22 August

Кто такие шизоиды, где они обитают, и почему вам может быть полезно о них узнать

GTDPersonnel ManagementBrain

Основные стереотипы о шизоидах в одной картинке

Synopsis: шизоид — не диагноз, это тип характера. Существуют шизоиды, имеющие психические заболевания (как существуют истероиды, эпилептоиды, сварщики, мужчины и женщины, дети и бухгалтеры, имеющие диагнозы из области психиатрии), но далеко не каждый шизоид (мужчина, бухгалтер, сварщик и т.д.) — болен.

Сам этот характер довольно тяжело описать одновременно коротко и корректно. Некоторые называют их «гиками», «интровертами», «чудаками», «ботаниками», «хикканами», «эксцентричными», «нердами», «компьютерными гениями»[1, стр. 231], и все эти характеристики в той или иной мере имеют отношение к, собственно, шизоидам, но ни одна из них не является определяющей.

Проще всего шизоида описать через динамику его внутренних процессов, но такое описание займёт слишком много места, поэтому ограничимся простым (и неточным определением): для целей этой статьи шизоид — это человек, имеющий внутренний конфликт по поводу желания близости и потребности сохранить свою независимость, и решающий этот конфликт через отказ от контактов с внешним миром в пользу погружения в мир собственных фантазий и абстрактных построений.

Большая часть литературы, посвящённой шизоидам, имеет клиническую направленность и описывает достаточно тяжёлые случаи шизоидизации, а в рамках этого текста я хотел бы рассказать о здоровых шизоидах, коих среди нас присутствует достаточно для того, чтобы их особенности имели значение в контексте трудовых отношений, управления и маркетинга.

Теория


Я постараюсь сделать эту статью не слишком психологической и как можно раньше перейти к практической части, но всё же некоторые теоретические сведения привести необходимо.

Шизоид — не диагноз, это тип характера


Начнём с простого: в психиатрии и психологии есть некоторая путаница с самим термином «шизоид». Обычно психиатры говоря о «шизоидах» имеют в виду людей с диагнозом «Шизоидное расстройство личности», либо лиц, имеющих выраженную шизоидную акцентуацию (см. ниже), которая приводит к дезадаптации (т.е., на бытовом уровне, к «неадекватности», «неспособности нормально функционировать в социуме»).

Психологи, в свою очередь, чаще говорят о «характерологических шизоидах».

И никто из специалистов не отождествляет шизоидов (в любом понимании этого термина) и «шизофреника» (человека, имеющего одно из расстройств шизофренического спектра).

Шизоид — это не шизофреник. Не следует употреблять эти слова как синонимы, они имеют совершенно разное значение.

В целом, более корректно говорить только о характерологических шизоидах (людях с определёнными чертами характера), «шизоид» в отношении человека с шизоидным расстройством личности — не совсем корректный жаргонизм.

Шизоидов в мире больше, чем принято думать, и среди них есть как глубоко нарушенные, находящиеся на грани «сумасшествия» (а то и за ней) люди, но есть и те, кто обладает завидно надёжной психической устойчивостью[2].

Однако многим непрофессионалам «инаковость» и «странность» шизоидных личностей кажется непостижимой, и они, могут относить эти проявления к категории ненормальности. Впрочем, специалисты тоже грешат этим[2].

Справедливости ради, следует сказать, что часть специалистов (особенно имеющих отношение к психоаналитической традиции) считает, что «характерологическая шизоидность» имеет ту же (или сходную) природу, что и шизофрения[3], и разница не качественная, а количественная:


Впрочем, это мнение не является общепринятым[4, b-005].

Резюме: употребление слова «шизоид» в качестве синонима к «сумасшедший» — терминологически некорректно. Шизоид — это человек, имеющий определённые черты характера, который может как быть психически здоровым, так и иметь какие-либо ментальные расстройства.

Что такое шизоидный характер


Для начала позволю себе цитату, которая демонстрирует стандартный, я бы даже сказал, «отдающий казёнщиной и канцелярщиной» подход к шизоидам:

«Отстранённые, избегающие социального взаимодействия, с ограниченным диапазоном эмоциональной экспрессии. Это люди, которым не нужны другие люди, и которые отлично себя чувствуют наедине с собой. Они не склонны формировать близкие отношения с коллегами. Декомпенсируясь под действием стресса, они, скорее будут вести себя странно, чем применять насилие.»[1, стр. 231]


В литературе шизоидов обычно описывают либо как беспомощных, но безвредных чудаков, не способных к взаимодействию (см. пример выше), либо как гениев, витающих в своих «высоких эмпиреях», непостижимых для нас, «простых смертных».

На мой взгляд, это проблема не шизоидов, а авторов, которые пытаются их описывать. Шизоиды — в основе своей — такие же люди, как и все остальные.

Но некоторые особенности, выделяющие их (и, собственно, позволяющие объединить этих людей в некий в кластер), у шизоидов, конечно, есть.

Национальное руководство по психиатрии описывает их в том же казённо-обезличенном стиле:
«При всем многообразии личностных особенностей шизоидов объединяют явления социальной замкнутости (аутизм), дискомфорт в области человеческих отношений, обращенность к сфере внутренних переживаний, бедность эмоциональных связей с окружающими.

Лица со сложившейся шизоидной патохарактерологической структурой в большинстве своем необщительные, погруженные в себя, сдержанные, лишенные эмоциональной отзывчивости. Контакты с окружающими сопряжены для них с чувством неловкости, напряжением. Зачастую они активно избегают встреч с незнакомыми людьми».[10, стр. 1172]
Не могу сказать, что авторы радикально неправы, нет, просто акценты, по моему мнению, они расставляют неверно.

Союзников по этому мнению в академическом сообществе найти не так просто, поэтому ссылаться буду, в основном, на Мак-Вильямс (уже хотя бы потому, что нормальных исследований по характерологическим шизоидам нет, и речь в любом случае идёт о споре со ссылками на авторитеты при всей некорректности этого полемического приёма).

Также отмечу, что в научной и клинической литературе в описании и понимании сути шизоидных черт личности существуют серьезные разночтения, разногласия, явные противоречия[5, стр64; 3].

Свою попытку краткого описания сути шизоидного характера начну с того, что отмечу важный, по моему мнению, факт: в силу некоторых причин, о которых будет сказано далее, люди склонны патологизировать (т.е. считать более «больными», чем они есть на самом деле) шизоидов[3].

По этой причине не следует воспринимать описания, подобные приведённым выше, слишком буквально: нет, шизоиды общаются с другими людьми, у них есть потребность в образовании и поддержании близких отношений (едва ли не большая, чем у любого другого типа характера), их поступки логичны, и эта логика постижима.

Более того, я готов вынести на суд читателя тезис о том, что сама эта логика ничем не отличается от «общепринятой», различия — только в предпосылках, но они настолько фундаментальны, что порой нешизоиду бывает сложно понять шизоида.

Одним из таких отличий является то, что для шизоида безусловный приоритет составляет внутреннее. Внешнее обладает крайне малой степенью значимости[6, стр. 180]. Они достаточно безразличны к тому, чтобы производить конвенциональное впечатление[3].

Там, где человек с другим типом характера пропускает свои мысли, слова, чувства и поступки через множество корректирующих фильтров, чтобы «не показаться ненормальным», шизоид может выдать чистую и незамутнённую первичную реакцию[3].

Сумасшествие ли это? Положительно ответить на этот вопрос — значит проявить немалое лицемерие: ведь и у других людей «первичные реакции» будут схожими, разница не в них, а в том, что шизоиды не стесняются их и не подавляют эти импульсы в той мере, в которой это делают другие люди (хотя и у шизоидов существует своя система фильтрации, они не являются «благородными дикарями» ни в каком смысле).

