Pull to refresh
  • by relevance
  • by date
  • by rating

Иисус Христос и этика свободного копирования

Copyright
Роджер Желязны, роман «Князь Света»:
Ниррити положил руку ему на плечо.

— Значит, само твоё существо изнемогает, должно быть, от боли, внимая насаждаемому ими богохульству!

— Не очень-то я их жалую, да и они меня тоже.

— Ещё бы. Но вот Сэм — он же делал то же самое — преумножая число ересей, ещё глубже погребая истинное Слово…

— Оружие, Ренфрю, — сказал Ольвегг. — Оружие и ничего более. Я уверен, что он хотел стать богом не больше, чем ты или я.

— Может быть. Но лучше бы он подыскал другое оружие. Хоть он и побеждает, души их всё равно потеряны.
Конец цитаты.

Эти строки покойного фантаста наилучшим образом отражают то настроение, в которое я погрузился, когда aleksandrit двенадцать дней назад (5 января 2012 года) ознакомил всех нас с новостью о том, что в Швеции файлообмен и вообще свободное копирование теперь рассматривается как отдельная религия, как новая церковь, как вероучение — копимизм.

Является ли эта перемена, это событие скорее победою свободного копирования над учением правоторговцев о копирайте, или же торжество копимизма вернее свидетельствует о тяжёлом моральном, идеологическом, вероисповедном и духовном поражении копимистов в этой борьбе?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует прежде всего увидеть всю картину событий в её исторической перспективе.

Для начала давайте вспомним, что заповедная черта между идеологическими и вероисповедными доводами в споре о копировании была впервые пересечена отнюдь не недавними шведами копимизма. Как раз наоборот, это сделали сторонники копирайта и правоторговли, причём достаточно давно. Уместно думать, что черта эта была впервые нарушена тогда, когда нелицензионное компьютерное копирование впервые широко объявили кражею. (Я считаю разумным думать, что сделал это Билл Гейтс 3 февраля 1976 года в четвёртом абзаце «An Open Letter to Hobbyists», защищая бизнес-интересы своей компании, тогда называвшейся «Micro-Soft» через дефис.) В вероисповедном отношении это значит, что нелицензионное копирование (совершаемое вместо уплаты денег поставщику) было тогда объявлено грехом (нарушением Божией заповеди «не укради», которая среди десяти заповедей в православии считается восьмою, а лютеранами и римско-католическою церковью считается седьмою).

Вижу, что ожидания правоторговцев всецело оправдалися: постановка знака равенства между нелицензионным копированием и воровством действительно стала тяжким ударом по айтишникам из числа христиан — ударом по их совести. Даже сейчас, спустя более чем тридцать пять лет, нет-нет да и встретишь на христианском форуме беседу (иногда на десятки страниц) о том, является ли нарушение копирайта грехом, требует ли исповедания греха и последующего деятельного раскаяния.

Но ведь и ответ копимистов на этот удар, их новое вероисповедное оружие выглядит неудовлетворительным. Ну то есть для неверующего, может быть, и кажется полезным притвориться, что копирование — это такая как бы церковь, чтобы юристы поменьше доставали. Но уж христианину-то не приличествует отречься от Христа и переменить веру во имя одной только свободы копирования. Крайне глупо отказываться заплатить правообладателю деньгами, но быть вполне согласным поплатиться душою. (Да и вся ситуация не выглядит ведь поводом для такого глубокого отчаяния, как «мы другова Бога сыщем» в сказке у Саморядова.)

Вместо того достаточно было бы попристальнее вглядеться и вникнуть в настоящее (а не вымышленное) отношение христианства к копирайту.

Читать дальше →
Total votes 66: ↑27 and ↓39-12
Views48K
Comments 22

Кто есть кто в open source: биографии гиков

CloudMTS corporate blogOpen sourceProgrammingHistory of ITBiography of geeks
Расскажем о тех, кто сыграл важную роль в становлении опенсорсного сообщества.


/ фото Hitesh Choudhary

Иан Мёрдок


Иан Мёрдок родился в 1972 году в небольшом городе на границе между Западной Германией и Швейцарией. Там его отец — американский этимолог — занимался научными исследованиями. В 1975 году Мёрдок-старший получил должность профессора в Университете Пердью. По этой причине семья мальчика вернулась в США, где Иан вырос.
Читать дальше →
Total votes 38: ↑33 and ↓5+28
Views12K
Comments 6