Открыть список
Как стать автором
Обновить
286.63
Рейтинг
EnglishDom
Лидер в онлайн образовании

Искусство перевода, или почему английская «Алиса в стране чудес» вдруг стала Аней

Блог компании EnglishDomЧитальный залИзучение языков

«Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла — одна из самых любимых сказок, которую с удовольствием перечитывают и дети, и взрослые по всему миру.

Но при этом это еще и одно из самых сложных произведений для перевода на другие языки. Автор щедро использует метафоры, отсылки и каламбуры, понятные только англичанам, эксплуатирует популярные детские стишки и культурные особенности. В произведении уйма филологических тонкостей, нюансов и языкового юмора.

Перед переводчиком стоит сложнейшая задача: передать все это многообразие смыслов и сделать его понятным маленькому русскоговорящему читателю. За перевод брался даже Владимир Набоков, и в его версии Алиса вдруг стала Аней. Зачем это сделано и какой перевод сказки считают каноничным — сегодня говорим об этом.

Такие разные переводы Кэрролла

Существует мнение, что переводы книг со временем устаревают и нужно хотя бы раз в 50 лет их обновлять.

Оригинальная «Алиса» вышла в 1865 году. И с того времени известно как минимум 20 опубликованных переводов сказки на русский. А после 2000 года в интернете появилось свыше 15 законченных фанатских адаптаций.

Изначально переводы были довольно топорные и не передавали многообразия сочинения. «Соня в царстве дива», самый первый опубликованный русскоязычный вариант 1879 года, был воспринят критиками очень холодно — книгу называли бессмысленной и бессодержательной.

В нем есть свой шарм, но публика была просто не готова к нему. Вот сравнение отрывка оригинала и перевода:

“Curiouser and curiouser!” cried Alice (she was so much surprised, that for the moment she quite forgot how to speak good English); “now I’m opening out like the largest telescope that ever was! Good-bye, feet!” (for when she looked down at her feet, they seemed to be almost out of sight, they were getting so far off). “Oh, my poor little feet, I wonder who will put on your shoes and stockings for you now, dears? I’m sure I shan’t be able! I shall be a great deal too far off to trouble myself about you: you must manage the best way you can;—but I must be kind to them,” thought Alice, “or perhaps they won’t walk the way I want to go! Let me see: I’ll give them a new pair of boots every Christmas.”

***

„Чуднѣе и распречуднѣе“, закричала Соня! Отъ удивленія она даже путалась въ словахъ, и выражалась какъ-то не по-русски. „Вотъ тебѣ разъ! Выдвигаюсь теперь, какъ самая большущая подзорная труба! Стой, ноги, куда вы? Никакъ надо проститься съ вами!“ И дѣйствительно, Соня, нагнувшись, едва уже видитъ ноги, такъ онѣ вытянулись и далеко отъ нея ушли. „Ну ужь теперь никакъ не достану обувать ихъ“, разсудила она и вдругъ стукнулась головой о потолокъ — она вытянулась чуть не на сажень. Она проворно схватила со стола ключикъ и поскорѣй къ садовой дверкѣ. Бѣдная Соня, опять неудача!—Въ дверь не пройдетъ. Только растянувшись во всю длину, она могла приложиться къ ней однимъ глазомъ и заглянуть въ садъ; но пройти—куда при такомъ ростѣ! не выдержала тутъ Соня, опять расплакалась.

Тем не менее огромная популярность истории на Западе заставляла переводчиков пытаться еще и еще. Следующий варианты — «Приключенія Ани въ мірѣ чудесъ» Матильды Гранстрем и «Приключенія Алисы въ волшебной странѣ» Александры Рождественской — известны только лингвистам и практически полностью забыты.

Даже брат известного Антона Чехова, Михаил Чехов, делал перевод сказки. Она вышла под именем «Алиса в волшебной стране» в сборнике «Английские сказки», но тоже не снискала большого внимания.

Набоков и его «Аня в стране чудес»

В 1923 году «Алиса в стране чудес» выходит на русском в переводе Набокова. В то время это был еще никому не известный переводчик, который даже не начинал писать собственные книги.

Алиса у Набокова превратилась в Аню. Подобная вольность не была новой даже в контексте переводов этой истории, но смысл в этом был: имя Анна в начале 1920-х было вторым по популярности среди женских имен на территории Российского государства. Алиса же не входила даже в первую двадцатку.

Набоков этим ходом хотел приблизить героиню книги к обычному русскоговорящему ребенку. С Аней тогдашним детям ассоциировать себя было проще. Это сейчас имя Алиса вполне обычное, а тогда было редким и иностранным.

Вольностей Набоков допустил много, поэтому «Аня в стране чудес» — это пересказ, а не перевод. Но выполнен он не менее блестяще, чем оригинал Кэрролла.