Но почему они так себя ведут? Откуда берётся явление, которое Сасс назвал контрэтикетом?[7]

Позволю себе ещё одну цитату:
«Первичный конфликт в области отношений у шизоидных людей касается близости и дистанции, любви и страха. Их субъективную жизнь пропитывает глубокая амбивалентность по поводу привязанности. Они страстно жаждут близости, хотя и ощущают постоянную угрозу поглощения другими. Они ищут дистанции, чтобы сохранить свою безопасность и независимость, но при этом страдают от удаленности и одиночества»[3]
Таким образом, в направлении внешнего мира (в том числе в аспекте связей с другими людьми и поведения в контакте с ними) внутри шизоидной психики нет привычного многим людям единства: с одной стороны, шизоид очень хочет контакта, глубокого и подлинного, с другой — боится его.

В качестве выхода он строит две стратегии: стратегия «наивной честности» («я хочу, чтобы любили / ценили / заметили именно меня, а не мои социальные роли») — отсюда и некоторое пренебрежение по отношению к конвенциональным нормам и представлениям, и стратегия демонстрации себя.

Вообще, здесь будет некая спекуляция, но, по моему мнению, основанному на работе с достаточно большим количеством шизоидов, демонстративность — достаточно характерная для этого типа людей черта.

Она сближает их с истероидами (возможно, напишу подобное и про них, если материал «зайдёт»), но сам характер демонстрации принципиально различен: истероид будет демонстрировать успех в области триады «пол, секс, власть», а шизоиду нужно, чтобы увидели его оригинальность и способность оперировать абстракциями.

Вторая стратегия — собственно, оригинальность и абстракции, — для шизоида — средство, позволяющее не видеть свой первичный конфликт, и тот, кто сможет оценить красоту и изящество кропотливой и скрупулёзной работы шизоида по сокрытию этого конфликта от самого себя, тот даст ему искомое ощущение «понятости».

И именно здесь свои истоки берёт неконвенциональность поведения шизоида: ведь если он будет вести себя / думать / действовать и мечтать, как все, то кто заметит его?

Ему кажется (хотя он и не всегда это осознаёт), что общепринятое поведение лишает его индивидуальности (и даже самобытия, если совсем глубоко копать).

Быть как все — значит быть одним из всех, значит не быть вовсе.

При этом речь идет именно об аутентиченой инаковости, инаковости ради самой инаковости, не ради признания со стороны, точнее, и ради него тоже, но оно не главное: отчаявшись (как правило, ещё в детстве) найти аутентичное понимание в других, шизоид строит «оригинальность для себя», чтобы, оперевшись на неё, вообще почувствовать своё существование.

С другой стороны, шизоиды остро ощущают своё отличие от других, и это чувство — одна из причин, толкающих их к отстранённости: будучи способными к наблюдению и установлению закономерностей, шизоиды знают, что в повседневной жизни «нормальным» является обычное, свойственное большинству, а иное — воспринимается как признак патологии[3], а порой даже вызывает агрессию.

И это вызывает вторичную (но не последнюю) волну конфликта между желанием и страхом близости.

Казалось бы, какое отношение эти околопсихологические построения имеют к тематике сайта? В практическом разделе я постараюсь объяснить, как все эти внутренние механизмы влияют на конкретное поведение шизоидных сотрудников, руководителей и контрагентов.

Резюме: внешнему наблюдателю, не слишком заинтересованному в исследовании тонкостей внутренней психической жизни, шизоиды могут представляться как чудаки[2], [чрезмерно] погруженные в собственные мысли, решение какой-либо задачи, отгороженные от внешнего мира, имеющие сложности с установлением неформальных контактов, замкнутые[8], непонятные, странные[9], бесстрастные, саркастические[3], эмоционально холодные[10, стр. 1172].

В то же время, если рассмотреть динамику их психических процессов, становится понятно, что это чрезвычайно чувствительные люди, которые прячут свою чувствительность за стратегиями избегания[2].

Причём бегут они не только буквально, ограничивая себя в количестве контактов, но и психологически — предпочитая мир фантазий и абстракций, в котором они чувствуют себя в безопасности, миру реальных взаимодействий, в отношении которого они не имеют определённой и не вызывающей внутреннего конфликта позиции.

Дополнение: мой маленький личный таракан — я считаю необходимым предложить каждому, кто читает описание некоей «модели личности» / «обобщённых свойств характера» и т.п., ознакомиться с эффектом Барнума (хотя бы по статье на Википедии), если он или она ещё не.

Ок, а что за акцентуации?


С характером более или менее определились, теперь поговорим об акцентуациях. Здесь всё намного проще: акцентуация — это крайний вариант нормы выраженности проявления характерологических черт, не достигающих степени патологии (обычно имеется в виду — «личностного расстройства»)[11, стр. 490].

Т.е. это до некоторой степени синонимично известному всем понятию «тяжелый характер».

Отличия акцентуации от характерологических особенностей заключается, по меткому замечанию Леонгарда в «[тенденции] к переходу в патологическое состояние»[12, с. 16].

И ещё одно схожее определение:
«Акцентуации характера – это варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенных психогенных факторов при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим»[13, с. 7].
Т.е. в благоприятных для индивида условиях акцентуация никак себя не проявляет, но представляет собой потенциальный фактор уязвимости перед специфическими стрессами.

Там где, человек, имеющий «номинально нормальные» личностные черты, скорее всего, справится со стрессом, носитель акцентуации, весьма вероятно, декомпенсируется (не справится, начнёт вести себя нелогично и деструктивно, испытывая при этом достаточно высокий уровень страданий).

Резюме: в этом тексте речь идёт о характерологических и акцентуированных шизоидах (т.е. о здоровых с точки зрения психиатрии индивидах), поскольку именно с такими сталкивается большинство людей, не работающих в сфере душевного здоровья и смежных областях.

Практика


Как уже было сказано выше, хорошей литературы по «характерологическим шизоидам» (т.е. людям, имеющим шизоидные черты, не доходящие до уровня патологии) практически нет.

Более того, большая часть из того небольшого количества публикаций, которые вообще на эту тему есть, имеет «клиническую направленность», т.е. предполагает, в паре «читатель — шизоид» первый занимает некую «лечащую», «помогающую» позицию и направляет свои усилия на то, чтобы помочь обрести здоровье / адаптацию второму.

В большинстве реальных кейсов это, конечно же, не так: далеко не все из нас работают в индустрии душевного здоровья и получают деньги за то, чтобы помогать шизоидам адаптироваться к себе и миру.

Однако и скатываться в противоположную модель «я на работе деньги за написание кода / уборку помещений / доставку еды / составление отчетов получаю, какая мне разница, что там эти другие думают и чувствуют» (типичная шизоидная позиция, кстати) было бы ошибкой: учёт личностных особенностей подчинённых, коллег и руководителей может и карьере помочь, и личную / общую продуктивность повысить.

Где работают шизоиды


Актуальных данных по демографии характерологических шизоидов (особенно по России) практически нет.

Поэтому для ответа на вынесенный в заглавие раздела вопрос придётся воспользоваться, возможно, не самой качественной (с точки зрения доказательности) литературой (всё лучше, чем собственные фантазии выдавать за истину).

Есть анализ распределения студентов по специальностям в зависимости от психотипа, по результатам которого можно попробовать сделать некоторые осторожные выводы:
«В группе физико-математических специальностей обследовался второй и выпускной курсы (преимущественно математики). На втором курсе у студентов чаще всего встречалось черты характера шизоидного психотипа, на втором месте по частоте — лабильный психотип. Аналогичная картина наблюдается и на выпускном курсе»[8].

