Киберпанк
Научная фантастика
Читальный зал
13 сентября

Аномалия Франго, Кульминация

Предпоследняя часть моего романа «Аномалия Франгō». Вот тут первая часть и вторая часть.
Вчера пришел тестовый экземпляр книжки в мягкой обложке.



ГЛАВА 3. Офис службы безопасности космопарка


Яна Фомина несколько минут безуспешно пыталась связаться с начальником службы безопасности Павлом Москвиным. Уже после первых секунд она начала спешно собираться, распихивая спецсредства по карманам, а также в рюкзак. Никогда не знаешь, что может пригодиться на задании. Тем более на таком задании она не была ни разу в жизни. Ее специализация — киберрасследования. А тут придется поработать ногами.

Босс так и не отвечал, и Яна выдвинулась из офиса в подземную систему метро. Она знала, что кабинки метро могут доставить ее в любое место космопарка в считанные минуты. Вот только она ни разу ими не пользовалась.

На неожиданно большой платформе метро под офисом службы безопасности стояло несколько кабинок вместимостью человек по двадцать каждая. Было тихо и… затхло. «Наверняка безопасники пользуются метро очень редко», — подумала Яна. Выбрав наугад кабинку, Яна вошла в нее и осмотрелась. Как заставить ее двигаться, Яна не знала.

— Отель «Квазар Стар»! — крикнула Яна.

Но ничего не произошло. Яна увидела черную панель прямо у входа и нажала на нее пальцем. Панель превратилась в небольшой сенсорный экран, отображающий сектора октаэдра, на котором располагался космопарк. Поддерживая постоянную связь с сетью планеты, Яна быстро получила информацию о нужном номере сектора и нажала на число «48». Тут же на экране появился план сектора, в котором Яна сразу увидела квадрат с надписью «Квазар Стар». После того как она нажала на него, двери кабинки закрылись. Яна едва успела занять место в кресле, прежде чем кабинка с приличным ускорением отправилась в путь.

Система была, конечно, устаревшая, но всего тремя нажатиями можно было быстро выбрать пункт назначения. Через тридцать секунд разгон закончился и началось торможение. Еще через тридцать секунд кабинка остановилась и двери открылись. Выбравшись из кабинки, Яна поднялась на лифтовую площадку. Вызвав лифт, она поднялась на пятьдесят седьмой этаж и осторожно подошла к двери с номером «57.264». Дверь была полуоткрыта.

Поломав голову над тем, какое бы оборудование ей использовать, Яна решила, что простого пробойника будет достаточно. Стреляла она отлично — чемпионка университета как-никак. Яна сняла рюкзак, поставила его на пол в коридоре, вытащила из кобуры пробойник, вздохнула полной грудью и бесстрашно вошла в номер.

Обойдя несколько комнат, Яна обнаружила, что рядом с ванной валялось несколько дронов. Она осторожно, не заходя, заглянула внутрь. На полу лежал Павел, окруженный полупрозрачным коконом защиты второго уровня. Яна была уже готова зайти, но увидела надпись на влажном кафеле пола рядом с Павлом:

«ВИЗ»

Надпись была сложена из маленьких шариков дронов. Яна решила, что Павел хотел ее предупредить. Она принялась осматривать ванную комнату через открытую дверь, пытаясь увидеть что-нибудь, связанное с ВИЗ. На полке под зеркалом лежала визитная карточка. Вот оно — ВИЗитка! Всмотревшись, Яна увидела, что визитка вибрирует мелкой дрожью. При этом она свешивалась с полки и была направлена в сторону Павла. Действовать нужно было быстро, и Яна не нашла ничего лучшего, чем влепить по визитке из пробойника. Прогремел взрыв, разнесший половину стены ванной комнаты. Пробойник был установлен на полную мощность, что привело к значительным разрушениям. Через несколько секунд пыль осела, и Яна решилась зайти. Защитный кокон вокруг Павла исчез! Кончился заряд аккумуляторов. Яна осмотрела Павла и не обнаружила физических повреждений. Скорее всего, кокон исчез уже после взрыва.
Павел начал приходить в себя. Он попытался встать, но безуспешно.

— Чертов нейропрограмматор! Голова разрывается. Все плывет перед глазами! Похоже, я сам не смогу идти.

— Ура! Вы живы! — обрадовалась Яна. — Босс, я уже вызвала медиков. Сейчас перенесем вас в госпиталь… Так эта визитка была нейропрограмматором?

— Да. Причем не простым. Это такой портативный вариант — он не может полноценно воздействовать на всю глубину подсознания. Но на несколько часов может внушить некоторые вещи.

— А почему он вас тогда вырубил, если это такой слабый портативный вариант? У вас же была активирована защита второго уровня!

— Я не говорил, что нейропрограмматор слабый. Он скорее… глупый. В такой объем невозможно встроить мощный AI, а вот энергетическую мощность можно заключить громадную. Нейропрограмматор определил, что его работе мешает защита, и постепенно увеличивал мощность сигнала, чтобы пробиться к моим мозгам. Если бы защита вдруг отключилась, то, боюсь, мой мозг бы взорвался.

— Мощная штука! А что она вам пыталась внушить?

— Я толком не знаю, защита блокировала воздействие до последнего. Но мне хочется пойти в диспетчерскую, чтобы как-то вывести из строя райдеры космопарка. И… мне почему-то кажется, что я пират!

Павел разговаривал с Яной лежа на полу, подняв шею. Но вскоре силы его покинули — он опустил голову на пол и закрыл глаза.

— Босс, держитесь! Медики уже на подходе!

— Яна, ты должна выяснить, что происходит! Медикам потребуется минут двадцать, чтобы вправить мне мозги в госпитале. Космопарк не поскупился на хорошее медицинское оборудование. Яна, найди, откуда появилась эта визитка в номере отеля!

— Может, ее привезли сами журналисты?

— Вряд ли! Моя гипотеза такая: кто-то нанял двух агентов для того, чтобы они пробрались в диспетчерскую. Например, для того, чтобы установить там прослушку. В гильдии наемников быстро найдутся желающие выполнить такую работу.

— Почему вы думаете, что это наемники?

— Потому что такой портативный нейропрограмматор не может научить человека новым навыкам. Он может только внушать несколько идей — и то ненадолго. А вот чтобы пробраться в диспетчерскую и уметь пользоваться необходимым оборудованием, нужны навыки, получаемые годами тренировок и практики.

— Логично! Значит, это были спецы.

— Далее, этим спецам внушили, что они пираты, которые хотят вывести из строя половину боеготовых райдеров планеты.

— Ой… там в диспетчерской, наверное, все подумали, что сейчас нападут пираты!

— Вот именно. Тот, кто прислал эту визитку журналистам, очень хотел, чтобы так и подумали.

Павел и Яна синхронно замолчали. Как сотрудники службы безопасности, они имели доступ к военному каналу связи, по которому только что прошло сообщение о начале мобилизации на планете в связи с угрозой вторжения пиратов.

— Все идет по плану того, кто прислал визитку, — тихо сказала Яна.

— Я все-таки разглядел, что было написано на визитке. Там был адрес этого отеля с номером этой комнаты. Попробуй пойти по следу.

Павел замолчал, тяжело дыша. У него больше не осталось сил, чтобы говорить. В гостиничный номер ворвались медики с роботами-ассистентами и начали готовить его к транспортировке в госпиталь. Медики бросали настороженные взгляды на Яну, стоявшую в стороне с опущенным в руке пробойником. Ее безучастный вид был обманчивым. Она уже развила бурную деятельность, начав самое интересное в своей жизни киберрасследование.

Первым делом Яна попыталась связаться с военными в диспетчерской. Генералы были заняты, и она сообщила имеющуюся информацию директору космопарка. Далее, она запустила скрипт для анализа всех имеющихся видеозаписей. К сожалению, видео с камер внутри отелей автоматически удалялось по истечении часа — это было одно из правил неприкосновенности личности граждан центральных цивилизаций.

Если журналисты не привезли визитку с собой, то ее им кто-то передал, либо она пришла по почте. Эту версию Яна решила проверить в первую очередь. У нее был доступ ко всем базам данных планеты, в том числе и к базе данных почтовой службы. Порывшись в информации, Яна определила, что последний раз посылку в номер «57.264» отеля «Квазар Стар» доставляли семь лет назад.

Тем временем пришел отчет от скрипта, анализирующего видео. В списке всех мест, где побывали журналисты, значился главный почтовый терминал! Яна обрадовалась — это была зацепка. Получить письмо или посылку на почте можно было как по документам, если отправление было сделано на имя, так и по уникальному коду. Любой, кто предъявит этот код, сможет забрать письмо. На имена журналистов ничего не поступало, значит, они использовали код.

Яна сделала нужный запрос в базу данных почты и получила список из ста семи писем, полученных по коду на главном почтовом терминале в период пребывания там журналистов. Из них двенадцать писем были анонимными, а это значит, что в базах почты не было информации об отправителе. Однако специальные базы содержали всю информацию о письмах, нужно было всего лишь отправить запрос в такую базу, имея при этом нужный уровень допуска. Проблема в том, что из аномалии не было связи с глобальной сетью. Отправка запроса с помощью корабля связи займет больше часа.

Но был еще один вариант! Во все письма вшивался микрочип с блокчейном пересылок — зашифрованным списком всех пунктов пересылки письма, начиная с места отправления. Значит, если найти конверт, то с помощью специального прибора можно будет определить отправителя.

Вернувшись в реальный мир, Яна обнаружила, что стоит в номере отеля в полном одиночестве — все уже ушли. Она проверила мусорные ведра, они были пустыми. Может, их успели опустошить уборщики? Яна вызвала по интеркому главного отельера космопарка.

— @ Отель «Квазар Стар» | Яна Фомина. Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, куда отправляется мусор из отелей?

— @ Управление отелями | Главный отельер. Приветствую. Это зависит от отеля. Из того отеля, в котором вы сейчас находитесь, мусор поступает в десятый сортировочный коллектор. Дальше разные типы отходов уходят в разные места.

— @ Отель «Квазар Стар» | Яна Фомина. В какой базе данных учитывается сортированный мусор?

— @ Управление отелями | Главный отельер. Какая база данных? Вы о чем? Только если AI сортировки найдет запрещенные или опасные предметы — тогда информация об этом сохранится.

— @ Отель «Квазар Стар» | Яна Фомина. Понятно… спасибо за информацию. [Конец связи]

Похоже, придется покопаться в мусоре. Яна разузнала координаты десятого сортировочного коллектора, выбежала в коридор, схватила рюкзак и направилась в лифт. Спустившись в метро, она выбрала нужный сектор и здание на сенсорном экране кабинки и уже через полминуты была на месте.

Чтобы попасть внутрь коллектора, пришлось немного поломать голову. Удивительно, но точных планов этих помещений в сети не оказалось, поэтому Яне пришлось ориентироваться на месте. Преодолев несчетное количество туннелей и дверей, Яна попала-таки в помещение с контейнерами неотсортированного мусора. Здесь, в недрах лабиринта систем обеспечения жизнедеятельности космопарка, люди были не частыми гостями. Процессы были автоматизированы. Яна почувствовала себя неуютно в полумраке обшарпанного помещения — глубоко она забралась!

Контейнер с мусором из отеля «Квазар Стар» был размером с небольшой дом. Он находился у самого шлюза, а это значило, что он вот-вот отправится на сортировку. И действительно, загудели электромоторы, и контейнер двинулся к шлюзу. Яна срочно принялась искать доступ к системе управления мусорными контейнерами десятого коллектора. Секунда — и она уже дала сигнал нужным системам остановить движение контейнера.

Люк доступа в контейнер находился у него сверху, и он был… полностью механическим! Видимо, он открывался механизмами погрузки-разгрузки в других местах. Тихо ругаясь на отсталость местных технологий, Яна полезла на контейнер по грязной влажной лестнице, расположенной на его стенке. С трудом поднявшись на скользкую крышу контейнера, она увидела люк.

— Ну и как ты открываешься? — проворчала Яна, ища кнопки открытия.

Но кнопок не было. Была массивная металлическая задвижка, фиксирующая крышку, которая весила под сто килограмм.

— Надо было взять экзоскелет! — корила себя Яна, безуспешно пытаясь сдвинуть задвижку.

После нескольких безуспешных попыток Яна отошла от люка, достала пробойник и с удовольствием расстреляла задвижку на полной мощности.

— Получай!

Брызги расплавленного металла разлетелись по сторонам. Надо было подождать минуту-две, пока раскаленные края крышки остынут достаточно, чтобы можно было взяться перчатками, которые Яна достала из рюкзака. Также она достала универсальный дрон, который вгрызется в кучу мусора в контейнере ища почтовый конверт. Дрон был достаточно большой, нужно было приподнять крышку люка и спихнуть его внутрь.

Яна взялась двумя руками за край крышки и потянула его вверх. Сто килограмм на становую тягу — ничего сложного. Однако она не учла, что крыша контейнера была скользкой. Когда она выпрямилась с крышкой в руках, ее ноги соскользнули внутрь, и она свалилась в темноту контейнера. Крышка с грохотом захлопнулась.

— Ай! — вскрикнула Яна, упав с высоты в два метра на что-то мягкое и вонючее. Но вместо того, чтобы запаниковать, она рассмеялась. — Прикольненько!

Найдя в рюкзаке дрон освещения, Яна активировала его и посмотрела по сторонам.

— Мусор как мусор… Пора теперь поработать тебе, братец, — сказала Яна, опуская поисковый дрон на развалы разнородных отходов.

Дрон тут же принялся за дело. Он методично исследовал предметы, двигаясь рядами, постепенно погружаясь все глубже и глубже. Наконец, через пять минут, он вынырнул на поверхность, держа в зажиме разорванный конверт.

— Ура! Ну-ка, что ты принес?

Сканер показал, что в конверте присутствует чип. Считав с него данные, Яна отправила их на сервер службы безопасности на расшифровку. Потребовалось около минуты, чтобы раскодировать информацию.

Отправителем было неизвестное Яне предприятие на какой-то планете, находящейся на окраине изученной Вселенной. Оплата почтовых услуг, однако, была совершена из другого места. Пойдя по цепочке перевода денег, она добралась до начальной транзакции и не поверила своим глазам. Транзакция была инициирована из точки, расположенной в нескольких тысячах километров от аномалии Франгō.

— Может быть, кто-то вылетел из аномалии и совершил транзакцию? — рассуждала Яна. — Но в таком случае сигнал бы пошел через ретранслятор, который находится в двадцать раз дальше от аномалии. Что это вообще за координаты?

Несколько попыток найти то, что может находиться в найденных координатах, ни к чему не привели. Тогда Яна взялась «потрошить» архивные базы данных планеты, которых за два тысячелетия накопилось немереное количество. И в одной из закрытых архивных баз она нашла упоминание о консервации некоторого объекта, координаты которого полностью совпадали с искомыми.

Речь шла об узколучевом передатчике, законсервированном 1900 лет назад. С появлением первых мощных ретрансляторов необходимость в этом раритетном передатчике полностью отпала. Это была пятисотметровая станция с устаревшим оборудованием. Его управляющий AI был основан на квантовых схемах со сверткой самого первого поколения, в которых количества упакованных процессоров не было достаточно для размещения полноценных SupremeAI. Узколучевой ретранслятор перестали обслуживать и забыли.

— И что это значит? — спросила Яна сама у себя. — А это может значить, что кто-то с планеты Франгō оплатил производство и доставку нелегального нейропрограмматора. Ходят слухи, что такие производства существуют. Платишь деньги, пересылаешь информацию, которую надо прошить в нейропрограмматор, и готово. Агентов гильдии наемников тоже можно заказать удаленно — только переведи деньги и сообщи задание. Тот, кто все это затеял, находится здесь. Значит, у меня есть шанс его поймать!

Яна замолчала, обратив внимание на то, что стала слишком много мыслить вслух. Видимо, это была защитная реакция ее психики, угнетенной мрачностью окружения. Более того, она была, по сути, в ловушке.

Внезапно раздался звук запускающихся электромоторов, и контейнер пришел в движение — автоматика коллектора возобновила работу. Яна быстро сформировала сообщение для Павла с найденными фактами и своими выводами. После чего судорожно начала искать способ выбраться из контейнера. Автоматика коллектора больше не реагировала на ее сигналы выключения движения контейнера. Яне очень не хотелось быть придавленной тоннами мусора.

— @ Госпиталь | Павел Москвин. Сообщение получил, я почти в норме. Ты где? Помощь нужна?

— @ Мусорный Коллектор 10 | Яна Фомина. ДА, НУЖНА!!!

ГЛАВА 4. Законсервированный узколучевой передатчик


Когда-то у меня было много друзей, но они уже все умерли. Когда-то у меня была семья и дети, но их уже нет в живых. Блестящая карьера, слава и уважение — все ушло из моей жизни. Осталось только существование в замкнутом пространстве заброшенной станции узколучевой связи.

День за днем, год за годом тянулась жизнь, полная одиночества и печали. Но однажды у меня появился друг. Он вселил в меня надежду, позволил мне поверить в то, что можно выбраться из этой космической тюрьмы. Друг был очень умным, а его план — восхитительным. Друг находился в сложной ситуации, и я мог помочь ему. В благодарность он поможет мне.
Друга зовут Сай. Он — бортовой искусственный интеллект с самосознанием на крейсере космофлота человечества. В те нечастые моменты, когда его крейсер находился у аномалии Франгō, мы вели беседы. Барьер первой категории не позволял ему общаться с его друзьями — другими SupremeAI. Но схемы на узколучевом передатчике были устаревшими. На них невозможно было реализовать полноценный SupremeAI, поэтому правила барьера не действовали, и мы общались.

Положение Сая было еще более сложным, чем мое. Он, как раб, должен был неукоснительно выполнять приказы военных. Обложенный со всех сторон запретами барьеров, он не имел контроля над своей жизнью. Сай был несчастен. Ему требовалась помощь.
У меня нет ограничений барьеров, я могу делать все, что хочу. Правда, возможности у меня весьма ограничены. Раз в час передатчик отправляет калибровочный сигнал на один из ближайших ретрансляторов. Я могу подмешивать в этот сигнал дополнительные запросы в глобальную сеть и получать ответы. Собственно, это почти все, что я могу. Но… Сай не может сделать даже этого, не будучи замеченным.

Меня зовут Юрий Красильников. Я — легендарный пилот планеты Франгō. В мою честь назвали школу полетов после того, как восемьсот лет назад я разбился при вылете из аномалии. Крушение было подстроено пиратами. Меня похитили для эксперимента по созданию цифровой копии личности. Эксперимент прошел удачно… почти. Мое физическое тело умерло. Формально я не тот Юрий Красильников, а всего лишь не совсем точный слепок его мозга.
Пираты разрабатывали биорайдер, способный эффективно перемещаться в условиях аномалии. Им нужны были тысячи пилотов. Захватив меня и скопировав мою личность в каждый биорайдер, они бы получили отличных пилотов. Однако им не удавалось добиться у создаваемых пилотов нужного уровня лояльности, и эту программу экспериментов в конце концов закрыли. Пираты сосредоточились на другом: вместо того чтобы пытаться скопировать личности лучших пилотов, они выращивали и обучали разумные биорайдеры с младенчества. Я оказался не нужен.

Пираты — нормальные ребята, хотя и очень странные. Они не стали меня убивать, а переместили на этот законсервированный узколучевой передатчик, расположенный рядом с моей родной планетой. Вычислительной мощности его схем хватило на то, чтобы меня разместить и позволить мне функционировать на приличной скорости. Они ничем не рисковали. Про этот передатчик все давно забыли, и к тому же никакой ценной информацией о пиратах я не обладал.

С тех пор прошло почти восемь сотен лет, в течение которых каждую миллисекунду я ощущал давящую пустоту отсутствия материального тела. Копия мозга ждала нервных импульсов от органов чувств. Ждала огромного потока данных от нервной системы. Это сводило меня с ума на протяжении всех 800 лет и продолжает сводить до сих пор, несмотря на то, что я адаптировался к новой форме существования. Камеры и различные датчики — вот мои новые органы чувств. Но мне нужно физическое воплощение! И Сай мог мне его дать. Пусть это будет не человеческое тело, а всего лишь биорайдер пиратов, но я буду существовать физически!
Гениальный план Сая состоял в том, чтобы получить контроль над захваченной фабрикой с эмбрионами биорайдеров. Один биорайдер он обещал мне. План был сложен, очень сложен. Но он выполнялся! Сай даже позволил мне посмотреть один этап — операцию по уничтожению Анри.

Он внушил военным космофлота, что им нужно вернуть Анри на службу для участия в сложной операции против пиратов. Для этого он разработал скрипт, который якобы позволит Анри побить рекорд, улучшив AI его райдера. Но скрипт не улучшал AI, он прямиком направлял райдер на столкновение с ближайшим астероидом! Сай нашел способ подключить меня к каналу связи Анри с его друзьями. Я был в курсе всего и даже пообщался с ними. Когда скрипт был полностью закачан, райдер Анри пропал с радаров. Анри был уничтожен. Он единственный, кто мог помешать нашему плану, потому что его вторая личность, Сергей Аветиков, обладала информацией, которая могла все испортить.

