Pull to refresh

Зачем мне запускать стартап (эссе + интервью Майкла Сибеля, основателя Twitch)

Учебный процесс в ITРазвитие стартапаКарьера в IT-индустрии
Translation
Original author: Майкл Сибель
image

Майкл Сибель — сооснователь (в 25 лет) стартапов Justin.tv/Twitch (капитализация $15 млрд) и Socialcam, член правления Reddit.

Зачем мне запускать стартап? (эссе)


Этот вопрос задают себе многие люди.

И часто их размышления строятся вокруг одного или сразу нескольких следующих фактов:

  1. Подавляющее большинство стартапов терпят неудачу.
  2. Талантливому специалисту достаточно легко найти работу с высокой зарплатой.
  3. Крупные компании дают возможность поработать над сложными задачами, которые часто возникают лишь в условиях широкого масштаба.

Мой ответ на вопрос, почему вам все-таки следует запускать стартап, прост: есть люди определенного типа. Они начинают работать на полной мощности только тогда, когда не имеют возможности пойти по проторенной дорожке, не имеют высоких шансов на успех, и должны нести личную ответственность в случае провала предприятия (в отличие от большинства сотрудников, работающих на крупную компанию).

Как я лично понял это про себя.

Старшие классы


В моей школе за 6м-12м классами строго следили. Учеников делили на одаренных и обычных. Одаренные учились у лучших учителей, занимались более интересными проектами и чаще поступали в престижные вузы. Я был смышленым мальчиком, но видимо не достаточно для того, чтобы считаться “одаренным”, поэтому меня записали на обычную программу.

К 8-му классу я понял, что после распределения просто так сменить программу не получится. Меня очень это злило и в то же время мотивировало пробиться в более продвинутый класс. Я усердно занимался, чтобы стать самым умным учеником среди обычных классов, мне и моим родителям приходилось аккуратно лоббировать учителей, чтобы они дали рекомендации для перевода в продвинутый класс, также мне нужно было зарекомендовать себя на факультативных занятиях и в кружках, которые обычно посещали преуспевающие ученики (это были занятия по конституционному праву и модели ООН).

К первому году старшей школы я добился своего, но при этом моя мотивация не иссякла. Вместо того, чтобы просто оставаться наравне со всеми продвинутыми детьми, я понял, что могу пойти дальше. Пока все обучались игре на скрипке, я стал школьным спортсменом. Пока все без особого энтузиазма занимались общественно-полезными работами, я стал младшим помощником в неотложке, ездил вместе со скорой помощью и помогал жителям своего городка, а на летних каникулах я работал волонтером в муниципальном суде.

К концу школы все мои тяжелые труды окупились. Я выпустился с отличными оценками, прошел множество продвинутых курсов и поступил во все университеты, в которые подал документы, кроме Гарварда (И слава богу — вперед, Йель!).

Университет


А потом меня выгнали из университета. Давайте расскажу, что случилось. Йель — это воплощение истеблишмента, и в его среде гуманитарных наук я не чувствовал, что изучаю что-то практическое (поступил я на политологию). За пару лет я растерял всякий интерес к обучению, перестал посещать занятия, и плохие оценки не заставили себя долго ждать.

Я не хотел становиться академиком, а мне казалось, что это все, к чему меня готовил Йель. На выпускном курсе из-за плохих оценок меня все-таки отчислили. Примерно через 2 месяца после этого инцидента я вдруг снова почувствовал злость. Я понял, что мой курс, некоторые друзья и даже члены семьи думали, что я никогда не закончу университет. Моя мотивация вернулась ко мне мгновенно.

Я проделал большой путь и получил работу в Пенсильванском университете. Там мне пришлось поработать над вопросами, касающихся правительства и политики, также я помогал младшим преподавателям на курсе конституционного права и посещал заседания Верховного суда (мои друзья смеялись, что Йельский двоечник попал в младший преподавательский состав Пенсильванского университета). Через год я вернулся к учебе в моем университете, получил отличные оценки, завел несколько замечательных друзей (Джастин Кан как раз один из них) и выпустился в 2005 году.