Источник:[8]

В довольно старой книге, посвящённой характерологической шизоидности приводится вот такая статистика распределения шизоидов по отраслям:


Источник: [14, стр. 28]

На этом конкретика заканчивается. По мнению некоторых авторов,
«Среди лиц с чертами шизоидной акцентуации статистически чаще встречаются изобретатели, рационализаторы. <…> У некоторых лиц с чертами шизоидной акцентуации явно выражены творческие способности».[5, стр. 111]
«Статистически чаще лица с чертами шизоидности занимаются творческой исполнительской деятельности. И когда есть выбор – быть руководителем или просто творить, – они чаще выбирают творчество»[5, стр. 116].
Собчик в интерпретаторе к тесту СМИЛ пишет, что:
«Для них характерен профессиональный тропизм к видам деятельности свободного, творческого стиля, они стремятся к избеганию любых формальных рамок, режимных видов труда.»[15, стр 71]
Здесь следует отметить две вещи:

1. У Собчик речь идёт не о шизоидах, а «лицах с характерологически выраженным подъемом по восьмой шкале СМИЛ», однако в рамках отечественной психологии / характерологии часто шизоидов определяют именно так (хотя я и не согласен с этим);

2. Несмотря на огромную распространённость и популярность среди специалистов, тест СМИЛ не имеет достаточных свидетельств валидности и надёжности, а лежащие в его основе (именно СМИЛа, а не исходного MMPI) теоретические положения для меня выглядят, как минимум спорными.

Резюме: надёжных данных о распределении шизоидов по отраслям / сферам деятельности — нет. Из общих соображений можно сделать предположение, что оно будет определяться двумя принципами: склонностью к абстракциям (математики, программисты, теологи) и потребностью в достаточном дистанцировании от других («полевые профессии» — геодезисты, фотографы дикой природы и т.д.).

Шизоидный интерфейс в целом


Поскольку отношения в большинстве компаний и организаций, особенно имеющих гибкую структуру управления с развитыми формальными и неформальными горизонтальными связями, обычно плохо укладываются в парадигму «начальники — подчиненные — коллеги», считаю целесообразным некоторые общие, пересекающиеся моменты вынести в отдельный подраздел.

Понятно, что шизоиды разные, и ситуации в которые они попадают, могут существенно отличаться, что на выходе дает очень непохожие реакции (как шизоидов, так и их окружения), но некоторые повторяющиеся паттерны можно и нужно попытаться выделить.

Ниже я попытаюсь описать некий «шизоидный интерфейс взаимодействия с внешним миром» в самом общем виде, но с упором на профессиональные отношения.

Правильность и разумность


К моему удивлению, в клинической литературе приводятся упоминания сложности характерологической дифференциальной диагностики между шизоидными и обсессивно-компульсивными личностями.

Обоснованием является склонность и тех и других к декларации важности такого понятия как «правильность». Вот только содержание различно: для обсессивно-компульсивных личностей (очень упрощая, почти теряя суть, но экономя много страниц текста) «правильность» — это «упорядоченность», а для шизоидов — это «разумность».

«Что неразумно, то неправильно».

Только следует помнить о том, что представления об этой самой «разумности» у шизоида могут отличаться и от ваших лично, и от «общепринятых» (не говоря уже о том, что у двух разных шизоидов они, вероятно, будут различными).

Даже самые зрелые и «прокачанные в социальности» шизоиды, которым доступно понимание ограничений этого принципа, всё равно продолжают им пользоваться. Многие из них в процессе работы над собой способны принять важность иррационального в жизни человека только после того, как ознакомятся с предельно рациональными аргументами на эту тему.

Честность


Шизоиды, как правило, честны с собой и миром. В первую очередь, я имею в виду честность относительно поступков и их мотивации. Многие типично «невротические» (в кавычках — вследствие неоднозначности термина) конфликты вида «хочу X, но это неприемлемо с точки зрения социально-культурных требований» непонятны шизоиду, поскольку непонятна сама ценность соблюдения социально-культурных правил и обычаев, особенно не оформленных в виде законов.

Часто честность шизоидов бывает обескураживающей: здесь и критика подчинённым своего руководителя (в т.ч. в присутствии третьих лиц), и неуместные знаки эротического внимания, и откровенно саркастическое отношение к сакральным для других ритуалам и процедурам.

Шизоиды не благородны (точнее, не все из них, это качество не определяется шизоидностью как таковой), здесь речь о другом типе честности: эта не та честность, которая убережёт вас от предательства, скорее, это та честность, которая заставит вас краснеть.

Мотивация


Мотивация шизоида строится вокруг трёх основных понятий: игра, интерес и правильность. Слова, как это часто бывает, не передают всей сложности стоящих за ними явлений

«Игра» — это метафора безопасности, в которой шизоид может актуализировать собственную индивидуалистичность. Внутри шизоидной психики существует конфликт, который неплохо поддерживается его индивидуальным опытом неконвенционального поведения.

С одной стороны он видит и чувствует свои психические процессы, имеющие в субъективном восприятии свойства аутентичности и реальности, с другой, от среды шизоид получает сигналы о том, что проявления этих процессов — странные, эксцентричные, чудаковатые, а то и вообще социально неприемлемые.

«Игровой» процесс является наиболее естественным и здоровым выходом из этого конфликта. И я сейчас не про геймификацию как таковую, здесь, наверное, лучше подойдёт аналогия с экспериментом: субъект делает что-то, это что-то, возможно, никто до него не делал (не вообще, а в обозримых окрестностях), соответственно, нет жестких требований к тому, как это должно происходить (никто ведь не знает), а это делает легитимными спонтанные внутренние реакции.

Именно поэтому шизоиды часто любят RnD (НИОКР) во всех его формах и проявлениях. Кроме того, сам аспект «этого никто не делал» — важен. Но важен он не с точки зрения нарциссических представления о собственной крутости и нужности, нет, здесь другое: эксклюзивность задачи может быть косвенным показателем её «интересности».

«Интересной», как правило, является не та задача, которая даёт максимум профита при минимальных усилиях (организации, руководителю или шизоиду лично). Интересной является та задача, где шизоид может легализовать свою склонность к «играм с абстракциями».

Имея конфликт вокруг близости и дистанции, шизоид в течение жизни учится интеллектуализации и рационализации — способам настроить множество слоёв рассуждений, за которыми, кажется, получится спрятать исходный конфликт.

Поскольку шизоид (задолго до того, как устроится на первую работу) имеет большой опыт в этом деле, и опыт этот часто окрашен положительно (абстракции делают переживания менее болезненными), он будет иметь естественное и искреннее желание с ними работать.

Поэтому, если вы хотите «заинтересовать шизоида в решении задачи», вам нужно апеллировать не к выгоде, не к миссии компании, а к внутренним свойствам задачи, к её «интересности» — как возможности в процессе решения «совмещать несовместимое и реализовывать нереализуемое».

Шизоиды, на мой взгляд, лучше всего поддаются методам нематериального стимулирования. Но они же — это те люди, которые постоянно будут говорить: «зачем на корпоратив, лучше бы деньгами дали», «нафига этот бассейн в офисе, лучше бы зарплату подняли» и т.п.

Разумеется, не все, а только те, у которых принятые в компании меры нематериального поощрения не совпадают с субъективным представлением о «правильности».

