Pull to refresh

Китайская Сингулярность

Lumber room
Translation
Original author: Ben Goertzel
Бен Герцель в своей статье рассуждает о возможности запуска Сингулярности в Китае и приходит к выводу, что множество культурных, политических и экономических тенденций делают это событие весьма вероятным.
http://hplusmagazine.com/articles/ai/chinese-singularity
Доктор Хьюго де Гарис, отец эволюционирующего аппаратного обеспечения и отважный исследователь ИИ переехал в Китай несколько лет назад и сейчас руководит Лабораторией Искусственного Мозга в Сямэньском Университете. Он убежден, что Сингулярность в духе Винджа и Курцвейла может случиться позже в этом веке, и что Китай — наиболее вероятное место для Сильного ИИ (СИИ) человеческого уровня и других критичных технологий, лежащих в основе возникновения Сингулярности.

Как Хьюго аргументирует это: «Население Китая — 1,3 миллиарда. Население США — 0,3 миллиарда. В Китае средний темп экономического роста — 10% за последние 3 десятилетия. В США — 3%. Правительство Китая твердо привержено серьезным вложениям в новейшие технологии. Из приведенных выше предпосылок, можно в сущности доказать, как математическую теорему, что Китай в течение десятилетия или около того будет в превосходящем положении, чтобы предлагать высшие зарплаты (в богатых юго-восточных городах) для творческих, выдающихся западников, чтобы они приехали в Китай создавать искусственные мозги — гораздо больше чем сможет предложить США и Европа. С самыми творческими разработчиками ИИ планеты в Китае станет почти неизбежно, что первый в мире искусственный разум будет иметь китайские корни».

(Раскрою карты: Я потратил месяц в сямэньской лаборатории Хьюго этим летом, и мы с Хьюго недавно получили информацию, что Китайский Национальный Научный Фонд утвердил грант для спонсирования его лаборатории для продолжения наших совместных исследований в когнитивной робототехнике, направленных на то, чтобы дать гуманоидному роботу Nao возможность обучаться, принимать решения и общаться на английском и китайском. Я даже обсуждал собственный переезд в Сямэнь. Так что я не могу обещать большой объективности в этой теме… и, действительно, некоторая личная увлеченность была причиной тому, что я спрашивал разных людей замешанных в исследованиях ИИ и технологиях программного обеспечения в Китае будет ли Сингулярность китайской.)

Первым пунктом назначения в моих поисках правды о китайской Сингулярности был визит к исследователю СИИ, доктору Пэй Вану из Университета Тэмпл, долгое время проживающего в США, но каждое лето посещающего свой дом в Китае. Пэй выразил более мягкую версию мнения Хьюго: «Я думаю, что Китай входит в число наиболее вероятных мест (хотя и не только он один), где будет создана первая настоящая сильная интеллектуальная система… С учетом численности населения и уровня образования Китая, его шансы довольно велики… существуют основательные интеллектуальные ресурсы, чтобы сделать СИИ реальностью»

Пэй замечает, что «одно из главных преимуществ Китая — отсутствие сильного скептицизма по поводу прошлых неудач в создании СИИ». США и Япония потратили крупные суммы на разработку ИИ в последние десятилетия с неутешительным результатом и как следствие очень скептичны в отношении ИИ по сравнению с другими областям исследований. Китай никогда не имел этого опыта и делает первую серьезную попытку создать ИИ в эру, благословленную более мощными компьютерами и более глубокими познаниями в мышления и компьютерных науках. Пэй также отметил, что ученое сообщество в Китае склоняется в сторону накопительных исследований вместо рискованных попыток поменять парадигму. Похоже, что это было верно до сих пор по части ИИ: китайские разработчики ИИ внесли важные нововведения в множество областей, среди которых нечеткие системы, генетические алгоритмы, машинный перевод и пространственно-временная логика, но не было запущено ещё ни одной революции в ИИ.

Доктор Минь Цзян, ассистирующий профессор в Лаборатории Искусственного Мозга, специализирующийся в ИИ-мышлении и формальной логике, обозначил фактор уравновешивающий этот консерватизм: «Во многих областях Китай сейчас догоняющий. Но, возможно, в этом кроется часть причины, почему Китай хочет тратить исследовательские деньги на передовые разработки. Это можно рассматривать как „плату за обучение“ и вклад в будущее. Даже если некоторые проекты потерпят неудачу, мы можем научиться многим вещам из этого опыта». Спонсирование лаборатории Хьюго выглядит доказательством этой перспективы. И опыт экспериментирования является именно тем, что будет необходимо для создания СИИ и других коренных технологий, открывающих путь к Сингулярности.

