23 April 2010

IT-обеспечение в Антарктиде на примере одной станции

System administrationIT Infrastructure
Моё почтение! Недавно меня попросили рассказать о том, как контролируют потоки информации в Антарктиде. Немного посовещавшись сам с собой, я решил рассказать обо всех проблемах, связанных с компьютерами и связью. Рассказ будет касаться, в основном, ситуации в обсерватории Мирный, хотя большая часть проблем характерна и для остальных зимовочных станций. Про сезонные станции я вообще ничего не знаю в этом плане.

Начну немного издалека — с климатических условий. В обсерватории Мирный, где я зимовал, в среднем 220 дней в году сила ветра превышает 15 м/с. Этот ветер постоянно несёт с ледникового купола снежную пыль, которая доставляет много разных неприятностей, для нас важно то, что она заряжает статическим электричеством дома. Все предметы в домах накапливают статику, и люди в том числе. Перед тем, как браться за ручку двери, например, нужно по ней же слегка задеть ладонью — разрядиться, а иначе искра щелкнет — и довольно больно.

Перед тем, как начать работать с электронными приборами, разряжаться нужно обязательно — можно спалить. Я сам лично наблюдал, как один мой товарищ по зимовке сел за компьютер, положил руку на мышь, курсор тут же начал хаотически метаться по экрану и через 3-4 секунды замер. Всё, мышь в утиль.

Втыкать сетевые провода и флешки во включенные машины тоже не рекомендуется. Но все многие это делают. Один персонаж «на горячую» втыкал провод от спутниковой антенны в карту для приёма спутниковых снимков стоимостью несколько килобакс, да ещё и в шторм (ветер > 25 м/с), когда статика зашкаливает. Сжёг карту, конечно.

Оборудование выходит из строя часто. Сетевые карты, например, там просто можно смело числить по разряду расходных материалов.

В этих условиях снабжение комплектующими и новым оборудованием — вопрос нормальной работы станции (она ведь не просто так стоит — работают специалисты, получают информацию по своим областям, обрабатывают, пересылают в Центр институты). Так вот, если у кого-то ещё есть иллюзии, спешу их развеять. Новые компьютеры для Мирного не приобретаются. Обновление компьютерного парка происходит примерно так: в институте ААНИИ у какого-то сотрудника устаревает ([начинает барахлить],[ещё что-то]) комп. Он подаёт заявку, ещё через какое-то время деньги выделены и новый компьютер ставят ему, а его старый отправляют на станцию. Если заявка на новый комп придёт со станции, то произойдёт то же самое: новую машину поставят в институте, а старую — на станцию.
Для станций закупают провода, бумагу, картриджи для принтеров… Злые языки поговаривают, что с расходки откат гуще.
В некоторых службах на станции работают ещё 386 и 486 машины под DOS разных версий. Или Win95.

Кстати, об OS: *nix там не пахло (я имею ввиду только Мирный, про другие станции не в курсе). Кто сказал, что лицензионной Windows там нет? Есть — на личных ноутбуках у зимовщиков я сам лично видел лицензионную Висту. Станционные машины, все, как одна — мечта отдела «К». А в самом деле, ну кто будет посылать проверку в такую даль? Тем более, что это и не территория России?

А что у нас со связью? Ну, радиостанции, седая классика — около домов установлены антенны, в радиорубке — несколько трансиверов, от современных, до пожилых (но и они ещё «в форме»). Не «морзянка», конечно, хотя ключи на всякий случай есть, и радисты могут на них работать.

Можно посылать телеграммы. Конечно же, есть спутниковые телефоны разных систем — Iridium, Inmarsat, Fleet. Есть и факс, разумеется.

Телефон установлен в радиорубке (типа таксофона, карточки на 10 мин по 8 у.е). Приходишь, берёшь у радиста карточку (две, десять), в следующем месяце из твоей зарплаты вычитают соответствующие суммы.
Тут мы первый раз обнаруживаем, что наши личные переговоры с домом — не такие уж личные. Как радисты, так и очередь в коридоре, прекрасно слышат всё, что вы хотите сказать вашему куратору в иностранной разведке родным и близким.

