногих областей, где это работает. В Latech я разработчик (outbound), благодаря усилиям моей команды заказы доставляются заказчикам. (Евгений С.)
  100. Билетом в карьеру для меня стали компьютерные игры, которые у меня не шли. А развлекать себя как-то нужно было. Так в одно прекрасное лето пятнадцатилетний я, вместо того, чтобы шляться по подъездам или играть в футбол, научился в PHP и «отрелизил» свой первый сайт про рок-музыку. В Latech я тимлид команды бэкендеров. Мы доставляем в мобильные приложения новые фичи, чтобы помочь клиентам искать, выбирать и находить. (Даниил З.)
  101. В одиннадцатом классе я училась в матшколе (потому что школа для хороших деток) и хотела быть психологом, ходила к репетиторам по биологии и литературе, готовилась к поступлению. День открытых дверей на психфаке шокировал привыкшую к технической тусовке меня длинными бессмысленными выступлениями и абсолютно инопланетными для меня абитуриентами, я пришла домой в слезах и заявила маме, что ноги моей там не будет. Пришлось поступать на матмех, как все одноклассники, причем понятно было, что настоящего математика из меня не выйдет, так что оставалось программирование. Любовь и способности к программированию проявились где-то к концу второго курса, по поводу чего я ужасно комплексовала на фоне одногруппников, программировавших еще в младшей школе на каких-то доисторических калькуляторах. (ejania)
  102. Я точно знала, что хочу пойти в IT. Когда была маленькой (лет 9-10), папе, который был инженером по физике и электронике и работал в сфере ядерной энергетики, выдали домой самый настоящий огромный комп с толстенным монитором, тугой клавиатурой и мышкой со смешным шариком, который все время забивался мусором. Это было нечто удивительное для нашего маленького города. Папа много программировал, как по задачам основной работы, так и для фриланса, чтобы обеспечить семью (писал драйвера, работал с разными СУБД, языками программирования и запросов). Я уже тогда решила, что это очень круто и я хотела бы походить на него. Единственное — меня родители отговорили от ядерной отрасли, т.к. работа в ней часто сопряжена с очень вредными для здоровья условиями. В итоге я выучилась на бизнес-информатика и выбрала для себя направления системной и бизнес-аналитики. Я старший аналитик в Excellence (DNA), Latech. Мы обеспечиваем бизнес Lamoda данными для принятия управленческих решений. Изучаем множество систем и микросервисов компании, определяем, как и какие данные необходимо из них забрать, формируем архитектуру хранилища данных, пишем скрипты запросов и целых витрин данных, строим юниверсы и делаем отчеты. Последний год я привязана к проекту по расчету операционных затрат на заказ\айтем\бренд\категорию\тип доставки и так далее. Он позволяет Lamoda подсчитать прибыльность любой затеи в любых разрезах, например: прибыльность разных политик в регионах, разных типов доставки, уровней сервиса, а еще понять, выгодно ли нам продавать премиум или дешевые товары. Возможностей масса. (Оксана Р.)
  103. В семь лет (1987, стало быть, год) попал в клуб юных программистов у метро «Московские ворота», прозанимался там два месяца и как-то это все заглохло, а потом в десять лет купил книжку «Программирование на современных алгоритмических языках» (FORTRAN IV, BASIC и PL/I, такая вот современность), ну и в целом после этого я из IT не выходил. (artemandreev)
  104. В 1994 году мне подарили мой первый компьютер ПЭВМ «ПОИСК». Пятидюймовые дискеты на 360 кб, MS-DOS и Norton Commander. Все это определило мою судьбу на многие годы вперед. Еще через несколько лет родители подарили мне полноценный ПК на Intel 486DX4 с цветным монитором. Windows 3.11 стал для меня настоящим открытием. Далее — первое знакомство с интернетом, первые домашние локальные сети и первая работа сисадмином в сети ночных клубов. В Latech я руковожу направлением технической поддержки. Работа техподдержки влияет на все — от комфорта и качества работы сотрудников до бесперебойности важнейших бизнес-процессов. (Александр П.)
