14 April

Мы сделали эпидемию коронавируса

Antivirus protectionHealth
Translation
Original author: David Quammen
Сейчас много обсуждений строения вируса, его инфекционности и способов борьбы с ним. И это правильно. Но как-то мало внимания уделяется не менее важной теме – причинах возникновения пандемии коронавируса. А если не разобраться в причине и не сделать соответствующих выводов, как это было после предыдущих эпидемий коронавирусов, то следующая крупная вспышка не заставит себя долго ждать.

Должно наконец прийти понимание, что нынешнее безответственное и потребительское отношение людей друг к другу и окружающей среде себя уже исчерпало. И никто не может чувствовать себя в безопасности. В нынешнем мире невозможно создать «своё», отдельное от других людей и живой природы благополучие. Когда 821 млн. человек регулярно голодают (по последним данным ООН), а другие наслаждаются путешествиями и тропическими красотами, выкидывая на помойку треть произведённых продуктов, это не может закончиться ничем хорошим. Человечество может нормально существовать только в модели «Один мир, одно здоровье» (One world, one health). В которой нет потребительского отношения, а есть рациональный подход по взаимовыгодному существованию всей экосистемы Земли.

Статья Дэвида Куэммена в The New York Times – об этом.


Мы сделали эпидемию коронавируса


Возможно, это началось с летучей мыши в пещере, но именно человеческая деятельность запустила процесс.

Название, выбранное группой китайских ученых, которые изолировали и идентифицировали вирус, сокращенно означает «новый коронавирус 2019 года», nCoV-2019. (Статья вышла ещё до присвоения вирусу его нынешнего имени SARS-Cov-2А.Р.).

Несмотря на название нового вируса, как хорошо знают люди, которые его так назвали, nCoV-2019 не так нов, как вы думаете.

Нечто похожее было найдено несколько лет назад в пещере в провинции Юньнань, в примерно в тысяче миль к юго-западу от Ухани, группой проницательных исследователей, которые с беспокойством отмечали свою находку. Быстрое распространение nCo2V-019 — это поразительно, но не непредсказуемо. То, что вирус возник не у человека, а у животного, возможно, летучей мыши, и, возможно, после прохождения через другое существо, может показаться удивительным. Но это не удивительно для ученых, которые изучают подобные вещи.

Один из таких ученых – д-р Zheng-Li Shi из Уханьского института вирусологии, который дал nCoV-2019 его имя. Именно Zheng-Li Shi с коллегами еще в 2005 году показали, что возбудителем атипичной пневмонии является вирус летучей мыши, который попал в людей. С тех пор эта команда ученых отслеживают коронавирусы у летучих мышей, предупреждая, что некоторые из них уникально подходят для того, чтобы вызвать пандемию среди людей.

В статье 2017 года они рассказали, как после почти пяти лет сбора проб фекалий у летучих мышей в пещере Юньнань они обнаружили коронавирусы у нескольких особей четырех разных видов летучих мышей, включая подковоносую летучую мышь. По словам ученых, геном этого вируса на 96 процентов идентичен вирусу из Уханя, недавно обнаруженного у людей. И эти два составляют пару, отличную от всех других известных коронавирусов, включая тот, который вызывает SARS. В этом смысле nCoV-2019 является новым и, возможно, даже более опасным для человека, чем другие коронавирусы.

Peter Daszak, президент EcoHealth Alliance, частной исследовательской организации, базирующейся в Нью-Йорке, которая занимается вопросами связи между здоровьем человека и дикой природой, является одним из давних партнеров д-ра Zheng-Li Shi. «Мы бьем тревогу по поводу этих вирусов уже 15 лет», — сказал он со спокойным разочарованием. «С тех пор как возник SARS.» Он был соавтором исследования 2005 года о летучих мышах и атипичной пневмонии и статьи 2017 года о множественных коронавирусах, похожих на SARS, в пещере Юньнань.

Г-н Daszak сказал, что во время этого второго исследования полевая группа взяла образцы крови у двух тысяч юннанцев, около 400 из которых жили возле пещеры. Примерно 3 процента из них имели антитела против коронавирусов, сходных с SARS.

«Мы не знаем, заболели ли они. Но это говорит нам о том, что эти вирусы многократно переходят от летучих мышей к людям». Другими словами, эта чрезвычайная ситуация в Ухане не является новым событием. Это часть последовательности связанных непредвиденных обстоятельств, которые уходят в прошлое и будут продолжаться в будущем, пока сохраняются текущие обстоятельства.

Поэтому, когда вы закончите беспокоиться об этой вспышке, беспокойтесь о следующей. Или сделайте что-нибудь с текущими обстоятельствами.

