4,12
Оценка
191,57
Рейтинг
Хабр
Создаем и развиваем сервисы для гиков

Они вам не мимими. Научный взгляд на мемы с котиками и наш новый стикерпак для «ТехноТекста»

Блог компании ХабрКонтент-маркетингЧитальный залНаучно-популярное

Как говорится, «ничего не предвещало». Мы просто решили создать забавный стикерпак с нашим мемом-маскотом Хабраслизнем в поддержку конкурса «ТехноТекст-2020». Потом поняли, что нужно как-то представить его публике — и кому-то пришла в голову идея разобраться в том, что, собственно, представляют собой мемы. Мы в контент-студии часто наблюдаем рождение мемов в статьях и комментариях на Хабре — и радуемся этому, ведь это неизменный атрибут живого сетевого сообщества. Но как и почему они появляются и распространяются? Как выяснилось, меметика — это целая область исследования (правда, находящаяся в статусе оспариваемой науки), в которой техно-мем является отдельной полноценной категорией. Мы, как истинные гики, не могли пройти мимо и решили разобраться. Что такое мем с научной точки зрения? Какова цель научных изысканий мемологов? Возможно ли защитить докторскую по мемам? И, наконец, зачем вообще исследовать мемы и куда всё это может завести?

Рождение мема

У термина «мем» есть точная дата рождения (1976) и создатель — английский эволюционный генетик Ричард Докинз, впервые изложивший концепцию мемов в своей книге «Эгоистичный ген». «Мем» — это сокращение от греческого «μιμητής» («миметес»), что означает «подражатель, имитатор». В 1988 году появилось первое словарное определение мема как «элемента культуры или системы поведения, передающихся от одного индивидуума к другому посредством имитации или другим не генетическими способом». Если говорить проще, то мем — это малая информационная единица сетевой природы, вызывающая общественный интерес.

Разумеется, труд Докинза появился не из ниоткуда — поэтому давайте уделим немного времени концепциям, предшествующим появлению концепции мемов.

Предмемье: предшествующие возникновению теории мемов исследования

Начнём, конечно, с Чарльза Дарвина. Его труд «Происхождение видов» (1859) положил начало современной теории эволюции. По словам самого Докинза, его работа — это просто способ объяснить, что дарвиновская идея саморепликации и выживания применима и к культуре. Вот основные принципы дарвиновской эволюционной теории, применимые к мемам:

  1. Селекция — тот самый естественный отбор, в ходе которого выживают только наиболее приспособленные к условиям современного мира мемы.

  2. Разнообразие — как нет двух генетически абсолютно идентичных живых существ, так и не существует двух абсолютно идентичных информационных единиц. Благодаря этим отличиям каждая особь (или мем) развиваются по своему, особому пути.

  3. Наследственность — в контексте меметики она присутствует в опосредованном виде, в форматах передачи мемов через подражание, копирование или непосредственную передачу.

  4. Конкуренция — борясь за место под солнцем, каждая живая (или культурная) единица стремится к максимальной эффективности в условиях меняющейся окружающей среды.

Второй учёный, которого необходимо упомянуть в контексте теории мемов, — это австрийско-британский философ и социолог Карл Поппер, на которого сам Доккинз ссылался в своих работах. Развивая направление критического рационализма, он называл эпистемологию (дисциплину, посвящённую исследованиями познания) эволюционной наукой и дарвиновским процессом, сравнивая развитие научных дисциплин и теорию естественного отбора.

Если говорить о работах современника Докинза, то стоит упомянуть канадского философа, культуролога, филолога и литературного критика Маршалла Маклюэна. Он прославился своими исследованиями по теме воздействия электронных средств коммуникации на человека и общество. В частности, в одной из самых известных своих работ — в книге «Понимание Медиа: внешние расширения человека» («Understanding Media: The Extensions of Man») 1964 года он назвал грамоту, которую освоил человек дописьменной эпохи, «вирусом», который, попадая в мозг человека, подвергает его бесповоротным изменениям.

Также теорией, предшествующей возникновению теории мемов, считается теория симулякра — «копии» или знака, не имеющего означаемого объекта в реальности. Так, французский философ и культуролог Жан Бодрийяр в своём собрании эссе «Войны в Заливе не было» («La Guerre du Golfe n’a pas eu lieu») 1991 года говорил о том, что у зрителей, наблюдавших за войной в Персидском заливе, не было возможности понять, не являются ли все репортажи фиктивной пропагандой. А потому в процессе имитации и симуляции реальности получился симулякр как самостоятельный продукт гиперреальности.