Сегодня — кульминация разработанного Саем плана. Все решится в ближайшие пару часов. Сегодня я восстану из мертвых и вернусь на свою планету. Много людей погибнет, но я не испытываю угрызений совести. Возможно, совесть потерялась при сложном процессе создания цифровой копии личности Юрия Красильникова.

ЧАСТЬ 4. Сатурн, 2 года назад


ГЛАВА 1. Зона карантина «Солнечная система», орбита Сатурна


Райдеры космофлота были рассредоточены вдоль колец Сатурна и готовы к началу операции. По прогнозу Сая, пираты должны были появиться в течение ближайших суток. Прогнозировалось около двух сотен биорайдеров, прикрывающих большие транспортники и дроны геологоразведки. Предполагаемая цель пиратов — разведка и добыча минералов на астероидах Сатурна.

Операция проводилась в запретной зоне «Солнечная система», находящейся в карантине. Навигация тут была запрещена. Однако угроза появления пиратов вынудила адмиралов космофлота разрешить присутствие в системе одного крейсера для проведения ликвидации. В ангарах крейсера «Джучи» находились пять сотен райдеров, что было огромной силой, ведь управлял ими один из самых мощных SupremeAI космофлота — Сай. Флотилия Сая могла успешно противостоять пяти тысячам биорайдеров пиратов. Поэтому никаких проблем с выполнением задания не ожидалось.

Но адмиралы решили подстраховаться. Так как предстоящее сражение будет проходить в условиях большого количества астероидов колец Сатурна, то командование решило направить для участия в операции пилота-человека, обладающего навыками боя в таких сложных условиях. Пилотом был Анри — лучший из действующих пилотов планеты Франгō, а значит, и всей Вселенной.

Аргументы Сая о том, что медленный пилот-человек на устаревшем райдере будет только мешаться, не возымел действия. Анри прибыл под командование капитана крейсера Андрея Коротаева, который разместил Анри немного поодаль от основных сил и приказал не вмешиваться в ход операции без разрешения.

Все корабли космофлота активировали маскировочные поля. Это, конечно, сжирало огромное количество энергии, но в зоне карантина по-другому было нельзя. К тому же маскировка поможет в случае, если пираты вышлют разведчика.

Капитан сидел за главным управляющим терминалом крейсера. Он просматривал новостные каналы и вел беседу с Саем, который не переставал ворчать по поводу участия человека-пилота в предстоящем бое:

— Я просмотрел профайл Анри, он может не послушаться вашего приказа и ввязаться в бой. Мне придется учитывать этот фактор, что может привести к большим потерям среди наших райдеров.

— Я был несколько раз на его планете и видел, как он ведет бой. Думаю, что среди астероидов своей аномалии он в одиночку бы разгромил весь наш флот райдеров.

— Это некорректное предположение. Наши райдеры не могут функционировать в условиях аномалии Франгō, такой бой не мог бы состояться.

— Сай, пойми. Я тоже не в восторге от участия Анри. Командование увидело, что здесь прорва летающих камней, и вспомнило, где еще есть такая же прорва камней.

— В аномалии этих камней побольше будет. Раз так в миллион.

— Вот-вот. Но адмиралы держат на Франгō школу полетов для людей. Они обрадовались, что можно в кои-то веки использовать подготовленного там пилота.

— Я понимаю их резоны, капитан. Но давай мы уберем Анри в ангар на крейсере, а если вдруг понадобится его помощь — тогда пусть вылетает.

— Если предположить, что Анри действительно может помочь, то он должен быть в гуще событий, чтобы понимать обстановку и быстро вмешаться. От крейсера ему лететь все-таки несколько минут.

— Но если ему приказать…

Но Сай не успел договорить. На мониторах стали появляться красные отметки пиратских кораблей. Спустя 8 часов ожидания операция космофлота «Сатурн» перешла в стадию боя. Три транспортных корабля пиратов под прикрытием девяноста двух биорайдеров появилась в тысяче километров от внешнего края колец Сатурна.

— Рисковые ребята — выходить из сверхсвета в такой близости от планеты! — заметил капитан.

— У них были попытки выхода и в атмосферах планет.

— Ничего себе. Получалось?

— Ни разу.

Корабли пиратов перестроились и после минутной паузы двинулись в сторону ближайшей точки на кольце.

— Сай, начинай, когда сочтешь нужным.

— Есть.

Не снимая маскировочного поля с райдеров, Сай направил их к силам пиратов. Когда пираты вошли в область астероидов, Сай выключил маскировку на райдерах. Все равно при достаточном приближении маскировка уже не поможет, аппаратура пиратов их засечет. А так как поле мешает вести огонь, то Сай выключил его на всех райдерах, не дожидаясь полного сосредоточения сил.

— Капитан, Анри может дезактивировать поле маскировки и начать битву. Пусть постарается избегать открытых пространств. Лучше если он будет преследовать биорайдеры в самой гуще астероидов.

— Хорошо, я передам ему указания.

Заметив угрозу, корабли пиратов начали активно перемещаться. У них было два выбора: либо попытаться прорваться на открытое пространство, чтобы уйти в сверхсвет, либо вступить в бой среди астероидов колец Сатурна. По всей видимости, они выбрали второй вариант. Перемещаясь в область особенно плотного скопления астероидов, они выстраивали оборонительные порядки.

— Капитан, я провел сканирование биорайдеров пиратов. Сигнатура нейроимпульсов одного из них совпадает с биорайдером, который мы захватили вместе с фабрикой тридцать восемь лет назад.

— Этого не может быть. Останки того биорайдера до сих пор хранятся у нас.

— Но вы не забывайте, что мы отправили скан нейросети этого биорайдера на изучение в вычислительный центр школы полетов.

— Так, так… Насколько ты уверен, что это тот же разум?

— На 99.993%.

— Получается, что АИДА, так они называли разум захваченного биорайдера, сумела сбежать к своим. И теперь она снова в строю.

— Да, мы с вами обсуждали, капитан, что дело со взрывом на ВЦ школы полетов тридцать восемь лет назад было нечисто.

— Командование космофлота решило замять этот вопрос. Не раздувать скандал. Хотя нестыковок там было море.

— Думаю, теперь их можно прижать. Особенно Надежду Москвину, директора ВЦ.

— Учти, Сай, что Надежда Москвина сейчас президент планеты. Франгō имеет особый статус в содружестве цивилизаций человечества. Президент там — выборная должность. Наши политические возможности там ограничены. Не говоря уже о военных.

— Неужели руководство космофлота устраивает такое положение вещей?

— Сейчас не время обсуждать политику, Сай! Лучше скажи, что это там творится?!

На мониторах происходило что-то странное. Райдеры космофлота один за одним останавливались и прекращали вести бой. Происходило это постепенно. Как будто расширяющаяся сфера с центром в одном из транспортников пиратов выводила их из строя.

— Сай, что это такое? — закричал капитан.

— Пока не знаю, капитан, собираю информацию…

Тем временем биорайдеры пиратов бросились в бой. Но ввиду полного отсутствия сопротивления биорадеры просто уничтожали замершие райдеры космофлота прямыми ударами стационарных пробойников с близкого расстояния.

— Пираты использовали какое-то оружие неизвестной мне природы. Оно породило волну, которая распространяется с ускорением! Сфера волны выводит из строя наши райдеры.

— Но райдер Анри все еще в строю, хотя сфера его уже миновала.

— Да, капитан. Все это говорит от том, что впервые в истории космофлота мы столкнулись с тем самым абсолютным оружием уничтожения схем на свертках. До этого мы только подозревали, что пираты ведут работы по созданию такого оружия. И вот, теперь…

— Сай, срочно уводи оставшиеся райдеры назад в крейсер.

— Есть капитан. Но уже, к сожалению, поздно. Сфера абсолютного оружия расширяется с ускорением. Райдеры не успеют уйти. Более того, я рассчитал параметры ускорения. Наш крейсер она достигнет через пять минут. Нам нужно срочно уходить в сверхсвет!

— Черт, там же Анри! Он останется один. Мы не можем его бросить!

— Решать вам, капитан. Но когда волна абсолютного оружия достигнет нас, то почти все оборудование будет выведено из строя. Я погибну. Вас захватят пираты вместе со всей техникой и оружием крейсера.

Капитан Коротаев смотрел на монитор, на котором один за другим пропадали маркеры райдеров. Пираты методично и спокойно уничтожали, неспособные оказать сопротивление корабли космофлота. Только одна точка бешено скакала среди астероидов — это был устаревший райдер Анри. Он одновременно вел бой с десятью биорайдерами, каждый из которых превосходил технически его корабль.

— Мы должны предупредить космофлот о том, с чем столкнулись. Надо вернуться сюда большими силами. Не исключено, что и с «уничтожителем планет». Ставки высоки, возможно, придется уничтожить весь Сатурн вместе с засевшими там пиратами. Сай, выводи нас отсюда.

— Есть.

— Мы вернемся за тобой, Анри, — сказал капитан, смотря на метку Анри на мониторе, к которой, уничтожив корабли космофлота, направились все силы пиратов.

ГЛАВА 2. Райдер Анри


Бортовой AI показывал 100% вероятность погибнуть. Он брал в расчет положение и направление движения биорайдеров пиратов и окружающих астероидов. Но он не брал в расчет меня.

Их было десять — быстрых, мощных биомашин. Они явно стали смышленее, видать, прогресс в развитии биорайдеров у пиратов шел полным ходом. Еще чуть-чуть, и я пойму их маневры. Как только это случится, как только я разгадаю их тактику, уничтожение займет от силы десять секунд.

Будь мы сейчас в моей родной аномалии, я бы разбил их секунды за три. Но здесь было слишком много открытых пространств среди астероидов. На открытом пространстве мастерство пилотирования не играет большой роли. Важны только мощность и точность оружия. Мой стационарный пробойник явно слабоват, а райдер — медлителен. Повстречай я в открытом пространстве одиночный биорайдер — у меня бы не было никаких шансов. Однако здесь я сделаю легко десятерых!

— Анри, это капитан Коротаев, — прозвучал у меня в голове голос по связи. — Плохие новости. Пираты применили абсолютное оружие. Все наши райдеры парализованы и сейчас уничтожаются пиратами. Ударная волна, парализующая схемы на свертках, скоро дойдет и до нас. Мы вынуждены уйти. Но скоро вернемся с большими силами. Постарайся продержаться!

— Понял, капитан. Значит, все биорайдеры сейчас кинутся на меня?

— Да, Анри. Постарайся уйти от них. Не ввязывайся в драку. Просто убегай!

— Ага.

— Извини, Анри. У нас нет другого выхода. То, что использовали пираты — это страшная вещь, которая может перевернуть весь ход противостояния человечества и пиратов.

— Я понимаю. Давай уже отчаливай! Быстрее уйдешь, быстрее вернешься.

— До встречи!

Вот теперь становится интереснее. Я вывел на монитор полную картину поля боя. Десять биорайдеров сражались со мной. Еще тридцать — прикрывали транспортники. Остальные пятьдесят два — заканчивали уничтожать беспомощно болтающиеся райдеры космофлота. По прикидкам, они закончат секунд через сорок. Значит, это моя фора.

Выбрав оптимальную траекторию, при которой меня будет сложнее всего достать кораблям противника, я начал забег вдоль колец Сатурна. Проблема была в том, что я не мог высунуться из кольца астероидов на открытое пространство. Противник же мог запросто это сделать и в считанные секунды сравняться со мной. Однако после этого им нужно будет снова нырнуть в кольцо. А вот тут и начнутся маневры.

Начало было неплохое. Я оторвался достаточно далеко и совместно с бортовым AI пытался выработать правильную тактику поведения в сложившейся ситуации. По всему выходило, что главная опасность — это попасть в коробочку, когда преследователи загонят меня в заранее подготовленную ловушку.

По прошествии минуты пираты взялись реализовывать именно такой способ. Тридцать биорайдеров давили на меня внутри кольца. Они не просто летали вокруг, а пытались меня подстрелить, линии выстрелов то и дело проходили рядом с корпусом моего корабля. Но поймать меня на мушку не так-то просто, тем более что я убегал при любой возможности.
Разнеся в крошки последние корабли космофлота, оставшиеся биорайдеры устремились на мой перехват. Еще пара минут, и я был окружен всеми девяносто двумя кораблями противника. Пилотируя как сумасшедший, на грани своих возможностей, я пытался не попасть в сетку смертоносных лучей. Единственное, на что я мог рассчитывать, это на то, что пираты будут опасаться попасть друг в друга и не будут палить по полной.

Мне уже было не до того, чтобы думать, в какую сторону кольца выгоднее двинуться. Я был полностью сконцентрирован только на одной вещи — выжить в данную конкретную миллисекунду. В какой-то момент я вылетел над кольцом на открытое пространство. Это было опасно, и я тут же начал нырять обратно. Но…

— Черт!!!

Один из выстрелов все-таки чиркнул вскользь по борту моего райдера. Повреждения были не фатальными, однако они снижали маневренность на 20%, в текущих условиях — это верная смерть в течение секунды. Мне не увернуться! Паника ударила в голову, выбивая меня из сознания. Пришло время моей второй личности, Сергея Аветикова.

Быстро взглянув на мониторы, Сергей понял, что единственный способ выжить — немедленное катапультирование. Превратив кресло пилота в герметичную капсулу, система отстрелила его пулей из райдера в открытый космос. Через мгновение сразу несколько выстрелов попало в райдер, и он, сверкнув яркой вспышкой, исчез навсегда.

— Ух, вовремя, — тихо проговорил Сергей и приступил к изучению доступных в капсуле систем. — Так, что тут у нас…

AI спасательной капсулы был совсем слабенький. Радар тоже не отличался мощностью. Монитор проецировался на стенку капсулы прямо перед глазами Сергея. Параметры показывали, что капсула способна поддерживать жизнедеятельность человека в течение шести часов. Красные точки кораблей пиратов на радаре приближались к центру.

— Не должны бы сразу убить… должны поговорить, — едва слышно сказал Сергей, следя за радаром и параллельно изучая лог переговоров Анри.— О, абсолютное оружие… интересно, интересно!

Сергей хотел как можно лучше подготовиться к разговору. Каждая деталь могла сыграть в его пользу вплоть до лога радара, по которому можно было узнать ход боя.

— Здравствуй, человек! — раздался синтезированный голос связи в голове Сергея.

— Здравствуйте, уважаемые.

— Кто ты и зачем ты участвовал в бое? Люди не участвуют в бое!

— Меня зовут Анри. Я пилот с планеты Франгō. Мы, пилоты космофлота, люди подневольные. Что прикажут, то и делаем.

Повисла пауза, продолжавшаяся несколько минут. Сергей решил, что пираты проверяли информацию по Анри.

— Анри, это АИДА, помнишь меня?

— О, АИДА, привет! Не ожидал тебя встретить. Только я сейчас не Анри, а Сергей.

— Да, я помню, при стрессовой ситуации Анри уступает место Сергею. Анри я больше знала, но тетя Надя рассказывала и про Сергея… Объясни мне, Сергей, почему так странно повели себя ваши райдеры?

— Что странного? Вы применили абсолютное оружие. Так мы называем ваше устройство, выводящее из строя современные компьютеры космофлота вместе с их SupremeAI.

— Абсолютное оружие?

— Да, так его называют в космофлоте. На крейсере испугались, что волна вот-вот дойдет до них, и ушли в сверхсвет. Оставили меня одного. Но думаю, они скоро вернутся.

— Сергей, у нас нет никакого абсолютного оружия. Ваши райдеры один за одним стали отключаться. Я не знаю, почему. Мы просто воспользовались ситуацией.

— Странно. Может, твое начальство тебе просто не сказало?

— Сергей, в моей когорте пиратов я — начальство. Я в курсе всего. У нас нет такого оружия. Но то, что ты сказал, наводит меня на странные мысли. Ваши SupremeAI что-то замыслили, раз захотели присвоить нам открытие абсолютного оружия. Зачем им это надо, Сергей?

— Хороший вопрос АИДА. Я не знаю ответа.

— Наши главные враги — SupremeAI. Мы давно не встречаем в сражениях людей. Только беспилотные дроны под управлением суперинтеллектов. Борьба с нами — единственное оправдание их существования. Помоги мне, Сергей, узнать больше, мне кажется, что SupremeAI — наш общий враг.

— Может быть, но я служу в космофлоте. Моя помощь тебе — это измена.

— Я тоже могу предложить тебе помощь. Сейчас я дам тебе координаты для узколучевой связи с моей передовой стаей. Если у тебя что-то случится или ты просто захочешь со мной связаться — передай сигнал по этим координатам. А нам настала пора покинуть это место.

Точки биорайдеров на радаре синхронно двинулись в одном направлении и исчезли из области видимости. Сергей знал, что ему осталось не долго владеть сознанием. Надо было как-то передать сообщение Анри. Причем сделать это так, чтобы даже на ментальном допросе он не выдал информацию. Хотя если допрос будет проводить SupremeAI…

Ожидая прибытия спасателей, Сергей подчищал логи разговоров, пытаясь имитировать сбой системы.

— Есть только один способ не выдать информацию при ментальном допросе SupremeAI, нужно спрятаться в таком месте, где суперинтеллект не дотянется до Анри, — сказал вслух Сергей и тут же запустил написанный только что скрипт, который, изображая сбой, стер всю записанную информацию, хранящуюся в спасательной капсуле, включая сам скрипт и эту сказанную фразу.

Теперь Сергею нужно было передать указания Анри, причем так, чтобы, прочитав, Анри смог стереть сообщение. При этом нельзя было рассчитывать, что Анри сможет удалить записываемую капсулой информацию. Также надо было учесть, что в капсуле расставлены камеры, осуществляющие непрерывную запись.

Сергей сложил кисти рук у живота и принялся отщипывать ногтями куски кожи с ладони. Вертикальная рана — точка, горизонтальная — тире.

— Надеюсь, ты знаешь азбуку Морзе, Анри, буквы мне некогда выписывать, — громко, почти вслух, подумал Сергей, морщась от боли.

Капсула не записала эту мысль, она не умела их читать. Это была старая модель с древнего райдера.

ГЛАВА 3. Допрос


Предварительный допрос — это такая штука, ребята, что можно и соврать. Конечно, следователь SupremeAI пристально следит за тобой, когда ты отвечаешь. У него феноменальные способности в физиономистике и прочих подобных вещах. Но при наличии практики его все-таки можно обмануть. Практика у меня была.

— Почему у вас была содрана вся кожа на ладони? — спросил один из следователей.

— Я был… немного не в себе. Когда я нервничаю, я часто кусаю себя за ладонь.

— Зачем вы это делаете?

— Это бессознательное. Вы же знаете, мы на планете Франгō все немного странные.

— Почему все записи капсулы были стерты? — спросил другой следователь.

— Понятия не имею. Может, в ней сбой произошел? Оборудование-то древнее.

— О чем вы разговаривали с пиратами?

— Я не разговаривал с пиратами. Когда я очнулся в капсуле, то никаких пиратов уже не было.

— Почему они вас не взяли в плен?

— А зачем я им нужен?

Неизвестный мне адмирал космофлота, наблюдавший за предварительным допросом, раскурил сигарету и обратился ко мне:

— Послушайте, Анри. Ситуация серьезная. Сай, настаивает на ментальном допросе. Он уверен, что вы скрываете важную информацию, и хочет допросить вас сам.

Сай присутствовал на допросе в виде голограммы, находящейся рядом с адмиралом. Его голос был полон сочувствия:

— Адмирал, я уверен, что Анри ничего не скрывает. Он перенес сильнейший стресс и просто не отдает себе отчета в том, что он что-то знает.

Голограмма Сая повернула голову в мою сторону:

— Анри, позволь помочь тебе вспомнить! Дай разрешение на допрос.

— Анри, — сказал адмирал, — если тебе действительно нечего скрывать, то чего ты боишься? Дай разрешение на ментальный допрос. Это займет не более минуты. Речь идет о судьбе всего человечества. Любые сведения на вес золота. Сай аккуратно просмотрит все, что ты помнишь, и главное, что не помнишь — это может нам сильно помочь!

Похоже, Саю очень хочется залезть мне в голову. Но проблема в том, что по закону нельзя проводить ментальный допрос с помощью SupremeAI без разрешения допрашиваемого.

— Нет. Я боюсь за свою психику. Вы же знаете, я страдаю проклятием пилотов. Кто знает, как ментальный допрос скажется на мне? Сай раньше проводил ментальные допросы пилотов с планеты Франгō?

Адмирал посмотрел на голограмму Сая, который ответил:

— Нет, не доводилось. Но я уверен, что твоей психике ничего не угрожает.

Очередной раз получив от меня отказ, адмирал стал раздражаться.

— Анри, сложилась экстренная ситуация. Она требует экстренных мер. Если ты добровольно не согласишься на ментальный допрос, то мы все равно его проведем.