Justin.tv / Twitch.tv


Заниматься стартапами никогда не входило в мои планы, но если посмотреть на мою школьную и университетскую историю, мне и вправду нужно сначала попасть в аутсайдеры, чтобы затем смотивировать себя на успех. Стартапы подобны типичному аутсайдеру — в 99% случаев они проваливаются. Но это настолько мотивирует, что мне необязательно было верить в нашу первую идею, чтобы оставаться на волне вдохновения (вспомните… мы начинали как онлайн реалити-шоу).

На протяжении почти всей истории Justin.tv и Twitch мы думали, что случится провал. В 2007 году нас финансово поддержал YC, но тогда он был мало кому известен, и большинство инвесторов нас игнорировали. После демонстрационного дня, как бы мы не старались, привлечь нам удалось всего лишь $180 тыс. инвестиций бизнес-ангелов. Когда мы только строили наш бизнес, мы не могли заинтересовать самых рейтинговых венчурных капиталистов, не могли нанять лучших инженеров, мы постоянно боролись за выживание. Это были времена, когда видео-стартапы считались ужасными предприятиями, пожирающими кучу денег без шанса на монетизацию.

За 5 лет нам 5 раз почти наступал конец. Однажды, мы получили счет за пропускную способность на сумму гораздо превышающую ту, что имелась у нас на счете, как-то нам потребовался заем от Джастина и Эммета, и был случай, когда на раскрутку оставалось меньше 2-х месяцев, а наши расходы составляли $1 млн ежемесячно. Все эти перипетии были нам нужны, чтобы оставаться жаждущими. Нас нельзя было сломить, мы не собирались отступать, и через 8 лет мы возымели успех.

Поэтому те из вас, кто увлечен технологиями (особенно те ребята, которые работают на крупные компании или пытаются туда устроиться), задайте себе следующие вопросы:

  • Нравится ли мне быть аутсайдером?
  • Готов ли я встречать трудности, которых многие избегают?
  • Раскрываю ли я свой потенциал, беря на себя ответственность за успех и за провал?

Если у вас три «да», то, возможно, стартап — это ваше. Не каждая должность может предложить такой опыт. Многие сталкиваются с тем, что чем дольше они работают на компанию, получая высокую зарплату, тем больше растут их личные расходы, и тем ниже становятся шансы запустить стартап, даже если это и является конечной целью.

Я не могу обещать, что занявшись технологическим стартапом, вы станете богаче (шансы правда крайне малы), но я могу обещать, что это станет одной из сложнейших задач, которую вы только можете себе найти. Это то дело, которое выведет вас за пределы ваших возможностей, заставит учиться быстрее и, возможно, покажет, что порой, невозможное все же возможно.

Благодарю Крэйга Кэннона, Адору Ченг, Аарона Харриса, Дэниэла Гросса и Дэниела Гакла за чтение черновиков этого эссе

Интервью


Интервьюер: Итак, Майкл Сибель сегодня у нас в гостях, а говорить мы будем об эссе, которые у вас вышли, я так понимаю, в последние два года?

Майкл Сибель: Да, верно.

И: Хорошо, первое эссе «Зачем мне запускать стартап?» начинается со слов: “Этот вопрос задают себе многие люди. И часто их размышления строятся вокруг одного или сразу нескольких фактов. Во-первых, подавляющее большинство стартапов терпят неудачу. Во-вторых, талантливому специалисту достаточно легко найти работу с высокой зарплатой. И в-третьих, крупные компании дают возможность поработать над сложными задачами, которые часто возникают лишь в условиях широкого масштаба. Мой ответ на вопрос, почему вам все-таки следует запускать стартап, прост: есть люди определенного типа. Они начинают работать на полной мощности только тогда, когда не имеют возможности пойти по проторенной дорожке, не имеют высоких шансов на успех, и должны нести личную ответственность в случае провала предприятия (в отличие от большинства сотрудников, работающих на крупную компанию).”

М: Да.

И: Почему вы написали это эссе?

М: Хм, думаю на то было две причины.

Во-первых, я общался со многими очень умными техническими специалистами, которые, как мне показалось, вроде и хотели бы заняться стартапом, но испытывают смешанные чувства на этот счет. Они либо не знают, достаточно ли хороша их идея, либо у них нет хорошей идеи, либо у них нет команды. И еще, мне кажется, они пытаются понять, какой хотят видеть свою жизнь, понять, как действительно им стоит развивать карьеру.