Если автор пародировал в книге классические английские стихи, то Набоков заменил их на пародии таких же русских стихов из школьной программы.

«You Are Old, Father William» — это пародия на известное в конце XIX века детское стихотворение «The Old Man's Comforts and How He Gained Them».

Под спойлером сначала отрывок из пародии Кэрролла.

"You are old, Father William," the young man said,

"And your hair has become very white;

And yet you incessantly stand on your head—

Do you think, at your age, it is right?"

"In my youth," Father William replied to his son,

"I feared it might injure the brain;

But now that I'm perfectly sure I have none,

Why, I do it again and again."

"You are old," said the youth, "as I mentioned before,

And have grown most uncommonly fat;

Yet you turned a back-somersault in at the door—

Pray, what is the reason of that?"

А затем и из оригинала.

You are old, Father William, the young man cried,

⁠The few locks which are left you are grey;

You are hale, Father William, a hearty old man,

⁠Now tell me the reason I pray.

In the days of my youth, Father William replied,

⁠I remember'd that youth would fly fast,

And abused not my health and my vigour at first

⁠That I never might need them at last.

You are old, Father William, the young man cried,

⁠And pleasures with youth pass away,

And yet you lament not the days that are gone,

⁠Now tell me the reason I pray.

В своем переложении Набоков берет известное «Бородино» и делает пародию на него. По букве стихотворение полностью отличается от оригинала, но куда более важно — оно передает дух и смысл.

«Скажи-ка, дядя, ведь недаром

Тебя считают очень старым:

Ведь, право же, ты сед,

И располнел ты несказанно.

Зачем же ходишь постоянно

На голове? Ведь, право ж, странно

Шалить на склоне лет!»

И молвил он: «В былое время

Держал, как дорогое бремя,

Я голову свою…

Теперь же, скажем откровенно,

Мозгов лишен я совершенно

И с легким сердцем, вдохновенно

На голове стою».

Критики отмечают, что стихотворные пародии, которых в тексте довольно много — это наибольшая удача Набокова. Хоть есть вопросы к передаче имен персонажей, сам перевод читается легко и приятно. И без всякого сомнения, он будет понятен и интересен русскоговорящим детям младшего школьного возраста — даже через почти сотню лет он не утратил своей актуальности.

Еще один пример. Чеширский кот в переложении Набокова получил имя Масленичный. Переводчик с помощью известной пословицы передал причину, почему кота так зовут. Получилось неканонично, но интересно:

— Это — Масляничный Кот, — отвечала Герцогиня, — вот почему. Хрюшка!

Последнее слово было произнесено так внезапно и яростно, что Аня так и подскочила; но она сейчас же поняла, что оно обращено не к ней, а к младенцу, и, набравшись смелости, заговорила опять:

— Я не знала, что такие коты постоянно ухмыляются. Впрочем, я вообще не знала, что коты могут это делать.

— Не всегда коту масленица, — ответила Герцогиня. — Моему же коту — всегда. Вот он и ухмыляется.

Обратите внимание, что Набоков немного изменил саму пословицу, чтобы она была доступной для младших читателей. Ведь фразу «Не все коту масленица» дети могут просто не понять.

Работа над переводом оказала настолько сильное впечатление на Набокова, что аллюзии на «Алису» есть в его романе «Приглашение на казнь».

Истинный и каноничный перевод Демуровой

Новая эра в русскоязычных переводах Кэрролла началась, когда в 1966 году за «Алису» взялась литературовед и переводчик Нина Демурова. Именно ее перевод считается наиболее близким по тексту и смыслу к оригинальной истории.

В своей статье «Голос и скрипка» Демурова пишет:

Работая над переводом Кэрролла, сталкиваешься с несметным количеством трудностей. Тут и игра слов, и каламбуры, и игра понятиями, и легкие, почти неуловимые логические сдвиги, и традиционная английская сдержанность, и сжатые речения, по-русски развертывающиеся, как пружина, в длинные периоды, и многочисленные детали быта, характеров, обычаев, оборотов речи, глубоко вросшие в национальное сознание. И наконец, поэзия — не только та, что в стихах, порою озорных, порой лиричных, которых так много в обеих сказках, а та, которой проникнуто у Кэрролла все — и стихи и проза, — которая определяет особый строй, тембр, поворот фразы, а потом и абзаца, сцены, главы и, наконец, всей книги.

Я хорошо представляла себе, с какими трудностями мне придется иметь дело. К тому же мне не раз доводилось читать главы из «Алисы» вслух, останавливаясь, чтобы дать то или иное пояснение. Так я хорошо знала на слух все то, что часто ускользает при «молчаливом» прочтении текста глазами, — скрытые рифмы, намеки на каламбуры, огласовки и пр.