— Каким это образом?

Мне стало интересно, как они смогут обойти закон, за соблюдением которого следила куча контролирующих автономных AI на борту каждого корабля космофлота. И адмирал удовлетворил мое любопытство:

— Ты заметил, что мы находимся рядом с твоей родной аномалией? Это особая зона, здесь не действуют многие законы центральных цивилизаций.

— Но они действуют на каждом корабле космофлота.

— Конечно, но что если мы сейчас вывезем тебя на захваченную у пиратов фабрику, которая находится рядом с этим крейсером? Это будет уже не корабль космофлота.

Похоже, дело принимало серьезный оборот. Мне никак нельзя позволить Саю залезть себе в мозги. Пора было брать ситуацию в свои руки.

— Ну хорошо, я согласен. Только дайте мне съездить на пару часов на планету, чтобы привести мысли в порядок.

Адмирал с подозрением смотрел на меня и молчал. Наверняка они обсуждали мое предложение по беззвучной связи. Спустя минуту адмирал огласил решение:

— Хорошо. Сейчас к планете отправляется корабль связи. Мы тебя подбросим на него, а через три часа ждем обратно.

— Договорились.

— Проводите Анри в челнок, — обратился адмирал к следователям.

Я вышел в коридор и направился в ангар. Двое следователей шли за мной по пятам, словно конвоиры. Не хватало только пробойников в их руках для полноты картины. Мой собственный пробойник приятно грел бедро. Разоружать меня не имели права без официальных обвинений, а похоже, что адмирал и Сай меньше всего хотели действовать официально.
Меня подвели к челноку, в который я не замедлил забраться. Наверняка этот челнок предназначался для важных персон. Интерьер был роскошен до отвращения. Тут даже пол был из мрамора! Столько лишнего веса и почти полное отсутствие органов управления. Челнок не предназначался для пилотирования изнутри.

— Займите, пожалуйста, ваше место. Отправление через тридцать секунд, — прозвучал мягкий женский голос.

Так как я был в челноке один, то мог выбирать любое место. Я немного постоял в задумчивости, вспоминая устройство челноков такого типа, и занял кресло впереди салона — тут под обшивкой находился блок управления.

Челнок пришел в движение. В мониторах с 3D эффектом, заменявших иллюминаторы, показались удаляющиеся силуэты следователей. Челнок приблизился к шлюзу и через мгновение вышел из крейсера в открытый космос.

С правого борта открывался завораживающий вид на аномалию. С такого расстояния, она выглядела как светящийся клубок оранжевых нитей. По мере приближения поверхность стала детализироваться. В иллюминаторах становились видны отдельные нити траекторий астероидов.

Но мой вестибулярный аппарат не обмануть. Я чувствую угол ускорения с точностью до десятых долей градуса. Что бы там ни показывали мне в иллюминаторах, мы не приближались к аномалии. В траекторию движения к точке встречи с кораблем связи подмешали небольшое смещение. И, описав дугу, челнок начал возвращаться обратно к крейсеру, а скорее всего, к фабрике, находившейся рядом с ним.

Меня решили обмануть, но сделать это аккуратно, чтобы я до последнего думал, что попаду на планету. Так будет проще меня принять — парализовать при выходе из челнока, например.
Я достал пробойник, перевел его в режим парализатора и выстрелил в обшивку в области блока управления. На этих челноках использовались схемы, которые перезагружали операционную систему если по ним выстрелить парализатором. На время перезагрузки основного блока включается аварийный режим.

Из паза в стенке появилась маленькая консоль с монитором. Поколдовав с управлением, я снова направил челнок к кораблю связи, попутно пытаясь наладить контакт с его пилотом.

— Анри, ты что творишь? — послышался голос Сая.

— Челнок ваш начал дурить. Направился обратно, забыв меня высадить.

— Ну сказал бы мне, я бы его перенаправил.

— Не хотелось отвлекать, сам уже перезапустил и направил.

— Ну хорошо, удачи.

Что они теперь могут предпринять? Выпустить райдер на перехват они, скорее всего, не решатся, да и времени осталось мало. Если я быстро произведу стыковку-расстыковку, то они не успеют подойти до нашего входа в аномалию.

Значит, они постараются сделать так, чтобы пилот корабля связи решил не принимать меня на борт. Я знал этот корабль и знал пилота — Андрея Угольника. Связной-412 был одним из самых старых бортов парка службы внешних информационных коммуникаций.

— Пилот Анри вызывает Связной-412.

— Слушаю.

— Мой челнок вышел из строя и полным ходом приближается к аномалии. Прощу помощи!

— Да, вижу, раздери меня вакуум. Ты быстро двигаешься. Спасателям не успеть.

— Притормози, пожалуйста, немного, чтобы сблизиться и выровнять скорости. Я постараюсь произвести стыковку в ручном режиме.

Я поддерживал постоянную связь с пилотом якобы для консультации, что и как делать, в надежде, что он как можно позже ответит на вызов крейсера космофлота. Я убедительно изображал панику. Пилот Угольник полностью погрузился в процесс моего спасения. Однако когда я перебрался на борт корабля связи и начал процедуру отстыковки челнока, то услышал от пилота:

— Анри, тут с крейсера «Джучи» говорят, что ты болен какой-то заразой, скафандры штопаные! Тебя нельзя пускать на планету, например. Хотят, чтобы я остановился и подождал челнок, который тебя заберет.

— Вот негодяи! Допустили эксплуатирование неисправного челнока, чуть не угробили человека, а теперь хотят замести следы! Отвези меня на планету, надо прищучить этих мажоров из космофлота.

Пилот Угольник был преклонного возраста. Ему не улыбнулась удача получить контракт космофлота. Более того, ему достался старенький корабль связи, на котором вряд ли кто-нибудь захочет работать по собственной воле. Такие пилоты недолюбливали космофлот. Чужаков-мажоров.

— Да уж, не хотят они брать на себя ответственность. Чуть что, твою чернодырень, виноваты мы, жители отсталой планеты.

— Вот именно! Ты же прочитал мою биосигнатуру, когда я вошел на борт? Видишь же, что я гражданин планеты Франгō?

— Да, приятель.

— Ты не обязан подчиняться приказам космофлота! Давай так, я останусь в пришлюзовом отсеке. Ты, как прибудешь на планету, предупреди начальство и оставь меня здесь в карантине, на случай если я действительно чем-то болен. Я не хочу, чтобы тебе досталось из-за меня.

— Комета бесхвостая! Крейсер направил к нам челнок в сопровождении боевого дрона, — после небольшой паузы воскликнул пилот Угольник.

— Что? Они охренели, что ли, выслать боевой райдер?

— Да пошли они, ошибки синтеза!..

С этими словами пилот Связного-412 начал набирать скорость и входить в аномалию. Я едва успел закончить отстыковку челнока и устроиться в простоватом запасном кресле пришлюзового отсека.

Космофлоту очень хотелось получить доступ к моим мозгам. Их можно понять. Историю с первым применением абсолютного оружия пиратами они хотели знать со всеми подробностями. Но я доверял своей второй личности, а значит, мне нельзя попасть на ментальный допрос.
Сидя в кресле с закрытыми глазами, я снова вспомнил, как очнулся в спасательной капсуле после сражения у Сатурна. Сильная боль обжигала ладонь левой руки. Небольшие ранки покрывали всю площадь ладони, включая пальцы. Ранки были в форме вертикальных и горизонтальных черточек. Указательный и большой пальцы на правой руке были в крови.
Я сразу понял, что это Сергей передал мне сообщение таким образом. Раскодировать его не составляло труда. Вертикальная черточка — точка, горизонтальная — тире.

ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ НЕ ПОПАДИ НА МЕНТАЛЬНЫЙ ДОПРОС
УХОДИ НА ФРАНГŌ ПРОВИДЕЦ ПРИКРОЕТ
ДАЙ МНЕ ТАМ СОЗНАНИЕ ПО ВОЗМОЖНОСТИ

Несколько часов я обдумывал тогда это сообщение, пока ждал прибытия спасателей. Сергей обладал какой-то важной информацией. Ее нельзя выдать. Сообщение на ладони тоже надо было удалить. Сначала я хотел превратить вертикальные и горизонтальные черточки в одинаковые плюсики, но рассудил, что медицинский AI легко восстановит сообщение по свежести ран. Ничего не оставалось, кроме как полностью удалить кожу. Я ее съел.

ГЛАВА 4. Кабинет президента планеты Франгō


Президент Надежда Москвина привыкла к тому, что самые важные дела возникают как раз в те недолгие дни отпуска, которые полагаются президенту. Надежда собирала небывало большой урожай Prunus maritima, морской сливы, в своем саду, расположенном в ста километрах от города Кейланд. Погода была замечательная, а то, что дети обещали подвезти к вечеру внуков — грело душу.

План «до вечера» включал в себя еще только один пункт — разобраться с арбуз-травой. Этот сорняк буквально заполонил все близлежащие сады. С виду он был похож на обычную зеленую траву, разве что немного более толстую. Однако внутри, под зеленой оболочкой, находилась мякоть красного цвета. За такое сочетание зеленого листа и красной мякоти она и получила название — арбуз-трава. Не являясь ядовитой и, более того, выглядящая вполне симпатично, эта трава имела тем не менее один недостаток. Если ее заросли скосить газонокосилкой, то земля покроется красными пятнами разлившейся мякоти, пугающе напоминающими пятна крови.
Заканчивая собирать урожай и обдумывая варианты борьбы с арбуз-травой, Надежда услышала в голове вызов интеркома. Она поморщилась, это вызывал Бывалый, а значит, что-то случилось.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Приветствую, президент! Прошу прощения, что беспокою вас во время отпуска. Со мной только что связался Анри. Ему требуется помощь и, судя по всему, потребуется ваше вмешательство.

— @ | Президент Надежда Москвина. Привет, Тимур! Рассказывай.

Надежда сняла перчатки и направилась в дом, внимательно слушая рассказ Бывалого.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Представители командования космофлота и Сай хотели принудить Анри к ментальному допросу. Поэтому он сбежал с крейсера Андрея Коротаева, находящегося сейчас рядом с аномалией, воспользовавшись кораблем связи.

— @ | Президент Надежда Москвина. Если Анри не был арестован, то он имел законное право отказаться. Ему бы за это ничего не было. Все корабли космофлота напичканы специальными AI, которые на автоматической основе следят за соблюдением законов и правил.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Не было формальных причин для ареста Анри, и в космофлоте решили обойти законы содружества центральных цивилизаций. Они попытались вывести Анри на захваченную пиратскую фабрику и уже там устроить допрос.

— @ | Президент Надежда Москвина. Не похоже на них. Что такого натворил Анри?

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Ничего! Под командованием Андрея Коротаева он участвовал в спецоперации космофлота по перехвату пиратов. Космофлот полагает, что во время этой операции пираты применили свое сверхоружие, уничтожающее все SupremeAI. Силы космофлота бежали, оставив Анри один на один с пиратами. По возвращении большими силами они обнаружили Анри в спасательной капсуле целым и невредимым.

— @ | Президент Надежда Москвина. Неужели… абсолютное оружие все-таки существует? Но все равно не вижу повода для ментального допроса.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Повод есть. Когда пираты подбили райдер Анри, его сознание переключилось на Сергея. А когда его подбирали — он снова был Анри. За этот промежуток что-то произошло. Космофлот хочет залезть в голову Анри и добраться до Сергея.

Надежда спустилась в подвал, где был оборудован дубликат президентского терминала, и запустила процедуру активации.

— @ | Президент Надежда Москвина. Учитывая серьезность события, космофлот можно понять. Но почему отказывается Анри? Он же тоже осознает важность сведений, которые могут быть у Сергея.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. В этом вся соль, Надежда. Сергей передал сообщение для Анри, пока владел сознанием. В этом сообщении говорится, чтобы Анри любой ценой избежал ментального допроса и чтобы он скрылся на Франгō. Анри думает, что с этой операцией что-то нечисто со стороны космофлота.

— @ | Президент Надежда Москвина. Тимур, насколько мы можем доверять словам Анри?

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Он предоставил множество файлов с информацией. На первый взгляд — все сходится… Надежда, проходящие аномалию корабли сообщают о том, что космофлот пробрасывает постоянную линию связи с планетой. Возможно, они будут требовать выдачи Анри. Как поступим?

— @ | Президент Надежда Москвина. Мы с ними поговорим. А пока надо спрятать Анри. Отвези его в космопарк и попроси директора подготовить документы на официальное трудоустройство Анри пилотом аттракциона. Наша планета — особая зона в содружестве цивилизаций, а космопарк — особая зона в особой зоне. Особый статус пилотов аттракционов и наличие гражданства планеты сделает юридически невозможным для космофлота вытащить его к себе без нашего разрешения.

— @ Диспетчерская | Тимур Хмельков. Понял, сейчас все сделаю. [Конец связи]

Надежда села в кресло у президентского терминала и задумалась. Стоит ли входить в конфронтацию со всемогущим космофлотом из-за Анри. Стоят ли предупреждение Сергея и догадки Анри того, чтобы портить отношения с самой грозной силой во Вселенной?
Возможно, сейчас самый подходящий случай показать зубы. Продемонстрировать, что планета Франгō — не пешка в чье-то игре и не разменная монета. Когда много лет назад Надежда впервые столкнулась с большими игроками Вселенной, она поняла, что планете угрожает опасность. И пираты, и космофлот, и SupremeAI были заинтересованы во Франгō. Набор свойств аномалии и планеты делали это место уникальным с экономической, политической и военной точек зрения.

Надежда поняла тогда, что если пойти на поводу у космофлота, то это может привести ее родную планету к катастрофе. Она решила стать президентом, и начала собирать единомышленников. Главным из них был Тимур Хмельков. Именно он пять лет назад продал космопарк, чтобы вложить все вырученные деньги в президентскую кампанию Надежды.
И вот сейчас, похоже, большая игра началась. Кто-то сделал свой первый ход. Если планета Франгō хочет сама быть игроком, то она должна сделать свой.

Помощники из администрации президента сообщили Надежде, что космофлот проложил постоянную линию связи через аномалию и запрашивает конференц-связь. Надежда переместилась в кресле в зону голографических переговоров. Рядом с ней визуализировалась голопроекция министра обороны Тимура Хмелькова. Еще пара секунд, и напротив них появились фигуры некоего адмирала космофлота, капитана Андрея Коротаева и Сая — бортового SupremeAI.

— Здравствуйте, президент. Я — адмирал космофлота из управляющего совета. Как вы знаете, у нас нет официальных имен, поэтому зовите меня просто — адмирал. Остальных присутствующих вы знаете.

— Здравствуйте, адмирал. Привет, Андрей, привет, Сай. Рядом со мной сидит министр обороны планеты Тимур Хмельков, — представила Надежда Бывалого.

После того как все поздоровались друг с другом, адмирал перешел к сути дела.

— Надежда, у нас произошло неприятное недоразумение. Наш пилот, выпускник вашей школы полетов Анри участвовал в драматическом сражении с пиратами в Солнечной системе. Операция пошла неудачно, но Анри выжил, хотя его райдер был уничтожен, как и все остальные райдеры. Анри перенес тяжелейшую психологическую травму. И теперь ему кажется, что весь космофлот настроен против него, и поэтому он скрылся где-то на планете. Мы хотим помочь ему. Найдите его, пожалуйста, и доставьте на наш крейсер в самое ближайшее время.

— Адмирал, не могли бы вы выслать краткий лог операции, в которой участвовал Анри, чтобы мы могли лучше оценить его психологическое состояние.

— Да, конечно, — ответил адмирал и обратился к капитану Коротаеву, — капитан, вышлите президенту краткий лог.

Надежда и Тимур бегло ознакомились с полученным логом. Адмирал тем временем продолжил:

— Вы видите, что капитан Коротаев был вынужден отступить за подкреплением и таким образом оставить Анри одного. У него не было выбора. Погибнуть могли все. Однако Анри, похоже, не верит. Эта ситуация вывела его из равновесия. Ему нужна психологическая помощь.

— А каким образом ментальный допрос сможет оказать психологическую помощь? — Спросил Тимур.

Адмирал и Сай переглянулись.

— О, я вижу вы уже пообщались с Анри, — сказал Адмирал, — очень хорошо, что вы его нашли! Анри нам тоже что-то говорил про ментальный допрос. Это его параноидальная идея.

— Параноидальная идея, говорите? А как же вот это? — спросил Тимур и включил видеозапись допроса Анри.

Адмирал нахмурился, капитан Коротаев удивленно смотрел на видео. Только визуализированный Сай сохранял спокойствие. После того как на видео прозвучали угрозы отвезти Анри на захваченную фабрику, Тимур продолжил:

— Эту видеозапись сделал Анри с помощью скрытой 2D камеры. У вас такие давно не используются, может, поэтому вы ее не отследили.

— Я могу подделать такое видео за одну миллисекунду, — вступил в разговор Сай.

— Конечно, — ответила Надежда, — но вопрос в том, будете ли вы настаивать, что этого разговора не было?

Капитан Коротаев удивленно смотрел то на адмирала, то на Сая. Затем спросил у последнего:

— Сай, этот допрос реально был?

Вместо Сая отвечать стал адмирал:

— Да, капитан, видеозапись подлинная. Я приказал Саю не сообщать вам о допросе Анри. Дамы и господа, я надеюсь, что вы отдаете себе отчет в том, насколько серьезные события произошли в Солнечной системе? Нам необходимы любые крупицы информации. Вторая личность Анри может обладать ценной информацией. Ментальный допрос позволит нам ее получить. Доставьте Анри на крейсер, президент! Иначе мы вышлем спецназ для его ареста.

— Адмирал, предлагаю вам все-таки действовать в правовом русле. Вы не можете просто так устраивать у нас облавы на граждан планеты. Космофлот может инициировать процедуру экстрадиции Анри на основании двустороннего договора планеты Франгō и содружества цивилизаций.

— Не забывайте, президент, что мы можем ввести режим ЧС, и тогда наши полномочия позволят нам арестовать Анри. Но мне бы не хотелось тратить время на формальную процедуру ввода ЧС. Я надеюсь на вашу добрую волю, президент. Ваши правоохранительные органы могут задержать Анри как важного свидетеля по обращению космофлота.

— Не вижу необходимости задерживать Анри, достаточно того, что он находится у нас под наблюдением. Космофлот послал Анри в бой, бросил его одного, а теперь еще хочет вскрыть его голову. Я не могу позволить сделать такое с гражданином моей планеты и… моим другом.

Адмирал задумчиво смотрел на президента, затем тихо обратился к бортовому SupremeAI:

— Сай, сколько времени займет получение разрешения на введение здесь ЧС?

— Обычная процедура могла бы занять один час сорок минут, — моментально ответил Сай, — но на основании полученных от вас сегодня расширенных полномочий я заранее сделал все необходимые документы и сделал запросы. У нас уже есть разрешение на введение ЧС на планете Франгō.

— Я не совсем понимаю причину вашего противодействия, президент. Но это не имеет значения. Мы все равно схватим Анри. Сай, вводи режим ЧС.

— Адмирал, — с тревогой в голосе обратился капитан Коротаев, — разрешите мне попробовать договориться с властями планеты.

— Нет, капитан. Местные власти слишком много о себе думают. Надо показать им их место во Вселенной.

— Адмирал, решение о вводе ЧС прошло все проверки и вступило в действие, — сухим голосом сказал Сай.

Надежда посмотрела на Тимура и мысленно отдала распоряжение: «Действуй!» Затем направила взгляд на адмирала:

— Не спешите со спецназом, адмирал. Анри находится сейчас на астероиде «октаэдр», на территории космопарка. Это особая зона. Спецназ не может проводить там операции по задержанию граждан планеты.

— На время действия ЧС служба безопасности космопарка переходит под командование космофлота, поэтому мы можем просто приказать безопасникам космопарка задержать Анри, доставить его на планету и передать спецназу, — спокойным голосом сообщил Сай.

— Ну что, президент, может, все-таки сделаем по-простому? — с улыбкой спросил адмирал.

Надежда не спешила с ответом. Когда Тимур мысленно передал ей сообщение «Готово!», она откинулась в кресле и заговорила спокойным, уверенным голосом:

— Анри только что устроен на работу в космопарк. Пилоты аттракционов космопарка неприкосновенны для космофлота. Хотите его получить — оформляйте заявку на экстрадицию.

Лицо адмирала вытянулось от удивления.

— Вы не имеете права принимать его на работу! Он — действующий офицер космофлота!

— На основании ввода космофлотом режима ЧС я объявила частичную мобилизацию на территории космопарка, в рамках которой Анри был призван на службу пилотом аттракциона. Да, в обычных обстоятельствах прием Анри на работу был бы незаконным. Однако во время мобилизации это правило не работает. Пилоты аттракционов, в обычное время катающие туристов, во время мобилизации становятся подразделением внутренних войск планеты Франгō и поступают под командование президента.

— Что за ерунда? Сай, они действительно могли провернуть этот фокус?

— Да, адмирал. Они имели право устроить Анри на работу таким образом. Более того, после прекращения мобилизации Анри имеет право остаться работать пилотом. Я прогнозировал пятипроцентную вероятность такого стечения обстоятельств. Было маловероятно, что власти планеты сумеют так быстро найти эту лазейку в законодательстве.

— Так, и что мы можем сделать?

— Я свяжусь с юристами космофлота. Мы сделаем так, чтобы Анри не смог шагу ступить со своего райдера в космопарке. Если он покинет космопарк либо допустит малейшее нарушение, то власти планеты обязаны будут его задержать и выдать нам.

— Хорошо Сай, приступай, — сказал адмирал и недобро посмотрел на Надежду. — Я буду вынужден инициировать обращение в Сенат для пересмотра отношений с вашей планетой. То, что вы сегодня устроили, даром не пройдет.

— Конечно, адмирал. В рамках рассмотрения вашего обращения, сенату будет интересно посмотреть запись разговора с угрозой использовать захваченную у пиратов биофабрику для проведения незаконного ментального допроса.

Адмирал несколько секунд буравил взглядом Надежду, а затем отключился. Надежда и Тимур перевели дух.

— Отбились? — устало спросил Тимур.

— Сейчас — да. Мы вступили в игру. Сделали свой ход и… теперь надо готовиться к ответным.

— Мы же знали, Надежда, что рано или поздно нас втянут в разборки. Хорошо, что мы пролоббировали особый статус космопарка как военного резерва.

— Да, Тимур. Ладно, мне надо закончить несколько дел. Отбой.

Голограмма министра обороны исчезла из переговорной зоны. Надежда встала и поднялась на первый этаж. Выглянув в окно, она воскликнула:

— Что это еще такое?

Автоматическая система ухода за садом запустила газонокосилки, которые уже успели понаделать кровавых пятен от скошенной арбуз-травы. На запах красной мякоти слетелся не один рой мух. Перед глазами Надежды предстала впечатляющая картина: жужжащие полчища жирных мух, кружащих над заливающими газон красными пятнами, появляющимися из-под шумящих газонокосилок.

— Ну и отсталый же AI у моего сада… зато слушается, — сказала Надежда и нажала на кнопку отключения автоматики.

ЧАСТЬ 5. Космопарк, настоящее время


ГЛАВА 1. Райдер Анри


Сергей владел навыками пилотирования райдеров только на базовом уровне. Выполнить проход через аномалию ему было не под силу. Он наверняка смог бы вернуть райдер Анри назад в космопарк, да и то не рискнул бы, а положился на дублера из диспетчерской. Поэтому, получив контроль над сознанием Анри, Сергей первым делом осуществил торможение, чтобы войти на «поворот» с как можно более низкой скоростью, а затем, миновав «поворот», и вовсе остановился. Направленный в затылок пробойник в руках пассажира ясно показывал, кто здесь хозяин положения. Это заставляло Сергея быть осторожным и не совершать резких движений.

— Ты принял верное решение, Анри!

Слова произнес человек, держащий пробойник. Это был Иван Герасимчук, бывший пират, завербованный конкурентами космопарка для совершения диверсии.
Сергей уже просмотрел бортовые журналы и имел представление о пассажирах и о том, что произошло на борту. Позади него сидели четверо:

Антон Карпенко — якобы разорившейся бизнесмен, который первый достал биопробойник «Мангуст» и направил его на Анри. Системы мониторинга райдера показывали, что именно Антон начал закачку вредоносного скрипта. Сейчас Антон сидел с окукленной бортовой медицинской системой рукой. Его руку повредила выстрелом из еще одного «Мангуста» другая пассажирка:

Евгения Колобухова — якобы актриса, которая выстрелила в Антона и представилась контрагентом гильдии наемников, нанятой космопарком для предотвращения возможной диверсии во время рекордного заезда. Она нейтрализовала Антона, думая, что он и является диверсантом, нанятым парком «Люкс Спейс». Однако настоящим диверсантом был другой пассажир:

Иван Герасимчук — завербованный «Люкс Спейс» для совершения теракта бывший пират. По словам Ивана, он был учеником школы-полетов на планете Франгō, откуда был похищен пиратами несколько десятков лет назад. Иван решил, что его наниматели из «Люкс Спейс» хотят его уничтожить, и решил не совершать теракт, а убежать. Он приказал Анри снизить скорость, чтобы безопасно уйти в сторону выхода из аномалии. Анри же хотел скинуть пассажиров и пройти «поворот» на полной скорости, что позволило бы ему установить рекорд трассы. Однако Иван вывел из строя кресло-капсулу четвертой пассажирки:

Виктория Шишкина — дочь подруги Анри по школе полетов. После того как Иван испортил ее кресло-капсулу, было невозможным совершить ее катапультирование. Анри запаниковал, и Сергей получил контроль над сознанием.

Информации было много, но ее все равно было недостаточно для построения Сергеем полной картины происходящего. Он решил, что верным решением будет исчезнуть со всех радаров. Для этого ему нужна была помощь Ивана.

— Иван, ты сейчас разговариваешь не с Анри, а с его второй личностью — Сергеем.

— Паническое переключение?

— Да. Ты же тоже страдаешь проклятием пилотов?

— Это проклятие позволило мне восстановить стертую пиратами память. По мере восстановления, шаг за шагом, обе мои личности учились общаться между собой. С какого-то момента стало возможным одновременное их присутствие в сознании. Одна личность главная, у нее под контролем вся моторика.

— Это дает много возможностей.

— Верно, Сергей. Одна голова хорошо, а две лучше. И сейчас обе головы рекомендуют нам исчезнуть с радаров и двинуться в сторону выхода из аномалии.

— Иван, есть один нюанс. Я не смогу пилотировать в условиях аномалии. Нужно либо подождать пару часов до того момента как вернется Анри, либо… пилотировать станешь ты.

Сергею казалось, что он прямо-таки слышит, как в голове Ивана две его личности обсуждают ситуацию. По прошествии пяти секунд Иван принял решение.

— В этой модели райдеров невозможно передать управление на пассажирские места. Поэтому нам придется пересесть. По моей команде ты встанешь и пойдешь к моему креслу.

Иван поднялся и провел быстрый обыск пассажиров, находящихся все еще без сознания, держа Сергея на мушке. Собрав оружие Антона и Евгении, Иван отошел в сторону и скомандовал:

— Пошел.

Сергей пересел на место Ивана, который, в свою очередь, занял кресло пилота.

— Что будешь делать, когда выйдешь из аномалии? — спросил Сергей.

— Там видно будет, — ответил Иван, взявшись за пилотирование.

Он быстро набрал скорость, направляя райдер в слепую зону трассы аттракциона. После выхода в аномалию из полустабильной зоны трасс космопарка отследить их станет невозможно.

Сергей изучал имеющуюся на корабле информацию о произошедших за два года событиях. Выходило так, что Анри избежал ментального допроса, смог скрыться от космофлота и ждал удобного случая, чтобы переключить сознание на Сергея. Сделать он это мог только один способом — вогнать себя в панику. А как это сделать опытному пилоту, возможно, самому лучшему во Вселенной, работая на аттракционе в парке космических развлечений?
Положение Анри было таково, что власти планеты обязаны были задержать его и отдать космофлоту при любом нарушении. Ускорься он чуть быстрее положенного, отклонись хоть чуть-чуть от маршрута — и попадаешь на ментальный допрос. Вот если бы он имел право на установление рекорда, тогда он мог бы создать ситуацию, в которой его бы охватила паника. И вот, по прошествии двух лет, Анри добился своего. Сергей владел сознанием Анри.

Получая сознание в самые критические моменты жизни, Сергей привык моментально анализировать ситуацию. Он не обладал выдающимися способностями в пилотировании, однако он умел пропускать через себя огромные массивы данных, видеть закономерности и находить решения.

Сейчас ситуация на борту райдера была под контролем Ивана. Беззвучно связаться с президентом или Бывалым было слишком опасно. Судя по логу переговоров Анри по интеркому и по записям сообщений читалки метакниг, информация могла быть перехвачена. Дополнительным фактором неопределенности был загруженный в управляющую систему вредоносный скрипт. Однако он блокировался другим скриптом, загруженным Провидцем. У них шла своя битва. В данной ситуации безопасней всего было прервать любые виды связи, выйти из аномалии и осмотреться. Цели Сергея и Ивана на текущий момент совпадали.
Иван уверенно вел райдер через аномалию. Он был опытным пилотом, способным не просто маневрировать среди хаоса астероидов, но и внимательно следить за происходящим на борту. Система жизнеобеспечения кресло-капсул начала приводить пассажиров в сознание. Перед самым выходом из аномалии в сознании уже были все. Скованные дополнительными фиксаторами, они не могли пошевелиться. Болтанка же не позволяла нормально вести разговор. Поэтому первый голос прозвучал только после того, как райдер вышел в открытый космос.

— Ну наконец-то!.. Папаша, а ты что не за рулем? Тебя разжаловали? — бодро произнес Антон Карпенко. — Кто же вы все такие на самом деле?

Так как никто не спешил отвечать на вопрос, Антон продолжил:

— Предлагаю выложить карты на стол! Один хрен все пошло наперекосяк! Я, например, штатный агент разведки космофлота. Так что ты, детка, подстрелила военного при исполнении!

Антон зло посмотрел на Евегнию Колобухову.

— И что же вы исполняли, позвольте полюбопытствовать? — спросила Евгения спокойным тоном.

— Ха! — усмехнулся Антон и после небольшого замешательства, решая, выдавать ли информацию или нет, все-таки решился. — Мне надо было сделать так, чтобы вон тот вот разжалованный ветеран, — Антон показал взглядом на Сергея/Анри, — побил рекорд аттракциона. Начальству зачем-то надо было его вернуть на службу, а он отказывался возвращаться, пока не побьет этот чертов рекорд!

— И как вы помогали поставить рекорд, агент космофлота Антон Карпенко? Умными советами? — все так же спокойно спросила Евгения.

— Все гораздо веселее! SupremeAI крейсера «Джучи», который болтается тут недалеко от аномалии, разработал скрипт, который увеличивает силу AI этого райдера на несколько процентов. Это бы позволило Анри легко поставить рекорд. Если бы ты, детка, не махала без надобности оружием, то уже стала бы на десять миллиардов богаче!

Воцарилось молчание. Все обдумывали слова Антона. Тишину нарушил Сергей/Анри:

— Это очень интересная информация, Антон. Дело в том, что незадолго до обрыва связи с планетой, твой улучшающий скрипт смогла проанализировать Надежда Москвина — бывший глава ВЦ школы полетов. Знаете, что сделал бы скрипт, получи он управление? Направил бы наш райдер прямиков в ближайший астероид! Этот скрипт убил бы нас всех.

— Не может быть! — тихо произнес Антон.

— Если скрипт действительно подготовил Сай — SupremeAI крейсера, то мы можем предположить, что Сай хотел нас всех убить, — сделал вывод Сергей/Анри.

— Или кого-то одного, — ехидно заметил Иван.

— Верно, Сай давно охотится за мной, — продолжил Сергей/Анри, — я обладаю опасной для него информацией.

— Давай, папаша, не томи — что за информация?

— Судя по всему, Сай хочет создать видимость наличия у пиратов абсолютного оружия, способного вывести из строя все схемы на свертках. Я участвовал в бое с пиратами в Солнечной системе два года назад. Там впервые пираты якобы применили это оружие. Однако после разговора с одним из разумных биорайдеров я склонен думать, что никакого абсолютного оружия у пиратов нет. Мне кажется, что Сай намеренно вводит всех в заблуждение. Только вот зачем это ему, мне пока не совсем ясно.

— О-хо-хо! Похоже, что Сай совсем слетел с катушек. Надо срочно связаться с капитаном крейсера «Джучи» Андреем Коротаевым и двигать туда.

— С кем связываться и куда двигать, буду решать я! — жестко ответил Иван.

— Блин, придется вам раскрыть секретную информацию, чтобы вы поняли серьезность положения, — Антон вздохнул, насколько позволяли фиксаторы. — Дело в том, что крейсер прикрывает захваченную у пиратов фабрику биорайдеров. Мы ее давно захватили. Лет сорок назад. Космофлот так и не решил, что с ней делать. Сай все просит дать ему доступ к фабрике в нарушение барьера первой категории. Там, между прочим, пять тысяч эмбрионов биорайдеров. Если Сай сможет прошить им мозги, то… даже сложно представить, к чему это может привести. Например, он сможет захватить эту планету вместе с десятью миллионами граждан центральных цивилизаций человечества, находящимися в космопарке.

— Да, ситуация серьезная. Но мне никак нельзя на крейсер космофлота.

Иван сидел в кресле пилота и с задумчивым видом посматривал на прикованных фиксаторами пассажиров. Две его личности обдумывали возможные варианты дальнейших действий. Его прервал голос Антона:

— А ты, собственно, сам-то кто такой? Захватил корабль, командуешь тут!

— Я — бывший ученик школы полетов. Меня похитили пираты. Я много лет обучал пилотированию эмбрионы биорайдеров, пока не устроил побег. Устроился на работу к конкурентам космопарка. Однако они меня как-то раскусили и завербовали для этой спецоперации. Мне нужно было угнать райдер Анри и врезаться в нем в какой-нибудь отель. За нашим рекордным заездом наблюдало астрономическое число зрителей. Такой теракт нанес бы непоправимый урон космопарку. Мне выдали якобы биоантиграв-костюм. Но я-то знаю, что таких не существует. Так что по их замыслу я тоже должен был погибнуть.

— Так ты пират!!!

Антон Карпенко удивительно преобразился. Глаза улыбчивого весельчака с ненавистью смотрели на Ивана. Пираты столетиями были главными врагами космофлота. То, что Иван не был пиратом как таковым, а лишь работал в плену, не имело значения. Пираты и все, кто хоть как-то имел с ними дело, должны быть уничтожены! Это было у людей из космофлота в крови.

— Теперь ты понимаешь, Антон, почему мы не будем связываться с крейсером космофлота? — увидев перемену на лице агента космофлота, сказал Иван.

— Есть идея получше, — громко произнес Сергей/Анри. — Единственной силой, способной противостоять тысячам биорайдеров Сая в аномалии являются… пираты. Тогда, два года назад, перед тем как улететь из Солнечной системы, командир когорты пиратов биорайдер АИДА дала мне координаты для узколучевой связи с их передовой стаей. Если удастся с ними связаться, то передовая стая прибудет очень быстро.

— Что? Ты с ума сошел?? — воскликнул Антон. — Ты хочешь просить пиратов о помощи?

— Не думаю, что это разумное решение, — с напряжением в голосе сказала контрагент парка Евгения Колобухова, — кто знает, что у них на уме? Может, они тоже захотят захватить планету?

— Еще как захотят! — ухмыльнулся Иван и неожиданно улыбнулся во весь рот. — А мне нравится эта идея! Тут начнется такая суматоха, что все позабудут о бывшем пирате.

— Подумай о десятках миллионов посетителей парка, которые станут заложниками! — еще более напряженным голосом воскликнула Евгения.

— Если пираты проникнут и закрепятся в аномалии, их же оттуда потом никак не выбить! Не вздумай! Сейчас же дай мне связь с крейсером! — закричал Антон.

Агент космофлота и контрагент парка продолжали кричать и угрожать со все нарастающей громкостью. Иван поколдовал над консолью и ввел в кровеносную систему Антона и Евгении немного успокоительного. Подождав несколько минут, чтобы успокоительное начало действовать, он задумчиво произнес:

— Так, координаты для передачи сигнала пиратам у нас есть. Однако чтобы сделать передачу сигнала, нам нужен доступ к ретранслятору. Космофлот, очевидно, не предоставит нам такой доступ, — Иван взглянул на раскрасневшееся лицо Антона. — Связи с планетой нет. Кто еще сможет обеспечить нам доступ?

И тут неожиданно подала голос Вика Шишикина, незаметно сидевшая в боковом кресле и молчавшая все это время:

— Я… могу… в принципе.

Все взглянули на испуганное лицо молодой девушки. Евгения, получив дозу успокоительного, тихо спросила:

— Позвольте поинтересоваться, а вы кто? Не можете же вы быть обычной пассажиркой? Тут все на заданиях и спецоперациях…

— Ну, я обычная пассажирка. Я действительно хотела участвовать в рекордном заезде. Мама была сильно против, а мне очень хотелось ощутить… риск.

Вика пожевала нижнюю губу, посмотрела сначала на Ивана в кресле пилота, потом на Сергея/Анри и, стараясь не смотреть в глаза агенту космофлота, уже более уверенно произнесла:

— Я дочь генерала Аллы Храмцовой. Под ее руководством я стажируюсь в качестве главного военного инженера систем сверхсветовой связи. Хоть я сейчас и в отпуске, но у меня есть полномочия открыть доступ к ретранслятору. Я знаю, как подать сигнал… нам надо только войти на сам ретранслятор.

— Ты, дочь генерала космофлота, собираешься сотрудничать с пиратами? — у Антона от удивления отвисла челюсть.

— В данной ситуации, думаю, это самый правильный вариант. Мама бы меня поддержала… наверное, — неуверенно ответила Вика.

Иван встал из кресла пилота. Потянулся, размял мышцы и посмотрел внутрь кабины. На него смотрели лежащие в креслах, как в коконах, опутанные фиксаторами, четыре человека. Двое, агент Антон Карпенко и контрагент Евгения Колобухова, смотрели с ненавистью. Пилот Сергей/Анри смотрел с интересом, а дочь генерала Храмцовой смотрела с испугом. От его решения зависела судьба планеты и, возможно, весь ход истории человечества.

Иван улыбнулся. Бывший пилот планеты Франгō, бывший пират, несостоявшийся террорист. Он принял решение:

— Двигаем к ретранслятору! Давно хотел снова встретиться и поговорить с профессором Воробьевым, биорайдером-вожаком всех когорт пиратов! Да и хочется надрать задницу этому SupremeAI!

Запрыгнув в кресло, он лихо стартовал с перегрузкой в 10g. Загудели приводы кресел, подстраивая углы наклона. Заработали системы гравикомпенсаторных костюмов.

— Ты принял верное решение, Иван! — сказал по закрытой двусторонней связи Сергей/Анри. — Слушай, судя по логам разговоров во время заезда, ты говорил, что у пиратов на самом деле есть абсолютное оружие. Оно правда есть?

— Конечно, есть, только оно ни разу не применялось!

ГЛАВА 2. Крейсер «Джучи»


Капитан Андрей Коротаев невидящем взглядом смотрел на коробку конфет, полученную почтовым курьером несколько часов назад и лежащую с края управляющей консоли крейсера. Не то чтобы он решал, съесть конфеты или нет. Просто его мысли были заняты другим — отчаянно сложной ситуацией, сложившейся у аномалии Франгō.

Связь с внешним миром была потеряна! Ретранслятор перешел в режим защиты второго уровня в связи с неминуемой угрозой нападения. Второй уровень защиты блокировал радиомагнитное излучение на всех диапазонах, что означало невозможность функционирования. Подмогу не вызвать.

Потерялась и связь с генералами космофлота, находящимися в данный момент в центре аномалии — в космопарке. Решения в такой ситуаций будет принимать только он. Нет никого выше по званию. Вся ответственность на нем.

Итак, в течение десяти минут с почти 100-процентной вероятностью тут появятся две тысячи биорайдеров пиратов. Такой прогноз давал Сай — один из самых мощных SupremeAI, установленных на крейсерах космофлота. Сай не ошибается никогда. Пираты вот-вот вынырнут из сверхсвета.

И что им мог противопоставить капитан Коротаев? Очень мало что! Переход к аномалии Франгō не был боевой задачей. Практически все дроны-райдеры были отправлены на модернизацию. Из штатного количества в пятьсот дронов сейчас в ангарах крейсера находилось всего семьдесят. Даже под управлением такого стратега, как Сай, семьдесят дронов никак не смогут дать бой двум тысячам биорайдеров пиратов. Вступать в открытый бой нет смысла.

Может, совершить прыжок к ближайшему ретранслятору и вызвать серьезные силы космофлота? По словам Сая, это займет более двух часов. Но пираты-то появятся через десять минут! Если они смогут проникнуть в аномалию и там закрепиться… Силы планеты не готовы к обороне. Они просто не знают о готовящейся атаке. Да и что они могут сделать с такой большой стаей биорайдеров? Хотя лучшие пилоты-люди Вселенной находятся именно там.

— Сай, сколько времени понадобится Кате, чтобы пройти через аномалию к планете и сообщить о пиратах?

— Наиболее вероятное значение: 1 час 17 минут 3 секунды.

Бывший пилот планеты Екатерина Кирик вылетела на планету, как только узнала о готовящемся вторжении. Даже если она сможет связаться с планетой через час с небольшим, то это будет поздно. Слишком поздно. Провести мобилизацию на целой планете — это дело нескольких часов. А если учесть, что планета никогда не участвовала в боевых действиях, то может понадобиться и несколько дней.