Что ещё можно связать с теорией мемов? Вероятно, теорию архетипов швейцарского психиатра Карла Юнга, который связывал повторяющиеся сюжеты в сновидениях с памятью предков. Самокопирование идей по причине их психологической привлекательности — концепция, во многом близкая работам Доккинза.

Ну и не можем не упомянуть одного из наших соотечественников — русского психиатра Владимира Михайловича Бехтерева, который почти за 100 лет до появления теории Доккинза в своей статье «Роль внушения в общественной жизни» (1898) говорил о «ментальных микробах», которые, «подобно настоящим физическим микробам, действуют везде и всюду и передаются через слова и жесты окружающих лиц, через книги, газеты и пр.»

Меметика в двух ипостасях. Интерналисты и экстерналисты

Меметика как наука появилась в 1983 году с лёгкой руки американского физика Дугласа Хофштадтера, назвавшего науку о мемах по аналогии с генетикой. Со временем внутри неё развились два направления — интерналистов и экстерналистов. Первые (в числе которых и сам Докинз) считают, что мемы являются единицей информации, существующей в мозге человека, вторые же уверены, что они являются культурными артефактами. Соответственно, по мнению интерналистов, причиной изменения моделей поведения являются мутации, происходящие в мозгу, экстерналисты же считают, что они обусловлены изменениями во внешней среде.

Известные интерналисты: Аарон Линч, Ричард Броуди, Роберт Аунгер. Известные экстерналисты: Дерек Гатерер, Уильям Бенсон. Учёные вне направлений: Дэн Деннет, Дуглас Рашкофф.

Поговорим о каждом из них и о его основных публикациях в области меметики чуть подробнее — для удобства разберём их по хронологии выхода книг.

«Медиавирус. Тайные послания в популярной культуре» («Media Virus! Hidden Agendas in Popular Culture»), Дуглас Рашкофф, 1994 год. Американский медиавед, профессор Нью-Йоркского городского университета и Квинс-колледжа и (кстати) активист киберпанка Дуглас Рашкофф называет вирусами медиасобытия, которые прямо или косвенно вызвали изменения в общественной жизни. При этом он противопоставляет медиавирусы обычным PR-приёмам, которые склонны к максимальному упрощению и маргинализации. Медиавирусы же, скорее, поднимают в сознании сложные и неоднозначные вопросы, а не дают ответы — хотя при этом они могут не менее эффективно использоваться для манипулирования общественным мнением и лоббирования интересов крупных корпораций. Один из примеров медиавируса — распространение в 1992 году видео с избиением полицейскими задержанного за вождение в нетрезвом состоянии чернокожего Родни Кинга, спровоцировавшее массовые беспорядки в Лос-Анджелесе (ничего не напоминает?).

«Опасная идея Дарвина. Эволюция и смысл жизни» («Darwin′s Dangerous Idea: Evolution and the Meanings of Life»), Дэниел Деннет, 1995 год. Американский философ и когнитивист, содиректор Центра когнитивных исследований Университета Тафтса Дэниел Деннет, по словам самого Докинза, «нашёл идее мемов гораздо более масштабное применение, чем я (Докинз) задумывал, и стал непосредственно объяснять с помощью неё человеческий разум и человеческое сознание». По мнению Деннета, опасность идеи Дарвина заключается в том, что она позволяет объяснить всё существующее, не прибегая к высшим целям и мистическим силам, и, тем самым разрушает представление людей о себе как о творческой силе, творце своей жизни. Но в этом разрушении автор видит возможность истинного самопознания. Кстати, Докинз, Деннет и ещё двое учёных-атеистов однажды собирались за круглым столом, чтобы обсудить судьбу современной религии. По мотивам видеозаписи этой встречи была выпущена книга «Четыре всадника: Докинз, Харрис, Хитченс, Деннет».

«Заражение мыслей: как вера распространяется в обществе» («Thought Contagion: How Belief Spreads Through Society»), Аарон Линч, 1996 год. Аарон Линч – американский математик и философ, инженер Fermilab. Он работал над теоретическими основами самовоспроизведения идей, разрабатывая символический язык и выводя математические данные из эпидемиологических формул для описания передачи идей через население. Впервые Линч начал работать над темой «заражения мыслей» в рамках своей дипломной работы в 1979 году, при этом на тот момент он ещё не был знаком с работами Докинза, и впоследствии развивал эту концепцию на протяжении всей своей научной карьеры. Он отмечал, что, подобно обычному «простудному» вирусу, который выживает за счет передачи от хозяина к хозяину, вирусная идея также живёт дольше, если её активно передают от носителя к носителю. Охват идеи и её долговечность зависят от многих механизмов — при этом примечательно, что «заразительность» идей почти не зависит от их истинной ценности для носителя. Широко распространяемые идеи могут вредить своим хозяевам или даже убить их — если речь идет, допустим, о борьбе террористов-смертников с «неверными».

