Там, где не светит солнце

Lumber room
Сравнить школу с клоакой может не каждый. Для кого-то школа — это дом, место учебы или работы. Для меня моя школа, хоть и основное место работы, — клоака. Почему? У меня есть несколько причин так думать.

Всем известно, что рыба гниет с головы. Поэтому и начну с директора. Он алкоголик с красной небритой рожей; иногда встречает детей на крыльце и дышит на них перегаром. Когда он не пьян, то жаждет опохмелиться. Замдиректора и по совместительству брат — похожий на свинью бородач. Он обычно сидит в коморке и ковыряет компьютеры, собирая из старых запчастей «новые» машины. По его указанию на школьные компьютеры были установлены пиратские версии Windows. Где-то в закромах лежит лицензионный диск — но это так. для отмазки, как мне было сказано. Завуч по непонятно какой работе, потому что никакая не ведется, похожа на ведьму и, кажется, проводит каждую ночь в гробу. Ее коллега — замужняя дама, которая крутит шашни с бородатым хряком. Главная по музею — косоглазая с облезлой прической баба-быдло (похожа на Лихо одноглазое), которая считает, что все должны делать за нее.

Все очень похоже на сказку, но это не так.

О деньгах. Финансовые потоки регулируются верхушкой, и оформление работников происходит тоже загадочным образом — такое ощущение, что трудового кодекса не существует. Оформление фиктивных сотрудников, занижение разряда, двойная бухгалтерия… Раз уж зашла речь про финансы, то еще один факт — школа выиграла миллион по какой-то призидентской программе. Эти деньги необходимо было потратить на модернизацию парка школьных компьютеров — однако было куплено всего не больше 15 единиц техники, возникает вопрос, сколько же это стоит?

Миллион — это мало, тем более, когда строишь дачу на Ленинградском шоссе и имеешь три квартиры в Москве. за которые надо платить., когда разъезжаешь на мерседесе и прочая прочая…

Плести интриги — привелегия мадридского двора? Не тут-то было. Приглашают человека на работу, за его спиной говорят, что работа не ведется, в глаза — что вы получаете деньги и ничего не делаете, увольняют задним числом. чтобы не выплачивать зарплату. Приглашают человека на одну должность, обещают с три короба — а в итоге не дают работать и приглашают на его место некогда выгнанного со скандалом из-за неподеленных денег «своего человечка». Говорят о педагогическом такте и этике, но, как говорится, в своем глазу бревна не видно. И только нескончаемые обещания — и больше ничего.

Возьмем простых учителей, например, моего коллегу, который не может отнести с четвертого этажа на первыйдва компьютера. И только потому, что они не из его кабинета. Ведь он работает в одном кабинете, а я в двух… Логику ощущаете? Его ответственность — одна аудитория, а моя — сразу обе… Ну ладно. Мы в принципе и здороваемся только после шестого урока, а иногда и вовсе не видимся. Уроки — отдельная песня; контрстрайк — основной материал, который проходят группы моего колеги. А мне на открытом уроке говорят, что я не так строю урок.

Меня спрашивают, останусь ли я на следующий год. Но ответ очевиден, неужели никто не понимает этого?
Tags:школадетиработа
Hubs: Lumber room
+18
279 2
Comments 18

Popular right now