Venture investment
Start-up development
16 September

Чтобы заниматься бизнесом в Кремниевой долине, нужно вести себя прилично

Original author: Nellie Bowles
Translation

Что случилось, когда венчурный инвестор рассказал всю правду о стартапе с поддержкой Марка Цукерберга




Первое правило венчурного капитала Кремниевой долины – никогда не оскорблять стартапы. Их основатели всегда либо заняты тяжёлой работой, либо меняют мир, либо делают что-то уникальное. А если стартап сдулся, развалился или попался на обмане? Социально приемлемой реакцией на это будет полное молчание.

Все знают об этом. Кроме Джейсона Палмера.

Стартап, о котором пойдёт речь – это AltSchool, проект по превращению школы в нечто вроде стартап-компании, который поддерживает сам Марк Цукерберг. И компания только что объявила о том, что прекращает существование, после получения инвестиций на $174 млн.

Палмер работает в этой области. Он венчурный инвестор из Вашингтона О.К., специализирующийся на технологиях обучения. 29 июня он в своём твиттере написал, что AltSchool изначально был плохой идеей, и что он рад, что его фирма не инвестировала в этот проект.


Вот вам урок на $144 млн. Мы много раз отвергали идею вложиться в Altschool, в основном, потому, что нарушение традиционных методов работы школы — идея ужасная, но ещё и потому, что основатели не понимали, что технологии образования — это не просто продукт, а сотрудничество с существующими районами, школами и преподавателями.

И этот единственный пинок в адрес провалившейся компании вызвал у инвестиционной элиты истерику. «Это, вероятно, самый дорогой твит из всех, что ты писал», — написал Марк Роуз, на тот момент менеджер продукта в Google, а ныне – вице-президент по продукту в биотехнологическом стартапе Ontera. «Это урок на $». Многие заявили, что Палмера следует отстранить от будущих сделок.

Основатель стартапа, финансируемого инкубатором Y Combinator, влиятельной инвестиционной компанией с программой обучения стартапов, нажаловался на фирму Палмера своим спонсорам: «Возможно, нам нужно предупредить будущих основателей компаний, связанных с образованием, по поводу того, как вести себя с ними», — написал Алекс Буазиз в твиттере.

Есть и ещё примеры. «Мне хотелось бы шортануть ваш портфель», — написал в твиттере Майкл Карньянапракорн, основатель компании Otis, выступающей посредником для инвесторов в предметы искусства и спортивную обувь.

И ещё примеры. «Чувак, ты понимаешь, что ты прям отстойный», — написал Стив Чини, основатель Estimote, изготавливающей датчики для следящих устройств.

Майкл Аррингтон, вспыльчивый основатель TechCrunch, добавил своей критики. Сооснователь инструмента для совместных занятий электронным спортом назвал такую критику стартапов "токсичным поведением".

Паркер Конрад, бывший директор HR-стартапа Zenefits, основавший другой стартап похожего толка, подключился к беседе. «Легко говорить такое с дешёвых сидений. К вам больше не должен подходить с презентацией ни один основатель стартапа в сфере образования, — писал Конрад. – Очень легко предсказывать чужую неудачу. Вы будете правы в 9 случаях из 10. Вы никогда не создадите ничего осмысленного».

Палмеру неизбежно пришлось извиниться. Извинение состояло из четырёх самоуничижительных частей, и начиналось с благодарности всем людям, оставившим обратную связь.

«Здравствуйте, все. Сначала хочу сказать, что очень ценю ваши отзывы, как положительные, так и отрицательные, которые я весь день получаю в ответ на свой твит. Я верю в честные напряжённые переговоры, и именно это вы мне предоставили».

После нескольких извиняющихся посланий он извинился перед основателями, влившими в проект шесть лет «души и сердца».

Палмер считал, что сбережёт деньги своих инвесторов, не вкладываясь в стартап, который всё равно проиграет. Он был прав. Но в рекламной какофонии венчурных инвесторов этот вопрос превратился в вопрос эмоций и даже души.

Душа основателя – удивительно распространённая тема для обсуждения в техническом мире, часто для защиты от особо вопиющих новостей. В социальных кругах споры по поводу такой компании, как Facebook, быстро переходят на личности, к вопросу о том, что чувствует у себя в глубине души генеральный директор компании.

Цукерберг, оказавшись в центре скандала, отбивается при помощи извинений. Это происходит с ним так часто, что Washington Post составила графическую диаграмму его чистосердечных извинений.

Все разговоры про душу и сердце – это манёвр, отвлекающий от скучной правды, заключающейся в том, что технокомпании, естественно, являются коммерческими.

После того, как Палмер написал свой твит, он был поражён. Он сказал, что не представлял, насколько все расстроятся из-за этого, и что он не хотел никому навредить. «Это проняло меня до глубины души», — сказал он. Через несколько часов он отправил тщательно составленный емейл.

«Самый большой мой урок – необходимо активнее думать о тех людях, которых может задеть любой твит, — писал он. – Основатели, учителя, работники, студенты – всё это реальные люди с реальными жизнями и историями. И они гораздо больше по объёму, чем 280 символов».

Не зная правил, он точно продемонстрировал эти правила, и схему работы машины позитивности Кремниевой долины. Для венчурных инвесторов твиттер – это место продаж. Это место для беседы с компаниями из портфеля. Это место для такого времяпрепровождения индустрии, как «мысленное лидирование».

Конечно, сами венчурные инвесторы про себя так не думают. Компания CB Insights, занимающаяся анализом индустрии, опросила венчурных инвесторов: «Нужно ли инвестору избегать публичной критики индустрии и стартапов?» Результаты были ясны: 88% из этих инвесторов свободны критиковать.

Как же чувствует себя Палмер спустя два месяца после этого твита? Ярость, публичная и приватная, не выжала его из этой индустрии. Он продолжает инвестиции.

Он сказал, что для него это было «напоминание» о том, что предприниматели в индустрии технологий реально верят в то, что спасают мир. Он хотел ясно дать понять, что и сам теперь верит в это. Они были правы. Его твит был неприемлемым. Он очистился.

«Технопредприниматели стремятся выполнить свою миссию не меньше, чем люди в некоммерческих организациях,- сказал Палмер. – Они верят, что помогают миру, точно так же, как основатели некоммерческих фондов».

Но, конечно же, большинство стартапов проваливается, добавил он чуть тише, и техноиндустрии неплохо бы научиться говорить о провалах. «На самом деле, большинство высокорисковых стартапов – некоммерческие, — сказал он. – По сути, некоммерческие».

Теперь его публичные высказывания соответствуют нормам венчурных инвестиций Кремниевой долины.


Поздравляем marissalowman и всю команду villagecapital с анонсом новейшего в этом году союза «Будущее работы и обучения». 12 новых прекрасных компаний, включая GreenFigME и CosmoSafe.

+19
19.7k 32
Support the author
Comments 39