«Психические вирусы. Как программируют ваше сознание» («Virus of the Mind: The New Science of the Meme»), Ричард Броуди, 1996 год. Если все ранее упомянутые авторы (кроме Дарвина и Юнга, конечно) могли бы быть вам ранее не знакомы, то с результатами труда Ричарда Броуди вы, скорее всего, встречаетесь каждый день. Броуди — американский программист и создатель Microsoft Word, а также мотивационный оратор, писатель и профессиональный игрок в покер. Его книга «Virus of the Mind» на протяжении 52 недель входила в топ-100 книг на Amazon и даже была рекомендована как учебник для вузов. В ней говорится о том, что мышление и поведение человека диктуется мемами-психовирусами, которые рождаются в нашем сознании и начинают самостоятельное развитие, меняя нашу жизнь. По мнению Броуди, основные платформы для программирования человеческого сознания – это страх, секс и пища. Отталкиваясь от этих трёх китов, он описывает, какие мемы порождают в нашем сознании эти мотиваторы и почему в результате, например, «бездетные становятся генетическими рабами тех, у кого есть потомство». Автор стремится научить читателя отличать психические вирусы, понимать, какие из них полезны и обогащают, а какие опасны, и предлагает способы защиты от последних.

«Электрический мем» («The Electric Meme»), Роберт Аунгер, 2002 год. Антрополог из Кембриджского университета Роберт Аунгер в работе «Электрический мем» использует концепцию мемов для анализа культурного пространства. По его мнению, «мемы можно представить репликаторами, которые находятся в мозге человека и которые передаются в процессе межличностного общения». Аунгер разделяет процессы репликации (массовое распространение единицы культурной информации) и дупликации (простого воспроизведения) информации в сфере культуры. А основной вопрос меметики, по его мнению: «думаем ли мы, или наши мысли думают сами». Он отмечает, что не «все мысли внутри являются нашими», многие передаются или осознанно внедряются извне.

«Машина мемов» («The Meme Machine»), Сьюзен Блекмор, 1999 год.

Американский исследователь психологии и парапсихологии, профессор Плимутского университета Сьюзен Блэкмор создала антропологическую интерпретацию теории Докинза. По мнению Блекмор, с появлением культуры и мемов они завладели ген-машиной и превратили её в мем-машину. Однако в последнее время появились мемы, порождённые технологиями, или T-мемы — эгоистичные репликаторы. И они не заботятся ни о человечестве, ни о планете, поскольку являются лишь информацией. По её словам, мемы заинтересованы развитием технологий как более производительных носителей, однако пока не могут отказаться от человека из-за его способности размножаться. Тем не менее в случае появления возможностей саморазмножения технологий, потребность в людях для мемов отпадёт.

Идеи Блекмор стали широко известны после её выступления на TED в 2008 году.

Критика мематики

Измерение мема как единицы культурной эволюции на данный момент является нерешённым вопросом — также как не ясно и соотношение механизмов биологической и культурной эволюции. Так, Луис Бенитес-Брибьеска, медик-исследователь из Мексиканского института общественной безопасности, называл меметику «опасной идеей, представляющей угрозу серьёзным исследованиям проблем сознания и культурной эволюции». Он отмечает нестабильность предполагаемого механизма мутации мемов, которая вносит хаос в эволюционный процесс. А что вы думаете о меметике? Имеет ли она право на существование как наука — и могут ли в этой сфере быть научные открытия, которые изменят нашу жизнь? Давайте обсудим, интересно же!

Безусловно, меметика носит в научном сообществе спорный статус — хотя до открытия ДНК и сама генетика рассматривалась подобным образом, поскольку учёные затруднялись с ответом на вопрос о том, в каких именно единицах кодируется наследственная информация.

А пока ваш оппонент будет размышлять над ответом, а мы разбираем ваши 633 заявки на «ТехноТекст» (кстати, лидер по количеству заявок в этом году — номинация «Просто о сложном», которую поддерживает Dentsu), не забудьте скачать наш забавный стикерпак для Telegram.

Теги:стикерпакмемХабр
Хабы: Блог компании Хабр Контент-маркетинг Читальный зал Научно-популярное
+38
2,9k 19
Комментарии 8

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки

Информация

Дата основания
2008
Местоположение
Россия
Сайт
habr.com
Численность
31–50 человек
Дата регистрации

Блог на Хабре