Минь предлагает подробнее вглядеться в особенности Китая: «Я думаю самое важное преимущество (или недостаток) — это [политическая и государственная] система. Если правящие круги решают, что проект критический, мы делаем это силами всей страны: например — атомная бомба, космический аппарат». Другой пример — инициатива First Solar, запущенная в сентябре 2009-го, десятилетний проект, нацеленный на покрытие 65 кв. км. Внутренней Монголии солнечными панелями, генерирующими 2 миллиарда ватт энергии, которых достаточно, чтобы осветить три миллиона домов. Когда китайское правительство действительно хочет что-то сделать, оно мыслят масштабно.

Эта комбинация — желание экспериментировать с новыми идеями и делать массивные вложения в выбранные начинания — весьма интригует. Если китайцы проспонсируют экспериментальный сингулярный проект, и он приведет к достаточно впечатляющим результатам, чтобы заинтересовать правящие круги, могут произойти волнующие вещи. Это именно то, что на уме у Хьюго с его предложением о «КУИМ», которое он озвучил на Восточном Технологическом Форуме в Шанхае в этом октябре: «Что я предлагаю, так это создание китайским правительством „КУИМ“(Китайское Управление Искусственного Мозга) в течение следующих 5-10 лет, состоящего из тысяч ученых и инженеров, для проектирования искусственных мозгов для китайской индустрии домашних роботов и других применений. КУИМ сделает для искусственного мозга то, что КНКУ (Китайское национальное космическое управление) делает сейчас для космоса, то есть нанимает тысячи ученых и инженеров для проектирования и контроля ракет для космических нужд Китая». Безумно амбициозно? Возможно. Но такова же идея покрыть 65 кв. км. Монголии солнечными панелями.

Я обнаружил, что западные предприниматели, управляющие технологическими фирмами в Китае, имеют наиболее скептичные голоса в отношении китайской Сингулярности. Я тщательно расспросил двух таких людей. Оба сингулярные оптимисты и оба беспокоились о том, чтобы их мнения остались анонимными во избежание вреда для их бизнеса в Китае. Оба оценили шансы на запуск китайской сингулярности менее чем в 5%, и они дали похожие причины: они полагают, что китайские инженеры в целом «ниже среднего уровня по части решения проблем и творческого мышления», «очень консервативные, не желающие решительно заниматься чем-либо, не зарекомендовавшим себя практикой». Один из них также заметил, что «местные незаурядные таланты заинтересованы работой на американские, европейские, японские или корейские (в таком порядке) фирмы больше, чем на китайские. Так что лучший шанс для прорыва в ИИ здесь в сторонних исследовательских усилиях».

Я слышал эту жалобу о «недостатке творчества» раньше, но она идет в разрез с моим личным опытом в Сяменьском Университете. Здесь, если я и сталкивался с каким-либо консерватизмом, я также встречал недюже творческих и ярких молодых профессоров и студентов. По моему опыту, исследователи в Китае такие же изобретательные как и где-то ещё, но есть тонкие социо-культурные ньюансы, с разным смыслом в корпоративных и университетских контекстах. Китайская культура, в своей текущей инкарнации, склоняется к созданию социальных структур, которые скорее подавляют чем вдохновляют выражение личного творчества. Она так же не имеет тенденции поддерживать западный стиль командной работы. Существует поговорка о том, что «один китаец силен как дракон, но три китайца не сравнятся с жуком». Это реальные проблемы, которые, тем не менее, могут быть обойдены с осторожностью и использованием разных приёмов в зависимости от контекста.
http://hplusmagazine.com/articles/ai/chinese-singularity

Следует понимать, что в отношении личного творчества как и других вопросов китайская история была сильно цикличной. В своей спорной книге «1434», Гевин Мензис утверждает, что итальянское Возрождение было запущено флотом китайских кораблей, которые приплыли в Италию и поделились передовыми знаниями, включая энциклопедии, из которых Леонардо да Винчи косвенно получил многие из своих знаменитых иллюстраций механических устройств, летающих машин и так далее. Верно это утверждение или нет, Мензис представляет неопровержимые доказательства продвинутого уровня китайской инженерии и науки в этот период, до того как смена правления в Пекине закончила пору дикого изобретательства и исследований и принесла новую эру консерватизма в Китай. По моему мнению, китайская «культурная ДНК» имеет в изобилии новаторства и творчества, но нужно быть осторожными, чтобы отличить стабильные характеристики китайской культуры от циклически изменяющихся. Маятник китайской культуры качается по широкой дуге.

