Pull to refresh
  • by relevance
  • by date
  • by rating

Иисус Христос и этика свободного копирования

Copyright
Роджер Желязны, роман «Князь Света»:
Ниррити положил руку ему на плечо.

— Значит, само твоё существо изнемогает, должно быть, от боли, внимая насаждаемому ими богохульству!

— Не очень-то я их жалую, да и они меня тоже.

— Ещё бы. Но вот Сэм — он же делал то же самое — преумножая число ересей, ещё глубже погребая истинное Слово…

— Оружие, Ренфрю, — сказал Ольвегг. — Оружие и ничего более. Я уверен, что он хотел стать богом не больше, чем ты или я.

— Может быть. Но лучше бы он подыскал другое оружие. Хоть он и побеждает, души их всё равно потеряны.
Конец цитаты.

Эти строки покойного фантаста наилучшим образом отражают то настроение, в которое я погрузился, когда aleksandrit двенадцать дней назад (5 января 2012 года) ознакомил всех нас с новостью о том, что в Швеции файлообмен и вообще свободное копирование теперь рассматривается как отдельная религия, как новая церковь, как вероучение — копимизм.

Является ли эта перемена, это событие скорее победою свободного копирования над учением правоторговцев о копирайте, или же торжество копимизма вернее свидетельствует о тяжёлом моральном, идеологическом, вероисповедном и духовном поражении копимистов в этой борьбе?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует прежде всего увидеть всю картину событий в её исторической перспективе.

Для начала давайте вспомним, что заповедная черта между идеологическими и вероисповедными доводами в споре о копировании была впервые пересечена отнюдь не недавними шведами копимизма. Как раз наоборот, это сделали сторонники копирайта и правоторговли, причём достаточно давно. Уместно думать, что черта эта была впервые нарушена тогда, когда нелицензионное компьютерное копирование впервые широко объявили кражею. (Я считаю разумным думать, что сделал это Билл Гейтс 3 февраля 1976 года в четвёртом абзаце «An Open Letter to Hobbyists», защищая бизнес-интересы своей компании, тогда называвшейся «Micro-Soft» через дефис.) В вероисповедном отношении это значит, что нелицензионное копирование (совершаемое вместо уплаты денег поставщику) было тогда объявлено грехом (нарушением Божией заповеди «не укради», которая среди десяти заповедей в православии считается восьмою, а лютеранами и римско-католическою церковью считается седьмою).

Вижу, что ожидания правоторговцев всецело оправдалися: постановка знака равенства между нелицензионным копированием и воровством действительно стала тяжким ударом по айтишникам из числа христиан — ударом по их совести. Даже сейчас, спустя более чем тридцать пять лет, нет-нет да и встретишь на христианском форуме беседу (иногда на десятки страниц) о том, является ли нарушение копирайта грехом, требует ли исповедания греха и последующего деятельного раскаяния.

Но ведь и ответ копимистов на этот удар, их новое вероисповедное оружие выглядит неудовлетворительным. Ну то есть для неверующего, может быть, и кажется полезным притвориться, что копирование — это такая как бы церковь, чтобы юристы поменьше доставали. Но уж христианину-то не приличествует отречься от Христа и переменить веру во имя одной только свободы копирования. Крайне глупо отказываться заплатить правообладателю деньгами, но быть вполне согласным поплатиться душою. (Да и вся ситуация не выглядит ведь поводом для такого глубокого отчаяния, как «мы другова Бога сыщем» в сказке у Саморядова.)

Вместо того достаточно было бы попристальнее вглядеться и вникнуть в настоящее (а не вымышленное) отношение христианства к копирайту.

Читать дальше →
Total votes 66: ↑27 and ↓39-12
Views48K
Comments 22

Всё глубже и глубже SOPA, всё мрачнее грядущее

Copyright
Вчера (7 августа) на сайте деловой газеты «Взгляд» Кирилл Мартынов опубликовал статью «Русская SOPA», в которой напомнил: когда «Stop Online Piracy Act» (SOPA) был внесён на рассмотрение Конгресса США в октябре 2011 года, то столкнулся с массовым сопротивлением народа: в акциях протеста приняли участие сотни тысяч граждан. После чего из SOPA сперва выкинули самый спорный пункт, а затем и вовсе отложили законопроект («для доработки») на неопределенный срок. В России же на пикет за свободу Интернета вышла в Москве едва сотня человек (остальные ограничилися внутриинтернетовскими «забастовками» да подписанием петиции на правительственном сайте), так что властям ужесточение законов, ограничивающих свободу Интернета, оказалось вполне повадно.

Вот и не думайте, пожалуйста, что принятым неделю назад законом это ужесточение окончится. В тот же вчерашний день на сайте «Известий» мне довелось прочесть статью Владимира Зыкова «Минкультуры внесёт в антипиратский закон музыку, изображения и книги», которую даже сегодня с утра на свежую голову могу назвать неприятною, а вчера во весь день чувствовал себя хуже физически. Вот что можно прочесть в этой статье о новейших инициативах Министерства культуры:

  • Любителей нелицензионки в очередной раз называют пиратами. (К этой мелочи, пожалуй, скоро привыкнем и даже станем радоваться, что не обдолбанными суицидными педофилами, как это делается в другом известном законе об ограничении Интернета.)
     
  • Тем, кто надеялся, что борьба за копирайт ограничится фильмами (в крайнем случае — ещё и телесериалами), пора оставить эту надежду. Новый закон коснётся и звукозаписей, и рисунков, и фотографий, и текстов — всех категорий авторских и смежных прав коснётся.
     
  • Всем владельцам сайтов будет законодательно предписано либо деанонимизироваться (открыто указать на сайте свой почтовый адрес в реальном мире), либо открыться спаму (открыто указать на сайте свой e-mail и читать всю, всю приходящую на него почту), чтобы принимать жалобы правоторговцев. Более того: на каждом сайте будет (по законодательному принуждению) размещена специальная форма для приёма жалоб от правоторговцев.
     
  • Реакция на поступившие жалобы должна стать не менее молниеносною, чем у Джека Бауэра: в течение 24 часов владелец сайта должен либо блокировать доступ к тому материалу, на который поступила жалоба, либо смириться с закрытием всего сайта Роскомнадзором.
     
  • Публикатор материала может направить автору жалобы свои возражения, но материал всё равно должен быть убран по закону из Сети на 14 дней даже в том случае, если автор жалобы не станет оспаривать эти возражения в судебном порядке. В случае же судебного процесса материал блокируется до вступления в силу решения суда.
     
  • Те же правила коснутся и гиперссылок, на которые поступит жалоба о том, что ведут они к нелицензионному контенту, опубликованному третьими лицами.
     
  • За нарушение порядка ограничения доступа к информации предусматриваются штрафы, которые смогут достигать миллиона рублей. (Как видно, министерство Мединского стремится исполнить самую страшную мечту Милявского, по крайней мере, наполовину; разве что двадцать лет тюрьмы ещё не предлагают давать.)

Читать дальше →
Total votes 231: ↑201 and ↓30+171
Views80K
Comments 301