Browsers
December 2009 21

Низкий жанр. Оперетта — когда не получается опера

И снова публикую статью пользователя kiosov, который снова не может её опубликовать сам по «известным причинам», но на этот раз причины куда более серьёзные.
Статья уже ничем ему не поможет, так что «благодарности» слать некуда, но (несмотря на все наши прошлые разногласия с kiosov) я посчитал её достаточно грамотной и флеймогонной интересной, чтобы быть опубликованной, хотя я сам и не согласен с некоторыми моментами (прокомментирую ниже). Итак, статья:

Слонов, на самом деле, жаль — неприятно, когда тебя окружают моськи, которые застряли в своем состоянии вечно лающих и отбрехивающихся существ. Может, слоны к такому положению вещей привыкли уже и им откровенно наплевать, а может быть, они воспринимают это как неотъемлемую часть своего существования. Но с точки зрения стороннего наблюдателя их жаль. Тем более, когда наблюдаемые нападки лицемерны дальше некуда.

Некоторое время назад норвежская компания Opera, создатель одноименного веб-браузера, подала кляузу в Еврокомиссию на компанию Microsoft, создателя веб-браузера Internet Explorer, в результате чего последнюю обязали в европейской версии своей операционной системы предоставлять пользователю выбор из некоторого числа наиболее популярных браузеров. Все действо разворачивалось под лицемерной эгидой борьбы с монополией и заботы о пользователях. Но об этом позже. Для начала окунемся в историю.

Компания Opera, как и ее одноименный продукт, на рынке существует далеко не один год (с конца 90-х прошлого столетия). Она примерно ровесница еще одного конкурента — браузера Firefox компании Mozilla Corporation. При этом, мало того, что продукт компании Opera не отличался качеством, так еще и продавался он за деньги. В то время как все его конкуренты распространялись свободно. Через какое-то время прямая оплата сменилась показами баннерной рекламы. Надо ли объяснять, почему о популярности компании приходилось только мечтать. Не касалось это только постсоветского пространства, где традиционно не питали никакого пиетета к авторским правам, — Оперу взламывали, баннерную рекламу вырезали (то есть с нашего рынка, несмотря на то, что тут популярность браузера росла, компания не получала ни копейки). Но этот рынок занимает смешную долю от Интернета мирового. Хотя, конечно, фанатикам Оперы так не кажется (20% кажутся большой цифрой, за которой
ничего не хочется замечать, особенно не хочется замечать, что эти 20% не от общего числа, а от мелкой доли). Но это лирика. Главное одно: компания Opera продавала свой браузер, когда остальные производители аналогичных продуктов распространяли их бесплатно — о чем думали норвежские маркетологи, на что они рассчитывали? Загадка.

Время шло. Доля браузера Opera на рынке существенно не менялась. Даже после того, как суровые скандинавские парни начали распространять свой продукт свободно. Что неудивительно — ведь оставалось еще качество, которое специалистов по разработке сайтов в процессе тестирования кода
под этот браузер выводило из себя похуже царящего тогда «осла» версий 5 и 6, занимающего под 90% рынка суммарно. Да, во времена Internet Explorer версий 5 и 6 у Microsoft на рынке браузеров была монополия. Только минуточку — когда была эта монополия и когда была подана жалоба? И на что была подана эта жалоба?

Итак, Opera нас пытается убедить, что Microsoft, пользуясь монопольным положением на рынке операционных систем (!), продвигает свой браузер (!), мешая честной конкурентной борьбе. Это вранье. Причем тут рынок операционных систем, когда фактически речь идет о рынке других продуктов — веб-браузеров? Это разные продукты и разные рынки. На момент кляузы Оперы браузер компании Microsoft монополией не обладал — более того, он ее потерял задолго до этой кляузы (и продолжает терять, следствием чего являются отчаянные попытки Microsoft вернуть лояльность пользователей через наведение порядка в своем браузере). А потерял он эту монополию в борьбе с Firefox, которому, почему-то, монопольное положение перационной системы Windows на рынке операционных систем никак не мешало успешно конкурировать с браузером Internet Explorer на рынке браузеров.

Или может, компания Microsoft запрещала ставить сторонние браузеры на свои операционные системы? Ничего подобного. Пользователи выбирали и ставили то, что их больше удовлетворяло. Те, кому это было нужно. Проблемы же браузера Opera не в операционной системе Microsoft и ее положении на рынке операционных систем, а в том, что Opera не в состоянии выпустить на рынок качественный и привлекательный продукт, который сможет конкурировать с аналогами цивилизованными способами (то есть, своими силами, не прибегая к помощи политиков). И не в состоянии обеспечить этот продукт эффективным маркетингом.