Я понимала, что взялась за задачу, строго говоря, невыполнимую — ведь невозможно точно передать на другом языке детали и понятия, в этом, другом языке не существующие. И все же... Все же, думала я, вероятно, возможно с наибольшим приближением (пусть не с адекватностью!) передать, донести подлинник, пойти параллельным путем, если нет пути совпадающего, ценой любых уверток и ухищрений воссоздать пусть не органическую слитность буквы и духа, но хотя бы дух подлинника.

Чтобы было понятно, насколько большую работу проделала переводчица, давайте разберем несколько адаптированных имен персонажей.

В третьей главе истории мы встречаем персонажей Duck, Lory, Eaglet и Dodo. Мы намеренно представили их в оригинале.

Вся эта сцена из третьей главы — это реконструкция событий, в ходе которых у Кэрролла появилась идея сказки про девочку Алису. Вместе со своим Робинсоном Даквортом и его дочерьми Лориной и Эдит мистер Доджсон (настоящая фамилия Кэрролла) отправились на прогулку по реке, где девочки заскучали и попросили рассказать им сказку.

Имя Duck в произведении недвусмысленно отсылается на Дакворта, Lory — на старшую сестру Лорину, а Eaglet — на Эдит. Dodo — это сам Кэрролл.

Когда книга вышла, Кэрролл подарил своему другу экземпляр с подписью: «The Duck from the Dodo» (дословно: Утке от Додо).

Демурова хотела не только точно передать имена персонажей, но и сохранить отсылки на эту историю. Но ни один из прямых переводов слова Duck не давал даже близкого сочетания. Утка, Селезень, Лебедь — это все не то. Но переводчица вышла из положения, передав отсылку не по фамилии, а по имени.

Робин Гусь — такое имя носит Duck у Демуровой. Одновременно звучное с аллюзией на Робина Гуда, которую дети поймут, и при этом передающее отсылку на Робина Дакворта, да еще и прямо связанное с оригиналом.

Lory и Eaglet стали попугайчиком Лори и орленком Эдом — отсылки на дочерей друга писателя также были сохранены.

Dodo так и остался Додо. Хоть в русском языке название этой птицы можно перевести и как «додо», и как «дронт», переводчица оставила именно Додо. Как утверждала она сама, чтобы сохранить скрытую толику юмора, ведь Льюис Кэрролл заикался и часто представлялся как «До-до-доджсон». Собственно, именно из-за этого он назвал своего книжного альтер-эго Додо.

Подобная щепетильность наблюдается во всем: от передачи культурных и чисто английских каламбуров до скрытых отсылок вроде имен с глубоким историческим подтекстом.

Перевод Демуровой — это именно перевод, а не адаптация. Отсебятины здесь крайне мало, но при этом переводчице удалось передать абсолютное большинство смыслов оригинальной истории. А если взрослому читателю хочется постичь все 100% отсылок, каламбуров и шуточек, которые закладывал в произведение автор, то можно почитать перевод с комментариями Гарднера.

Критики настолько высоко оценили перевод Демуровой, что практически сразу после публикации он стал классическим и сохраняет этот титул спустя более чем полвека. После него все еще были прекрасные попытки передать историю Кэрролла на русский — один только пересказ Заходера чего стоит.

От автора: пересказ Заходера — лично мой любимый. Хоть это и не совсем перевод, там довольно много вольностей, но мне он кажется самым близким по духу к оригинальной истории.

На вкус и цвет фломастеры разные, поэтому споры о переводах будут всегда. Одному нравится пышный язык Набокова, другому — щепетильность Демуровой, третьему — антураж Заходера. Уверены, есть и поклонники творчества Орла, Мироновой, Вязова и других менее известных переводов. Ведь если сказку все еще хотят переводить, то она актуальна и по сей день.

Если же вы хотите прочитать и понять «Алису» на английском, это будет непросто. Несмотря на то, что сказка детская и лексика в ней крайне понятная, уловить все культурные нюансы самостоятельно очень сложно. Но если очень хочется — записывайтесь на бесплатный пробный урок в EnglishDom и разбирайте «Алису в стране чудес» с опытным преподавателем.

Онлайн-школа EnglishDom.com — вдохновляем выучить английский через технологии и человеческую заботу

Только для читателей Хабра первый урок с преподавателем в интерактивном цифровом учебнике бесплатно! А при покупке занятий получите до 3 уроков в подарок!

Получи целый месяц премиум-подписки на приложение ED Words в подарок. Введи промокод march2021 на этой странице или прямо в приложении ED Words. Промокод действителен до 01.05.2021.

Наши продукты:

Теги:английский языкизучение английскогопереводлитератураалиса в стране чудескэрроллалиса
Хабы: Блог компании EnglishDom Читальный зал Изучение языков
Всего голосов 42: ↑41 и ↓1 +40
Просмотры12.9K

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки