Законодательство в IT
20 апреля

«Жадность фраера губит» или Сказ о том, как защитники авторских прав животных сами себе навредили

Из песочницы
В середине сентября 2017 года в ряде СМИ прошла новость об урегулировании спора между фотографом David Slater и PETA (People for Ethical Treatment of Animals), американской некоммерческой организацией зоозащитников «Люди за этичное обращение с животными».

Суть спора достаточно известна. В 2011 году фотограф Слейтер снимал в Индонезии хохлатых павианов и, в частности, позволил одной из обезьян (макаке, предположительно по кличке «Наруто») нажать на пульт дистанционного спуска. Итог — удачное, с художественной точки зрения, "селфи обезьяны".

Более менее успешная коммерциализация фотографии (и нескольких им подобных) была прервана размещением этих снимков на Викискладе, что сопровождалось отказом Викимедиа, владельца Викисклада, платить за использование фотографий или удалить их оттуда. Мотивация — снимок был сделан самой обезьяной.

Ситуация могла бы, возможно, и остаться на уровне обмена горькими упреками и угрозами судебного преследования, если бы в 2015 году не вмешалась PETA, решившая, ни много ни мало, отстоять в федеральных судах США авторские права животного.

Не вдаваясь в подробности, отмечу, что PETA проиграла по первой инстанции в федеральном окружном суде, но обжаловала решение в федеральный апелляционный 9 округа.

Нужно сказать, что фотографу пришлось несладко — по сути он остался один против огромной некоммерческой корпорации (порядка 800 тыс. сторонников, включая голливудских знаменитостей), имевшей гораздо больше возможностей по найму адвокатов или использованию труда юристов-интернов.

Как сообщал сам Слейтер, в 2017 году у него уже не было возможностей оплачивать услуги адвоката и покрывать расходы на поездки в США на судебные слушания. Слейтер стал подумывать о смене профессии на теннисного тренера или выгульщика собак, он потерял мотивацию продолжать заниматься фотографией, а расходы на юристов привели к падению его доходов и ввергли в депрессию.

Не буду однозначно утверждать, но тактика PETA, внешне весьма напоминала тактику крупных корпораций в борьбе с мелкими компаниями или физическими лицами: используя финансовые ресурсы продавить нужное решение, пользуясь возможностью безгранично долго вести судебные тяжбы с участием юристов высокой квалификации, что не позволило бы идентифицировать разбирательство, как «необоснованный иск» (frivolous action языком американского права). В общем, война на выживание.

Со Слейтером, намеренно или ненамеренно, этот трюк удался. Имея в анамнезе проигрыш в суде первой инстанции, и пройдя через слушания во второй (где, по вопросам от судей можно было легко сделать прогноз по будущему, скорее всего, итоговому решению по делу) PETA умудрилась заключить со Слейтером мировую.

Да еще какую: Слейтер согласился отчислять PETA четверть от доходов с продаж снимков на благотворительные цели (защита макак типа Наруто), а также обе тяжущиеся стороны подали ходатайство, о прекращении их дела в апелляционном суде, что сопровождалось просьбой аннулировать решение федерального окружного суда (JOINT MOTION TO DISMISS APPEAL AND VACATE THE JUDGMENT).
А если апелляционный суд сделать этого (аннулировать предыдущее решение) сам не может, то не соблаговолит ли позволить это окружному.

Понять PETA, в принципе, можно.

Своими стараниями они довели вопрос о животных, как субъектах авторского права, до федерального апелляционного суда, выше которого лишь Верховный Суд США, который не часто удовлетворяет просьбы о пересмотре судебных дел, прошедших через две нижестоящих инстанции.
Тем более, по такому ясному, с точки зрения применимого права, делу. Тем более, если разбирательство в апелляционном суде закончилось бы единогласным решением тройки, без каких-либо особых не совпадающих мнений.

Т.е., именно PETA могла своей инициативой загнать гвоздь в гроб формирующегося института прав животных.

Отсюда и просьба аннулировать решение окружного суда (1-я инстанция), ясно давшего понять, что с вопросом наделения животных правами нужно обращаться к Президенту и в Конгресс, а не в суд, применяющий действующее законодательство, дающее отрицательный ответ на вопрос об авторских правах животных.

Федеральный апелляционный занял достаточно продолжительную паузу в вопросе решения этого ходатайства, в период которой заступились все же и за Слейтера: поступило amicus curiae brief (петиция от «друга суда») от некоммерческой организации Competitive Enterprise Institute, ставящей под сомнение, в частности, возможность аннулирования решения окружного суда.
Оспаривалось и возможность PETA представлять макаку.

А 13 апреля Апелляционный суд 9 округа наконец-то прояснил судьбу Совместного Ходатайства — своим Определением (Order) отказал в удовлетворении обоих просьб: прекратить дело и аннулировать решение первой инстанции.

А это значит, что апелляционный суд в скором времени также выскажется и по авторским правам животных, и по возможности юридических лиц выступать представителями животных, в качестве так называемых «next friend» (представителями недееспособных). На данный момент можно прогнозировать отказ PETA по обоим пунктам.

Отказывая в удовлетворении ходатайств, апелляционный суд исходил из следующих правовых позиций прецедентов:

  1. несвоевременность — ходатайство поступило после поступления в суд всех процессуальных документов, их устного исследования в суде и продолжительного их обсуждения судьями с целью разрешения правового конфликта;
  2. ходатайство о прекращении судебного процесса, потенциального могущего завершиться созданием нежелательного прецедента, как попытка манипулировать формированием корпуса определенных прецедентов (попытка сформировать набор прецедентов в определенной области, выглядящий более благоприятно, чем он есть на самом деле);
  3. инвестиции публичных ресурсов в судебное разбирательство должны иметь и отдачу;
  4. ходатайство о прекращении разбирательства и отмене предыдущего решения, как тактика по исключения Суда от его участия в решении конкретного дела (суды не должны позволять участникам процесса манипулировать прецедентами в манере, подходящей их институциональным предпочтениям).

Таким образом, уже в скором времени федеральный апелляционный суд поставит, скорее всего, жирную точку в дискуссии об авторских правах животных, и возможности юридических лиц представлять их интересы, в частности собирая роялти в их пользу.

И, как ни парадоксально, все это благодаря зоозащитникам, в своем правозащитном угаре «выплеснувших ребенка вместе с водой».
+28
17,9k 9
Комментарии 78
Похожие публикации
Популярное за сутки