Однако если найти индивидуально-значимые нефинансовые факторы для данного конкретного шизоида (два больших монитора, N ядер производительностью M на рабочей станции, каска специальной формы и свойств, защитный костюм класса защиты не ниже X, возможность приходить на работу на полчаса-час позже, чем всем), то можно неплохо сэкономить на «шизоидном ФОТе».
«Подход «кнута и пряника» к мотивации на них практически не работает. Дайте ему знать, что нужно сделать, как вы хотите, чтобы он это сделал, когда это нужно сделать и какие ресурсы можно затратить, после чего оставьте его в покое».[1, стр. 231]

Трудности


Есть мнение (поддерживаемое, в т.ч. многими шизоидами) о том, что трудности шизоидов мотивируют. Это не так. Хотя извне оно именно так и выглядит. Нужно решить очень трудную задачу, все от неё так или иначе отказываются, а потом находится шизоид, который не просто не саботирует, а активно просит дать ему возможность поучаствовать.

Но это не потому, что шизоидов не пугают трудности (пугают, даже больше, чем остальных), просто у них своя шкала определения того, что является трудностью, а что — нет. И не «общая шизоидная шкала», а своя, индивидуальная для каждого шизоида.

Возможно, его не пугает написание драйвера на perl’e, продажа тампонов в мужское ИТУ или построение деревянного небоскрёба. В конце концов, это «интересные задачи». Но, вот, соблюдение дресс-кода, регулярность предоставления отчётности или необходимость носить бейджик — может быть непреодолимой задачей.

И не потому, что это требует дисциплины (сложно найти человека, более дисциплинированного, чем заинтересованный шизоид в своей «песочнице»), как зачастую оценивают это поведение и руководители, и авторы книг по характерологии.

Всё дело в том, что [в субъективном восприятии шизоида] указанные задачи не являются ни интересными, ни «правильными» (рациональными, но о шизоидной рациональности нужно поговорить отдельно).

И если трудность в «неинтересной и неправильной» задаче как-то мешает шизоиду реализовывать то, что он оценивает как «интересное и / или правильное», и при этом на него оказывается внешнее давление, то тут и до декомпенсации недалеко.

Конфликты


У шизоидов есть два интересных свойства: они не любят конфликтов (не боятся, как правило, а именно не любят) и ведут себя в них достаточно конструктивно (разумеется, если оценивать с т.з. их собственных представлений о конструктивном поведении).

Вы редко встретите действительно импульсивного шизоида. Как правило, они стараются «разрешить ситуацию рационально», чем вызывают множество проблем, т.к. у нешизоидов конфликты — это часто средство эмоциональной разрядки, получения эмоционального удовлетворения, распутывания клубка непонятных эмоций, способ высказать свои чувства.

В общем, люди зачастую конфликтуют на эмоциональном уровне (даже если повод достаточно рационален), а шизоиды на этот уровень не переходят.

Им непонятны такие концепции как «потеря лица» (перед руководителем, заказчиками), «субординация в конфликте», «обида» (точнее, они вполне себе обидчивы, но содержание их обиды отличается), «оскорбление» и прочее.

Назвать руководителя / учредителя «некомпетентным идиотом» — для сферического шизоида в вакууме — это не акт неповиновения, это информационное сообщение, в ответ на которое он ждёт не «да кто ты такой, чтобы так со мной разговаривать», а «ок, ты говоришь, что я в чём-то не разбираюсь, дай мне ссылку на документацию, я разберусь» и очень удивляются, когда (почти всегда) не получают такую реакцию.

Вообще, у шизоидов задачи / сообщения не проходят атрибуцию по источнику (за редким исключением сообщений от людей, которых шизоиды считают заслуженно авторитетными, экспертами, таким они готовы простить очень многое): неважно, кто сказал, важно «что сказано».

Нешизоидными (особенно антисоциальными, нарциссическими и истерическими — а именно такие имеют большие шансы оказаться на руководящем посту) личностями такое пренебрежение «атрибуцией по источнику» воспринимается как вызов и сигнал начала борьбы за статус, но шизоиду это всё не нужно.

Шизоиду нужно, чтобы было «правильно» и «разумно». В этом месте часто возникает непонимание и усиливаются конфликты. Ему сложно понять, почему он должен отказываться от своего мнения или формы, в которой он хочет его высказать только потому, что собеседник занимает иное положение в социальной иерархии (ведь мысль-то верная!).

Дезадаптация / декомпенсация


Типичная форма декомпенсации и последующей дезадаптации — это усиление «шизоидности» шизоида: он становится более замкнутым, всё более и более ориентируется на интрапсихическую жизнь, а не на внешний мир с его событиями и обязательствами.

Хотя, разумеется, это не единственный вариант. Возможно добавление значительных элементов из схем дезадаптации по депрессивному, тревожному, да и, честно говоря, любому другому.

Сломанные планы, даже если внешнему наблюдателю они кажутся совсем незначительными, могут стать причиной достаточной серьёзной «просадки» шизоида, в т.ч. и с точки зрения производительности на работе.

Если при переезде в новый кабинет шизоиду пообещали занавески синего цвета, а на деле они оказались зелёными, этого может уже быть достаточно, чтобы его «сломать» на достаточно долгий срок.

Попытаюсь объяснить логику, она тут есть: как я уже упоминал ранее, вся личность шизоида выстроена вокруг внутреннего конфликта, который спрятан от него самого толстым одеялом психических защит, среди которых есть и всемогущий контроль, и очень интересно соединяющаяся с ним интеллектуализация.

Если всё упрощать до уровня утрированного описания, шизоиду для нормального функционирования необходимо верить в то, что он справится со своим конфликтом, но верить он не может («верить» — это уже в значительной степени преодолеть конфликт), поэтому он стремится не верить, а знать.

Знать, в т.ч. за счёт планирования и попыток просчитать все возможные варианты. Включая цвет занавесок на новом рабочем месте. И неожиданные занавески здесь — это не просто иной предмет интерьера, это свидетельство собственной неспособности контролировать (даже такие мелочи), из которого растёт ощущения незакрытости от собственного конфликта, а это — хтонический ужас, с которым тяжело справиться.

Отсюда, кстати, вытекает ещё одна особенность: у большинства шизоидов крайне высокие накладные расходы на переключение между задачами.

Даже если сам характер обязанностей шизоида предполагает работу «в режиме сервера» с ответами на входящие запросы, вы с высокой вероятностью заметите, что, предоставленный самому себе, шизоид постарается выстроить это в какую-то более регулярную структуру и будет крайне болезненно реагировать, когда его абстрактная надстройка по тем или иным причинам пропустит хаос лежащей ниже системы и заставит с ним соприкоснуться.

Способность к саботажу


Шизоиды способны к итальянской забастовке, работе вполсилы и прочим формам саботажа. Но им не нравятся такие формы работы: это «неправильно» и «неинтересно» (в целом, в отдельных случаях, разумеется, оценки могут отличаться).

Это удобно, т.к. упрощает в некоторой степени решение производственных конфликтов с участием шизоидов, но это и опасно, т.к. есть ненулевая вероятность, что шизоид воспримет в качестве одной из форм протеста вполне легитимную работу других сотрудников.

В этом случае он может начать искать для себя причину такого поведения и, весьма вероятно, найдёт её.

Иррациональная рациональность


Многие шизоиды любят подчёркивать, что они «разумны», «рациональны», «используют научный метод» и вообще всячески демонстрировать презумпцию превосходства разума над эмоциями, рационального над иррациональным и символическим.

Зачастую они неплохо владеют приемами и шаблонами дискуссий на эту тему, и могут производить впечатление людей, достаточно осознанно выбравших «сторону разума» и методически её придерживающихся.