В контексте корпоративной разработки программного обеспечения, есть стратегия для работы с учетом контрпродуктивных культурных тенденций и выявления китайских творческих способностей — это адаптация «гибких» методов разработки программного обеспечения. Статья 2008-го года в InfoQ обобщает опыт пяти китайских фирм, которые переняли методологию разработки «Scrum» — очень динамичный, основанный на командной работе подход к созданию программного обеспечения, который требует постоянного гибкого творчества от доли участников. Три фирмы нашли подход успешным, две нет. Те, которые не нашли плюсов, объяснили это тем, что команды разработчиков или менеджеры понимали формальности, но не сущность гибкого подхода — культурный разрыв был слишком велик. И это, безусловно, относится к причине, почему китайские университеты так желают получить западных профессоров, таких, как Хьюго де Гарис. Дело не только в исследовательских идеях, которые приносят западники, это другая интуиция, опыт и привычки ведения лабораторных исследований и научных программ. В этом свете акцент Хьюго на приезде «творческих, выдающихся западников… в Китай создавать искусственные мозги» может быть понятен. Если Китай сможет воспользоваться своим экономическим ростом и открытостью к новейшим исследовательским направлениям, чтобы завербовать достаточное количество западных рабочих лошадок, то могут произойти влиятельные события. Представьте себе ситуацию, в которой каждый китайский город имеет несколько лабораторий, сосредоточенных на разработках сингулярных технологий, в которых ведущие западные разработчики в поте лица трудятся, чтобы воспитать молодых китайских ученых по западному образцу создания творческих команд исследований и разработок. По этому весьма правдоподобному сценарию перспективы китайской Сингулярности не кажутся такими надуманными.

Так же как и СИИ, стоит обратить внимание на различие между западным и китайским отношением к другой существенной технологии будущего: продление жизни. Западники, как правило, склонны говорить о бессмертии со скептицизмом и даже моральным осуждением — в конце концов, по стандартной христианской истории, Бог хочет, чтобы мы умерли и попали на небеса. Но китайский мемплекс тысячами лет питался даосскими историями о бессмертии. Традиционные китайские методы достижения бессмертия часто трудны: например в даосской йоге есть техники, связанные с пожизненным безбрачием и медитациями, сфокусированные на рождении в конечном итоге бессмертного себя через макушку головы. Многие китайцы будут очень рады таблеткам бессмертия или продления жизни, которые будут давать те же эффекты за меньшую цену и с большей надежностью. Пока эта тенденция не привела к должному финансированию исследований продления жизни, но потенциал, безусловно, есть — как и экономическая мотивация, поскольку Китай столкнется с серьезным старением населения в 2025-2030 годах, аналогичного тому, что Европа переживает сейчас.

Дэвид Чамберс из Фонда Мафусаила, рассуждая в 2006 году на Форуме Людей Завтрашнего Дня в Оксфордском Университете, сравнил западное и китайское отношение к продлению жизни следующим образом: «Европейцы не надеются на лучшее будущее, скорее на доработанную версию настоящего. Существует недоверие к революционным идеям… [Но] в то время как у европейцев и американцев имеются свои различные предубеждения насчет этики и последствий новой биологии, у Китая их нет. Пэй Сюэтао из Пекинского Института Трансфузиологии [ведущее учреждение в сфере исследования стволовых клеток и восстановительной медицины] заявил очень четко [в своей речи на Форуме], что Китай открыт для ведения дел». Наряду с исследованиями, направленными на лечение рака и других заболеваний, Сюэтао и его коллеги сделали важные открытия в области клеточного старения и апоптоза, помогающие понять генетических связи, которые заставляют нас стареть.