Нынешние обстоятельства включают в себя опасную торговлю дикими животными и продуктами питания, с цепочками поставок, проходящими через Азию, Африку и, в меньшей степени, Соединенные Штаты и другие страны. Эта торговля в Китае была объявлена вне закона на временной основе. Но также происходило во время атипичной пневмонии, а затем снова было разрешено торговать — летучими мышами, циветтами, дикобразами, черепахами, бамбуковыми крысами, многими видами птиц и другими животными, сложенными вместе на рынках, таких как в Ухане.

Текущие обстоятельства также включают 7,6 миллиардов людей на Земле, для которых постоянно нужна пища. Некоторые из них бедны и отчаянно нуждаются в белке. Другие — богаты и расточительные, могут себе позволить путешествовать в разные концы планеты на самолетах. Эти факторы являются беспрецедентными на планете Земля: из летописи окаменелостей мы знаем, что ни одно крупногабаритное животное никогда не было столь многочисленным, как люди сейчас. И одним из следствий этого изобилия, этой мощи и связанных с этим экологических нарушений является увеличение вирусного обмена — сначала от животного к человеку, затем от человека к человеку, иногда в масштабах пандемии.

Мы вторгаемся в тропические леса и другие дикие ландшафты, в которых обитает так много видов животных и растений, а внутри них — так много неизвестных вирусов. Мы рубим деревья; мы убиваем животных или садим их в клетку и отправляем на рынки. Мы разрушаем экосистемы и стряхиваем вирусы с их естественных хозяев. Когда это произойдет, им нужен новый хозяин. Часто это — мы.

Список таких вирусов, появляющихся в людях, звучит как мрачный барабанный бой: Machupo, Боливия, 1961; Марбург, Германия, 1967; Эбола, Заир и Судан, 1976 год; ВИЧ, в Нью-Йорке и Калифорнии, 1981 г .; форма Ханта (ныне известная как Sin Nombre), юго-запад США, 1993 г .; Хендра, Австралия, 1994; птичий грипп, Гонконг, 1997 г .; Нипах, Малайзия, 1998 год; Западный Нил, Нью-Йорк, 1999 год; SARS, Китай, 2002-3; MERS, Саудовская Аравия, 2012; Снова Эбола, Западная Африка, 2014. И это только выборочно. Теперь у нас есть nCoV-2019, последний удар по барабану.

Текущие обстоятельства также включают бюрократов, которые лгут и скрывают плохие новости, и выборных должностных лиц, которые хвастаются перед толпой о вырубке лесов для создания рабочих мест в лесной промышленности и сельском хозяйстве или о сокращении бюджетов на здравоохранение и исследования. Расстояние от Ухани или Амазонки до Парижа, Торонто или Вашингтона невелико для некоторых вирусов, измеряемое в часах, учитывая, насколько хорошо они могут путешествовать с пассажирами самолета. И если вы считаете, что финансирование готовности к пандемии стоит дорого, подождите, пока не увидите окончательную стоимость нынешней пандемии.

К счастью, текущие обстоятельства также включают в себя блестящих, преданных своему делу ученых и специалистов по реагированию на вспышки — таких, как ученые из Уханьского института вирусологии, Альянса EcoHealth, Центров США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), Китайского CDC и многих других учреждений. Это люди, которые ходят в пещеры с летучими мышами, на болота и в лаборатории с высоким уровнем безопасности, часто рискуя своими жизнями, чтобы добыть фекалии, кровь и другие ценные доказательства, чтобы изучить геномные последовательности и ответить на ключевые вопросы.

Поскольку число случаев новой коронавирусной инфекции увеличилось, а число погибших вместе с ним, один показатель, коэффициент летальности, до сих пор оставался довольно устойчивым: около или ниже 3 процентов. Это относительная удача — хуже, чем у большинства штаммов гриппа, лучше, чем при SARS.

Эта удача не может длиться долго. Никто не знает, какое будет развитие. Через шесть месяцев уханьская пневмония может уйти в историю. Или нет.

Мы сталкиваемся с двумя серьезными проблемами, в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Краткосрочные: мы должны сделать все от нас зависящее, с умом, спокойствием и полной отдачей ресурсов, чтобы сдержать и погасить эту вспышку nCoV-2019, прежде чем она станет, как может, разрушительной глобальной пандемией. В долгосрочной перспективе: мы должны помнить, что когда пыль осядет, nCoV-2019 не был новым событием или бедой, которая постигла нас. Это было — часть модели выбора, которую мы, люди, делаем сами.

Перевод: А. Ржешевский.

Ссылка на оригинал
Tags:коронавирус
Hubs: Antivirus protection Health
-5
6.1k 8
Comments 19