Но есть мало менее рациональных людей, чем шизоиды с низкой осознанностью. Это именно те люди, которые «верят в науку». Они не менее (а то и более) суеверны, просто их суеверия окутаны толстыми слоями рационализаций.

«Давайте перезагрузим сервер, вдруг поможет» — в ряде случаев это акт совершенно «магический» по своей сути, но шизоид, предложивший это, очень редко признается за рамками очень близкого круга таких же шизоидов в иррациональном характере этого поступка.

«Во внешний мир» пойдут пространные, изобилующие техническими подробностями (зачастую, чем меньше контрагент по коммуникации знает о серверах, тем более низкоуровневую информацию он получит) рассказы о том, что так было надо. И ни слова о том, что это был импульсивный поступок, отыгрывание, направленное на то, чтобы на время справиться с тревогой.

Часто высмеивая общепринятые в данной культуре суеверия, шизоиды создают свои, не всегда признавая их таковыми. Ярчайший пример, известный всем, кто достаточно давно пользуется интернетом, — знаменитый Бубен Админа. Подаваемый обществу как некий знак метаиронии, он на самом деле обладает определённой сакральностью для шизоида, хоть тот и не готов в этом признаться.

Но это не только в ИТ-сфере работает, где бы ни оказался шизоид, он постепенно настроит какое-то количество полумагических полуритуальных действий.

Повторы и ритуалы


И тут мы снова возвращаемся к началу и к разговору о том, что шизоидов порой путают с обсессивно-компульсивными личностями.

Но это, повторюсь, разные динамики: для шизоида повторы — это как раскачивание для аутистов (по крайней мере, «типичных, киношных аутистов»), как убаюкивание для ребёнка — способ справиться с дезорганизующей тревогой.

Есть ещё одна типично шизоидная черта: желание максимально использовать повторно разработанные продукты / принятые решения и т.д.

Внешне это похоже на ригидность мышления, но «внутри» часто имеет иную природу: многие продукты профессиональной деятельности шизоида (или любые другие вещи / процессы / символы, в которые шизоид вложил достаточно много труда и интеллектуальных ресурсов) представляют для него большую ценность.

Ему бывает сложно до конца прожить процедуру отчуждения результатов его труда, и он хочет, чтобы они использовались снова и снова: с одной стороны, для него это победа над хаосом внешнего мира (через создание чего-то постоянного, применимого в переменных обстоятельствах), с другой — внешнее признание ценности его интеллектуальных операций (игры с абстракциями).

Шизоиды и конкретика


Получить от шизоида конкретный ответ на конкретный вопрос может быть весьма сложно. Остро чувствуя всю зыбкость человеческих суждений, границы применимости рассуждений и их условность, а также имея мощный заряд внутренней тревоги, шизоиды склонны вместо «да» или «нет» выдавать достаточно пространные рассуждения вида «ни да, ни нет, но в определённых условиях — может быть, да и то не факт».

Нередко они видят противоречия в самой формулировке вопросов[5, стр. 115] (от себя добавлю, что часто им не кажется, и эти противоречия действительно есть).

Это свойство шизоидов может быть как полезным (отловить проблему на уровне постановки задачи, не потратив большое количество на реализацию заведомо противоречивых требований — ценное качество), так и вредным для трудовой деятельности (знания шизоидного эксперта бывает сложно передать другим участникам производственного процесса, в т.ч. по причине склонности шизоидов к избеганию конкретики и определённости).

Риски в работе с шизоидами


Для начала приведу цитату из национального руководства по психиатрии:

«Социальная ценность шизоидной личности неоднозначна: у одних все силы, помыслы и энергия устремлены к достижению отстраненных от реальности целей (схоласты, непрактичные и нелюдимые кабинетные ученые), другие же проявляют недюжинную энергию и упорство, направленные на революционное преобразование общества (идеалисты, фанатики, деспоты), третьи — коллекционеры, деятели искусства с абстрактной направленностью творчества, занятые поиском новых форм».[10, стр. 1173]


Нешизоидным личностям бывает сложно и непонятно поведение шизоида в конфликте: недвусмысленно заявляя о своей направленности на конструктивное решение вопроса, шизоиды:
«В конфликтных ситуациях часто ведут себя грубо, цинично, саркастично, агрессивно, что легко делает их непопулярными».[16, стр. 414]
Ещё одной особенностью шизоидов является отличная от «общепринятой» система оценки важности работы. Шизоид будет очень дорожить работой, которая позволяет ему реализовывать его «шизоидные потребности», но ровно до тех пор, пока это условие выполняется:
«[шизоиды могут] внезапно уволиться по причине того, что «работа им больше не подходит».[1, стр. 231]
По мнению некоторых авторов,
«Шизоид может быть до необычности талантлив и он может привносить немалые проблемы в коллективы, оттягивая на себя, на свои идеи, концепции несколько нормально работающих работников.»[14, стр. 3]
В целом, в литературе прослеживается некий скепсис в отношении способность шизоидов к руководящей деятельности:
«Лица с шизоидной акцентуацией на организаторской работе могут вносить напряженность, нервозность в систему межличностных отношений».[14, стр. 16]

Ещё одно мнение на ту же тему:
«Последствия для организации: коллектив бурлит идеями, различными проектами, но заваливаются циклически выполняемые операции; руководить, передавать приказы по вертикали становится очень сложно; контур управления циклически повторяющимися операциями постепенно разрушается». [17]
Сам я с такой оценкой не согласен, и, не отрицая возможность (и даже высокую вероятность) подобного развития событий, хотел бы акцентировать внимание на том, что оно не является следствием шизоидности как таковой: индивид, обладающий любым психотипом, будучи помещённым в неоптимальные для себя условия, будет демонстрировать в лучшем случае низкую продуктивность, а в худшем — совершать деструктивные действия.

Просто классическая (особенно в нашей стране) парадигма управления, основанная на вертикали подчинения и большом количестве сигналов атрибуции («мнение руководителя по умолчанию более ценно, чем рядового сотрудника») плохо подходит именно для шизоидов.
«С шизоидом можно работать высокопродуктивно, он может быть очень эффективным в профессиональной деятельности, но может и приносить большие проблемы. Это зависит от того, каким видом деятельности он занимается, в какие ситуации мы его ставим, как мы к нему относимся. Отношение к шизоиду должно быть другое, более эмпатичное, нежели отношение к другим типам личности».[14, стр. 12]
Носители других психотипов чувствуют себя в типичной структуре управления более естественно, и именно поэтому шизоиды часто смотрятся на их фоне менее выигрышно. Однако если поместить шизоида в подходящую систему управления, он вполне может составить конкуренцию любому другому характерологическому типу.

Целесообразность «построения системы под шизоидов» — отдельный вопрос, рассмотрение которого уже выходит за рамки темы данного текста.

Ценность шизоида в трудовых отношениях


И снова, как это часто бывает в литературе, посвящённой шизоидам, мы можем встретить некое противоречие изложенному выше:
«Среди шизоидов немало независимо и оригинально мыслящих ученых, философов, авторов подчас талантливых и ценных научных теорий, устанавливающих неожиданные закономерности».[10, стр. 1173]
Некоторые авторы подчёркивают способность шизоидов работать с людьми:
«Умеренно шизоидные личности, при наличии других профессионально важных качеств, способны понять клиента, проявить эмпатию, искреннюю заинтересованность, работать, не особенно считаясь с низким заработком».[5]
Я считаю, что эта способность в высокой степени основана на опыте контакта с тем, что психологи психодинамических школ называют «первичным процессом» (некий эквивалент того, что общеизвестно в рамках нашей культуры под именем «бессознательного»).