  105. В семь лет мне подарили компьютер и понеслось, я прямо очень загорелась — правда, долгое время мне втирали, что не женское это дело. Поэтому я оставляла IT для себя пределом мечтаний, но мне все казалось — а вдруг, а вдруг я найду способ туда попасть. В школе на информатике я бойко верстала сайты одноклассникам, а потом поступила по наставлению отца в Политехнический на экономиста (звучит как оксюморон для меня), но там в среде технарей было решено входить в айти с дальнего захода: начать наполнять сайты контентом, параллельно изучая верстку. Так и получилось: несколько лет в диджитал-рекламе, попадание в лучший украинский диджитал, где меня научили верстать, минимально фронт-энду. После чего я перешла в большую известную аутсорс компанию Ciklum, откуда начался мой путь в QA, чему я несказанно рада. Уже два года полет нормальный, останавливаться не собираюсь. ‎(vlobushka)
  106. Когда я был в начальной школе, один из старших братьев (он учился в военном училище) привез домой ZX Spectrum — конечно же, для развития и работы (игры запускали с аудиокассет). Другой старший брат (художник) работал над MS-DOS игрой Sea Legends (1995) и над последующими играми, которые выпускала компания Nival. Потом дома появился первый компьютер на Windows, а к старшим классам школы я уже собрал свой, подрабатывая заливщиком кадров для анимаций. В старших классах я еще подрабатывал курьером и дизайнером игровых уровней (в том же Nival). В целом понятно было, что работать буду в ИТ, но чем именно стану заниматься — непонятно. В геймдеве я, глядя на старших братьев, видел определенные сложности, а программировать или серьезно админить мне не то чтобы было интересно. Учился я в гуманитарном вузе на курсе «Информатика и ВТ», в процессе учебы иногда подрабатывал фрилансом — текстурирование объектов для 3d-сцен и анимации. Ближе к окончанию учебы от знакомого получил предложение попробовать устроиться что-то админить в Сбербанк, но меня на тот момент оттолкнули дресс-код, сменный график работы с дежурствами, удаленность офиса и суперразделенная на много частей структура дохода, потому я решил отказаться и искать что-то другое. И примерно в то же время поступило предложение от старшего товарища попробовать пофрилансить на их банк по установке системы “Клиент-Банк” клиентам; я согласился, получил диплом и через пару месяцев фриланса меня взяли в штат на сопровождение систем дистанционного банковского обслуживания. В Latech я системный аналитик. Обеспечиваю коммуникацию между бизнес-единицами и разработкой. Польза — все разумные требования заказчиков учтены в конечном программном продукте. (Александр К.)
  107. Программировать я люблю и умею с детства, мне компьютер подарили еще в младшей школе. Для меня было весьма естественно, что я буду учиться и работать программистом, поэтому я, особенно не раздумывая, поступил на ВМК, но это было ошибкой, потому что я получил там много математической теории и очень мало практики программирования. Частенько говорят, что программированию надо учить в ПТУ, а не в университете, и в моем случае это, возможно, было бы справедливо. Я промаялся сначала на ВМК, потом на экономе практически совершенно без пользы, а потом таки пошел работать программистом. И так до сих пор и работаю, чем очень доволен. Почти всему, что умею — а умею немало, — научился сам. Спасибо родителям, что вовремя поддержали интерес. (mindszenty)
  108. Да обычное дело, — маткласс, подаренный родителями программируемый калькулятор Электроника МК-52, игры типа «Посадка на Луну», ЕГГОГ как символ времени, а дальше класс в школе (Электроника БК-0010-01, FOCAL), факультатив (ЕС, копия PC XT, Turbo Pascal 3 или 5), кружок в соседней школе (уже забыл, что за машины, что-то тоже советское с Бейсиком, рисовал заставку из тогдашних “600 секунд”). Дальше Питер, 239, а там уже понеслась. Первой программой за деньги был интерфейс к выпускной работе одноклассника, за “Балтику 6”. Или 4. Давно дело было. (alf)
  109. Папа-инженер с железками, журналы «Радио», маткласс, калькулятор МК-61, компьютеры «Радио 86РК» и спектрумы у друзей, техникум, проапгрейженный до «колледжа» (плюс 1.5 курса, выпуск младшим инженером с автоматическим поступлением в институт на третий курс), потому что профильно, интересно и довольно близко. Договор закончился за год до выпуска, поэтому после окончания можно было идти в любой вуз, — пошел в ЛЭТИ (по отцовским следам). Потом ничего не помню, открываю глаза — вокруг сисадминство. (deodan)
  110. Ходил я как-то в радиокружок. Было мне 12 лет. И был у меня сумасшедший друган. И «сумасшедший» здесь не ради красного словца — позже он тронулся умом и ездил в психушку два-три раза в год… Так вот, этот мой друган регулярно озвучивал какие-то безумные идеи. Наверное, это была его суперспособность. И вот однажды он озвучивает такое предложение: «Там на электростанции есть радиостанция. Там сегодня будет сбор. Пошли посмотрим?» Во-первых, я понятия не имел, откуда он об этом узнал. Во-вторых, радиолюбители на тот момент — это мужички за 45 или вовсе дедули преклонного возраста. А нам по 12 лет, напомню. Чего нам там делать? И как мы туда зайдем? Но я соглашался на любую безумную фигню. Взломать компьютер в Интернет-клубе, чтобы бесплатно сидеть в Интернете и скачивать мегабайты файлов, потому что дома «долго и дорого». Или вскрыть монтировкой телефонный автомат и вытащить оттуда замок, чтобы другой такой же безумец (еще один наш товарищ) выточил ключ, который будет подходить ко всем телефонным автоматам в городе (и он реально подходил), — и все ради того, чтобы можно было бесплатно позвонить, если что… В общем, я согласился и в тот раз, потому что было ужасно интересно, что внутри электростанции и как же выглядит радиостанция. Мы попали на это собрание и очень удивили всех присутствующих своим визитом. Но к нам очень добродушно отнеслись, и как пришельцам даже разрешили пожамкать кнопки на той самой радиостанции. Но к ней интерес быстро пропал, потому что рядом стоял прямоугольный бежевый ящик, который просто притягивал наше внимание, как магнит. Пентиум первый с 95-й виндой. Компьютеры, к слову, в нашем городе мало у кого были. Это была вещь, которую многие себе просто не могли позволить. Не было даже Интернет-клубов — они появились несколько позже. И вот мы уже как честные прихожане ходим туда раз в несколько дней что-то поделать с компьютером. У каждого своя трехдюймовая дискета. На ней какие-то статьи по программированию и пара исходников на MASM типа «Хелло, Ворлд». Соревновались друг с другом — у кого меньше бинарник после компиляции получится. Интересное было время. Проходит лет пять. Я уже учащийся радиотехнического техникума, второй или третий курс. К тому времени компьютеры были уже у многих. На районе я был местным Кулибиным, к которому все ходили «чиниться». Я очень долго даже денег не брал — было просто интересно. В то время люди начали активно строить домашние сети. В то же время ко мне приходит понимание, что пора зарабатывать бабки, я же взрослый уже. Я быстро уловил тренд, подключил всех желающих соседей по подъезду к своей сетке, поставил какой-то модный ADSL-роутер с трафик-шейпером и стал продавать интернет. Так я стал интернет-барыгой. «Бизнес» рос и процветал, через год я подключил все подъезды в доме и всех заинтересованных соседей. На заработанные деньги собрал «сервер» из десктопного железа и поставил на него Gentoo. Верхняя полка в моей кладовке стала «дата-центром». Настроил какой-то биллинг, PPPoE-сервер с радиусом и трафик-шейпингом. У меня был сервис не хуже, чем у единственного провайдера в городе! Все работало как часы. Пока меня не забрали в армию… Но я не расстроился и не стал ничего разбирать. И пока я полтора года бегал как безумец и стрелял из автоматов, оно спокойно себе работало и приносило бабки. Когда я пришел из армии и стал искать работу, я сходил всего на одно собеседование в крупную телекоммуникационную компанию, которая к тому моменту уже пришла в наш город. Рассказал им эту душещипательную историю — и они взяли меня на работу на должность инженера структурированных кабельных систем. Так я и попал в ИТ. Сейчас я devops-инженер в Latech. Моя работа напрямую влияет на работу сайта lamoda.ru и мобильного приложения. (Алексей С.)
  111. Я тупой и с коротким фокусом внимания, а у программирования короткий feedback loop и много допамина (и можно переделывать, пока не получится). (ujin)
  112. Папа и мама инженеры, бабушки и дедушки не все инженеры, но все с высшим образованием, высшее не обсуждается вообще, понятно, что техническое — потому что «так проще». Вокруг 90-е, надо бы выбирать — нет, не специальность (инженеры никому не нужны), а на что потратить время, чтобы не так жалко было. Все понимают, что с техническим дипломом идут на холодные продажи или во флористы, ну и с дипломом в холодные продажи и флористы берут охотнее. Я же еще в школе влюбляюсь в программирование на уроках информатики, хочу уметь программировать, хочу уметь писать прикольные штуки. В итоге иду в ЛЭТИ «на программиста», курсе на четвертом находится внезапно подработка про написание и поддержку базы на акцессе для учета всего, кроме бухгалтерии для небольшого производства (через преподшу по базам данных). Тут понимаю, что от холодных продаж можно и отвертеться, и таки делать за деньги штуки, которыми будут пользоваться люди. На последнем курсе меня уже прихватила гребенкой как талантливого студента на стажировку одна аутсорсинговая компания. Не все было гладко, но они меня потом взяли в штат. (esch)
  113. Я виню два эпизода импринтинга: первый — в дремучих восьмидесятых у родителей на физфаке появился громоздкий прибор с приделанным к нему “макинтошем”, а у меня в детском манежике — наклейка с полосатым яблоком, в которое я втыкал первые несколько лет жизни; второй — в чуть менее дремучих девяностых я наткнулся в Доме Книги на книжку про, простигосподи, Джаву, в предисловии к которой было написано, что программисты зарабатывают $50 в час. (rychev)
  114. В школе были ДВК-2, БК-0010 с фокалом, дома — Спектрум с бэйсиком (первое, что я на нем написал, был клавиатурный тренажер). Чуть позже в школе появились 386SX & DX, — Турбо Паскаль, С, первые олимпиады по программированию (уже тогда мне стало понятно, что на скорость софт я писать не умею). Потом я за какой-то ощутимый промежуток времени написал софт для составления школьного расписания, с которым съездил на российскую конференцию в Обнинск. Единственный из школьного потока сдал все экзамены на кафедру Парфенова, проучился там пару лет и вылетел на ВТ (где конкретики было больше: Спарки, базы данных на Оракл, — а понтов меньше). В общаге на втором курсе подвернулся контракт на Дельфи и С++. Вопросом, чем же я буду заниматься после ВУЗа и на кого учусь, никогда не задавался. (move_yo)
  115. Попадание в IT — это, наверное, все-таки когда тебя на работу взяли, а не когда ты книжки с красивыми картинками читал, или там BGI демо видел в раннем детстве, или хакал WinZip при помощи SoftIce и Hiew, или save-файлы от игр редактировал, или в эмуляторах приставок чуть-чуть копался, или что-то там писал для школы на Паскале. Это все игрушки, а не IT. Я сначала, будучи студентом, устроился в выездную поддержку у старого маминого знакомого. Поддерживать надо было систему ОМС города Санкт-Петербурга. Это было не ахти какое IT. Обновить версию софта, перенастроить модем, рассказать пользователям, как надо решать их задачи. Может быть, операционную систему слегка поправить. На последнем курсе университета мой научный руководитель познакомил меня с небольшим немецким стартапом, который делал поисковые системы для интранета и тематические кроулеры. Работа была удаленная, а я в тот момент хорошими навыками удаленной работы не обладал, поэтому был не суперполезен, но выучил Python, PostScript, внутренности GhostScript и PDF, а также особенности встроенного в Ghostscript интерпретатора PDF. Еще научился делать debian-пакеты и познакомился с байесовским алгоритмом классификации. Параллельно я искал полноценную работу в Петербурге. И тут у меня как раз один одногруппник устроился в Sun в группу тестирования JVM, а второй — в DataArt. В обоих местах меня на интервью стерли в порошок, но и те, и другие в итоге предложили работу. DataArt успел быстрее. На этом моя история в айти заканчивается или начинается. Как посмотреть. (aivanov)