Интернет — спутниковый. Тут есть два ньюанса: во-первых, 40 долларов за мегабайт. Я не знаю цену на услуги от провайдера (просто потому, что не знаю, через какие спутники там всё сделано), но конечный пользователь (станция) платит столько. Есть лимит в институте — N долларов в месяц на станцию. При необходимости можно залезть в счёт следующего месяца. Скачивают новости (их потом распечатывают и вывешивают в кают-компании, в комнатах отдыха, можно и себе распечатать или скинуть на флешку/по сети), обновляют антивирусы, особенно перед прибытием новой смены.

Во-вторых, доступ к компьютеру, подключенному в интернет, есть только у радиста и у сисадмина. Доступ остальных запрещён прямым распоряжением. То есть, даже если вы захотите потратить свои кровные на то, чтобы проверить почту (хотя бы) — не дадут.

Электронная почта — это отдельная песня.

Письмо на станцию отправляется на специальный адрес в ААНИИ, где из него специальные сотрудницы делают текстовый файл (читают, конечно — а иначе как объяснить, что некоторые письма не доходят?), файлы собирают и кучкой отправляют раз в неделю на станцию. Там радист (читает ли он их?) раздаёт письма по сети, на флешках или в печатном виде.

Письма со станции отправляются по обратному пути — текстовый файл вам нужно отдать радисту, он его, вместе с остальными, (ни глазочком не взглянув, ну что вы!) отправляет в институт, где специальные сотрудницы открывают файлы, старательно глядя только на первую строчку, где вы написали адрес, куда надо переслать, и ни в коем случае не читая остальной текст, и отправляют письмо куда надо вы заказывали.

Есть несколько гарантированных способов, чтобы письмо не дошло — критика начальства (станционного, в институте), оповещение родных о том, что на станции случилось ЧП, но вы в порядке, и тому подобное.

Сколько стоит отправить/получить письмо? Да сущие копейки! 32 рубля за лист. Лист — это 70 строк. Строка это 60 символов. Если в письме 71 строка — уже 64 рубля, ведь новый лист начался. Если строка на один-два символа перескочила на новую строку — это никого не волнует. В конце концов, вас никто не заставляет писать письма по электронной почте. За письма, как и за телефонные разговоры, из вашей зарплаты вычитают соответствующие суммы. Да, за недошедшие письма тоже. И опять же, злые языки поговаривают о стоимости письма и даже переходят на личности.

Впрочем, это всё касается станций Мирный, Восток и Прогресс. На Новолазаревской есть аэродром, который принадлежит не Российской Антарктической Экспедиции, а другой организации, там есть интернет — медленный, но со свободным доступом (можно отправить почту, и даже посерфить, но недолго). Кажется, он даже бесплатный (в смысле, фирма платит только абонентку и ограничение по толщине канала), но врать не буду. Но персонал станции пользовался, значит, если и платно, то не разорительно. На станции Беллинзгаузен всё ещё интереснее, там есть сотовая связь и GPRS — рядом находится чилийская станция, а на ней просто стоит сота. Люди летят на эту станцию через Чили и покупают чилийские симки, чтобы не разоряться на роуминг отечественных опсосов. К сожалению, я потерял ссылку, но одна журналистка, зимовавшая на «Белле», вела свой ЖЖ прямо со станции.

Так что, дорогие читатели, если соберётесь зимовать на трёх неблагополучных станциях — ноутбук и спутниковая связь вам в помощь! И мой вам совет — берегитесь статического электричества, до ближайшего сервиса 5000 км.

UPD: Небольшое уточнение про "*nix'ом не пахло" — себя-то я и забыл. У меня Линукс стоял на машине…
Tags:ITантарктида
Hubs: System administration IT Infrastructure
+210
4k 35
Comments 204
Popular right now