Не понимая людей, шизоиды порой понимают их лучше, чем кто-либо другой. И снова, здесь нет парадокса: достаточно лишь определить термин «понимание» — шизоид видит глубинные процессы в человеке, которые он сам может не замечать, он (шизоид) до некоторой степени способен прогнозировать развитие этих процессов и замечать их истоки.

Чего он не понимает, так это того, как работают психические защиты, и почему контрагент по коммуникации сам не замечает того, что кажется шизоиду очевидным.

Практически в любом источнике, посвящённом шизоидному характеру, можно найти упоминание креативности. Мне в этом смысле нравится формулировка Мак-Вильямс:
«Наиболее адаптивной и волнующей способностью шизоидных личностей является их креативность. Большинство действительно оригинальных художников имеет сильный шизоидный радикал почти по определению, поскольку они должны противостоять рутине и вносить в нее новую струю. Более здоровый шизоид направит свои ценные качества в искусство, научные исследования, теоретические разработки, духовные изыскания. Более нарушенные индивиды данной категории пребывают в своем личном аду, где их потенциальные способности поглощаются страхом и отстраненностью».[3]
В целом, сильные стороны шизоидов заключаются в высокой способности к наблюдению и объективному критическому мышлению, глубокой фокусировке на задаче[16, стр. 413], предрасположенности к талантам[18], нематериальной мотивации к деятельности[17], способности эффективно использовать в своей деятельности и в мышлении относительно противоположные метапрограммы[17].

Шизоиды в трудовых и коммерческих отношениях


Рассмотрев основные особенности шизоидов в рамках трудовых взаимодействий, предлагаю перейти к отдельным кейсам.

Шизоид как коллега


Имея внутренний конфликт по поводу близости и дистанции, шизоидный коллега, весьма вероятно будет держаться особняком. Некоторые будут использовать гиперкомпенсации и формально участвовать в кухонных посиделках и корпоративах, но их достаточно легко отличить по «странному» и вызывающему чувство недоумения / испанского стыда поведению (признак не исключительный, но распространённый).

Шизоидный коллега хорош тем, что его можно использовать как некий слой абстракций над сложными проблемами. Особенно если добавить немного не слишком явных манипуляций, указав ему, что именно вот эту часть работы он выполнит лучше всего, т.к. она сложна и необычна.

Нужно написать сервер под Android на Powershell? Возможно, наиболее шизоидный участник вашей команды возьмётся за эту задачу.

Требуется организовать рекламную кампанию по продаже снега эскимосам, все понимают абсурдность задачи, но она пришла от лица, которому нельзя отказать?

Объясните шизоиду всю сложность, уникальность и необычность задачи, скажите, что никто ничего подобного до этого не делал, и через некоторое время у вас будет на руках несколько прототипов.

Шизоид действительно может достаточно глубоко погрузиться в вопрос и выдать весьма оригинальное (и не всегда невыполнимое / неприемлемое) решение задачи. При этом вам даже не обязательно быть его руководителем — ни прямым, ни операционным, ни вообще как-то быть «выше» в корпоративной иерархии.

В этом смысле шизоидный коллега несколько напоминает ребёнка: его нужно заинтересовать подходящей «игрушкой». Если это удастся сделать, мотивация будет гораздо сильнее, чем та, которую может обеспечить прямой приказ или распоряжение.

Вторым его преимуществом для коллектива является некоторое пренебрежение (у разных шизоидов оно будет в разной степени и в разных сферах) принятыми неписаными правилами, и поэтому его руками можно эффективно задействовать в претворении в жизнь не самых приятных для коллектива изменений.

Если нужно внедрить СКУД или DLP, шизоиды отлично подходят в качестве исполнителей. Они достаточно эффективно будут противостоять общему сопротивлению, которое часто возникает при реализации подобных проектов.

Если руководитель желает проявить некую степень маккиавелизма и обрушить недовольство коллектива данным проектом, шизоид — подходящий кандидат на эту роль. Есть только одна проблема: шизоид должен иметь некую внутреннюю мотивацию, зачем лично ему это надо (например, «интересно разобраться с новой технически сложной системой» — вполне хороший пример оной).

Шизоидному сотруднику важно иметь свою «песочницу» в рамках отдела / подразделения / департамента / отряда и т.п., т.е. на своём уровне. Даже если речь идёт о командной работе, шизоид постарается выделить себе отдельную подзадачу, которую будет считать «по-настоящему своей»[16, стр. 413].

У него есть потребность в автономии, и если его хоть немного интересует та работа, которую он выполняет, реализовать эту потребность наиболее естественным для шизоида образом можно, предоставив ему возможность разбираться с самыми необычными / сложными / нетипичными / оригинальными задачами.

Подобную «песочницу» он считает «своей вотчиной» — с одной стороны, ревностно охраняет от вмешательств, с другой — с гордостью демонстрирует тем, кому действительно интересно разобраться, как там всё устроено (как правило, таким же шизоидам). Он готов вкладывать поистине нечеловеческие усилия в то, чтобы в этой песочнице всё было «правильно» (на его субъективный взгляд, конечно).

Руководители не всегда обеспечивают «песочницу» для шизоида, и здесь ему могут помочь коллеги (заодно избавив себя от лишних сложностей). Не следует думать, что он возьмёт на себя «всю неприятную работу», но разумно ожидать, что часть работы, которая вам кажется сложной, тревожащей, непонятной и т.д. будет реально интересна шизоидному коллеге.

Сам характер операций не имеет значения, имеет значение то, что выполнение данной работы придаёт шизоиду (хотя бы в собственных глазах, этого достаточно) некое ощущение «особенности». И возможность «игры» — использования оригинальных и нестандартных (вплоть до абсурдности) решений.

Шизоиды плохо переносят участие в неформальных активностях, если не видят в них смысла. Скинуться руководителю на подарок? Пойти на субботник? В целом вы, вероятно, встретите серьёзное сопротивление, если предложите что-то подобное шизоидному коллеге.

Но дело здесь не в том, что «он не чувствует, гад такой, себя частью коллектива» (хотя, возможно, это и так), а в том, что для шизоида мотивация строится в высокой степени через осознание «осмысленности» операций / целей.

Проблема возникнет там, где вы попытаетесь объяснить эту осмысленность с точки зрения ваших (или общественных, корпоративных) ценностей: для него подобные слова — пустой звук, buzzwords, а то и вообще — bullshit.

Здесь мы немного начинаем подбираться к следующему разделу, посвящённому управлению шизоидами, но кое-что можно сделать и на уровне горизонтальных связей: попытаться объяснить, как целевая (для вас) активность позитивно повлияет на «песочницу» шизоида.

Шизоид как подчинённый


Шизоиды имеют репутацию сложноуправляемых, вызывающих проблемы сотрудников. Отчасти причина состоит в том, что обычная система приказов и распоряжений недоступна в полной мере для их осознания.

Изнутри распоряжение, которое не нравится (точнее, является «абсурдным», «глупым», «неправильным» или просто «недостаточно эстетичным» с его точки зрения) шизоиду, выглядит примерно так: «какой-то неумный человек с большими звёздами / буквами хочет сломать мой прекрасный мир, в котором всё гармонично. Он либо враг, либо глупец (что чаще), который ничего не понимает».

Довольно сложно донести до шизоида идею о том, что с позиции руководства (особенно топ-менеджмента) ситуация может выглядеть совсем не так, как видит её он, и что с «более высокоуровневой точки зрения» его «песочница» — это то, что мешает решать задачи бизнеса (в случаях, когда это так).