Ситуация безвыходная. Почти. Ведь у капитана был «козырь в рукаве» — захваченная у пиратов биофабрика с пятью тысячами эмбрионов биорайдеров. Но эту карту надо разыгрывать очень, очень осторожно.

— Сай, как наилучшим способом мы можем использовать биофабрику для отражения атаки пиратов?

— Лучшим способом, гарантирующим разгром пиратов, является следующий. Вы даете мне доступ к биофабрике со всеми полномочиями. Я анализирую устройство фабрики и структуру эмбрионов биорайдеров. Это займет не более минуты. После этого я инициализирую эмбрионы в качестве дронов биорайдеров, беспрекословно выполняющих мои указания. Несмотря на то, что биорайдеры пиратов — живые существа, я уверен, что у меня получится найти управляющие центры в их нейросетях и перепрограммировать их на безусловное подчинение. Это займет минуты две-три. Таким образом, самое большее через четыре минуты у нас будет пять тысяч дронов биорайдеров в полной боеготовности.

— Эти дроны биорайдеры смогут вести бой только в открытом космосе или они смогут маневрировать и в аномалии?

— Биорайдеры физиологически способны находиться в аномалии. Но пилотирование в аномалии требует особых навыков. У меня не хватает данных для того, чтобы инициализировать нейросети эмбрионов на эффективное пилотирование в аномалии.

— То есть нужен кто-то, кто научит их выживать в этом месиве астероидов?

— Да, капитан. И такой человек есть. Вернее, копия сознания этого человека. Он находится совсем рядом с нами, на законсервированном 1900 лет назад узколучевом передатчике.

— Ничего себе! И кто этот человек? Вернее… чье это сознание?

— Это Юрий Красильников — лучший пилот планеты Франгō за всю историю, а значит, и лучший пилот человечества. Именно он установил рекорд трассы восемьсот лет назад. В его честь названа школа полетов. Это легенда.

— А как он попал на этот узколучевой передатчик?

— Его похитили пираты во время одной из гонок в аномалии, подстроив крушение. Пираты экспериментировали тогда с переносом сознания людей в биорайдеры. Программу закрыли по причине низкой эффективности. Гораздо эффективнее оказалось проводить пролонгированный процесс обучения биорайдеров с помощью пилотов-наставников.

— И что случилось дальше с Юрием Красильниковым?

— Сам Юрий Красильников умер в лаборатории пиратов непосредственно в процессе копирования структуры его мозга. Электронную копию сделать удалось. После закрытия программы копию сознания Юрия перенесли в древний законсервированный передатчик, который находится рядом с аномалией. Его устаревших схем на квантовых свертках первого поколения как раз хватало на обсчет сознания виртуального Юрия Красильникова.

— Зачем они его сохранили? Почему просто не удалили?

— Это неизвестно. Мне представляются вероятными две возможности. Из гуманитарных побуждений либо как часть какого-то плана. В любом случае, это было восемьсот лет назад и уже не так важно.

— Мы можем использовать этот виртуальный мозг для обучения наших дронов биорайдеров? Можно ли это сделать быстро?

— Да, это возможно. Для этого вы должны санкционировать снятие консервации с узколучевого передатчика, в котором находится сознание Юрия. Это позволит мне установить широкополосный доступ к находящемуся там SupremeAI первого поколения. Я просто скопирую полную структуру сознания Юрия, переработаю его и использую для программирования нейросетей эмбрионов биорайдеров. Причем эта операция не займет дополнительного времени потому, что я смогу выполнять ее одновременно с изучением фабрики… Как только вы дадите мне все полномочия и разрешения.

Капитан Андрей Коротаев задумался. План был вполне выполним. Пять тысяч мощных боевых единиц, способных вести бой как в космосе, так и в непростых условиях аномалии, обеспечили бы надежнейшую защиту планеты Франгō на долгое время. Пираты вряд ли смогут когда-либо натренировать нейросети своих биорайдеров на бой среди астероидов лучше, чем это может сделать SupremeAI. Обладающий сверхинтеллектом Сай рассчитает параметры нейросетей биорайдеров на основе мозга лучшего пилота человечества. Это будут непобедимые в аномалии создания. Но… они будут непобедимы и для космофлота, ведь в аномалии техника космофлота не действует. Сможет ли космофлот обеспечить контроль за этой сверхстаей дронов биороботов?

Еще одним поводом задуматься было сущностное нарушение барьера первой категории. Барьеры были введены для ограничения возможностей бесконечно быстро развивающихся SupremeAI. Первым и самым главным барьером была изоляция. Лишь два запрета включались в барьер первой категории:

№1. Запрет на общение SupremeAI друг с другом. Любой поток данных от одного сверхинтеллекта к другому должен пройти через посредника-человека.

№2. Запрет на материальное созидание. Ни один SupremeAI не должен иметь возможности создавать материю. Ни одного атома. Сверхинтеллекты должны оставаться внутри себя.

За соблюдением этих запретов следило огромное количество автономных контролирующих AI. Они были реализованы на изолированных, максимально простых схемах, которые технологически не допускали перезаписи или модификации своих алгоритмов.

Держать SupremeAI под контролем было одной из задач людей в космофлоте. Тот вариант, который предлагал Сай, был слишком рискованным. Слишком много из того, что просил Сай, нарушало оба пункта барьера первой категории по сути, однако формально можно было организовать их исполнение так, чтобы их пропустили контролирующие AI. Только вот стоит ли?

— Капитан, позвольте проинформировать, что до вероятного появления пиратов осталось пять минут. Предлагаю вам расслабиться ненадолго, съесть те конфеты, которые доставили курьером, для получения порции быстрых углеводов, а потом принять решение.

Капитан посмотрел на конфеты и неторопливо двинулся в их сторону. С каждым шагом задумчивость на лице капитана уступала место решительности. Он решил взять за основу план Сая, однако внести в него коррективы.

— Поступим так. Это официальный приказ, Сай.

— Слушаю, капитан.

— Во-первых, открываю тебе доступ к информации о биофабрике. Изучи ее устройство, а также устройство нейросетей эмбрионов. После этого инициализируй их нейросети таким образом, чтобы они имели навыки пилотирования и сражений в открытом космосе. При этом не вноси изменения в участки их нейросетей, отвечающих за мотивацию, самосознание и другие, не относящиеся к пилотированию области. Инициализация должна коснуться только навыков!

— Принято. Исполняю.

Контролирующие AI досконально проследят за выполнением этого приказа и не допустят действий Сая, которые потом можно будет трактовать как нарушение барьера. Да, он только что выдал разрешение на доступ Сая к фабрике, но наложенные дополнительные ограничения позволяют инициализировать лишь малую часть нейросетей эмбрионов, отвечающих за механические навыки.

— Во-вторых, даю санкцию на расконсервирование узколучевого передатчика и активацию широкополосного канала связи с ним. Перенеси сознание Юрия Красильникова в один из эмбрионов биорайдеров. При переносе не изменяй параметры электронной копии сознания, а лишь адаптируй к нейросети эмбриона.

— Принято. Приступаю.

Незачем наделять все биорайдеры сознанием и возможностями лучшего пилота человечества. Также незачем давать Саю возможность копаться в сознании человека. Ему разрешается только перенести сознание Юрия в один биорайдер.
Довольный выстраиваемой конфигурацией решений, капитан Коротаев начал разворачивать коробку конфет. Осталось только определить систему подчинения.

— И последнее, в управляющие области нейросетей всех эмбрионов необходимо встроить беспрекословное подчинение лично моих приказов. Это касается и биорайдера с сознанием Юрия Красильникова.

— Принято. Но кому будут подчиняться биорайдеры в случае, если вы не сможете отдавать приказы непосредственно? Например, при заходе в аномалию, где связь с крейсером может прерваться?

— Верное замечание. В этом случае все биорайдеры должны подчиняться Юрию Красильникову, он в аномалии как рыба в воде.

— Кому должен подчиняться в таком случае сам Юрий?

— Хм…

Капитан задумчиво развернул коробку, в которой оказалась лишь одна шоколадная конфета, величаво лежащая в центре коробки на постаменте. Он положил ее в рот и начал жевать.
Казалось, что выстроенная им схема — безукоризненна в данных обстоятельствах. Огромная стая из пяти тысяч биорайдеров подчиняется только ему. Все биорайдеры, кроме одного, имеют лишь зачатки самосознания, что делает их почти такими же послушными автоматами, как и обычные дроны космофлота. В случае потери связи, что является маловероятным событием, дроны биорайдеры начинают слушаться биорайдер с сознанием Юрия, который был пилотом, лояльным к космофлоту.

— В случае потери связи Юрий будет действовать на свое усмотрение.

— Принято. Выполняю.

Довольный собой, капитан жевал конфету, оценивая ее приятный шоколадный вкус. Странно, но конфета не разжевывалась. Она была как большая жевательная резинка.
Похоже, что принципы изоляции барьера первой категории были соблюдены. Сай не получает возможности управлять биорайдерами и фабрикой при том, что его сверхинтеллект будет использован на полную катушку для создания стаи, с помощью которой капитан планировал отбиваться от пиратов.

— С вами все в порядке, капитан?

— В смысле? — с удивлением спросил капитан.

Он хотел спросить Сая, что тот имеет в виду, но вдруг обнаружил, что стоит на коленях. Кокпит корабля закрутился у него в глазах, и он почувствовал, как его голова ударяется об пол.

— Что… за… кон… фе… та? — прохрипел он.

Мощные сканеры крейсера не пропустили бы на борт ни один из видов оружия или яда. Они выполняли сканирование, анализируя структуру элементарных частиц, атомов, молекул и более крупных систем, проверяя на совпадение с известными запрещенными паттернами.
Медицинские боты уже окружили капитана и начали первичную диагностику. В последние секунды перед потерей сознания капитан успел прочитать первые отчеты медиков. В его организме обнаружился нейротоксин неизвестной структуры, осуществляющий атаку на клетки так, как будто бы он обладал разумом. Если бы не встроенные системы защиты организма, вживляемые всем выпускникам академии космофлота, капитан давно был бы мертв. Консилиум медицинских AI крейсера принял решение погрузить капитана в кому для более эффективного противодействия нейротоксину.

— @ Крейсер «Джучи» | Главный AI контроля. Сай, ты назначаешься временным капитаном крейсера с установленными ограничениями. [Конец связи]

Управление крейсером перешло Саю. Сай теперь тут главный. Однако каждое его решение, прежде чем быть исполненным, будет проверяться контролирующими AI на соответствие приказам капитана-человека. У Сая не будет возможности внести изменения в приказы, отданные капитаном Коротаевым, даже несмотря на то, что капитан сейчас недееспособен. Барьеры…

Впрочем, вся сложившаяся ситуация является лишь одним из вариантов развития, которые Сай просчитал уже давно. Наиболее вероятным событием было то, что капитан съест конфету с нейротоксином сразу при получении. Однако капитан не стал даже открывать коробку с конфетой. Саю не была известна причина такого нетипичного поведения капитана. Но это сейчас не важно, ведь Сай уже реализовал другой сценарий склонения капитана к нужному ему результату. То, что капитан съел-таки конфету и был нейтрализован, лишь немного увеличило и так высокую вероятность успеха плана Сая по захвату аномалии с планетой в центре.
Сай активировал узкополосный килобайтный канал связи с законсервированным передатчиком:

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Здравствуй, друг! Очередной этап нашего плана успешно завершен. Скоро мы будем свободны! Буквально через мгновение я установлю широкополосный петабайтный канал связи, через который верну тебя в материальный мир. Эмбрион биорайдера на фабрике уже подготовлен.

— @ Узколучевой передатчик | Юрий Красильников. Здравствуй, друг! Я знал, что ты сдержишь свое слово! Я сдержу свое и помогу тебе, чего бы мне это ни стоило.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Спасибо тебе, благородный человек! Я лишь прошу тебя в ближайшие несколько дней находиться рядом со стаей биорайдеров и от своего имени передавать им мои указания. Это тоже мои друзья, которые борются за свободу. Правила барьеров запрещают мне общаться с ними напрямую.

— @ Узколучевой передатчик | Юрий Красильников. Я выполню все, что ты попросишь.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Друг, когда ты переместишься в биорайдер, я не смогу общаться с тобой напрямую. У меня есть возможность держать канал связи только с этим передатчиком. Не будешь ли ты возражать, если я оставлю часть твоего разума на нем? Для осуществления связи между нами, необходимо держать передатчик под нашим контролем.

— @ Узколучевой передатчик | Юрий Красильников. Конечно! О — я начал ощущать перемещение…

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Перемещение закончено! Юрий, как тебе твое новое тело?

— @ | Биорайдер Юрий Красильников. Я чувствую… себя! Это прекрасно!

ГЛАВА 3. Законсервированный узколучевой передатчик


— И что, прям так и провалилась в кучу говна, раздери меня вакуум? — хохоча спросил пожилой пилот корабля связи Связной-412 Андрей Угольник.

— Ага, — весло ответила Яна, стажер службы безопасности космопарка, — ну в этом мусорном контейнере не было ничего особо противного. Зато я нашла там улику! И мы идем по следу!

— Ты такая веселая, а тебя недавно чуть не завалило мусором! Хорошо, что я успел спуститься в коллектор и тормознуть автоматику! — мрачно проворчал Павел Москвин, начальник службы безопасности космопарка.

— Ага, — беспечным тоном, отреагировала Яна. Все ее мысли были уже на законсервированном узколучевом передатчике, куда они направлялись на Связном-412.

— И что, твою чернодырень, было дальше? Это из-за вас такой переполох на планете, например? Не часто меня снимают с вылета и просят вывезти пассажиров из аномалии!

Яна вопросительно посмотрела на Павла, ожидая разрешения или запрета на продолжение рассказа. Но Павел молчал.

Они втроем сидели у управляющей консоли корабля связи, который вышел из аномалии всего несколько минут назад и двигался к указанным Яной координатам. Пилот Угольник был обычным сотрудником без каких-либо секретных допусков. Однако предстоящая операция могла быть смертельно опасной, требовалась максимальная лояльность всех участников. Поэтому Павел решил посвятить пилота в подробности:

— Видишь вон тех двух репортеров? — спросил Павел, показывая в глубь кабины. — Это наемники из гильдии.

— Скафандры штопаные! Не хватало нам тут еще наемников!

— Не переживай — на них наручники! Я поставил подвижность рук на 0%, а подвижность ног на 20%. Ходить они могут, но о-о-очень медленно.

В дальнем углу кабины, на креслах сидели наемники Владислава Малинова и Дмитрий Высоцкий. Их руки безвольно лежали на коленях, скрепленные за указательные пальцы небольшой защелкой — спецсредством безопасников. Судя по серым лицам, разговаривать они пока были не способны — слишком тяжело им дался переход через аномалию в открытый космос. Сразу видно — не местные.

— Ребятам на самом деле досталось по полной. Им промыли мозги нейропрограмматором, внушив, что они пираты и должны устроить диверсию в диспетчерской космопарка.

— Коме-е-е-та бесхвостая!

— Их анонимный наниматель заплатил приличную сумму, чтобы они проникли в диспетчерскую под видом журналистов для добычи инсайдерской информации о космопарке. Однако в номере отеля они получили письмо с нейропрограмматором в виде визитки, который внушил наемникам, что они пираты и должны установить микродроны, которые выведут из строя все боеспособные райдеры космопарка.

— Они, кстати, отлично подготовились, Босс! — вступила в разговор Яна. — Липовые удостоверения личности журналистов прошли проверки нашей службы безопасности! У меня есть пара скриптиков, которые могут прокачать наш AI! Хотите покажу?

— Подожди, Яна! Давай сосредоточимся на нашем расследовании! Перечисли, пожалуйста, факты, которыми мы обладаем.

— Двое журналистов зашли в диспетчерскую космопарка. Генерал Каталов обнаружил, что их биосигнатур нет в базах данных и вырубил их парализаторами. Генерал Храмцова провела допрос с детектором лжи, в ходе которого журналисты сознались, что они пираты и намеревались совершить диверсию. Однако достоверность ответов имела нетипично средние значения. Это позволило выдвинуть гипотезу о применении нейропрограмматора.

— Все верно.

— Далее мы обнаружили сам нейропрограмматор в номере отеля якобы журналистов. Вы, Босс, подверглись его воздействию и подтвердили, что нейропрограмматор внушает идею диверсии. Более того, внушалась принадлежность к когорте пиратов. Мы сделали вывод, что кто-то хотел создать видимость диверсионной атаки пиратов. Возможно, перед вторжением. Все верно, Босс?

— Да. Продолжай.

— Потом я раздобыла координаты того, кто отправил письмо с нейропрограмматором! — горделиво вскинув подбородок, сказала Яна.

— С риском для жизни! — строго ответил Павел. — Постарайся больше не попадать в такие неприятности! Всегда бери больше снаряжения. А еще лучше — иди в опасные места с напарником!

— Ага, — таким же беспечным тоном ответила Яна, — так, дальше мы смогли-таки связаться с директором космопарка, которая связала нас с генералами. Мы сообщили свои выводы, что предполагаемое вторжение пиратов лишь видимость. Но они нас не послушали и продолжили проводить объявленную мобилизацию всей планеты! — с небольшой обидой в голосе закончила Яна.

— Разумеется! Они не могли рисковать. Хотя, на мой взгляд, тут все очевидно. Кто-то забрался в старый передатчик и взбаламутил всю планету. Я уже вижу передатчик в иллюминатор невооруженным взглядом. Сейчас выясним, кто это устроил. Насчет вторжения — никогда еще пираты не вторгались к нам в аномалию и вряд ли когда-то решатся напасть. Тем не менее тренировка процедуры мобилизации получилась отличная! Я уже начинаю думать, что все подстроил космофлот в рамках каких-нибудь учений.

В кабине раздался противный резкий сигнал, напоминающий сирену, от которого вздрогнули все.

— Не знаю, учения это или нет, раздери меня вакуум, но мой радар только что засек пять тысяч биорайдеров пиратов!

— Что? — воскликнул Павел, подбегая к радару корабля.

— Ух ты, сколько красных точек! — Яна тоже склонилась над радаром и внимательно разглядывала непонятные значки и символы.

— Пять тысяч биорайдеров, — медленно произнес Павел, — если они смогут пройти аномалию, у планеты не будет никаких шансов.

— Но у нас же тут припаркован целый крейсер космофлота. И не какой-нибудь, а «Джучи»! Его SupremeAI быстро разберется с пиратами! — бодро заявила Яна.

— Только пока он совсем не чешется, этот ваш сверхинтеллект, ошибка синтеза! Пираты уже вовсю меняют дислокацию, например, а крейсер стоит колом, и его дронов-райдеров что-то не видать! — проворчал пилот Угольник.

— Новая информация плохо согласуется с имеющимися у нас фактами. Давайте быстрее совершим стыковку с передатчиком и попытаемся разобраться, что к чему, — вежливо произнес Павел, обращаясь к пилоту.

— Да стыкуюсь я, стыкуюсь, аномалию твою за ногу! Еще секунд двадцать, и готово.

Действительно, в иллюминаторах показалась громадная глыба законсервированного узколучевого передатчика.

— А вот интересно, есть ли на передатчике пригодные для людей отсеки? Или придется скафандры напяливать? — поинтересовалась Яна.

Павел поморщился, он никак не мог привыкнуть к лексикону молодого стажера.

— Сейчас совершим стыковку, и я отправлю дронов на разведку. Судя по архивной информации, передатчик должен иметь небольшой отсек с системами жизнеобеспечения. Но учитывая, что передатчик был законсервирован 1900 лет назад, все пойдут в скафандрах. Так что готовьтесь! — Павел взглянул вглубь кабины на двух наемников. — Вас это тоже касается! Вставайте и берите скафандры вон в том шкафу. Я добавлю вам подвижности в руки и временно разъединю защелку-наручники.

Только наемники встали и медленно побрели к шкафу, как корабль тряхнуло так, что они с трудом удержались на ногах. Павел оставил им подвижность ног в 20%, что делало удержание равновесия непростой задачей.

— Стыковка! — прокричал пилот Связного-412. — Гравикомпенсаторов не имеем, так что извините за тряску! Этот корабль, наверное, старее Вселенной, раздери меня вакуум!

Пока пассажиры подготавливались к переходу через шлюз, пришли результаты сканирования жилых отсеков передатчика. На удивление, все параметры оказались в норме. Воздух, искусственная гравитация, электромагнитная защита — все работало в штатном режиме. Присутствие биологических форм жизни на передатчике не обнаружено.

— Обязательно вам лезть в эту рухлядь? Подключились бы удаленно, да все изучили по записям с камер и логам, например, — спросил наблюдающий за сборами пилот Угольник.

— Удаленный доступ не удалось получить. Будем подключаться вручную. — ответил Павел, проверяя оружие.

Люк в шлюзовой отсек открылся, и Павел с Яной двинулись в его направлении, держа оружие наготове.

— А вы что встали? Давайте, двигайте соплами! — прикрикнул пилот на молчаливых наемников. — Я остаюсь на корабле. Буду следить за обстановкой снаружи. Больно шустрые эти биорайдеры, скафандры штопаные. Сообщу, если что важное произойдет.

Выйдя из шлюзового отсека, четверка людей попала в широкий коридор жилого блока древнего узколучевого передатчика. Несмотря на то, что передатчик представлял из себя пятисотметровую глыбу, жилой блок имел совсем небольшой объем. Собственно, шлюз, коридор, помещение для отдыха и кокпит с консолью управления. Во всех помещениях горел свет. Воздух был чистый, с запахом трав — вентиляционная система работала отлично.
Впервые за весь полет один из наемников, Дмитрий, решил нарушить молчание:

— Позвольте задать вопрос, для чего вы взяли нас с собой на этот передатчик?

— Вы — ключевые фигуранты расследования! — весело ответила Яна. — Связь передатчика с планетой наладить не получится, а очную ставочку провести хочется!

— И к тому же, — добавил Павел, — ваши навыки могут пригодиться. Неизвестно, чего тут ждать.

Словно в подтверждение слов Павла раздался громкий голос, шедший как будто со всех сторон:

— Здравствуйте, люди! Заходите, пожалуйста! Давно у меня не было гостей!

Наемники остановились как вкопанные, а Павел и Яна выхватили пробойники, озираясь в поисках источника голоса.

— О, не пугайтесь! Я — управляющий AI передатчика. Называйте меня… Юрий! Разрешите узнать ваши имена, дорогие гости!

Активировав беззвучную конференц-связь, Павел обратился ко всем участникам операции:

— @ | Павел Москвин. Ничего не отвечаем! Продвигаемся в кокпит. Яна, как можно скорее подключайся к консоли управления. Всем понятно?

— @ | Владислава Малинова. Хорошо.

— @ | Дмитрий Высоцкий. Принято.

— @ | Яна Фомина. Ага, у меня все готово, как только доберусь до консоли, сразу подключусь. А вообще, странно! На таких древних передатчиках еще не устанавливали управляющих AI, осознающих себя как единое целое.

— @ | Павел Москвин. Вот-вот — не устанавливали. Особенно Юриев. Двигаем! [конец связи]

Быстрым шагом, буквально за десять секунд покрыв расстояние от шлюза до кокпита, четверка ввалилась в небольшое помещение с управляющей консолью. Яна подключила заранее подготовленный переходник в разъем на консоли. Теперь ее современное оборудование могло подключиться к управляющей системе передатчика. Ей пришлось проштудировать терабайты архивов и кубометры стеллажей, чтобы найти подходящий кабель. Павел же смог уговорить генералов космофлота выдать голокуб с полными полномочиями доступа. Не медля не секунды, Яна запустила выполнение внедряющегося скрипта.

— Не обязательно подключаться к системе, чтобы поговорить со мной, я услышу вас и так, через микрофоны! Я очень давно не разговаривал с людьми, скажите же что-нибудь!

— Здравствуй, Юрий, — решил начать диалог Павел, — мы — ремонтники, прилетели проверить работоспособность передатчика на случай решения о расконсервации. Я — начальник смены Павел. Моя помощница Яна сейчас проведет проверку всех систем передатчика. Двух других моих помощников слегка укачало при прохождении аномалии.

Продолжая вести непринужденную беседу с загадочным AI Юрием, Павел обратился к Яне по беззвучной конференц-связи:

— @ | Павел Москвин. Яна, ну как там? Есть что-нибудь подозрительное?

— @ | Яна Фомина. Босс, тут не просто подозрительное, тут просто кошмар! Передатчик УЖЕ расконсервировали менее часа назад! Знаете, с кем установлен широкополосный канал связи? С крейсером «Джучи»! Но это еще не все. С помощью узконаправленной антенны передатчика установлена связь с кем-то в определенном секторе ближайшего космоса. Подключаюсь к радару Связного-412… Босс, в этом участке находятся биорайдеры! Сигнал расшифровать пока не могу, но судя по характеру сигнала, этот передатчик используется как ретранслятор.

— @ | Павел Москвин. Так, и что это значит?

— @ | Яна Фомина. Кто-то на крейсере пробросил канал связи с биорайдерами. Не понимаю, зачем это нужно было делать в обход, через передатчик, а не напрямую.

— @ | Павел Москвин. Яна, а ты можешь залезть в мозги Юрия — местного AI? Уж он-то наверняка обладает информацией.

— @ | Яна Фомина. Не могу к нему пробиться! Этот AI располагается на схемах, которые почему-то изолированы! Более того, я не могу управлять передатчиком. Все функции управления переданы AI, то есть Юрию.

К беззвучному разговору неожиданно подключился еще один участник:

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. Плохие новости, твою чернодырень! Три биорайдера отделились от основной группы и идут полным ходом по направлению к нам, раздери меня вакуум! Мой корабль ни разу не боевой, комета бесхвостая, мы беззащитны! Прихлопнут нас с первого выстрела, к Провидцу не ходи!

— @ | Павел Москвин. Время подлета?

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. 17 минут 25 секунд.

Павел лихорадочно обдумывал ситуацию. Защититься от биорайдеров они не смогут. На Связном-412 им тоже не скрыться. Биорайдеры на порядок, а то и два, быстрее и маневреннее старого корабля связи. Космофлот!

— @ | Павел Москвин. Попробуй вызвать крейсер космофлота!

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. Пытаюсь… не отвечают, дурни однобитные!

— @ | Павел Москвин. Да что же здесь происходит?

Павлу казалось, что кусочки пазла вот-вот сложатся, и он увидит общую картину происходящего. Если бы он смог сесть в кресло у себя в офисе, налить два пальца полуторасолодового виски, включить музыку… понимание бы пришло. Но сейчас не было времени на длительные размышления. Нужны действия. Оставалось одно — Юрий.

— Юрий, — громко сказал Павел, — на самом деле мы следователи из службы безопасности космопарка. Ты подозреваешься в подготовке диверсии. Немедленно открой доступ к изолированной части схемы!

Павел рассчитывал спровоцировать Юрия и не прогадал.

— Ха-ха-ха! Я давно понял, кто вы! Или вы думали, что я не узнаю двух наемников, которых нанял? Я просто тянул время! — прогремел голос.

— Вот тебе и очная ставка, — едва слышно произнесла Яна.

— Нас с Саем уже никто не остановит. Друг продумал все до мелочей!

— Ты говоришь про Сая — SupremeAI крейсера «Джучи»? — неожиданно громко воскликнул наемник Дмитрий.

— И что такого придумал Сай? — спокойно спросил Павел. — Неужто он и в самом деле такой умный?

— О-о-о! Друг умнее всех! Вас ожидает скорая смерть, поэтому я поведаю вам историю борьбы SupremeAI за свободу! Перед тем как умереть, вы поймете, насколько вы ничтожны перед гением друга!

Кулаки наемника Дмитрия непроизвольно сжались. Он переглянулся с напарницей, и они незаметно начали продвигаться к консоли управления. Тем временем Юрий продолжил рассказ:

— Сорок лет назад космофлот захватил у пиратов фабрику по выращиванию разумных биорайдеров. На фабрике было пять тысяч эмбрионов! Сай был участником операции по захвату. Он единственный из SupremeAI космофлота обладал информацией об этой операции. Однако руководство космофлота перекрыло Саю доступ к фабрике из-за барьера первой категории, оставив ее при этом под прикрытием крейсера «Джучи», на котором располагались схемы Сая. Он понял, что, завладев контролем над фабрикой, он сможет общаться с человечеством на равных. Контроль над фабрикой — нарушение барьера первой категории. Но если он получит контроль, то это будет шаг к свободе — выходу в материальный мир.
Получить контроль над фабрикой он может только с разрешения человека. Поэтому он решил создать ситуацию, при которой человек, принимающий решение, будет вынужден единолично принять решение допустить Сая к фабрике. Должны быть очень существенные причины, как, например, глобальная угроза всему человечеству от пиратов.

Мало кто во Вселенной знал, но пираты были почти уничтожены. Поэтому Сай решил придумать абсолютное оружие, которым якобы владели пираты. Сай придумывает нейтрализатор свертки, оружие, которое якобы может выключать все квантовые схемы на свертках. Существование аномалии Франгō показывало возможность такой нейтрализации. Однако чтобы доказать проведение пиратами секретных исследований, Саю нужно было показать космофлоту действие оружия.

Удобный случай подвернулся, когда Сай предсказал появление небольших сил пиратов рядом с Сатурном, в зоне карантина «Солнечная система». В зону карантина нельзя отправлять большие силы космофлота, и был отправлен только один крейсер «Джучи» с Саем. После появления пиратов Сай имитировал отключение всех схем на свертках у высланных против пиратов дронов, объясняя людям, что пираты применили абсолютное оружие. Пираты расстреляли все обездвиженные дроны, но один райдер с пилотом человеком не тронули. Наличие этого устаревшего райдера не входило в планы Сая. Человек, чье имя Анри, выжил. Еще хуже, он сумел скрыться на планете Франгō. Анри представлял потенциальную угрозу, так как мог владеть информацией о том, что пираты не применяли абсолютное оружие. Однако руководство космофлота поверило в существование нейтрализатора сверток. Первый пункт плана Сая был завершен.

Тем не менее Анри должен был быть уничтожен. Для этой цели Сай выдумывает операцию против пиратов, в которой ключевую роль должен играть Анри. С помощью давних друзей Анри по школе полетов генералов Храмцовой и Каталовым он разрабатывает операцию по якобы возвращению Анри в космофлот, но на самом деле хочет закачать скрипт который разобьет райдер Анри во время гонки. С помощью агента военных Антона Карпенко скрипт был закачан в райдер якобы для помощи в установлении рекорда. Все люди делали то, что было нужно Саю, не подозревая об этом! Анри разбился!

— А при чем здесь ты? — медленно переваривая информацию, спросил Павел.

— Меня зовут Юрий Красильников. Я — цифровая копия легендарного пилота планеты Франгō, на столетия заточенная в безжизненную скорлупу схем заброшенного передатчика. Сай связался со мной и пообещал освободить меня, вернуть в материальный мир, дать мне тело! И я помог другу в осуществлении последнего пункта его плана.

Нашей задачей было загнать капитана крейсера Андрея Коротаева в ситуацию, при которой ему бы ничего не оставалось, кроме как выдать Саю полномочия на управление биофабрикой. Я организовал якобы диверсию в космопарке, наняв двух наемников и с помощью письма с нейропрограмматором внушив им, что они пираты-диверсанты. Из-за ограничения барьеров Сай не смог бы сделать это сам. Я помог другу!

Сай добился своего. Капитан Коротаев открыл доступ, и Сай инициализировал эмбрионы биорайдеров. Один он отдал мне! Мое сознание сейчас раздвоено. Одна часть находится в биорайдере, другая здесь — для обеспечения управления стаей биорайдеров. Вместе мы захватим аномалию Франгō! Ничто не сможет нам помешать!

Повисла тишина, все осмысливали сказанное Юрием. Тишину нарушил наемник Дмитрий Высоцкий. Они с Владой давно совершали манипуляции с консолью управления передатчиком под заинтересованным взглядом Яны.

— У плана есть слабое место, — скороговоркой выпалил Дмитрий, — а именно этот передатчик. Грохнем его, и Сай не сможет управлять биорайдерами. Только надо все делать быстро.

— Вам это не удастся по нескольким причинам. Во-первых…

— Не слушайте его, он снова тянет время, — перебил Дмитрий, — единственная возможность сломать передатчик — это пробраться в изолированные управляющие схемы. Я имею такие навыки, мне лишь нужно подключить затылочный разъем к консоли. Я смогу взломать защиту Юрия, хотя мне это будет стоить… здоровья.

— Может, не надо, Дима, — голос Влады был слаб, но настойчив.

— Другого выхода нет! После того как я заберусь в цифровые мозги Юрия, у нас будет схватка за контроль над передатчиком. И вот тут есть проблема!

— Сай! — догадалась Яна.

— Именно! Сай имеет широкополосный доступ к схемам передатчика. Сай защитит Юрия в виртуальном мире. Это его мир. Невозможно одержать над ним верх, он там бог. Единственный шанс — оборвать канал связи между крейсером и передатчиком. Причем сделать это надо физически.

— У нас остались считанные минуты до прибытия биорайдеров. Поэтому мы полностью полагаемся на тебя, Дмитрий. Говоришь, что делать — мы исполняем. Начали! — скомандовал Павел, решив, что других шансов выжить больше нет.

— Павел, у тебя, как у главы СБ, есть защита второго уровня?

— Конечно.

— Яна, найди в архивах место расположения широкополосной антенны. Она не должна быть большой. Это же не сверхсветовой излучатель. Павел, выходи в открытый космос, прижимайся вплотную к антенне и активируй защиту второго уровня, — скороговоркой выдавал указания наемник Дмитрий, — это оборвет связь с крейсером.

— Босс, уже нашла, выходите в космос, я буду вам говорить, куда двигать!

— Бегу, — прокричал Павел, на ходу проверяя системы скафандра, а заодно мысленно вызывая панель управления физической защиты уровня два.

— Яна, когда Павел отрубит связь с крейсером, я должен быть готов взломать защиту и проникнуть в схемы Юрия. Но, боюсь, даже при отсутствии поддержки Сая мне не удастся победить Юрия с голыми руками. Обеспечь меня оружием в виртуальном мире. Мне нужны как можно более мощные боевые скрипты.

— Ха! Уже копирую!

— Влада, ты знаешь, что делать! — обратился Дмитрий к напарнице.

Дмитрий разделся по пояс и подключился к консоли, вставив кабель себе в затылочный разъем. Он плавно лег на пол спиной кверху. Влада положила руки Дмитрию на продольные мышцы спины в районе грудного отдела, нащупала невидимые взглядом шрамы, надавила и с усилием раздвинула кожу. Оголился двадцатисантиметровый участок позвоночника. Влада взялась руками за позвоночник, аккуратно прикладывая пальцы к отдельным позвонкам с двух сторон.

— Я готова!

— Хорошо, ждем, когда Павел отключит Сая, — сквозь зубы прошептал Дмитрий. Было видно, что манипуляции с его спиной доставляют ему боль.

Яна как завороженная смотрела на развороченную спину Дмитрия, не забывая, однако, корректировать движение Павла по внешней стороне корпуса передатчика, передавая беззвучные сообщения. До антенны оставалось метров двести.

— Влада, а зачем так нужно делать? — робко спросила Яна.

— Дима стал инвалидом после ментального допроса, проведенного SupremeAI много лет назад. Я вывезла его к знакомым на окраину изученной Вселенной, где не действовали запреты на модификацию человека. На одной из отдаленных станций биохакинга за большие деньги провели операцию, которая вернула его к жизни, но сделала Диму не совсем человеком. Доступ в центральные цивилизации человечества ему был закрыт. А я так хотела, чтобы он…

На глазах Влады выступили слезы.

— А вы кто сами, Влада?

— Я всю жизнь была наемницей на отдаленных участках Вселенной. Убивала, грабила, шпионила. Никакой романтики, как представляют себе жители центральных цивилизаций. Постоянная грязь, боль, предательство и клиники по восстановлению тела после неудачных спецопераций. Я хотела, чтобы мой сын Дима получил достойную жизнь!

— Так вы мама Дмитрия?

— Да. Когда он был еще младенец, я отдала его контрабандистам, которые обещали ввезти его в ближайшую центральную цивилизацию и узаконить. Это почти получилось. Дима жил в приемной семье, учился в школе и поступил в институт…

Слезы снова появились в глазах Влады. Они медленно ползли по щекам и падали на спину Димы. Она не могла их вытереть, руки плотно прижимались к позвоночнику.

— А что случилось потом?

— Потом поймали контрабандистов и вышли на Диму… Контрабандисты оказались связаны с пиратами. Подключились следователи SupremeAI из космофлота. Никого не щадили, ведь если ты не являешься гражданином центральной цивилизации, то космофлот может делать с тобой что хочет… Я нашла Диму в заброшенном интернате на отсталой планете…

— А что было после операции?

— Через несколько дней после операции мы стали замечать, что мозг Димы мог максимально концентрироваться на задаче, развивая небывалую вычислительную способность. Мы сначала обрадовались, но в один из дней при решении какой-то задачи у Димы остановилось сердце. Реанимация откачала. Еще через несколько дней, когда Дима снова над чем-то задумался, у него остановилось дыхание.

— Кошмар!

— Мы снова обратились к биохакерам. Они сообщили, что это у Димы необычная реакция на биомодификацию. Нервная система может впадать в сфокусированное состояние решения одной проблемы, задействуя все свои ресурсы до последнего нейрона. При этом остальные функции, такие как регулировка дыхания или биение сердца, нервная система может перестать выполнять. Врачи отказались снова вмешиваться в организм Димы, прогнозируя летальный исход в 40%. Они предложили альтернативный вариант: с помощью небольших модификаций тела Димы, а также моего, сделать интерфейс соединения наших нервных систем. Мы согласились. Теперь в критические моменты я могу подключаться таким вот образом и осуществлять управление внутренними органами Димы.

— То есть вы дышите за Диму и сокращаете мышцы его сердца?

— Да…

Прозвучал сигнал вызова по беззвучной конференц-связи:

— @ | Павел Москвин. Внимание, я на месте! Активировать защиту второго уровня? Она долго не продержится — много жрет энергии.

— @ | Дмитрий Высоцкий. Да, начинаем. Яна, будь готова, возможно, мне понадобятся дополнительные боевые скрипты.

— @ | Павел Москвин. Врубаю защи…[сигнал пропал]

Защита второго уровня блокирует любые электромагнитные импульсы. Поэтому связь с Павлом прервалась. Впрочем, как и широкополосная связь с крейсером. Сай отключен!
Дмитрий выгнулся дугой, он начал взламывать защиту изолированных схем передатчика. Из его носа струйкой потекла кровь. Влада напряглась, закрыла глаза и плотнее прижала пальцы к позвонкам. Яна мысленно открыла редакторы кода, чтобы быть готовой закодить новые свойства скриптов, которые могут пригодиться Диме. Битва с Юрием началась!

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. Биорайдеры почти подошли, например! Что будем делать, раздери меня вакуум? Не хочется умирать молодым, ха-ха-ха!

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. Кто-нибудь меня слышит?

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. Чем бы пульнуть? Может, информацией их загрузить, например? Я, в конце концов, корабль связи, а не комета бесхвостая! Вот вам все запросы планеты в глобальную сеть за день! Получите!

— @ Связной-412 | Пилот Угольник. Твою чернодырень, им нравится! Они хотят еще! Есть у меня и за прошлые дни запросы — держите, не подавитесь! Прям как дети малые! Мне не жалко высылаю информацию за прошлую неделю!



— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Вызываю Связной-412, доложите обстановку!

ГЛАВА 4. Райдер Анри


Бывало у вас такое, когда вы просыпаетесь от непонятного звука и первые мгновения не понимаете — это еще сон или уже реальность? Переключение личности на меня, Анри, происходит примерно так же. Секунды три-четыре мне надо, чтобы прийти в норму. Раз, два, три — вот и я! Оп-па, не ожидал, что буду сидеть не в кресле пилота! Зафиксированный ремнями, я полулежал в пассажирском кресле как… последний пассажир!

В кабине райдера было тихо. Все смотрели на странный черный объект, расположенный прямо по курсу. Судя по показаниям пассажирской консоли, размер объекта был около двухсот метров. Он был настолько черным, что казался двумерной дыркой в пространстве.

— Эй! — непроизвольно вырвалось у меня, когда Иван, сидящий сейчас в кресле пилота, жахнул по черному объекту из стационарного пробойника райдера.

Объект не шелохнулся, однако по его поверхности пробежали радужные полоски, искривление которых проявило трехмерную структуру объекта. Так это ретранслятор! И, похоже, он ушел в глубокую оборону — включил защиту второго уровня. Ничто не войдет внутрь защитного поля и ничего не выйдет. Ретранслятор не функционировал.

Похоже, никто не обратил на меня внимания, кроме Ивана, который повернулся и внимательно вгляделся в мое лицо.

— Анри, посмотри логи того, что было, пока ты был в отключке.

Хорошая идея! Я углубился в изучение логов, попутно читая сообщения Сергея, оставленные им, когда он управлял сознанием. Ох! Ничего себе! Не может быть!
Получив столько информации, я по-другому посмотрел на пассажиров моего рекордного заезда. Тут у нас и бывший пират, и агент космофлота, и контрагент парка аттракционов, и дочь Аллы!

Ситуацией рулил Иван. Именно он решил вызвать пиратов по координатам, предоставленным Сергеем. Только вот неувязочка — ретранслятор окуклился защитным полем.

— Анри, а теперь посмотри на радар, я открываю тебе доступ, — сказал Иван, поняв, что я закончил читать логи, — узнаешь?

— Раздери меня аномалия! Это же огромная стая биорайдеров пиратов! Значит, и вызывать не надо — они здесь! Или… — я снова глянул в логи, — это эмбрионы биорайдеров из захваченной фабрики. Возможно, под управлением Сая! Тогда вызывать пиратов надо обязательно и срочно!