  116. В нежном дотинейждерском возрасте в нашем затерянном городишке я нашел игровой салон с БК-0010-01, где игры загружались с магнитофона(!), и стал проводить там все свободное время. Пытался перепечатывать программы на бейсике из журнала «Наука и жизнь», писать свои, — без особого успеха. Потом в УПК (было такое внешкольное профтех образовательное учреждение, одно на все школы в городе) вдруг появился целый класс компьютеров Агат-7 (клон легендарного «Apple II»), и учитель информатики разрешил мне делать с ними все что угодно. Там я выучил ассемблер, архитектуру микрокомпьютеров, прочитал кучу книг, стал побеждать на местных олимпиадах по информатике, ездить по различным летним школам в Алма-Ату и Новосиб, и после школы, благополучно провалив экзамены в политех, пошел на шахту писать автоматизированные системы управления производством, в одно лицо. Сменив пару мест работы, неожиданно нашел удаленных заказчиков из Штатов, меня вывезли по рабочей визе, потом был Microsoft, и, похоже уже насовсем, Google. На самом деле в IT и английский меня затянули видеоигры, — но, к счастью, в геймдев я так и не попал. (freeborn)
  117. Long story short, в IT я попал естественным образом, это получилось само собой. Как у многих: отец с приятелями собрали «Специалисты», но lurkmore://игор_нет, поэтому пришлось освоить сначала бейсик, потом ассемблер, и писать игры самому. Программировать научился в 7-8 лет, не сильно позже, чем читать-писать и умножать-делить. Потом Спектрум (игр завались, от этого прокачивался английский) и компьютерный кружок в Доме пионеров. Старшая школа, Турбо Паскаль на 386 машинах, я ярко засветился на региональных олимпиадах и ездил на сборы в Москву к Суханову, там подтянул алгоритмическую теорию; тогда же начал понемногу писать софт за деньги (старший брат аутсорсил мне часть своей работы). В ИТМО пришел уже с хорошими практическими навыками, нахватал другие полезные знания (компиляторы, C, администрирование юниксов, вычислительные методы), а в 2000-х с Октетом научился работать в индустрийке. ‎(seliv)
  118. Всю свою жизнь (ну, кроме раннего детства) хотела заниматься физикой, потом пошла учиться в Физтех. Еще всегда думала, что не смогу работать, так как в офис надо ездить каждый день. Из-за этого хотела быть ученым, потому что в лабе можно не всегда появляться. Занималась двумя научными работами в двух универах (Физтех и Сколтех), но не понравилось, поэтому бросила Сколтех и пошла работать в Lamoda — там раньше работала моя соседка, и ее рассказы про задачи, атмосферу и людей мне очень понравились. Сейчас я в Latech работаю аналитиком данных. Мы рассчитываем метрики, делаем аналитику по операциям, отчеты и визуализации, следим за качеством данных. На основе этого бизнес принимает различные решения по операционным процессам, следит за тем, как перформит линейный персонал, открывает новые точки продаж и так далее. (Анастасия К.)
  119. Я должен был учиться на химика; химия мне нравилась, а вот учиться я толком не умел, потому что школьная программа была слишком простой и усидчивости я не выработал, а тут упомянутое выше — feedback loop и дофамин. Зато вычислительный центр оказался как нельзя кстати, да еще там лаборантскую зарплату платили. Так я сменил естественные науки на изучение химер человеческого разума. (arkenoi)
  120. Я попал в IT, когда защитил кандидатскую и понял, что на жизнь наукой зарабатывать крайне сложно, и пошел в лучшую на тот момент в городе фирму разработки ПО. На собеседовании у меня спросили, знаю ли я Linux, GTK и C. Я ответил, что увы, ничего из этого. В результате взяли программистом на проект со всем перечисленным. Причем исполнял сразу три роли — программиста, тестировщика, а также техписателя. (hatefulrav)
  121. Очень кушать хотелось, а больше никуда не брали… (ramjam)
Теги:карьера в itистории пользователей и сотрудниковистории из жизни
Хабы: Блог компании Lamoda
+25
7,1k 29
Комментарии 7
Похожие публикации
Лучшие публикации за сутки
Информация
Дата основания

5 апреля 2011

Местоположение

Россия

Численность

5 001–10 000 человек

Дата регистрации

20 сентября 2018

Блог на Хабре