И когда я только начинал помогать людям и что-то им советовал, я искренне полагал, что если у тебя есть возможность создать стартап, то нужно его создавать. То есть, если у вас есть деньги, есть время, есть способности, то нужно этим заниматься. Но работая в YC, я быстро понял, что придерживаюсь плохой тактики. А также я понял, что существует три типа людей.

И: Интересно.

М: Есть люди, которые могут заниматься только исключительно предпринимательской деятельностью. То есть, буквально, жизнь внутри большой корпорации, внутри многоуровневой системы не приносит им удовольствия. Это те люди, которые начинают свой путь с малого бизнеса. Но их очень мало и редко когда они знакомы между собой. Думаю они оставляют всего один процент населения.

Вторая группа — это люди, которые стоят на перепутье. Они хотят, преодолевать сложности и решать трудные рабочие задачи, но одинаково хорошо чувствуют себя как в мире предпринимательства, так и в системе крупной компании. Поэтому им есть из чего выбрать. На мой взгляд, многие люди ошибочно причисляют себя к этой группе, хотя на самом деле она так же малочисленна.

И: Насколько малочисленна?

М: Готов поспорить, что также составляет всего один процент. Это небольшая группа людей, которые способны одинаково хорошо справляться с ролью основателя стартапа, и с ролью эффективного сотрудника большой корпорации. Я думаю, вы встречали подобные примеры, когда предприниматель приходит и успешно трудится внутри компании, или, наоборот, бывший наемник основывает свое дело и все у него идет хорошо. Но так получается далеко не у всех.

Последняя группа безусловно самая многочисленная. К ней относятся люди, которые лучше всего себя чувствуют, когда работают на компанию. Для их склада ума, во всяком случае из того, что мне довелось видеть, характерно желание оптимизировать систему. Им нужна существующая система, существующий понятный путь, существующий набор правил, исходя из которого они могут действовать, играть по этим правилам.

И вот что интересно: почти все до этого момента в нашей жизни так и устроено. Начиная с детского сада и вплоть до 12 лет, да даже в колледже присутствует эта система, и люди данного типа похоже хотят продолжать в том же духе.

Например, кто-то там определяет, что является «пятеркой», а что «двойкой», а я затем это оптимизирую. Не думаю, что стоит здесь давать какую-либо моральную оценку, но если бы большинство людей не устраивала данная система, мир попросту перестал работать. Так что, вроде все как надо. Но есть и такие люди, которые не хотят следовать правилам, а хотят устанавливать свои.

Поэтому, я считаю, что когда кто-то раздумывает над тем, открыть ли ему стартап или нет, он сперва должен честно и осознанно признаться самому себе, к какой группе он принадлежит. Чтобы не случилось так, что из-за чувства вины, кто-то отправит их в одну из категорий, и подобно мне в прошлом будет рассуждать, кому тут быть основателем стартапа. Или, как часто бывает, люди из-за чувства вины поддаются на уговоры родителей и идут работать в крупную корпорацию или поступают в медицинский. Я просто думаю, что это одна из тех вещей, где вы должны лично копнуть внутрь себя и узнать правду.

И: Да, верно. Вы читали книгу «Малый бизнес. От иллюзий к успеху»?

М: Нет, не читал.

И: А слышали о ней?

М: Не-а, нет.

И: Я читал эту книгу в колледже. Прошло уже некоторое время с тех пор, но в целом концепция заключается в том, что многие ремесленники, в нашем случае мы можем сказать разработчики, хотят стать предпринимателями ради того, чтобы спокойно заниматься своим делом, и заниматься им так, как они считают нужным. Но они не понимают, что как только они попадают в мир предпринимательства, ровно на этом моменте их занятие ремеслом заканчивается. Думаю, это распространенная история, и понятно почему люди так любят Indie Hackers.

М: Интересная точка зрения, потому что художников и ремесленников нельзя сравнивать с предпринимателем, верно же? И что самое здесь печальное — у предпринимателя в определении говорится, что: “если вы в чем-то действительно хороши — вы перестаете этим заниматься. А если же продолжаете, значит не так уж и хороши”.