Бизнес-образование помогает слабо. Такие «прокачанные» шизоиды зачастую используют полученные знания не для того, чтобы смотреть на свои действия и решения в более широком контексте, а для того, чтобы «вписать» собственное желание «играть в песочнице» в этот более широкий контекст.

Такой человек будет настаивать на том, что в новом проекте на Java обязательно нужно использовать ассемблерные вставки, а конкурентный анализ ну-никак-нельзя построить, не используя десяток нейросетевых моделей.

Однако я не хочу, чтобы у читателя сложилось ложное впечатление о шизоидах как о неуправляемых эгоистичных инфантильных отморозках. Они весьма договороспособны, просто следует помнить, что они используют «иную систему ценностей, выводов и сигналов».

Ваши «опексы с капексами» могут ничего не значить для шизоида, но если перевести их в понятные и интересные ему формулировки («в результате этого мы тебе аренду трёх сотен TPU оплатим») — он станет вполне сговорчивым.

Кстати, в некоторых ситуациях требуется перевод наоборот — когда тензорные ускорители будут для шизоида пустым звуком (не все шизоиды — «компьютерные гики»), а на уровне «опексов-капексов» всё станет просто и понятно.

Достаточно бесполезно апеллировать как к ценностям и задачам отдела / компании, так и к меркантильным интересам шизоидного подчинённого. Ни фраза о том, что «это новая эра для всех нас», ни предложение «давай тебя лично повысим, если ты сделаешь то-то и то-то» могут не возыметь никакого эффекта.

У шизоида есть некая автономная шкала «правильности — неправильности» действий, и наиболее простой способ что-то действительно до него донести — это показать «правильность» этого чего-то в рамках данной шкалы.

«А к чему такие трудности? — задаст мне логичный вопрос читатель, — вон их за забором полно всяких и шизоидных, и нешизоидных».

А к тому, что у шизоидов при достаточном интеллектуальном развитии (но у них, если не брать клинические случаи, с этим обычно всё не очень плохо) и вы можете получить сотрудника, работающего с мотивацией и заинтересованностью, которая не у всякого собственника наблюдается.

Если шизоид действительно сделает некий участок работы своей «песочницей», там могут начать твориться «странные вещи», но, будьте уверены, он сделает всё, чтобы система (техническая, управленческая) работала и работала «правильно». Абсолютно «не щадя живота своего», честно и [часто] почти бескорыстно.

Шизоиды буквально умирают как профессионалы под действием токсичных лучей микроменеджмента и активно прогрессируют не на курсах и семинарах, а в боевой обстановке, когда им доверяют сложные задачи.

Они могут бояться ответственности, но обычно отлично с ней справляются, а среда, дающая им одновременно «интересные и правильные» вызовы позволяет им показывать чудеса скорости развития в профессии.

Если вам нужно «закрыть шизоидом» блок «скучных рутинных операций», вы можете это сделать. И получить большое количество ошибок, низкую мотивацию, а то и вообще саботаж.

Но можно поступить немного хитрее: поставить шизоиду задачу не «разгрести конюшни», а «сделать так, чтобы они не загрязнялись, а если и загрязнялись, то очищались бы сами, силами некоего волшебства». Главное не забудьте явно указать сохранность лошадей в качестве граничного условия.

И, не переходя к откровенному микроменеджменту, интересуйтесь иногда (по возможности, искренне) тем, что происходит у шизоида в его песочнице:
«Чтобы компенсировать тенденцию «выпадания» периодически проводите ненавязчивые поддерживающие и направляющие сессии».[1, стр. 231]

Шизоид как руководитель


В целом, поскольку внешняя атрибуция, включая знаки различия и наименования должностей, для шизоидов не настолько важны, как для некоторых других типов личности (антисоциальных, эпилептоидных, истероидных), они редко участвуют в карьерной гонке с полной отдачей.

Однако шизоид вполне может стать руководителем группы специалистов или какого-то подразделения, в котором решаются те самые «интересные и правильные» задачи. Просто потому, что он будет мотивирован не столько зарплатой и надписью на двери кабинета, сколько самим этим кабинетом (опен-спейсы — не для шизоидов, там сложно побыть с собой) и уважением со стороны таких же шизоидных коллег.

Шизоиды-руководители имеют один существенный недостаток, проистекающий из самого свойства шизоидного конфликта: боясь близости и избегая коммуникаций, а также имея успешный опыт ухода от всего этого через построение дополнительных слоёв абстракций, такой руководитель с большой вероятностью будет генерировать «высокотехнологичную бюрократию»[19].

Декларируя неприязнь к бюрократизму как таковому, шизоид, весьма вероятно, попытается «выстраивать процессы». Если у него есть соответствующие навыки и опыт, может получиться достаточно продуктивная и разумная структура. Но если их нет, полученная система будет служить, в основном, одной цели — защитить шизоидного руководителя от контакта с подчинёнными.

С другой стороны, если большая часть подчинённых — тоже достаточно выраженные шизоиды, такая система будет эффективна в пределах отдела / подразделения, поскольку создаст комфортные условия для всех.

Кроме того, именно шизоидный руководитель может получить достаточно высокий неформальный авторитет, чтобы мотивировать других шизоидов.

Шизоид как партнёр в бизнесе


Шизоид как партнёр может быть ценен тем, что способен находить весьма нестандартные решения и обходить граничные условия задач, возникающих перед бизнесом. Его главная опасность заключается в том, что он может начать «строить космический звездолёт» там, где достаточно просто арендовать микроавтобус.

Стремление «сделать раз и навсегда» может вредить проекту, и шизоиду бывает сложно это осознать по причинам, изложенным выше.

С другой стороны, достаточно зрелые шизоиды могут быть полезны тем, что преодолели свою ориентированность на техническое совершенство разрабатываемых решений, и если ваш бизнес достаточно наукоёмкий (или просто в значительной степени завязан на сложные технические решения и системы), шизоид-учредитель может эффективно провести шизоидную команду сквозь её стремление к «искусству для искусства» к процессу зарабатывания денег.

Шизоид как фрилансер / аутсорсер


Казалось бы, фриланс / аутсорсинг / консалтинг — идеальная среда для шизоида: в этих областях бывает проще стать для других людей абстрактной функцией — никто не смотрит на самого шизоида, все смотрят, какой результат он выдаёт за свою почасовую (например) ставку.

Такая ситуация удобна для многих шизоидов, и те из них, которые смогли реализоваться в какой-то из названных областей, как правило, бывают достаточно эффективны, да и чувствуют себя неплохо.

Однако есть и вторая, неприятная и тяжёлая для шизоида сторона в подобной конфигурации трудовых отношений: необходимость конкурировать и продавать. Шизоид не боится конкуренции и не страдает от неё самой по себе. Проблема в другом: то, как шизоид считает нужным показывать себя рынку, не всегда соответствует ожиданиям этого самого рынка.

Продажа — это, помимо прочего, передача специальным образом разработанных сигналов. Можно по-разному относиться ко всем этим «не дешево, а выгодно», «не бюджетный, а экономичный» и прочим примерам «сглаживания сигналов» (специально взял самые утрированные), но для шизоида они не всегда понятны, и он просто их не использует.

Здесь играет роль и «честность» шизоидов, и их желание сделать всё по-своему («а я говорю: давайте прямо скажем, что наш продукт дешевый и для бедных, пусть они его и покупают, их много»), и непризнание авторитетов (порой даже подкрепленных опытом, а иногда и прямое отвержение результатов корректно проведённых исследований).

Шизоид может иметь высокую ценность как профессионал, но очень часто ему нужен агент / менеджер, чтобы эта ценность нашла своё отражение в суммах гонораров.