Эти различные подходы к бессмертию можно связать с отношением к СИИ. Западный скептицизм касательно ИИ может быть связан не только с предыдущими фиаско, но и с глубинными культурными проблемами. Те же самые христианские мемы, которые говорят нам, что мы должны умереть и попасть на небеса, также убеждают нас в том, что машины никогда не смогут действительно стать разумными, потому что у них отсутствует бессмертная душа. Даже Чанлэ Чжоу, декан, который контролирует Проект Искусственного Мозга де Гариса, регулярно ссылается на работу Хьюго как «Проект Разумного Робота». В китайской культуре есть мало от западного подсознательного сопротивления мыслящим машинам и бессмертным людям, и это культурное различие может проявиться в следующем десятилетии непредсказуемым образом.

Другое культурное различие, которое следует помнить, заключается в том, что анализировать прогресс в Китае рисуя прямые или экспоненциальные линии часто не имеет смысла. Прогресс в Китае часто соответствует биологическому понятию «прерывистого равновесия» — долгие периоды относительной стабильности прерываются удивительными и неожиданными изменениями. Культурная Революция и недавний переход к рыночном «социализму с китайской спецификой» иллюстрируют этот феномен — как и внезапное начало и прекращение китайского глобального мореплавания в 1400-ых и дюжина других случаев из долгой истории Китая. Легко представить себе единственный технологический прорыв, катализирующий одно из этих внезапных изменений в ближайшем будущем. Это может быть интеллектуальная робототехника, это может быть продление жизни или что-то другое дикое и непредвиденное. Когда эта статья была в процессе редактирования, я слышал поразительные разговоры о весьма значительных средствах, выделяемых Пекином для проекта, названного «голова мозг инструмент» (три китайских иероглифа), предназначенный для улучшения нейронных функций и, следовательно, ускорения человеческого обучения. Я не знаю достаточно много об этом, чтобы судить о жизнеспособности проекта, но если дело выгорит, то это можно будет назвать вещью, способной пошатнуть равновесие любой нации!
http://hplusmagazine.com/articles/ai/chinese-singularity

Вероятность запуска китайской Сингулярности может посеять страх в сердцах американских националистов или евроцентистов, но очевидно, что нет большой разницы, какая нация совершит решающий прорыв. В современном научном мире «информация хочет быть свободной» — и, поскольку наиболее вероятный путь к китайской Сингулярности лежит через сотрудничество китайских и западных исследователей, шансы на изолированную китайскую Сингулярность, однозначно служащую китайским национальным интересам, представляются достаточно низкими. Работа в сямэньской лаборатории Хьюго основана на открытой разработке программного обеспечения. Она развивается совместно с работой программистов ИИ за пределами Китая и она свободно попадает в международное исследовательское сообщество.

Так каков же вердикт? Учитывая отсутствие заявлений от Китая касательно СИИ и продления жизни, его мощный экономический рост, его большое число умных и трудолюбивых молодых ученых, его стремление к импорту западных ключевых разработчиков — будет ли сингулярность запущена в Китае? Я уступлю последние слова двум творческим молодым ученым из Сямэньского Университета.

Минь Цзян сказал фразу, которую я нашел интригующей, принимая в расчет одержимость Китая своей 5000-летней культурой: «Китай сейчас похож на молодого юношу, и, как вы знаете, восемнадцать лет — это возраст полный любопытства и фантазий о будущем»!

А Жуйтин Лянь, доктор философии из Лаборатории Искусственного Мозга, занимающийся многоязычным естественным пониманием языка, генерацией речи и диалога, выразился более прямо: «В Китае лучший ответ на любой вопрос — „может быть“».

Бен Герцель — генеральный директор Novamente и Biomind, компаний занимающихся ИИ, доктор философии по математике, писатель, философ, музыкант и всесторонний футуристический маньяк.
Tags:КитайСингулярность
Hubs: Lumber room
Total votes 9: ↑7 and ↓2 +5
Views930
Профессия Project Manager
June 17, 202191,000 ₽Нетология
Факультет DevOps
June 17, 2021230,000 ₽GeekBrains
Факультет тестирования ПО
June 17, 2021144,000 ₽GeekBrains
Аналитик данных
June 18, 202166,000 ₽Нетология
Data Scientist
June 18, 2021126,000 ₽Нетология