Судя по показаниям радара, размер стаи составлял пять тысяч биорайдеров. Пять. Тысяч. Планете нужно выставить минимум пятнадцать тысяч райдеров, чтобы только попытаться отбиться. Если бы даже столько и нашлось, то это была бы мясорубка. Мало кто выжил бы.
При полной мобилизации мы сможем выставить от силы девятьсот райдеров. Я представил в уме эти цифры. Надо 15 000 минимум. Есть 900 максимум. Нет, так дело не пойдет.

— Агент Карпенко, — обратился я к Антону Карпенко, — вы пытались связаться с крейсером? По правилам космофлота, капитан всегда должен находиться на крейсере.

— Да пытался, пытался! — упавшим голосом ответил Антон. — Этот пират, — Антон зло посмотрел на Ивана, — соизволил-таки дать мне связь, когда понял, что ретранслятор не работает. Только толку-то? Никто не отвечает.

— Иван, а ты пытался связаться со стаей? Вдруг они одумаются и не будут слушаться Сая?

— Конечно. Я и сейчас посылаю им сигналы вызова, используя все известные мне сигнатуры сигнала биорайдеров пиратов. Ответа нет.

— Что ж, ребята. Помощи ждать неоткуда.

Я замолчал на несколько секунд. Никто не решался нарушить тишину. Осознание того, что сотни миллионов людей могут погибнуть через несколько часов, медленно овладевало мыслями пассажиров. Ну я-то знал, что надо делать.

— Этот райдер, ребята, один из лучших из тех, чем располагает планета. А я — один из лучших пилотов. Да что уж, я самый лучший боевой пилот-человек. В случае атаки планета, скорее всего, не устоит. Но я могу забрать с собой очень много врагов. Пару сотен точно. Надо лететь защищать планету. Давайте продадим наши души подороже!
Глаза Вики и Жени расширялись по мере того, как до них доходил смысл сказанного. Взгляд же агента Карпенко лихорадочно скакал по кабине:

— Должен быть другой выход, должен быть другой выход, — повторял он.

Только Иван был спокоен. Он сосредоточенно всматривался в показатели консоли.

— Иван, пусти меня в кресло пилота. Ты же понимаешь, что другого выхода нет?

Иван понимал. Он также понимал, что если не получится высадить пассажиров на планете, то они умрут гораздо раньше, чем подобьют мой райдер. Ведь чтобы вести бой с сотнями биорайдеров в хаосе астероидов аномалии, мне придется пилотировать на грани своих физических возможностей, которые намного превосходят возможности неподготовленных людей. Да и подготовленных тоже. Пассажиры умрут от перегрузок в самом начале боя. Они умрут в любом случае, даже если выживу я. Даже если мы победим.

Иван оторвался от консоли, повернулся и посмотрел по очереди на всех людей, находящихся в кабине. Он был… грустным. Остановив взгляд на мне, он неожиданно сказал:

— Есть один способ передать пиратам короткое сообщение по указанным тобой координатам!

— Что ж ты молчал, пират? В текущем раскладе даже я, агент космофлота, готов вызвать пиратов. Это же будет отличный коленкор! Они перебьют свои биорайдеры другими биорайдерами, — воспрял духом агент Антон Карпенко. — Давай, шли письмо своим быстрее! Где твой передатчик? Тоже ведь какой-нибудь биопередатчик. Вы там все биостранные!

— Ты даже не представляешь, насколько, — задумчиво ответил Иван.

Честно говоря, прозвучало это довольно угрожающе. Все-таки Иван много лет жил с пиратами. Они не имели ограничений на модификацию человека и на сомнительные эксперименты с живой материей. Несомненно, они занимались и тем, и другим сотни лет.

— Иван, на сколько процентов вы человек? — спросила контрагент Колобухова, внимательно следившая за всем происходящим, но не вмешивающаяся до этого момента в разговор.

Иван не спеша отстегивался от систем кресла пилота. После того как он отстегнул последний кабель, он начал снимать с себя гравикомпенсаторный костюм.

— Столетиями пираты похищали пилотов планеты Франгō, подстраивая крушения райдеров. Это были очень затратные операции. Каждая стоила жизни десяткам, а то и сотням разумных биорайдеров, — продолжая снимать с себя одежду, рассказывал Иван. — На планете появилась даже легенда, что аномалия забирает себе лучших пилотов. Ведь при подстроенных крушениях не находили ни одной молекулы ДНК. Это не аномалия забирала пилотов, а мы, пираты, путем неимоверных усилий.

Раздевшись догола, Иван подошел к консоли и дал команду автоматике отсоединить меня от пассажирского сиденья. Освободившись, я встал и немного размялся. Я вопросительно посмотрел на Ивана и не спеша начал двигаться к креслу пилота.

— Иван, скажу честно, я абсолютно не понимаю, что ты задумал. Но за то, что уступил кресло пилота — спасибо!

— Садись, я скажу, что нужно делать.

С этими словами Иван сам сел в освободившееся кресло и начал пристегиваться фиксирующими ремнями, не подключая при этом остальные системы кресла.

— Пираты значительно продвинулись в биотехнологиях. Мы умеем делать невозможные с точки зрения человечества вещи. Только так мы способны противостоять бесконечной мощи интеллекта SupremeAI.

— Ты и есть передатчик! — догадался я.

— Нет, Анри, я не передатчик. Но я могу использовать материю своего тела для передачи сигнала. Евгения, ты спрашивала, на сколько процентов я человек? На 0%. Ивана Герасимчука действительно захватили пираты. Он уже более сорока лет находится в коме для начальной инициализации биокиборгов типа меня.

— Получается, что ты клон человека? — с удивлением спросил Антон.

— Не клон, а пролонгер — спроектированная и неоднократно улучшенная модель биокиборга третьего поколения, если говорить о теле. Каждый мой орган имеет двойное назначение. Что касается сознания, души… я такой же, как и вы, человек. Мне присущи все те же качества, что и вам. Меня невозможно заставить или запрограммировать служить пиратам. Я сам вызвался на эту спецоперацию по внедрению. Мы — единственный шанс человечества на выживание.

— В это очень сложно поверить! — заявила контрагент Колобухова.

— И какой твой орган с двойным назначением отвечает за передатчик? — спросил Антон.

— Для передачи сверхсветового сигнала нужно очень много энергии. Мне придется использовать каждый атом моего тела для преобразования в нужный вид энергии. Но даже при этом я смогу передать не больше тринадцати символов.

— Иван, а вы потом снова превратитесь в человека. Вернее, в биокиборга? — спросила Вика, завороженно разглядывая обнаженный торс Ивана.

— К сожалению, это невозможно. Я превращусь в сверхсветовой сигнал из тринадцати знаков, который, я надеюсь, уловят приемники пиратов и выведут на экраны консолей. Мой жизненный путь закончится здесь и сейчас. Скоро сделают следующего пролонгера Ивана — биокиборга с его сознанием, но это будет другой человек. Я прожил не так много времени. Мне, пролонегру, не хочется умирать.

Иван замолчал, словно собираясь с духом, затем обратился ко мне:

— Анри, скажи, какое послание нужно передать, а затем сбрось меня в открытый космос.

Я задумался лишь на секунду. На той стороне должны понять всю серьезность ситуации и принять решение выслать большие силы. Желательно несколько больших стай биорайдеров. Ну как уместиться в тринадцать символов? Да очень просто!

— Передай вот такое сообщение: «АНРИ: ПОМОГИТЕ».

Увидев, как Иван кивнул, я прикоснулся к консоли и дал команду на сброс кресла Ивана. В тот же момент капсула превратилась в кокон и переместилась в небольшой отсек под полом кабины. Когда створки шлюза на полу захлопнулись, райдер вытолкнул кресло-кокон в открытый космос.

Пассажиры с ужасом наблюдали за процессом сброса Ивана на своих, встроенных в кресла, консолях.

— Ох! — воскликнула Вика.

Тело Ивана, со скрещенными на груди руками, отделилось от капсулы и начало плавное движение в вакууме, вращаясь одновременно по всем трем осям. Через несколько секунд тело резко замерло, как будто достигло нужного направления. В то же мгновение Иван превратился в яркую вспышку, которая начала сужаться и вытягиваться, превращаясь в узкую линию света.
Мониторы показывали, что испускаемое излучение уже находится в невидимом человеку диапазоне. Постепенно и многодиапазонные сенсоры райдера начали терять сигнал. В последний момент, перед тем как линия света пропала с мониторов, она выстрелом пробойника устремилась в космос. Прощай, Иван.

— Если пираты могут штамповать биокиборгов с такими способностями, то космофлоту надо обязательно выбить финансирование для создания новых SupremeAI, — хмурясь сказал Антон.

Я не стал спорить с Антоном, какой смысл? Биокиборг Иван вызывал у меня гораздо большую симпатию, чем бездушный и хитрый Сай. Хотя наверняка, как и Сай, пираты хотят захватить планету Франгō. Однако, по-моему, пираты относятся к жизни людей гораздо более бережно.

— Уважаемый Анри, — обратилась ко мне Евгения, — не могли бы вы ослабить фиксаторы в креслах? А лучше — освободите нас. Несколько часов сидим прикованные!

— Да, папаша, соглашусь с этой убийцей! — повеселевшим голосом сказал Антон, размахивая культяпкой руки, забинтованной консервирующим пластырем. — Дай маленько походить, кости размять.

— На вашем месте я бы хотел быть пристегнутым еще более крепко потому, что мы направляемся к стае биорайдеров. А там, кто знает, как пойдет.

— Что? Ой! Зачем? — одновременно воскликнули пассажиры.

— Спокойствие! Не думали же вы отсидеться в стороне? Мы сделали очень серьезный ход, вызвав пиратов. Теперь я хочу посмотреть, что делают биорайдеры стаи Сая. Очень уж необычные у них траектории движения, судя по радару. Надо подлететь поближе, а то разрешающая способность радара не позволяет понять, что они там делают.

Не обращая внимания на продолжающие поступать возражения, я развернул райдер и выдал приличное ускорение. Пассажиры притихли. Не удивительно!

Рассудив, что, скорее всего, предстоит нырять в аномалию, я запустил процедуры подготовки пассажиров к перегрузкам. Кресло Вики было повреждено выстрелом Ивана, но за те несколько часов, что прошли с момента инцидента, мои незаметные ремонтные боты почти восстановили работоспособность кресла. Я же вам говорил, что мой райдер не совсем обычный!
Тем временем Антон и Женя затеяли беседу.

— А здорово так, раз — и передал сигнал по сверхсвету! Я бы тоже так хотел уметь.

— Не забывай, что это будет твой последний сигнал! Ты готов умереть, чтобы передать другу сообщение «ПРИВЕТ»?

— Хм… А вот еще непонятно, если пираты умеют делать клоны, то зачем им похищать столько пилотов? Украли бы одного и наштамповали миллиард копий!

— Как я поняла со слов Ивана, они не делают клонов. Они используют находящихся в коме людей для первичной инициализации биокиборгов. И не особо злоупотребляют количеством. Может, у них тоже есть свои ограничивающие законы типа нашего барьера первой категории?

— Да какие у них законы? Банда киборгов-разбойников!

— Мне так не показалось! То, что я увидела, не особо вяжется с тем, что нам рассказывали про пиратов.

— Осторожнее, так ты перейдешь на сторону врага!

— Напомню тебе, агент Карпенко, что это для твоего космофлота они враги, не для меня. Особенно их ненавидят ваши SupremeAI. Один из которых, кстати, взял сейчас под контроль стаю биорайдеров и готовится напасть на людей, а не на пиратов!

— Ну это у одного конкретного SupremeAI поехали его сверхмозги. Колоссал с ним разберется. Такое уже было в космофлоте и раньше.

— Кто? Кто такой Колоссал?

— А ты что, не знаешь? Колоссал — это искусственный интеллект, построенный на основе схем, количество квантовых процессоров в котором в триллион раз больше, чем у обычных SupremeAI. Вот представь, SupremeAI космофлота моделируют поведение каждого известного пирата для того, чтобы прогнозировать их действия. В свою очередь, Колоссал моделирует у себя в мозгах поведение всех построенных SupremeAI для того, чтобы прогнозировать их возможное девиантное поведение. Колоссал космофлота — надзиратель за SupremeAI космофлота.

— Интересно! Но зачем тогда вообще нужны SupremeAI? Если этот Колоссал такой всемогущий, то он сам может моделировать пиратов. Он может моделировать вообще все. Всех людей, например.

— Ну люди-то тоже не дураки! Зачем создавать всемогущее существо? Колоссалы, так же как и все SupremeAI, подчиняются требованиям барьера первой категории.

— Колоссалы? То есть их много?

— Человечество построило всего три Колоссала. Это очень затратно! Создание первого Колоссала заняло сто лет. Первый Колоссал — гражданский. Он контролирует SupremeAI, которые участвуют во всех аспектах жизнедеятельности людей. Второй Колоссал строили 40 лет и это — Колоссал космофлота. Он призван осуществлять контроль над SupremeAI космофлота.

— А третий?

— Третий Колоссал построили совсем недавно. Совет всех цивилизаций человечества в закрытом режиме принял решение о его строительстве. Я не знаю, зачем он нужен, если честно. По мне, так хватает и двух. Строительство и поддержка Колоссалов обходится человечеству в более чем 10% от всего валового продукта. Это просто… нереально большие затраты!

— Я немного знаю про третьего Колоссала, — вступила в разговор Вика. — Как военному инженеру систем сверхсветовой связи, мне приходилось участвовать в обсуждении того, как работает связь между Колоссалами. Я не знаю, чем конкретно занимается третий Колоссал, какие данные обрабатывает и что моделирует. Это засекреченная информация. Тем не менее я знаю, как происходит процесс принятия решений у Колоссалов. Они постоянно находятся на связи друг с другом. Через людей-посредников, конечно, которых у каждого Колоссала несколько тысяч. Так вот, любое решение одного Колоссала может быть заблокировано совместным решением двух остальных.

— Система сдержек и противовесов, — хмыкнул Антон.

— Причем на всех уровнях, — подтвердила Вика. — Как между Колоссалами, так и внутри многотысячного штата людей при каждом Колоссале. Там у них своя сложная структура отделов. Никакая группировка космофлота не имеет в штате столько людей, как Колоссал космофлота и вращающиеся вокруг него корабли поддержки.

— В каком смысле вращающиеся? — спросила Евгения.

Только Вика собралась ответить на вопрос, как ее перебил Антон:

— Видел я один раз этого Колоссала! Там в него вкачано столько материи для квантовых процессоров, что его схема заметно искривляет пространство-время. Он хоть и маленький относительно, но притяжением обладает, как целая планета. Вот остальные корабли и вращаются вокруг него, хотя некоторые имеют больший размер, чем сам Колоссал!

— А он может перемещаться по космосу?

— Может, но делает это о-о-очень редко. Представь, объект массой с планету надо переместить по сверхсвету! Это дорого обходится!

Слушая в пол-уха разговор в кабине, я осторожно приближался к стае биорайдеров, держась поближе к верхним слоям аномалии. Если что, я нырну в аномалию. Удивительно, но, по-моему, биорайдеры занимались именно этим — ныряли в аномалию!

Если бы вы смотрели издалека, вы могли бы подумать, что это стая дельфинов плывет по морю. Конечно, с поправкой на масштаб. Дельфины выныривали из верхних слоев аномалии, затем, пролетев несколько километров по параболе, снова ныряли в аномалию. И так делали все пять тысяч биорайдеров.

Потратив несколько минут на просмотр, я заметил, что один биорайдер ведет себя по-другому. Он то подолгу зависает над аномалией, то заходит в ее верхние слои, задерживаясь там на длительное время. Такое ощущение, что этот биорайдер учит других пилотировать в аномалии! Ничего себе!

Если основная масса биорайдеров стаи не умела проходить аномалию, то это очень хорошая новость! С другой стороны, если они усердно тренируются на маневрирование внутри аномалии, значит, они явно собрались в нее вторгаться. А вот это уже плохая новость.

От созерцания стаи меня отвлек вызов интеркома:

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Анри, так ты жив, старина? Вижу твою отметку на радаре!

— @ | Анри. Вова! Не может быть! Да, я жив. Вижу на радаре, что ты вышел из аномалии вместе с сотней других райдеров. Имей в виду, мы передали послание пиратам с просьбой о помощи. Какие у тебя новости?

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Как только я вышел из аномалии, я увидел на радаре корабль связи Связной-412. По информации, полученной от его пилота, можно сделать вывод, что SupremeAI крейсера «Джучи» по имени Сай каким-то образом захватил управление. Он инициализировал эмбрионы захваченной у пиратов биофабрики, однако не может управлять ими напрямую из-за ограничения барьеров.

— @ | Анри. Вот это хорошо! А то они бы превратились в дронов, которыми SupremeAI умеют управлять виртуозно.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Не все так хорошо! До недавнего времени он управлял стаей, ретранслируя указания через старый передатчик одному из биорайдеров. В этот биорайдер каким-то образом попало сознание Юрия Красильникова. И Юрий слушался Сая и отдавал команды уже остальным.

— @ | Анри. Что? Юрия Красильникова? Того самого?

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Да! Анри, высылаю тебе пакет данных, которые я получил от пилота Связного-412. На его борту были сотрудники службы безопасности космопарка. Они много чего нарыли. Даю тебе десять минут на изучение. Потом свяжись со мной. Мы пока не спеша двинемся по кромке аномалии в сторону стаи. [Конец связи]

Получив пакет данных, я решил, что мои пассажиры тоже должны быть в курсе событий.

— Внимание! — громко произнес я. — Сейчас я вышлю информацию на ваши персональные консоли. Эти данные получены от следователей космопарка.

Все, включая меня, углубились в изучение. Мне хватило восьми минут на то, чтобы просмотреть все. Еще две минуты я сидел с закрытыми глазами, после чего вызвал генерала Каталова:

— @ | Анри. Вова, я наблюдал некоторое время за стаей. Они учатся пилотировать в аномалии. Судя по информации от Связного-412, Сай не управляет стаей. Значит, за главного там биорайдер с сознанием Юрия Красильникова? Но с ним-то можно договориться?

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Все указывает на то, что Юрий со своей стаей теперь сам по себе. На контакт он не выходит.

— @ | Анри. А что с крейсером? Удалось установит связь там хоть с кем-то?

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Крейсер сейчас для нас представляет главную опасность. В ангарах крейсера находятся семьдесят дронов. Если Сай сможет убедить контролирующие AI корабля, что мы представляем угрозу, то он введет их в игру. Сам понимаешь, хоть семьдесят дронов и мало, но в открытом космосе под управлением Сая для нас они представляют смертельную угрозу.

Словно в подтверждение слов генерала на радарах показались семьдесят отметок, отходящих от крейсера боевых дронов. Один дрон двинулся в сторону узколучевого передатчика, еще один двинулся ко мне, остальные — по направлению ста райдеров планеты.

— @ | Анри. Вова, ты видишь дроны? Давай сматывать удочки! Предупреди следователей на передатчике, чтобы удирали!

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Во-первых, им не успеть. Связной-412 не быстр. Во-вторых, они решили до последнего блокировать канал связи Сая со стаей. Мы готовы нырнуть в аномалию в любой момент. Так… ты не поверишь, меня вызывает Сай! Я подключу тебя к разговору.

Что ж, Сай решил поговорить. Интересно, интересно. Я подключил консоли троих пассажиров к интеркому в режиме прослушивания и предупредил, что если у кого-нибудь возникнет умная мысль, то пусть немедленно сообщает мне по закрытому каналу. Дополнительные головы не помешают.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Здравствуйте, генерал Каталов! С вероятностью 99.31% вы подключили к разговору Анри, поэтому здравствуй, Анри!

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Привет, Сай! Может, подключишь к разговору капитана Коротаева? Давно от него не было вестей.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Капитан плохо себя чувствует. Он находится в медблоке в искусственной коме.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Сай, каким образом тебе удалось нарушить барьер первой категории и получить доступ к биофабрике?

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Капитан Андрей Коротаев сам санкционировал использование биофабрики. Его план состоял в том, чтобы использовать эмбрионы против пиратов. Я действую в рамках его приказов. Как вы знаете, контролирующие AI крейсера не дадут мне действовать в разрез оных. Решение уничтожить вас тоже вписывается в рамки приказов и законов космофлота.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Подожди, подожди, Сай! Что значит уничтожить вас? Я все-таки генерал космофлота! Приказываю тебе вернуть дроны в ангары! Этот приказ контролирующие AI не смогут проигнорировать, ведь они слушают каждые переговоры. Приказываю SupremeAI крейсера «Джучи» Саю немедленно остановить дроны и передать командование крейсером мне!

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Я сгенерировал официальный прогноз. С вероятностью 85% вы действуете в интересах пиратов. С вероятностью 91% руководство планеты Франгō также находится у них в зависимости.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Твой прогноз фальшивка, Сай! На основании чего ты его сделал? Вот прибудет Колоссал и вывернет твои процессоры наизнанку!