Шизоид как целевая аудитория


Здесь хотелось бы подчеркнуть одну интересную и противоречивую (как и сами шизоиды) особенность шизоидной целевой аудитории: вы не найдёте людей более скептичных, агрессивных, ригидных и непринимающих ваш продукт / услугу, чем шизоиды, которым попытаетесь агрессивно его / её продать.

Но нет никого лояльнее, никого, кто с большей готовностью будет прощать огрехи производства / дистрибуции / маркетинга, чем шизоиды, которые по каким-то своим причинам признали ваш продукт ценным.

Иногда — это результат спонтанных психологических и социальных процессов, реже — следствие умелого позиционирования.

Шизоид — не очень простой объект для маркетинговых исследований: он будет демонстрировать скепсис и нонконформизм даже в отношении тех явлений и характеристик, которые ему бы понравились.

Здесь система работает наоборот: здесь атрибуция к источнику работает не недостаточно, а чрезмерно: «неважно, что мне предлагают, важно, что мне что-то предлагают, чего я сам не просил, значит это что-то — плохое».

Шизоиды очень чувствительны к вторжению в своё личное пространство, и особенную неприязнь (доходящую порой до откровенной ненависти) у них вызывает попытка «продать им что-то исподволь».

Хотя корректный партизанский маркетинг на них прекрасно работает. Поэтому они его и не любят.

Отрицая влияние авторитетов, шизоиды довольно сильно прислушиваются к их мнению. И снова разгадка проста: обычно речь идёт о разных авторитетах.

Но если вы понимаете шизоидную динамику и можете спрогнозировать, кто конкретно и почему может продвинуть ваш продукт в шизоидных кругах (думаю, всякие ИТ-евангелисты отсюда и пошли), вы можете обоснованно рассчитывать на успех.

Выводы


Шизоиды могут быть достаточно ценным ресурсом для решения многих производственных и управленческих задач. Самое главное — помнить о том, что их взгляд на мир может очень сильно отличаться от вашего лично, равно как и от «общепринятого». «Всем известно, что», «очевидно» и прочие подобные категории с шизоидами не работают.

Впрочем, способность понимать, что Другие — другие, некоторые специалисты вообще включают в список критериев психического здоровья.

С шизоидами бывает сложно, но эта сложность, она обоюдная: ситуация, которая может выглядеть как «шизоид генерирует трудности на пустом месте», обычно оказывается более сложной и точнее описывается фразой «между двумя (или более) индивидами не налажена коммуникация».

Их поступки, мысли и чувства имеют свою, вполне доступную для понимания внутреннюю логику, и в ряде случаев её изучение вполне может окупиться: вы получите замотивированнного и преданного сотрудника, амбассадора вашего бренда в целевой группе и т.п. выгоды.

Литература


1. Miller, L. (2006). Practical police psychology: stress management and crisis intervention for law enforcement. Springfield, Ill: Charles C Thomas.

2. Mcwilliams, Nancy. (2006). Some Thoughts about Schizoid Dynamics. Psychoanalytic review. 93. 1-24. 10.1521/prev.2006.93.1.1.

3. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе. / Пер. с англ. — М.: Независимая фирма «Класс», 2001. — 480 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 49)

4. Tirapu Ustárroz J, Pérez Sayes A, Calvo R, Mata I. Proposal of a dimensional model of personality disorders. Actas Espanolas de Psiquiatria. 2005 Jul-Aug;33(4):254-262.

5. Филиппова Г. П. Совершенствование профессионализма социальных работников с учетом их личностных особенностей. – М.: РАГС, 1998. – 169 с.

6. В. Т. ФАРИТОВ. ПСИХОТИПЫ ЛИЧНОСТИ И АКЦЕНТУАЦИИ ХАРАКТЕРА В ФИЛОСОФИИ. Сборник IN MEMORIAM: ГЕОРГИЙ ФЕДОРОВИЧ МИРОНОВ: сборник памяти Миронова Г.Ф. – Ульяновск: УлГТУ, 2019. – 283 с. ISBN 978-5-9795-1920-3 7. Sass, L. A. (1992). Madness and modernism: Insanity in the light of modern art, literature, and thought. Basic Books.

8. Распределение типов акцентуаций характера студентов по специальностям подготовки. Нехорошков А.В. В сборнике: Альманах Казанского федерального университета. 2016. С. 146-151.

9. Коптева Н.В. Три образа невоплощенного Я // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2020. Т. 9. № 2А. С. 118-126. DOI: 10.34670/ AR.2020.60.24.013

10. Под ред. Ю.А. Александровского, Н.Г. Незнанова. Психиатрия. Национальное руководство. 2018. ISBN: 978-5-9704-4462-7

11. Стоименов Й. А., Стоименова М. Й., Коева П. Й. и др. Психиатрический энциклопедический словарь. — К.: «МАУП», 2003. — 1200 с. — ISBN 966-608-306-X.

12. Леонгард Карл. Акцентуированные личности.- Киев: Вища школа, 1981.- 392с.

13. Личко А.Е. Акцентуации характера как концепция в психиатрии и медицинской психологии.//Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В.М.Бехтерева.- СПб.: 1993, №1

14. Конюхов, Н. И. Шизоидность: ?! Изд-во: ДеЛи плюс.; 2011; 352 c. ISBN: 978-5-905170-03-4

15. Л.Н. Собчик. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности. — СПб.: Речь. 2003. — 219 с. ISBN: 5-9268-0033-1

16. (2018). Advances in human factors, business management and leadership: proceedings of the AHFE 2017 International Conferences on Human Factors in Business Management and Leadership, and Business Management and Society, July 17-21, 2017, the Westin Bonaventure Hotel, Los angeles, California, USA. Cham, Switzerland: Springer.

17. Конюхов Николай Игнатьевич. Психоэкономика. 2014. 760 стр. 58 иллюстраций. Электронная версия.

18. Zakirova, A.G. & Perepelicyn, A.P… (2019). MODERNIZATION OF THE SYSTEM TALENT MANAGEMENT AND IMPACT ON THE OFFICE OF PERSONNEL MANAGEMENT. THE KAZAN SOCIALLY-HUMANITARIAN BULLETIN. 10. 26-30. 10.24153/2079-5912-2019-10-1-26-30.

19. De Vries, M. F. R. K., & Miller, D. (1986). Personality, Culture, and Organization. The Academy of Management Review, 11(2), 266. doi:10.2307/258459
Only registered users can participate in poll. Log in, please.
Уместны ли подобные статьи на Хабре?
90.89% Да, пиши, ресурс большой, найдутся те, кто прочитает и что-то для себя найдёт 439
4.55% Нет, здесь нужны только технические статьи, не захламляй ресурс психологией 22
4.14% Да, но нужно больше пруфов и ссылок на авторитетные источники 20
0.41% Иное, напишу в комментах 2
483 users voted. 51 user abstained.
Tags:психологияуправление коллективомшизоидыhrгики
Hubs: GTD Personnel Management Brain
+156
70.2k 376
Comments 349
Popular right now
IT-recruiter / HR
from 50,000 to 70,000 ₽БастионМоскваRemote job
IT–рекрутер
from 60,000 to 120,000 ₽HighTeamМоскваRemote job
HR-менеджер (IT, B2B, высокий ценовой сегмент)
from 50,000 to 100,000 ₽Progressive MediaМоскваRemote job
Ресурсный IT-менеджер
from 80,000 to 120,000 ₽ENJOY PRORemote job
Project Manager with welcome bonus 2000 USD
from 2,500 to 4,000 $CodemotionRemote job