History of IT
Artificial Intelligence
CPU
Supercomputers
Logic games
November 2014 7

Первые обидчики. Fritz и Genius


Вторая серия о многолетней борьбе Каспарова с армадой терминаторов. Первую статью из цикла читайте здесь.

Шахматные программы считали с каждым годом всё быстрее и всё адекватнее оценивали позиции, в том числе и не изобилующими тактическими ударами. Алгоритмы совершенствовались и боты достигли успехов, выигрывая не только в комбинационном, но и в позиционном ключе. Компьютерные игроки почти излечились от жадности и если люди жертвовали материал, то роботы, ради восстановления игрового баланса, троянских коней с легким сердцем отправляли обратно.

Участие компьютеров в человеческих соревнованиях вошло в моду. IT-компании охотно и щедро спонсировали мероприятия, с непременным условием – роботы играют на тех же правах, что и люди. Особенно интересен 1994 год, в которых произошли несколько знаковых событий, когда внезапно компьютеры начали регулярно наносить людям чувствительные поражения.


Munich Intel Express blitz 1994




В 90-х корпорация Intel устроила серию турниров, в которых высокими призовыми привлекала к участию сильнейших игроков. Сенсация случилась на гроссмейстерском блиц-турнире в Мюнхене, куда съехалась поблицовать мировая шахматная элита. Компьютерную братию представляла немецкая программа Fritz 3, у которой впереди будет ещё немало славных достижений.

Каспаров, один из сильнейших блицоров планеты, уверенно захватил лидерство, добыв на старте 8 побед подряд. Фриц всё это время дышал ему в затылок, по количеству набранных очков следуя по пятам. И вот настал день личной схватки.


Чемпион играл белыми. Не на шутку разыгравшийся Гарри пожертвовал качество (отдал ладью за коня), в надежде решить блиц-партию блицкригом на позицию вражеского короля. Машина хладнокровно защищалась, добилась массовых разменов и перевела партию в выигранный эндшпиль. Не хватаясь за «лишнюю» ладью, Фриц вернул её обратно, но в итоге остался с лишней пешкой. Но дело было даже не в материальном перевесе, а в двух центральных проходных. Поддерживаемый слоном пешечный тандем «d» и «e» оказался в двух шагах от полей превращения. Рождение новых чёрных ферзей предотвратить невозможно и Каспаров признал бессмысленность сопротивления.

Благодаря именно этой партии Каспаров не стал единоличным победителем турнира, а разделил 1-2 место со своим обидчиком.


Для выявления абсолютного победителя состоялся дополнительный матч. На сей раз Каспаров от машины камня на камне не оставил – 3 победы и две ничьих. Причём, в одной из ничьих Каспаров тоже имел выигранную позицию (у него был ферзь против ладьи – см. диаграмму), но пришлось пойти на мировую в виду острейшего недостатка времени. Таковы суровые законы блица.

Intel Grand Prix London 1994



В том же году Intel собрал гроссов, 15 «белковых» и одного «кремниевого», в Лондоне, чтобы выяснить кто из них лучше играет в быстрые шахматы. Турнир был на выбывание. Организаторы не сильно верили, что специально приглашённая звезда – сильная шахматная программа Chess Genius – продержится долго против опытных мастеров. Однако в рекламных целях было важно, чтобы программа сразилась именно с чемпионом мира. Поэтому уже на первой стадии, в 1/8 финала, при жеребьёвке Гарри Каспарову «случайно» достался электронный соперник.


Игравший белыми Каспаров планомерно усиливал позицию, но действовал без фанатизма. Машина держалась и всё не удавалось её перехитрить. В определённый момент чемпион мира мог победить, если бы отдал коня за две проходные пешки, которые едва ли можно остановить (на диаграмме позиция после хода белых, которая могла бы возникнуть, если бы Гарри действовал посмелее). Однако он не стал обострять ситуацию, и продолжал бесплодные попытки переиграть компьютер в более спокойной манере. Это закончилось тем, что робот сумел с выгодой для себя упростить позицию и остаться с лишними двумя пешками, что и принесло победу.

В другой партии противостояния Каспаров, играя чёрными, сумел завоевать пешку, но для выигрыша этого оказалось мало (на диаграмме – финальная позиция в партии, последний ход был у белых, подловив коня на связку, они отыгрывают пешку). Наверное, где-то как-то и можно было прижать шахматный автомат, но так как это был турнир с укороченным контролем времени, то возможности для глубокой аналитики не было. Пришлось согласиться на ничью, равносильную для Каспарова поражению, так как он прекращал участие в соревновании.


Вот так внезапно, фаворит турнира сошёл с дистанции уже в самом начале. Гениус дошёл до полуфинала, в котором проиграл будущему чемпиону мира Ананду.

Cologne 1995



В следующем году Каспаров вновь встретился с дерзкими роботами. Но сенсаций не произошло. Гарри показал машинам кто тут главный, но это не далось ему просто.