И: Ну да, это редкость, чтобы основатель стартапа, любящий свое ремесло, мог спокойно делегировать обязанности. Поэтому да, они продолжают самостоятельно трудиться над тем, что им нравится, но в конце концов, все-таки приходят к иному пониманию дела. Что ж, а какие вопросы появились у вас с тех пор, как вы написали это эссе? Какие вопросы вы задаете сами себе, чтобы понять, относитесь ли вы к этим двум процентам людей?

М: Хм… я могу лучше ответить себе. Вопросы, которые я задаю:

  • Где мне лучше всего?
  • Где, как мне кажется, я лучше всего выкладываюсь?
  • Когда я на сто процентов мотивирован?

И я думаю, каждый в возрасте от 20 до 25 лет, да и конечно же те, кто старше 30-ти, имеют достаточно жизненного опыта, чтобы понимать, какие ситуации их по-настоящему заряжают и мотивируют. Следующий вопрос, который я задаю себе, и он, собственно, плавно вытекает из предыдущего звучит так:

  • «Когда я вспоминаю, те жизненные ситуации, в которых я не просто показал отличные результаты, а буквально превзошел сам себя — где это было?»

И анализирую, ага, ага, так понятно, такого никогда не случалось, пока я пребывал в некой структуре, например, начиная с детского сада и до средней школы.

Я, разумеется, все делал как надо, получал отличные оценки, справлялся с уроками, но это не было тем, что выводило меня на высокие обороты. Поэтому я и считаю, что нужно честно понимать, что тебя заводит на полную мощность и уже тогда думать над вопросом: «Окей, и кем мне быть? По какому карьерному пути лучше идти?». Но есть одна загвоздка, вы должны очень осторожно прислушиваться к советам предвзятых людей.

И: То есть ко всем.

М: Ну да. Когда я начинающим стартаперам давал советы, я был очень предвзят, ведь вроде как работал в YC и хотел, чтобы каждый шел в стартаперы, то есть был в некоторой степени даже корыстен. Многие молодые люди ищут совета, но не видят в нем необъективности. Я часто встречаю таких ребят, они запросто верят сверстникам или компаниям, в которых работают, и не понимают, что те предвзяты.

Вот взять к примеру моего брата. Он сейчас учится в Массачусетском технологическом институте, и на какие престижные должности все там метят — на работу в Facebook и в Google. А что этот престиж имеет общего с реальными фактами? Смотря на это, я вспоминаю школьные года, когда все как один хотели стать юристом. Но спроси вы: “А ты действительно хочешь заниматься той работой, которой занимается юрист”, ответ следовал: “Нет, конечно, нет!”

И: Ха, ну да, я просто хочу зарплату юриста!

М: Вот если вы хотите заниматься законами, вам нравится обсуждать конституцию, заполнять всякую там документацию, ну может вы и юрист.

И: Скорее просто ролевая модель.

М: Да уж, я тоже так думаю, когда разговариваю с братом. Мне нравится приходить в Массачусетский институт, встречаться со всеми этими ребятами, которые рисуют себе в воображении мир, в котором они работают в Google, в команде по машинному обучению и с первого дня являются весомыми фигурами. Само собой Google тоже умеет с правильного угла себя преподнести и понравится людям. Но реальность такова, что оказавшись с другой стороны, видишь не совсем ту картину.

Поэтому, я бы посоветовал молодым людям всегда проверять человека, который что-то советует, на момент предвзятости. А также понимать, что Google — это машина, а у машины есть несколько целей. Одна из них состоит в том, чтобы заставить самых умных людей работать над самыми сложными задачами.

Другая цель — привлечь умных и талантливых людей, чтобы они не работали на конкурентов Google. И последняя цель — привлечь умных и талантливых людей, чтобы они не создавали компании, которые будут конкурировать с Google. Первую цель все знают и понимают, а вот о двух других не думают.

И: Да, абсолютно так. Когда я общаюсь со студентами, я вижу как они обращаются за советом, но только за таким, какой они сами хотят услышать. И остается только крутить головой по сторонам. Иногда кажется, что ты и живешь ради того, чтобы слушать советы.

