5 February

Сергей Зайченко: «Если вы не знаете, где брать данные, берите их из OSM»

OpenStreetMapGeoinformation servicesSocial networks and communitiesInterview


Сергей Зайченко является одним из создателей картосервиса поискового портала «Спутник», в основе которого OpenStreetMap. Наверное, это один из самых удачных и масштабных примеров использования данных из OSM в рунете. Почему было решено использовать OSM, зачем развивали сообщество и из-за чего этот сервис перестал обновляться — обо всем этом он рассказал в интервью.

— Когда и как вы познакомились с OpenStreetMap?

— Этот исторический момент случился в 2007 году, когда я начал работать в компании СканЭкс, в которой занимался картографическим направлением. В один прекрасный день мой коллега — программист Володя Слепнев, он, кстати, сейчас работает в Google (наверное, если не ушел куда-то еще) — показал нам OSM. Москва в нем тогда представляла собой кольцо и несколько ниток шоссе. Внутри же ничего не было кроме пустоты: ни домиков, ни дорог. Но Лондон уже тогда был потрясающе отрисован. И Володя, смотря на него, сказал: «Вот когда Москва будет точно такая же, можно будет брать эти данные и использовать!» Через пару лет это время настало — Москва в OSM, действительно уже была неплохо отрисована, как и многие другие города.

— И тогда же вы начали править OSM?

— Нет, это случилось несколько позже. В 2009 году я зарегистрировался и сделал всего пару правок, а потом пропал на несколько лет. Целенаправленно улучшать карту, изучать редакторы и общаться на форуме я начал только тогда, когда уже стал заниматься разработкой карт для поисковой системы «Спутник». Помимо чисто разработки мы еще проводили свои картовечеринки, а потому мне нужно было разбираться во всем этом и понимать о чем идет речь.


Карты из Лего — хобби картографов «Спутника»

Команда картосервиса «Спутника» (слева направо): Егор Вахромцев, Сергей Зайченко, Егор Урванов, Максим Долгов, Елена Коробкова-Землянская, Максим Дементьев, Аня Исаева, Женя Лазарев

— Может быть, вы в курсе: почему Ростелеком решил делать карты для своего поисковика из данных OSM? Что повлияло на этот выбор?

— Совсем простая история. На разработку поискового портала был предусмотрен определенный бюджет, карты, видимо, туда не входили. Поэтому, когда мы представителям компании, которая от Ростелекома занималась разработкой «Спутника», сказали, что можно сделать хорошую конкурентную карту за эту скромную сумму, если только взять бесплатные данные, например, из OSM, то они согласились, так как были ограничены в финансах.



— Вы начали заниматься картами для «Спутника» и знакомиться с российским сообществом OSM. Каким оно тогда было?

— На тот момент я уже был немного с ним знаком, так как побывал на паре ГИС-конференций, где познакомился с Ильей Зверевым. В 2010 году была достаточно активная московская тусовка. В ней все были добрыми, хорошими и верили в лучшее. Помню только одного более прагматически смотрящего на происходящее человека — Максима Дубинина (основатель компании NextGIS). Но, насколько понимаю я, он тогда был таким, потому что, скорее, нахлебался, получил опыт от подобного рода активностей, так как темой ГИС и продвижением ее в массы начал заниматься намного раньше нас. Через всех этих людей я и познакомился с миром OSM и открытых данных.

— Карта «Спутника» — аккуратная, красивая и изящная. Как вам удалось этого добиться? Многие ругают OSM и говорят, что с его данными невероятно сложно работать.

— У OSM есть ряд своих особенностей, например, не всё так просто с тегами, но нужно понимать, что всё это — технические моменты, в которых можно разобраться. Да, если ты хочешь сделать красивую карту, придется потратить время и перелопатить много данных, чтобы потом всё склеить. Меня это нисколько не смущало и не удивляло, так как я работал в коммерческой организации, а потому прекрасно понимал, что хорошие данные стоят денег. Все сложности формата OSM отходят на второй план, когда ты смотришь на него с точки зрения экономики — он бесплатен. Что еще может быть лучше? Свободно бери эти данные и делай из них свой собственный продукт.

— Кто разрабатывал картостиль «Спутника»?

— Этим занималось несколько картографов, среди которых был я и мои коллеги — Женя Лазарев и Аня Исаева.

— Насколько знаю, вы пытались развивать российское сообщество OSM: проводили картовстречи, обучающие семинары и пр. Зачем вы это делали?

— Для нас было важно показать, что мы не только берем данные из OSM, но и что-то возвращаем назад. Взаимосвязь очевидная: чем больше данных в OSM, тем лучше карты «Спутника», а чем больше людей вносит правки в OSM, тем скорее наши карты станут лучше. Поэтому мы шли в народ и устраивали различные мероприятия.