Далее, компания Opera, в лице ее российских представителей, в лучших традициях русского площадного пиара щедро и громко рассыпает в айти-бложиках лозунги: «Пользователи выиграли в результате разбирательства Еврокомиссии против Microsoft!». Ага, пользователи выиграли. Можно подумать, это инициатива пользователей была. Это они нажаловались воспитательнице на хулигана-сверстника, который им не дает прохода. Пользователи не выиграли — пользователей использовали и ими прикрылись для решения собственных меркантильных корпоративных интересов, к которым не имеют отношения ни открытые веб-стандарты, ни прогресс (этим Opera никогда не славилась, в отличие от того же Firefox, поэтому он удачно конкурирует с Internet Explorer, несмотря на монополию Windows на рынке операционных систем). Компания Opera подобным позиционированием «успеха» просто перекладывает ответственность на пользователей, как за собственный шаг, так и за решение Еврокомиссии — ни более, ни менее. «Это не мы — это пользователи».

Пользователи (слава небесам, не все — решение Еврокомиссии будет касаться только европейской версии Windows) обрели геморрой в виде необходимости делать бессмысленный для многих выбор, который сделать им будет трудно, поскольку они не обладают достаточной квалификацией для него (смотрим www.youtube.com/watch?v=o4MwTvtyrUQ). На помощь, правда, им придут производители компьютеров, которые предустанавливая Windows на свою технику, будут сразу ставить то, что привычно для большинства, а именно Internet Explorer, потому что он знаком пользователям и является продуктом той же компании, что и операционная система. На кого будут падать шишки в случае возникновения проблем с браузером Opera, который пользователь выбрал при установке системы Windows от компании Microsoft? Пользователь в поисках поддержки будет метаться между производителем компьютера, Microsoft (производителем операционной системы) и производителем Оперы. Хотя он не обязан знать, что такое браузер, — ему просто нужен интернет в его Windows. А выбрал он просто первое попавшееся (или понравившееся чем угодно, но не способностью максимально эффективно и удобно решить задачи этого пользователя — логотипом или названием, например), ибо не понимал, что от него хотят.

«Данное решение можно назвать победой открытых веб-стандартов, которые необходимы для дальнейшего развития Интернета и будущих инноваций в Вебе», — говорит нам компания Opera. Это вранье. Компания Microsoft никак ничему не препятствовала: не создавала помех в развитии другим продуктам и не мешала их разработчикам доносить до пользователей собственные продукты вместе с их преимуществами. Смотрим на Firefox, ровесника Оперы, который отъел свои 30% рынка, — монополия операционной системы Windows (никакого отношения к веб-стандартам не имеющей, как и остальные операционные системы, — это совершенно иной рынок) ему не помешала. Более того, конкуренция Firefox и стремительная потеря аудитории заставила компанию Microsoft заняться своим браузером и повернуться лицом к тем самым открытым веб-стандартам. Где же была Opera в тот момент? У нее было столько же времени, сколько и у Firefox. При этом как браузер Opera уступает своим конкурентам — смысл заботиться о веб-стандартах и инновациях в Вебе, когда ваш продукт уступает всем конкурентам. Самое время бить колокола и жаловаться в Еврокомиссию, когда нет способности сделать хорошо, но доли рынка хочется.

Ну и есть еще этика, которой в бизнесе не место. Только это зависит, конечно же, от. Когда компания Microsoft предпринимает сомнительные шаги — это плохо. Когда компания Opera лажает на каждом шагу в собственном маркетинге (если его вообще так можно назвать) на протяжении многих лет, то вполне кошерно и православно ткнуть пальцем в соседа и заверещать «это не я, это он!», в то время как ты сам и наложил в собственные штаны. Все равно можно прикрыться пользователями в конечном итоге: мол, это их победа. Но тут этический момент вообще в другом — как можно обязывать производителя продукта X продвигать чужой продукт Y? Кто должен заниматься продвижением собственного продукта? Можно ли теперь разработчикам калькуляторов жаловаться на компанию Microsoft, что они, пользуясь монопольным положением их операционной системы, продвигают собственный калькулятор? Это вообще какой-то феерический нонсенс, который можно объяснить только ангажированностью Еврокомиссии, защищающей (только нелепо) интересы европейского производителя в конкурентной борьбе с производителями заокеанскими. И Microsoft (Internet Explorer), и Mozilla Corporation (Firefox), и Apple (Safari), и Google (Chrome) — все конкуренты Оперы из США. А этот защищаемый производитель напрочь не способен ни выпустить конкурентоспособный продукт (во что-то удобоваримое, с большими
оговорками, превратившийся только спустя 10 лет к 10 версии), ни продвигать его на рынке собственными силами. Да и как вообще можно выносить такое решение, когда перед глазами есть пример Firefox, который наглядно демонстрирует несостоятельность жалоб Оперы — монопольное положение операционной системы не может мешать конкурировать браузеру на рынке браузеров.

-11
301 4
Comments 146
Top of the day