Reading room
24 January 2019

Три процента

— У вас не занято?
— Нет, прошу вас.
— Спасибо.


К столику Лайонела Валетти подсел представительный мужчина средних лет:
— Вы позволите вашу плевательницу?
— Да, конечно.


Мужчина подвинул её поближе к себе, сосредоточился, потом набрал побольше слюны в рот и смачно плюнул. Плевок упал рядом с плевательницей. Мужчина с видимым удовольствием откинулся на спинку дивана.


— Впечатляет, — довольно спокойно сказал Лайонел. – Сколько времени вам нужно было добиваться права плевать мимо плевательницы?
— Два года три месяца. Если есть связи, то можно получить его на два месяца раньше. Я говорю только про время для получения права плевать куда угодно, не включая все необходимые для его получения права вроде чихания и зевания. Но это сущие мелочи, какие-то несколько недель.


Лайонел ничего не ответил, лишь загадочно улыбнулся и закрыл глаза. Спустя несколько секунд он отрыгнул так, что было слышно на всё кафе. Сидящий напротив человек застыл в недоумении. Лайонел открыл глаза, как после сладкого сна, потянулся и громко пустил ветры. Кто-то в зале смотрел на него с неодобрением, но молодёжь просто светилась от восхищения. На соседе по столику просто не было лица:
— Вы… вы Основатель?
— Нет, я обычный гражданин. Просто я начал оформлять права очень давно, ещё когда многие из запретов были всего лишь рекомендациями. Тяжелее всего было получить право бодрствовать за пределами светового дня.
— Понятно… Вы выглядите очень молодо, так что я не думал, что вы уже можете делать такое.
— Благодарю за комплимент.
— А вы можете рассказать о старых временах? Говорят, тогда было дозволено чуть ли не всё, что угодно?
— Нет, не всё, конечно. Но многих запретов, особенно на ограничение вредных для окружающих физиологических процессов, просто не было. Началось всё с запрета на курение. Идея была здравая, и лично я был полностью за. Но не стоило это доводить до фанатизма. Запрет курения был направлен на то, чтобы оздоровить нацию. Поначалу всё было неплохо: медики рапортовали о снижении общего уровня заболеваемости респираторными заболеваниями на 3 процента. Видимо, кому-то наверху эта цифра понравилась, поэтому решили постоянно вводить новые мелкие законы, направленные на «улучшение уровня жизни». Следующим шагом стал запрет на кашель в людных местах. Это де негигиенично и вызывает стресс у окружающих из-за шума.


Лайонел прервался, чтобы откусить кусок стейка степени прожарки rare и, громко чавкая, продолжить:


— Так вот, через некоторое время обнаружилось, что такие запреты начали вызывать нервные срывы у людей, из-за чего резко активизировалось движение революционных масс. Правительству пришлось немного смягчить законы, и теперь каждый запрет можно было обойти, если ты подал соответствующую заявку, в которой объяснял, что данный запрет мешает твоей рабочей деятельности. Все кинулись оформлять эти заявки, чтобы всеми правдами и неправдами избавиться от ненавистных запретов. Это поставило правительство в неудобную ситуацию – они ввели запрет, но большинство населения его обошло. В итоге эффекта не было, а нагрузка на бюрократический аппарат возросла.
— И тогда ввели уровни.
— Совершенно верно. Они нашли некий компромисс между жёстким запретом и свободой, давая иллюзию того, что все запреты можно обойти, но не сразу, а через некоторое время. Каждый запрет теперь имел 5 уровней, и на каждый нужно было отдельное разрешение. Чем выше уровень, тем больше позволялось человеку в рамках данного запрета. Например, запрет на кашель. Если у человека не было соответствующего разрешения, то кашлять прилюдно ему вообще запрещалось. Первый уровень давал ему право кашлять с громкостью не более 20 децибел, то есть тихо в ладошку. Второй – 40 децибел, и так далее, вплоть до 100. А чтобы все опять не ринулись оформлять заявления на смягчение всех пяти уровней сразу, придумали искусственно затягивать сроки выдачи разрешений, причём, чем больше уровень и менее значительный запрет, тем больше и задержка. Теперь приходилось дважды думать, достаточно ли тебе того, что ты имеешь на данный момент, и стоит ли вообще писать новое заявление. Так как люди ленивы, и ко всему привыкают, то большинство населения в основном остановилось на третьем уровне разрешений. Завершающим штрихом стало введение зависимостей запретов – человек не мог получить разрешение для нового запрета, если ему не выдали разрешение определённого уровня для старого.
— Ну и как вы считаете, вся эта система дала тот результат, который от неё ожидали?
— Скажу так – дала, но не для всех. Люди стали жить в паутине запретов, и лишь очень небольшой круг людей смог получить столько разрешений, чтобы вернуть себе привычный уклад жизни без запретов. В основном это олигархи, крупные чиновники и прочая «элита», по моим расчётам, это около 3 процентов населения. Ну и я, само собой.
— А почему в…
— О, скоро рассвет, я что-то засиделся. Всего хорошего.
— Всего хорошего…


Лайонел шумно всосал остатки коктейля «Кровяная Мэри» через трубочку, слегка поклонился на прощанье и неспешно побрёл к выходу, не отражаясь в зеркалах.


+30
13.8k 30
Comments 26