Картовстреча на ВДНХ. Лето 2015 года.

— И как? Получилось?

— На четыре с минусом. Развивать сообщество — это всегда непросто. За полтора года мы провели пару десятков встреч на которые в среднем приходило от 5 до 20 человек. Нередко это были те, кто уже давно в сообществе и много чего для него сделал. Причем они с радостью обучали новичков, которых было не так и много. Мы не только собирались в офисе, но и выходили «в поля» — детально отрисовывали московские леса и парки: наносили на карту дорожки, лавочки, памятники и многое другое.


Солигалич. Костромская область. До проведения картоакции


Солигалич. Костромская область. После проведения картоакции

— Как думаете, почему не зашло?

— Это просто камерный формат. Знаете сколько людей приходило на подобные встречи «Народной Яндекс.Карты»? Столько же, сколько и к нам. Фанатов картографии и открытых данных не так много даже и в Москве, а еще меньше людей, готовых тратить свое свободное время на отрисовку карты. К тому же, как мне кажется, 15-20 человек — это самое комфортное количество для таких мероприятий. Больше и не надо.


Полевое картографирование в Солигалич

— Почему карта «Спутника» больше не обновляется?

— Пару лет назад ушла старая команда и теперь там просто некому этим заниматься. Наверное, как мне кажется, было бы проще и логичнее закрыть этот картосервис, но его до сих пор используют на внутренних сайтах Ростелекома, а также ряд клиентов. Поэтому, видимо, никто не пожелал на себя брать ответственность за закрытие этого проекта, решили оставить всё как есть. Всё же настроено и работает? Есть не просит.

Кстати, последний раз карту «Спутника» обновляли год назад. С этим связана забавная история. Можно сказать, что для людей из старой команды это было доброе дело. Владельцы сервиса попросили обновить карту в связи с одним событием — открытием Крымского моста. Очевидно, что мост — это геополитически важно и очень нужно было, чтобы он был на карте.


Прощальная вечеринка команды картосервиса «Спутника»

— Когда вы разрабатывали картосервис для «Спутника», каким его видели в будущем? К чему стремились?

— Вы знаете, у нас изначально к нему не было отношения как к продукту. Хотя мы, конечно, хотели конкурировать с другими подобными сервисами. Скорее, это был фан и RND, потому что у нас была возможность этим заниматься.

Мы мечтали о том, что сделаем классную карту, которая в итоге станет универсальной подложкой для всех государственных органов страны. Но этого не случилось, потому что всегда была двоякость и недосказанность в нашей работе. С одной стороны ты делаешь классную историю: копаешься в данных, приводишь их в порядок, разрабатываешь новые алгоритмы и функции, но по сути не делаешь продукт, который рассчитан на массовый рынок. Мы не понимали того, кто и как это будет использовать в итоге. Помимо этого, ты пытаешься всю эту историю протолкнуть в большой неповоротливой госкомпании, чтобы эта карта стала достоянием масс. Как видите, наши потуги мало к чему привели.

Но, считаю, что карту мы сделали достойную. Как бы это самонадеянно не звучало, но в ряде моментов мы были первыми. Раньше, допустим, все картосервисы слой с POI просто выводил поверх подложки. В итоге получалась неудочитаемое месиво из кучи значков, которые нередко друг друга перекрывали. Мы же решили тогда уйти от этого и органично встроить POI в саму карту. Нам это удалось и мы постепенно стали аккуратно выводить все больше POI на карту: сначала достопримечательности, затем культурные учреждения и т.д. Это сейчас почти у всех так сделано, а тогда мы были первыми.

У нас у первых появился зум 19 масштаба. Это очень детальный уровень, на котором можно показывать деревья, скамейки, лежачие полицейские, светофоры и пр. Какое-то время это было только у нас. Мы много экспериментировали и к тому же успешно.

— Чему вас научила работа в «Спутнике»?

— Тому, что надо сразу на берегу понимать, какой твой продукт, кто его потребитель. И уже от этого должна строиться вся разработка. Необходимо всегда в уме держать конечную цель и не забывать ее — для чего делается этот продукт.

— Что бы вы сказали тем, кто сомневается: использовать им данные OSM или нет?

— Если вы не знаете, где брать данные, то берите их из OSM и делайте классные карты, проекты и сервисы. Данные открыты и они достаточно неплохого качества. Я много путешествую и везде ориентируюсь с помощью одного мобильного навигационного приложения, не буду говорить какого именно, его все и так знают, но оно использует данные OSM. Мне всего хватает, нередко попадаются интересные вещи, которых никогда не встретишь на картах Google.