М: Н-да, я тоже думаю, что советы сверстников не совсем надежны, и от них сложно уклониться. С самого раннего возраста и до средней школы, я слушал своих сверстников, и они мне реально помогали. Например, от них я узнал, как попасть в хорошую школу, на какие классы записаться, каких учителей выбрать.

Мои знакомые ребята очень долго были отличным источником информации, а вот столкнувшись с выбором карьеры, ситуация резко ухудшилась. И понятно, что трудно перестроиться, когда от хорошего источника информации ты попадаешь к плохому. Так обычно происходит в университете, однокурсники уже не являются надежными советчиками.

Но по сути есть простая колея и простой набор рельсов, который пройдя через университет расщепляется далее на тысячи разных путей. И ваши однокурсники знать не знают про все восемь тысяч направлений, поэтому да, внезапно они перестают быть экспертами. И даже парень, который старше тебя на год, знает не больше твоего.

И: Да, точно.

М: Но ваша старая система, старая привычка полагаться на другого никуда не уходит. И что забавно — компании знают об этом. Они надеятся, на то, что студенты не очень осведомлены, и тем самым завлекают их к себе. Вся программа крупных компаний по привлечению выпускников университетов на сто процентов спланирована.

И: То есть пользуется информационном пробелом?

М: Да.

И: Вот значит как у них бизнес устроен. Но в принципе, в этом же нет ничего такого. Ты можешь пойти к ним и получать удовольствие от работы или нет…

М: Конечно! Для большинства людей это именно та работа, которую им и нужна. Но если вы человека другого типа, не верьте этой агитации.

И: Много в этом есть различных недочетов. Возможно грубо прозвучит, но такое ощущение, что мир только того и хочет, чтобы ты был середнячком. Или вот ты сам спрашиваешь совета, ответ на который заранее для себя знаешь и идешь работать в понятную компанию.

М: Я бы не сказал, что из тебя хотят сделать середнячка, скорее хотят посадить в коробочку. Возможно, коробка окажется для вас продуктивной, а может и не особо, но зато очень всем понятной. Вас туда помещают и вы вроде как двигаетесь. Но понятно, что не для всех такая система работает. И речь идет не о том, что человек не раскроет свой потенциал на максимум, а о том, что он вообще ничего не добьется.

Что еще странно, мы не говорим о том, можете ли вы разглядеть возможность для начинания бизнеса или найти некую жгучую проблему, требующую решения, хотя это тоже важно, но чувак, если у тебя нет иррациональной мотивации создавать стартапы и быть предприимчивым, ты скорее всего ты разочаруешься и не поймешь вознаграждения за свой риск. В целом, с точки зрения чистого дохода лучше устроится работать в Google.

И: Да, однозначно безопаснее работать там.

М: Определенно безопаснее, но, для меня куда важнее, получать наслаждение от открывающихся перспектив, но кого-то они могут не устраивать.

И: Да, но с другой стороны, мы же говорим о том, что можно просто попробовать и посмотреть на ощущения. Например, в университете есть возможность поучаствовать в куче самых разнообразных проектов.

М: Да, да, и узнать, что и как работает.



9 ноября 2020 стартовала бесплатная Школа стартапов для будущих основателей (Startup School for Future Founders от Y Combinator) от лучшего в мире акселератора и мы будем публиковать полезные переводы для тех, кто планирует стать основателем стартапа международного уровня.

Следите за новостями YC Startup Library на русском в телеграм-канале или в фейсбуке.

Полезные материалы


Tags:yc startup library на русскомy combinatorстартап
Hubs: Учебный процесс в IT Развитие стартапа Карьера в IT-индустрии
Total votes 16: ↑7 and ↓9 -2
Views1.6K

Popular right now

IT рекрутер
from 50,000 ₽ArtezioМоскваRemote job
IT Рекрутер
from 150,000 ₽Benchmark ExecutiveRemote job
Стажер IT рекрутер
from 40,000 ₽IT and DigitalRemote job
IT Recruiter
from 50,000 ₽Red LabRemote job
IT рекрутер
from 70,000 ₽SyncretisТомск