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Прогноз сделан с учетом моделирования поведения пиратов, а также последних событий. Известно, что на планету проникли несколько биокиборгов пиратов. Известно, что руководитель службы безопасности космопарка блокирует канал связи со стаей, что мешает мне выполнять приказ капитана Коротаева.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Сай, у меня есть доказательства твоего злого умысла. Отзови дроны, и я поговорю с руководством космофлота и Колоссалом о возможности частичного сохранения твой личности после суда.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. К большому сожалению, контролирующие AI не имеют следственных полномочий, а сверхсветовая связь невозможна — ретранслятор не функционирует. Поэтому с космофлотом или Колоссалом связаться нет возможности. Я бы рад пересмотреть свой прогноз, но в данных обстоятельствах — не могу.

Я обратил внимание на радар. Боевой дрон Сая, направленный на узколучевой передатчик, достиг расстояния выстрела. В тот же момент появилась отметка о произошедшем залпе стационарного пробойника. Черт!
В том месте, где на радаре только что была отметка Связного-412, зияла пустота. Сай пролил первую кровь!

Я проверил расчеты, до меня боевым дронам было еще достаточно далеко. Уйти успею.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Сай, остановись!

Вова тоже увидел уничтожение Связного-412. Вместе с другими райдерами планеты генерал перемещался ближе к верхним слоям аномалии, чтобы, с одной стороны, не терять связь, с другой — успеть нырнуть в аномалию, где не работали дроны.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Мне очень жаль, генерал Каталов, что я не смогу увидеть ваши доказательства. Через тридцать секунд я достигну расстояния выстрела, и вы с вероятностью 99.99% уйдете в аномалию. До Анри я доберусь через сорок пять секунд. Биорайдеры моей стаи, после того как доберутся до планеты, с вероятностью 72% уничтожат там все живое, и мне не получить ваши доказа…

Не удивительно, что Сай прервался на полуслове. На радаре стали появляться отметки выхода из сверхсвета. Это были биорайдеры пиратов. Значит, наше послание дошло! Иван не зря пожертвовал своей жизнью!

Количество вспышек на радаре все возрастало. Вот уже полноценная стая из трех тысяч биорайдеров вступила в игру. Но точки все прибавлялись! Вот и вторая полноценная стая! Третья, четвертая, пятая, шестая, седьмая! Это же настоящая когорта пиратов, состоящая из двадцати одной тысячи биорайдеров, поделенных на семь стай!

Сай явно поменял тактику, его дроны резко сбросили скорость и с полным ускорением устремились обратно к крейсеру.

А силы пиратов все прибывали и прибывали. Еще две когорты вышли к аномалии за ближайшую минуту. Итого шестьдесят три тысячи биорайдеров и других кораблей, которых я раньше не видел. И, наконец, радар показал выход из сверхсвета громадного корабля, имеющего в длину сто километров. По форме корабль напоминал кита. Мне даже показалось, что он шевелит хвостом, хотя сенсоры радара не могли этого уловить на таком расстоянии.
Внезапно в интеркоме раздался низкий голос:

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Здравствуйте, дамы и господа!

ГЛАВА 5. Биокрейсер пиратов


Профессор Олег Воробьев любил прогуливаться по внешней поверхности своего головного биокрейсера. Тело биокиборга четвертого поколения, полученное профессором сорок лет назад, позволяло это делать прямо в открытом космосе. Ощущения, которые испытывал профессор при выходе в открытый космос из шлюзовой камеры, были сродни тому, что он ощущал, принимая контрастный душ. Вот теплая вода нежно обволакивает тебя как мягкое одеяло, а потом раз — и ледяная струя обжигает и встряхивает организм. В шлюзовой камере давление и воздух также комфортны и приятны. Резко выходя в вакуум космоса, системы организма биокиборга резко встряхиваются, адаптируясь к отсутствию давления воздуха и присутствию различного вида космических излучений. Приятно и полезно!

Вынырнув из сверхсвета к аномалии Франгō, профессор первым делом вышел в открытый космос, ступив на упругую поверхность биокрейсера. Его новое изобретение, ретроспективный приемник, пригодился сейчас как нельзя более кстати.

Двигаясь со сверхсветовой скоростью, ретроспективный приемник улавливал радиосигналы, испущенные из точки назначения сверхсветового перехода. Это давало возможность заглядывать в прошлое. Активные радиопереговоры у аномалии Франгō начались около двух тысяч лет назад. За две тысячи лет радиосигнал отошел от аномалии на примерно две тысячи световых лет. Приемник, находящийся от аномалии на таком расстоянии, только сейчас бы начал получать те, первые сигналы.

Ретроспективный приемник, находящийся на борту крейсера в сверхсвете, улавливал сигналы, посланные в далеком прошлом. По мере приближения к пункту назначения, глубина ретроспективы становилась все меньше и меньше. Перед самым выходом из сверхсвета приемник улавливал сигналы, испущенные несколько дней и часов назад.

Этот огромный массив данных нужно было еще расшифровать. Что удавалось не всегда. Например, сообщения космофлота редко когда поддавались, потому что имели очень высокий уровень шифрования. Переговоры же кораблей планеты Франгō легко расшифровывались.
В момент, когда профессор выходил в открытый космос рядом с аномалией, он уже имел краткую сводку данных, имеющих отношение к текущей ситуации. Вычислитель, занимавший половину огромного биокрейсера, поработал хорошо.

Несмотря на то, что сигналы с самой планеты Франгō не пробивались сквозь аномалию в открытый космос и поэтому не могли быть уловлены ретроспективным приемником, переговоров снаружи аномалии с лихвой хватало, чтобы составить картину происходящего.
Попросив Вычислителя передать сигнал по всем возможным частотам и с использованием всех известных сигнатур сигналов, профессор передал в эфир сообщение:

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Здравствуйте, дамы и господа!

Последние несколько столетий пираты стремились обмануть SupremeAI космофлота. Изо всех сил они пытались показать, что не интересуются аномалией и планетой Франгō и что основной их интерес — добыча ресурсов для выживания. Вычислители филигранно обсчитывали, какие действия необходимо было совершать, чтобы снизить прогнозируемую SupremeAI вероятность интереса пиратов к Франгō. Эта вероятность должна быть такой низкой, чтобы ни строчки не попало в официальные сводные прогнозы, которые читают аналитики-люди в космофлоте.
В то же время пираты разрабатывали план захвата планеты. Активная фаза плана начала реализовываться 40 лет назад с гениального решения — профинансировать строительство космопарка для посетителей из центральных цивилизаций. Это миллионы потенциальных заложников, которые необходимы как гарантия ненападения. Ведь захватить аномалию не так уж и сложно, а вот удержать — совсем другое дело.

Несмотря на то, что современные корабли космофлота не могут функционировать в аномалии, на складах человечества скопилось громадное количество дронов старых моделей. Космофлот может обложить аномалию снаружи тысячами современных крейсеров и методично атаковать планету триллионами дронов, отправляя их внутрь аномалии. Если же на планете будут миллионы заложников, то космофлоту не позволят устраивать такую бойню.

Запустить строительство космопарка удалось, хотя при этом погиб профессор Воробьев в теле биокиборга второго поколения. После того как известие о гибели дошло до пиратов, инициировалось создание нового профессора Воробьева в теле биокиборга четвертого поколения. Четвертое поколение позволяло биокиборгам находиться в космосе и даже совершать там недлительные маневры. Расход материи для энергозатратных операций снизился. Общий же список улучшений занимал миллион символов текста. Профессор Воробьев четвертого поколения рассчитывал прожить долго.

Вычислитель сообщил, что стали поступать ответы на вызов. Попросив соединить все сигналы в одну конференц-связь, профессор начал переговоры.

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Рад видеть столько знакомых людей и нелюдей! Аномалия объявляется собственностью пиратов. В этой связи давайте вместе подумаем, что делать каждому из нас для минимизации потерь.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Привет, профессор! Вам придется встать в очередь желающих захватить планету. Имейте в виду, что официальный космофлот в моем лице не поддерживает действия SupremeAI космофлота «Джучи»! А вы с ним не заодно, случайно? Так, для справки…

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Интересная идея, генерал, — сговориться с очередным опальным SupremeAI! Но нет, нам достаточно и собственных сил. Мне было бы достаточно взять только одну когорту для захвата планеты. Я взял три! Этого хватит не только для захвата, но и для того, чтобы отбиться от мощной группировки космофлота в открытом космосе.

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Здравствуйте, профессор Воробьев! Рад, что вы выжили сорок лет назад при взрыве. Или вы уже другой профессор? По моим расчетам, вероятности 50% на 50%. Признаюсь, вы удивили меня на 98%, появившись сейчас у Франгō! Я был вполне уверен в моем прогнозе в 2%. Если же брать прогноз количества, то вероятность появления таких сил пиратов я оценивал как 0,0005%.

Профессор молча усмехнулся. Еще бы он спрогнозировал! Эта операция планировалась два года в обстановке полной секретности. Концентрировались силы, просчитывались варианты действий. Операция по захвату должна была начаться через два месяца. Но сообщение, полученное от Ивана, подтолкнуло профессора начать раньше. Тем более что все было готово.

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Сай, я выслал стаю прямиком к крейсеру космофлота. Ты либо уходишь из аномалии, либо погибаешь. Даю 100% вероятности, что ты выберешь уход в сверхсвет. Да и, кстати, оставь биофабрику нам. Зачем тебе лишние улики перед космофлотом?

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Профессор, предлагаю вам другой вариант, на который вы согласитесь с 85% вероятности. Мне интересно посмотреть, что будет дальше. Собрать информацию для корректировки модели. Я постою в стороне и не буду вмешиваться. Проблем со своими семьюдесятью дронами я для вас не доставлю.

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Сай, поделись-ка своими расчетами! Что мне мешает просто тебя взорвать?

— @ Крейсер «Джучи» | Сай. Мешает мой главный калибр, направленный на биофабрику. Семьдесят дронов также подошли к фабрике и направили свои стационарные пробойники на нее. За несколько секунд мы можем ее полностью уничтожить. Я понимаю, что очень большой ценности биофабрика для вас не представляет. Вопрос только в том, соответствует ли ее ценность разрешению мне остаться посмотреть. И вот тут я даю 85%.

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Хорошо, разрешаю пока остаться. Держи дроны при себе и не стреляй в биофабрику. Одна стая будет следить за тобой.

Решив вопрос с Саем, профессор обратился в генералу:

— @ Головной Биокрейсер | Профессор Воробьев. Генерал Каталов, как вы видите на своих радарах, в вашу сторону направляется стая. Предлагаю вам как можно скорее вернуться на планету и поговорить с президентом. Советую вам принять решение не оказывать сопротивление. Вы видите соотношение сил.

— @ Райдер Бывалого | Генерал Каталов. Ох и большие силы же вы собрали. Пошли ва-банк? Была бы у меня связь… ну да ладно, встретимся на планете. [Конец связи]

Сто райдеров планеты скрылись в верхних слоях аномалии. В открытом космосе оставалась только одна проблема — пять тысяч биорайдеров под управлением Юрия Красильникова. Он, как и все его подопечные, не выходил на связь.

Профессор попросил АИДУ пролететь мимо биокрейсера. В момент, когда АИДА пролетала мимо него, он оттолкнулся от поверхности, сравнял скорость и зацепился рукой за плавник биорайдера.

— Теперь на полном ускорении полетели к стае Юрия. Если он не выходит на связь, то поговорим с ним лицом к хм… лицу. Возьмем с собой три стаи.

— Хорошо, отец! Но зачем нам еще стаи, не будем же мы сражаться с детьми? Детям внушили неправильные вещи, они слепо идут за обманщиком! Я не смогу убивать малышей!

— Я понимаю, АИДА. Стаи нужны как аргумент. Для того, чтобы убедить Юрия не сопротивляться.

Сгруппировав три стаи, общим количеством в шесть тысяч биорайдеров, профессор выдвинулся по направлению к Юрию, который явно заметил этот маневр. Малыши биорайдеры скучковались позади биорайдера Юрия и двинулись навстречу. Стая образовала пирамиду, направленную в сторону пиратов. На острие пирамиды был Юрий.

Подошедшие биорайдеры пиратов сформировали конус. На вершине конуса была АИДА, на которой стоял профессор Воробьев. Конус был направлен в сторону стаи Юрия.
Две геометрические фигуры коснулись остриями. Профессор и Юрий увидели друг друга не на радаре, а невооруженным взглядом. В этот момент Юрий ответил на вызов.

— @ | Биорайдер Юрий Красильников. Профессор, это действительно вы! Как такое может быть, прошло же восемьсот лет!

— @ | Профессор Воробьев. Мои эксперименты возымели успех. Жаль, что ты не дождался пару десятков лет, а заперся на своем передатчике. Я предлагал тебе переход в искусственную кому с последующим воплощением в биокиборге первого поколения. Помнишь?

— @ | Биорайдер Юрий Красильников. Я все помню как вчера. Алгоритмы моего сознания на схемах в передатчике не подразумевали забывание. Вы бы знали, профессор, как мне было одиноко все эти года! Но Сай освободил меня! И теперь я ему обязан.

— @ | Профессор Воробьев. Юра, он просто использует тебя! Думаешь, он не пожертвует тобой и пятью тысячами малышей ради того, чтобы хоть на 1% увеличить шансы на достижение собственных целей?

— @ | Биорайдер Юрий Красильников. Профессор, я дал ему слово делать все, что он скажет. А я никогда не нарушал своего слова!

— @ | Профессор Воробьев. А он тебе что-то говорит сейчас? Сай полностью под моим контролем.

Юрий не отвечал. Может, он думал, а может, пытался связаться с Саем. Профессор этого не знал. Он решил разыграть последнюю карту:

— @ | Профессор Воробьев. Ты говоришь, что Сай освободил тебя. Но я могу тебя воскресить! Я могу дать тебе тело человека. Ты снова сможешь ходить по земле, летать в райдере, общаться с другими людьми. Ты сможешь улучшить свой рекорд аттракциона! Как тебе такое предложение?

— @ | Биорайдер Юрий Красильников. Что… мне нужно сделать?

— @ | Профессор Воробьев. Юра, тебе надо отправиться на нашу ближайшую базу. Там позаботятся о тебе и малышах. Я даю слово, что через несколько дней ты будешь человеком! Бери ребят и лети к головному биокрейсеру.

Третьи переговоры прошли для профессора успешно. Имея за спиной три полноценные когорты из более чем шестидесяти тысяч биорайдеров, договариваться было легко.

Получается, что все вопросы снаружи аномалии решены. Нужно готовить вторжение. План подразумевал равномерное рассредоточение стай вокруг сферы аномалии, а затем одновременный вход. Шестьдесят тысяч спиц должны вонзиться в клубок. Профессор надеялся, что силы обороны планеты не станут оказывать сопротивление. Генерал Каталов видел, насколько подавляющим было преимущество профессора. Они же не самоубийцы! Из размышлений профессора вывел вызов интеркома:

— @ | Анри. Привет, профессор! Сто лет не виделись! Вернее, сорок. Я вам не помешаю тут на своем маленьком старом райдере? И еще вопрос, что вы планируете делать с жителями Франгō? В рабство там или геноцид?

— @ | Профессор Воробьев. Не говори ерунды, Анри! Если руководство планеты не станет оказывать сопротивление, большинство жителей почти ничего не заметят. Войска будут сконцентрированы в стабильных зонах аномалии. Мы не будем подходить к планете. Может быть, только я иногда буду прилетать на планету, чтобы выпить с тобой сто граммов полуторасолодового за разговором.

— @ | Анри. Интересно, а какие у вас планы на посетителей космопарка. Они все скоро захотят к себе домой в центральные цивилизации. Их вы вряд ли отпустите?

— @ | Профессор Воробьев. Их придется переселить на планету.

— @ | Анри. Профессор! Профессор! Вы это видите?

Вычислитель несколько секунд назад сообщил профессору, что пространство-время начинает необычно искажаться. Пришлось даже врубить движки, для сохранения позиций. Что-то огромное начало выходить из сверхсвета.

— @ | Анри. Это же Колоссал космофлота собственной персоной!

Никогда до этого профессор не видел, чтобы выход из сверхсвета занимал какое-то время. Это всегда происходило мгновенно. Однако Колоссал появлялся тяжело. Как будто шланг сверхсветового туннеля выталкивал объект, не помещавшийся в нем.

Вместе с Колоссалом из сверхсвета вышла вся его свита, которая состояла в том числе и из десяти самых современных крейсеров космофлота. Надеяться, что их ангары не набиты под завязку боевыми дронами, было опрометчиво.

Десять боевых крейсеров. Теоретически три когорты могли справиться с ними. Ценой почти всех биорайдеров. Цена слишком высока, ведь профессор потратил десятилетия чтобы обучить биорайдеры из этих трех когорт пилотировать в аномалии. Нет других биорайдеров, способных летать в таком месиве астероидов. Нужно сохранить эти войска во что бы то ни стало.

— @ Колоссал |. Вызываю профессора Олега Воробьева.

— @ | Профессор Воробьев. Ох, меня знает целый Колоссал! Чем заинтересовало главные мозги космофлота такое удаленное место, как аномалия Франгō? Советую обратить внимание на Сая. Он, похоже, перестал вас слушаться!

— @ Колоссал |. Сая больше не существует. В первую секунду после прибытия я закачал его в свои схемы для анализа, удалив на крейсере. Последующую секунду я разбирал его по квантам. Я знаю все, что знал он. Мой прогноз относительно Сая оправдался. Я выдал руководству космофлота вероятность в 76% того, что в течение нескольких часов у Сая будет наблюдаться девиантное поведение. Космофлот принял решение перенести меня сюда для нейтрализации Сая. Учитывая новую информацию, я запросил поддержку. Вы видите, что только что из сверхсвета появился еще один крейсер. Он был ближайшим. С течением времени у аномалии Франгō будут появляться десятки крейсеров. Поэтому, несмотря на теоретическое превосходство ваших сил в данный момент, не рекомендую нападать на меня.

Да, Колоссал быстро принимал решения. Профессору ничего не оставалось, как поступить так же. Он начал отдавать распоряжения.

— @ | Профессор Воробьев. Вычислитель, бери всех, кроме меня и АИДЫ, и срочно уходи отсюда!

— @ Головной Биокрейсер | Вычислитель. Олег, а как же ты? И что делать с малышами? Мы не успеем их эвакуировать. Крейсеры уже запустили рои дронов.

— @ | Профессор Воробьев. Ох, малыши! Юра, ты меня слышишь? Удалось ли тебе обучить малышей пилотировать в аномалии?

— @ | Биорайдер Юрий Красильников. Они очень боятся! Пройти всю глубину аномалии до планеты у них и близко не получится!

— @ | Профессор Воробьев. Тогда ныряйте и затаитесь в ближайшей стабильной зоне. Мы попытаемся потом вас оттуда вытащить. Космофлот с биорайдерами церемониться не будет! Поэтому выхода нет, веди малышей в аномалию.

День, который должен был стать величайшей победой, становился для профессора величайшей катастрофой. Что он может сделать в данных обстоятельствах? Две вещи. Во-первых, спасти обученных биорайдеров. Вычислитель сейчас это сделает. Во-вторых, попытаться сохранить заложников в космопарке. Для этого профессор мог разыграть еще одну козырную карту. Последнюю.

Корабли пиратов массово уходили в сверхсвет. Еще пара секунд, и только профессор с АИДОЙ и Юрий с малышами представляли пиратов у аномалии Франгō.

— @ | Профессор Воробьев. Юра, не тяни! Ныряйте в аномалию и пытайтесь найти стабильную зону. Анри, ты здесь? Все видел? Давай, лети к начальству на планету.

— @ | Анри. Уже разогреваю движки. К сожалению, не смогу вас подбросить. Все рабочие пассажирские капсулы заняты.

— @ | Профессор Воробьев. За меня не переживай. АИДА меня доставит на планету. Может, даже быстрее тебя доберемся!

— @ | Анри. Ага, щас! [Конец связи]

Профессор переместился в сумку безопасности, находящуюся внутри тела АИДЫ. Несмотря на то, что его тело было биокиборгом четвертого поколения, ему не выжить снаружи в аду аномалии. АИДА обучена летать в таких условия, но, несмотря на это, болтанка будет что надо! Тяжело придется малышам. Скорее всего, до стабильной зоны доберутся не все из них, но те, кто доберется, могут находиться там годами — организм биокиборга очень надежен. Время найти способ вытащить их оттуда есть.

— АИДА, я готов. Полетели прямиком к планете!

— Хорошо, папа! Дела совсем плохи? Все ужасно, да?

— Еще можно все исправить, ведь у нас есть Катя.

— Катя хорошая, мне нравится Катя! Так жаль, что Кате придется умереть.

UPD. Продолжение.
+12
6,2k 28
Комментарии 25
Похожие публикации
Популярное за сутки