OSM настолько уникальный проект, что до сих пор не появилось никакой альтернативы. Несмотря на то, что он уже прошел пик своего развития и него много внутренних проблем, связанных с форматом данных, он на плаву и не перестает быть популярным источником данных. Да, есть определенные сложности, когда ты берешь эти данные и пытаешься из них сделать конфетку. Но тем не менее у многих это получается. Поэтому стоит смело брать данные из OSM и работать с ними.

— Сейчас вносите правки в OSM?

— Да, но я отмечаю только кофейни. Делаю это через мобильное приложение. Сами редакторы не открываю. На что-то большее у меня сейчас нет времени.

— Почему именно кофейни?

— Я люблю кофе и путешествия. Если в очередной поездке оказываются в каком-то месте, которого нет на карте, то добавляю его туда.


Полный финальный состав команды картосервиса «Спутника», 2017 год

— Может, у вас есть какая-то интересная история, связанная с OSM?

— Их было невероятно много, но расскажу самую смешную. В OSM, помимо лицензии ODbL, есть еще куча писанных и неписанных правил. Вообще, влезая в этот мир, ты запросто можешь случайно нарваться на подводную мину, о которой не знал.

Когда мы только начали работать над картой для «Спутника», то обнаружили, что в OSM нет некоторой важной для нас информации, а именно названий населенных пунктов по всему миру на русском языке. Сначала мы попробовали вносить ее руками. Поняли, что это займет слишком много времени. Тогда мы начали делать массовые правки, которые касались всего мира. Это не прошло незамеченным. Мы и подумать не могли, что наш импорт может кому-то доставить хлопот и вызвать головную боль. Нам тут же написал один человек из рабочей группы по данным Фонда OSM, которая занимается откатами нелицензионных правок и банит вандалов, мол, что вы такое творите, тормозните свою активность, откуда вы взяли данные. Ну, мы буквально и восприняли его слова, подумали, что нельзя делать такие большие пакеты правок. На следующий день один наш разработчик сделал сеть из ботов, которые эти данные начали закачивать в OSM маленькими порциями. Но и это вызвало негодование сообщества. Мы не понимали — почему? У нас же благородная цель, мы нашли классный датасет, подготовили его, начали загружать в OSM, вроде бы все должны быть довольны. Что не так?

Спустя время мы поняли свою ошибку и мотивацию людей, которые тормозили наш «благородный» порыв. Они просто уже «наелись» таких эпизодов, когда люди тоннами загружают в OSM сомнительный, с точки зрения лицензии, контент, который потом приходится оттуда «вычищать», потому что он может поставить под угрозу весь проект.

Это был классный опыт. Он позволил мне понять, что карта и данные — это хрупкий живой организм, в который нельзя силой без ведома сообщества что-то запихать. Ко всему нужно подходить взвешенно и быть готовым к тому, что тебя на этом пути ждет много подводных камней.

— Чтобы вы сказали в завершении беседы?

— Мне очень хочется, чтобы власти России брали пример с тех стран, где правительство не боится делиться данными со своими гражданами и выкладывает их в свободный доступ. Это позволяет появляться огромному количеству проектов, в том числе и картографических. К сожалению, пока наши чиновники мыслят иначе — они стараются на информации зарабатывать. Это все порождает полулегальные схемы. С одной стороны — бардак, а с другой — много охранителей, которые боятся как бы что не вышло, а потому тормозят всяческий прогресс.

Мне очень импонирует пример Эстонии, где в свободном доступе все кадастровые данные и невероятного качества аэрофотосъемка. Я даже не знаю какой это масштаб, но там видно, что у человека на заднем дворе лежит шланг. И вот эти данные доступны абсолютно любому и при этом никто не умер. Значит, так можно жить?

P.S. Искреннее надеемся, что нынешняя команда «Спутника», после того, как прочитает этот текст, обновит свою замечательную карту. Правда, она очень хорошая, и так хочется, чтобы этот проект жил дальше и был всегда актуальным.



Общение российских участников OpenStreetMap идёт в чатике Telegram и на форуме.
Также есть группы в социальных сетях ВКонтакте, Facebook, но в них, в основном, публикуются новости.

Присоединяйтесь к OSM!



Предыдущие интервью: Георгий Потапов, Владимир Маршинин, Евгений Усвицкий, wowik, SviMik, Кирилл Бондаренко, Артем Светлов, Сергей Синицын, Наталья Козловская, Виктор Вяличкин, Иван aka BANO.notIT, Антон Беличков, Елена Балашова, Илья Зверев, Тимофей Субботин, Сергей Голубев.
Tags:openstreetmapинтервьюкартыРостелекомСпутникразработка
Hubs: OpenStreetMap Geoinformation services Social networks and communities Interview
+10
2.7k 13
Comments 3
Ads
Top of the last 24 hours