Сначала Каспарову представилась возможность поквитаться с Гениусом. В Кёльне им устроили рандеву из двух «быстрых» партий.


В первой партии возник интересный момент. Компьютер (чёрные) на распутье: какую из пешек забрать? Решив, что сдвоенная на линии «f» всё равно никуда не денется, машина предпочла ту, что левом краю доски: 22. … Фd5: а2. Гарри продолжил атаку на короля 23.Лd1-d7 и вскоре победил, тем более что чёрные продолжили «пешкоедство», вместо того, чтобы срочно заняться вопросами безопасности.

Между тем, забери компьютер другую пешку – 22. … Фd5:f3 – всё могло бы сложиться иначе. Белые фактически вынуждены были бы разменять ферзей и перейти в безрадостный эндшпиль с худшей пешечной структурой (да ещё и имея на одного юнита меньше).

Вторую партию оба противника играли сильно, но аккуратно и расписали ничью.

Интересно мнение Каспарова, высказанное после матча в неформальной обстановке.

— А дома в Москве у меня стоит такой же «Пентиум», да и программа схожая.

— И как дома складывается борьба?

— Дома-то — хорошо! «Плюс пять» в матче из десяти набираю постоянно. Что в активные шахматы, что в блиц. «Плюс пять» — это неплохо, правда? Так что я примерно знал, что Он может, а что нет. Но, повторяю, одно дело играть с Ним дома, а на сцене начинаешь дергаться...


Intel World Chess Man vs. Machine III 1995



Затем Каспаров повторно наказал и Фрица, правда этому поспособствовал неприятный инцидент.

Intel устроил очередной турнир, эдакий вариант «стенка на стенку», в котором люди играли матчи из 2-х партий против машин. Участвовал там и Fritz, причём в ранге действующего чемпиона мира: чуть ранее он выиграл мировое первенство среди компьютерных программ. Разумеется, соперником был чемпион среди людей.


Свою «белую» партию компьютер разыграл коряво и остался с раздолбанной пешечной структурой, что и предопределило печальный исход. В оправдание немца можно сказать то, что Каспарову помог победить… оператор ЭВМ, который неправильно ввёл в компьютер один из ходов. На диаграмме как раз изображён этот момент. Чёрный слон якобы походил с c8 на b7, но не верьте глазам своим. На самом деле Каспаров продвинул его чуть дальше – на поле a6. Четыре хода человек и машина играли «разные» партии, прежде чем причастные к шахматному празднику почуяли неладное.

Вообще говоря, если нечто подобное случается у людей (например, один из игроков делает невозможный ход и это заметили не сразу), то партия переигрывается с того момента где произошёл казус. Однако не все в соревновании были людьми и в условиях турнира по поводу подобных ситуаций ничего не было сказано. Представители Каспарова подали протест и настояли, чтобы доигрывался именно тот вариант, который стоял на доске у Гарри Кимовича, поскольку ошибка произошла по вине команды Fritz’а. Арбитр согласился с этими доводами. Нюанс был в том, что сделанные компьютером 4 хода были вполне годные в той партии, которую машина считала реальной, но оказались явно слабее в параллельной «каспаровской» версии.


Во второй партии Каспаров владел инициативой. Правда, ради того, чтобы обеспечить долговременную активность, пришлось пожертвовать пешку. Инициатива понемногу сошла на нет, а лишняя пешечка у компьютера осталась. Тогда опытный гроссмейстер перевёл партию в окончание с разнополыми разнопольными слонами. Когда из фигур остаются только такие слоны, то иногда нельзя выиграть даже и с несколькими лишними пешками. Ничья. Таковы суровые законы эндшпиля.

Микроматч Каспаров выиграл, но вряд ли такой победой был морально удовлетворён.

Каспаров продолжал демонстрировать превосходство над «киборгами», но это уже были отнюдь не те лёгкие победы, как в 1989 году.

К середине 90-х машины доказали «своим создателям» что и они не лыком шиты. Фактически, сильнейшие из роботов уверенно демонстрировали гроссмейстерский уровень. Правда, речь шла в основном о партиях с укороченным контролем времени – блиц и так называемые быстрые шахматы. А как покажет себя машина с партиях «классическим» контролем, который используется для выявления сильнейшего шахматиста планеты? Способен ли виртуальный игрок противостоять глубокому стратегическому плану, на продумывание которого у человека будет достаточно времени?

Корпорация IBM предложила выяснить этот вопрос и бросила вызов Каспарову, выставив против него специально созданный для решающей битвы шахматный суперкомпьютер.

(Продолжение следует…)

P.S. После первого рассказа про матч 1989 года я получил письмо от пользователя Rom77, давно интересующегося противостоянием Каспарова с Deep Blue и изъявившего желание помочь с материалом. Было решено, что мой респондент, как владеющий намного большим объёмом информации, продолжит цикл публикаций. Поэтому статьи про матчи 1996 и 1997 годов скоро представит Роман.


+55
14.2k 34
Support the author
Comments 11