Как стать автором
Обновить
242.03
Рейтинг
ITSumma
Собираем безумных людей и вместе спасаем интернет

Книги, которые мы заслужили. Vol 1

ITSummaЧитальный залРобототехника

Если есть возможность в выходные отдыхать, а не работать — это очень круто. А если получается отдыхать с пользой — это круто вдвойне. Как? — например, читая классные книги.

Мы, издательство ITSumma Press, постоянно ищем интересные и полезные иностранные книги, которые еще не переведены на русский язык. Я, например, частенько слушаю аудиоверсии не-технических книг, которые помогают разобраться в сложных темах без специального образования. И обзоры самых интересных находок время от времени я буду представлять здесь. Если какая-то книга многим покажется занимательной, мы поставим её в очередь на перевод!

Ну, а пока — первый выпуск "ITS книгобзор". Сегодня расскажу вам, почему прямохождение стало причиной появления выдающейся женской груди и от том, как понять, роботы — это поставщики прав и свобод или их потребители. Поехали!

Название: Unbound: How Eight Technologies Made Us Human and Brought Our World to the Brink

Автор: Richard L. Currier

Год издания: 2017

Доктор наук в области социокультурной антропологии, профессор в Беркли, Карриер последовательно и в деталях рассказывает о наиболее значимых, с его точки зрения, технологиях, которые кардинально повлияли на развитие человечества. Автор доступно показывает траекторию изобретений и анализирует последствия их появления для экономики, политики и этики. Сегодня расскажу вам самое запоминающееся о первых двух технологиях, а остальное и в деталях вы узнаете, если прочтёте оригинал.

Итак, палка. Она, родимая, была первой технологией человека. Для выкапывания корешков и сражения с врагами. Она же послужила тому, что мы стали прямоходящими. Хотя после выхода книги выдвигалась и другая теория. Кстати, по гипотезе Карриера, именно женщины начали использовать палку как инструмент.

Карриер довольно подробно останавливается на развитии сексуальных и семейных отношений. Например, вследствие прямохождения женские половые органы оказались скрыты от глаз — и у самок человека молочные железы стали ярко-выраженными не только во время вскармливания потомства, но на протяжении всей половозрелой жизни. Автор рассказывает также, как мы пришли от полиамории к моногамии и почему секс перестал отвечать лишь репродуктивным задачам.

Огонь удостоился отдельной главы. Из-за него мы потеряли волосяной покров по всему телу, развили новую функцию у самого большого нашего органа (хотя мы все знаем, что размер — не главное) и оптимизировали пищеварительный тракт.

Автор, конечно же, останавливается и на печатном станке, и на часах, и на автомобилях. И приводит удивительные истории о том, как изобретение отдельного индивидуума может развернуть историю планеты на 180 градусов.

Отличная книга: научные теории и доказательства излагаются так легко и понятно, что даже дедушка на пенсии поймет, о чем речь. После прочтения\прослушивания у вас будет чёткое понимание, как мы спустились с деревьев и полетели в космос, по пути превратившись в любвеобильных невротиков и трудоголиков.

Актуальной книга будет всегда. Особенно, как мне кажется, для родителей. Прочитайте и узнаете, что отвечать на многочисленные детские «Почему?»

Название: Robot Rights

Автор: David Gunkelm

Год издания: 2018

Автор детально разбирает современные популярные подходы к вопросу прав роботов. Основной корпус книги посвящен четырем комбинациям пары «могут иметь права» — «должны иметь права»:
1) могут, но не должны,
2) могут и должны,
3) не могут, но должны,
4) не могут и не должны.

Важно понимать, что до сих пор нет единого мнения о том, что\кто такие роботы. На это в огромной степени повлияли следующие факторы:

  • sci-fi кинематограф и литература с многочисленными терминаторами, единым разумом и тп.

  • сверхбыстрое развитие науки и технологий, которые с каждым годом подкидывают нам новые версии электронных созданий.

  • многообразие функций и задач новых девайсов: от тостера для поджаривания хлеба до электронной собаки для эмоционального восстановления. Автор напоминает, что главное отличает tools от machines. Если первые заменяют предыдущие версии инструментов и выполняют грязную, тяжелую, унизительную работу (вспомнилось, что в английском это называется 3D works – dangerous, dirty, demeaning), то machines заменяют самого человека. И не только на рабочем месте, но и в социуме — норовят его полностью заместить, а то и поработить.

Во-вторых, остаются разногласия по поводу самой природы прав и их значения относительно роботов. Ганкел приводит отсылки ко множеству научных работ, где роботы рассматриваются не только в качестве потребителей (consumer) прав и свобод, но и в качестве поставщиков (producer).

Однако, хотя автор и не выделял это в отдельную проблему, все же главным затруднением в вопросе прав роботов видится то, что человек предрасположен наделять вещи человеческими качествами. В список significant others уже входят не только роботы-компаньоны, но даже современные пылесосы. Татьяна Черниговская как-то рассказала, как ее подруга постоянно норовила включить в комнате свет, чтобы пылесосу было светло убираться. Появился даже принцип «when in doubt, treat as a human».

Казалось бы, проблема не стоит нашего внимания, ведь нужно лишь:

  • четко разъяснять потребителям, что перед ними кусок дорогого пластика и проводов;

  • подчеркивать целевую детерминацию роботов — они созданы для того чтобы копать\вычислять\грузить денно и нощно;

  • корректно выбирать названия для новых изобретений.

И вуаля, мы сумеем предотвратить эмоциональную привязку к роботам. Глядишь, мы перестанем извиняться перед своим автомобилем за колдобину на дороге или ласковым голосом упрашивать телефон удержать заряд в сорокоградусный мороз.

Но не все так просто. Автор приводит занятные примеры, когда даже эмоционально подкованные и просвещенные военные отказывались от машин-саперов, не желая видеть, как последние «страдают». Люди продолжают относиться к машинам как к живым существам. Хотя, вспоминая знаменитый Chinese Room Argument, нам пора бы уже усвоить: даже если кажется, что тостеру больно, когда мы, например, резко дергаем его за шнур, это еще не означает, что тостеру действительно больно. Вообще, дихотомия being vs. appearing проходит красной нитью через всю книгу.

Книга заканчивается тем, что, возможно, нам стоит защищать права роботов даже не столько ради самих роботов (как в случае с животными, например), а ради самих людей:

  • люди относятся к роботам так же, как они относятся к людям. И даже аристотелевский катарсис не работает: если человек выпустит гнев на робота, не факт что этот человек станет ангелом в общении с живыми людьми.

  • несмотря на то, что взрослые люди понимают, что робот – это механизм в обличье homo sapiens, они все равно должны к ним относиться как к людям. А все потому, что дети берут со взрослых пример и, не видя разницу между роботом и человеком, будут относится к людям так, как их родители\взрослые относились к роботам.

Еще больше новостей про интересные книги, книжную индустрию и разной полезной информации в нашем новом телеграм-канале ITSumma Press — Книжная Среда. Наши редакторы делятся прочитанным. Обсуждать тоже можно — в сопутствующем чате. Присоединяйтесь!

Теги:itsumma pressкнигиitsummaкнижный обзорчтиво
Хабы: ITSumma Читальный зал Робототехника
Всего голосов 12: ↑11 и ↓1 +10
Просмотры4.7K

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки