Instant Messaging Systems
August 2013 26

История о том, как я отказался от использования сотового телефона

Под таким заголовком должен быть список из десяти эффективных шагов отполированных самодисциплиной. Их у меня нет, вместо списка, лишь небольшая история из жизни. Началась она с ситуации, в которой я почти умер. Полностью описывать ее смысла нет, но небольшую зарисовку оставлю.
Можно не читать
Добежать до дороги. По пути что-то пошутить, чтобы успокоить любимого человека. Она еще и со стороны это видела, а потом бежала за мной, наблюдая мою белоснежную лопатку. Слава богу — такси. Перекресток, нам налево, сажусь в машину. И таксист стоит. Почему? Потому что горит красный. На него водитель отказывается ехать, мол права у него отнимут. Ну ничего, ему переднее сиденье теперь менять. Это был самый длинный красный свет светофора в мое жизни. По пути шуткую.

До скорой, слава богу, две минуты езды (надо сказать, что мне повезло столько раз, сколько было нужно, чтобы я остался жив). Эх, многое бы я отдал за фотографию глаз милых женщин из скорой. К ним вбегает парень полностью в крови, но при этом улыбается и пытается шутить. Мне кажется, я вошел со словами «доктор, у меня небольшая проблема».

Надо сказать, что последнее пошло во вред, так как они секунд 10 не могли пошевелиться. Поговаривают, что до сих пор байки про меня в больнице ходят.

Меня там же, где я придерживал стену, обработали перевязали и повезли к хирургу. Кровь перестала струится по ногам, это меня немного успокоило.

Как вы понимаете, есть и полная версия событий.

Вы думаете, этот случай помог переосмыслить жизнь и понять, что все мирское бренно, включая сотовую связь? Не совсем так. Но обо всем по-порядку.

И так, меня изолируют в больнице. От рабочей суеты, от сотни срочных рабочих дел и неотложных вопросов. Это был первый маленький шаг.

Никаких серьезных вопросов я из больницы решить не мог, даже интернет там почти не работал. Потихоньку рабочие звонки почти пропали. Замы справлялись с текущими вопросами, а заказчики, зная в каком я положении, так же старались не беспокоить. Интересным было другое. После шквальных первых двух дней, перестали звонить родные и друзья. Все знают где, все знают, что у меня все ок, я просто отлеживаюсь. Че мне звонить?

Кстати, когда я смог ходить, то занялся по-настоящему важным вопросом. Я начал ловить голубя. И спустя нескольких дней, и десятков разных ловушек — мои усилия были вознаграждены.



В фейсбуке об этом случае я писал так: «Хватаешь голубя, кидаешь им в другого голубя, пролетающего мимо. Этакий аналоговый больничный x-box.»

Но я отвлекся. Под конец моей больничной недели, телефон меня отвлекал всего пару раз в день. Но, на данном этапе, отказываться от сотовой связи и в мыслях небыло. Инертность мышления не позволила бы. Я прекрасно понимал, что количество звонков будет прежним уже через неделю после моего возвращения домой. Но жизнь распорядилась иначе.

Я консервативный человек и одной моделью телефона могу пользоваться до тех пор, пока он не начинает разваливаться в руках. Даже в этом случае я беру клей… ну вы поняли. Через пару дней после больницы, я зашел в сотовый салон и купил новый блестящий телефон. Такой поступок мне казался интересным. А на следующей день телефон сломался и его забрали в сервисный центр.

-_-

Но и старым аппаратом я уже не мог воспользоваться, так как симка была обрезана под новый. Ситуация не безвыходная, конечно, но, с покупкой временного телефона, я решил повременить. А через 2 дня произошел переломный момент. Во время прогулки, один мой хороший знакомый, рассказал о существовании переходников с микросим на сим. И о том, что каким-то чудом, именно такой, ненужный ему, переходник лежит прямо сейчас у него дома, рядом с которым мы проходили.

Но я поблагодарил и отказался. Мне понравилось это нарастающее чувство свободы от невидимого сотового поводка. Для себя я решил, что подожду возвращение из ремонта телефона и уж тогда выйду на связь. Но через неделю я принял окончательное решение — постоянный сотовый телефон мне больше не нужен.

Как вы уже заметили, путь к этому решению был не из легких. Список из 10 шагов, в моем случае, начинался бы так:

1. Сделайте глупость;
2. Добейтесь, чтобы в результате первого шага, вам спину на две части разрезало витринным стеклом;
3.…
10. Вы отказались от сотового телефона.

А теперь главный вопрос. ЗАЧЕМ ЖЕ ТЫ, ДУРАК, ОТКАЗАЛСЯ ОТ СТОЛЬ НУЖНОЙ ВЕЩИ? Чем дольше я был без телефона, тем проще мне было найти ответ. Сейчас я могу его сформулировать так: телефон, каждый день, отнимал минимум час моей жизни.

1. Минутные подтверждающие звонки от коллег и родных, из серии: «Тебе кофе в маке брать?» или «Ты завтра будешь на совещании?»;
2. Сходил пописать — проверь не звонили ли тебе. Звонили! Срочно перезвонить!
3. Уехал от близкого человека — 3 раза позвони, сообщи, что кирпич таки не упал. Забыл позвонить? Не беда — позвонят тебе;
4. Мобильные совещания. В большинстве случаев, являющиеся следствием излишней осторожностью, в решениях моих коллег;
5. Общение с заказчиками, по вопросам, которые должны были решать мои подчиненные, а не я.

А ведь есть еще исходящие, потребность их совершать — отдельная тема для разговора.

Итого, минимум один час в сутках. Не сплю я примерно 16 часов в день, получается, что один час отнимает шестнадцатую часть всей моей жизни. Это очень много для такой незначительной вещи. Даже котиков в интернете смотреть полезнее, это хоть настроение повышает. А хорошее настроение — здоровье. Телефон же делал обратное, со временем он стал источником только негативных эмоций. Если звонят, то сейчас надо собраться и решить какой-то вопрос. Технический, организационный, денежный, эмоциональный. Решать надо, даже если вопрос незначительный, а твое занятие в данный момент бесценно.

Как же я справился с необходимостью быть на связи? Для каждого аспекта моей жизни нашлось свое решение.

1. Самое важное. Я немного лукавлю, говоря, что отказался от сотовой связи. Уже много лет я хожу либо с ноутом, либо с планшетом. Это мое рабочее место. Там всегда включен скайп, меня всегда можно найти. Ключевая разница — на входящее сообщение я отвечаю, когда мне удобно.

Каждый день у меня есть периоды, когда я разбираю накопившиеся, в течении нескольких часов, вопросы. Это моя работа. Тогда же я разбираю и скайп. По сути, отвлекающие звонки, не исчезли, а трансформировались в удобный для меня формат.

2. В случае, если меня нужно найти прямо сейчас (такое тоже бывает, хоть и редко) работает следующая схема: звонят моей жене, а ее я абсолютно всегда предупреждаю где я и с кем. В результате, выйти со мной на связь можно в течении 5 минут. (Да-да, я пользуюсь тем, что остальные от сотовой связи не отказались. Откажутся — придумаю что-то другое.)

3. Все рабочие вопросы безболезненно распределились на три направления. Часть вопросов ушло в скайп и почту. Часть закрывают мои заместители, даже не дергая меня по мелочам. Часть накапливает и передает мне, в тот же скайп, референт, если уж без меня совсем никуда. Но последнее почти не нужно, страховка.

4. А что если мне необходимо кому-то позвонить? Решение тоже очень простое. У меня в машине всегда лежит заряженный, но выключенный телефон с нулевой симкой и деньгами на ней. Нужные номера телефонов храню в интернете, важные помню. От машины я всегда в 15 минутах, если дальше, то могу кинуть его в карман. Не включая. Пользовался им за 2 месяца пару раз.

5. Есть и другие аспекты. Но все они без проблем решаются. Даже без планшета или ноута можно, хоть это и кажется диким.

Можно еще рассказать, как меняется поведение людей, которые раньше ждали от тебя звонка, а теперь понимают, что его не может быть. Если в двух словах, то это сильно упрощает взаимопонимание. Исчезает лишняя сущность и становится проще. Но, статья и так получилась слишком большой. Здесь вы можете мне просто поверить, ну, или не поверить.

Подводя итог, можно сказать, что далеко не всегда у человека есть возможность отказаться от сотового поводка. Далеко не всегда это оправдано и эффективно. Есть ситуации, когда это категорически нельзя делать. И надо признать, что появление сотовой связи сделало мир гораздо более комфортным.

Однако вот уже 2 месяца я не пользуюсь постоянным сотовым телефоном. И пока, не могу придумать ни одной причины, по которой я захотел бы оттяпать от своего дня целый час. Подумайте, возможно и для вас это не такая фантастика, как кажется.

Кеша.

UPD

Почему бы просто не перестать отвечать на звонки?
Можно и так. У обоих вариантов есть свои плюсы и минусы.

Почему бы еще от электричества не отказаться?
1. У любого действия есть зона эффективности. Выглядит это примерно так: | — / ++++++++ / — |. Словами это выразить можно так: «Все хорошо в меру». При этом данная зона есть даже у положительных явлений. Таких, например, как современные технологии. Или возьмем, к примеру, медицину. С одной стороны, благодаря «экстренной медицины» человек стал жить не 30 лет, а 70. С другой, современная медицина — бизнес, здоровье человека не главное. Поэтому тонны химии содержащиеся в препаратах, наоборот сокращают срок жизни человека.

2. Ну или другой пример. Города — результат современных технологий, они эффективны для человечества в целом. Однако, все стремятся жить на земле в своем доме. Так как жить на земле эффективнее для отдельного человека. Последнее — привелегия, хоть и уход от современных технологий. С отказом от сотовой связи похожая ситуация. Сообществу она важнее, чем отдельному человеку. Для человека отказ — привелегия.

3. Из статьи не сразу видно, что рассказывает она не об отказе от современных технология, а об переходе от технологий 20 века к технологиям 21.

Проезд на красный это 1000 рублей штрафа.
Таксисты это знают лучше нас с вами, но у таксистов могут быть большие шлейфы из других штрафов.

Полная история для тех, кого нет на фейсбуке
«И так, вчера ближе к вечеру, в нескольких местах спины, мне зашивали мышцы, а затем и кожу поверх мышц. Пара швов поселилось даже на ноге. Зашивали без общего наркоза, что позволило во время процесса беседовать с доктором.

Начну издалека, чтобы чуть прояснить истоки моей глупости. Я вырос в маленьком городе, где было около 20 заброшенных зданий разной степени готовности. Как и любой парень, живший в окрестностях, я на них провел все детство. Любовь к индустриальным и заброшенным объектам осталась на всю жизнь.

Понятно, что подобное увлечение учит определенной осторожности. Но, как это обычно и бывает, беда настигает там и тогда, когда этого совершенно не ждешь.

Решили мы с женой погулять по солнечному летнему воскресенью. Но просто так гулять я не очень люблю, поэтому целью прогулки мы выбрали промзону города, где раньше не были.

Надо сказать, что, в отличие от города моего детства, в данной промзоне все было сделано нормально. Все огорожено, все под охраной и, естественно, никуда бы с женой я не полез.

Мы погуляли вдоль заборов и уже почти вышли обратно в город, но мое внимание привлекли выломанные с корнем ворота. За воротами был заброшенный пустырь. Единственным объектом на нем была большая кирпичная будка, с витринными стеклами по периметру высотой в 2-3 человеческих роста. Явно давно заброшенная и часто посещаемая местными пацанами.

Я обошел будку со всех сторон. Главный вход закрыт, но справа будки нашлось разбитое окно. Точнее нижняя часть стекла разбита, а верхняя так и осталась висеть, на подобии огромный гильотины.

Чтобы вы не подумали, что я совсем дурной — стекло висело очень надежно, я несколько раз его хорошо дернул. Толстое, плотное, советское, крепко стоящее в пазах стекло.

Внутри и снаружи будки накидан мусор, явно, чтобы было удобно залезать и вылезать. Я почти уверен, что именно он меня и дезориентировал. Будка казалась часто посещаемой. И я осторожно начал залезать. Дальше начинается сцена, от которой меня начинает бить дрожь, когда вспоминаю.

За большим плотным надежным советским стеклом оказалось второе, похожее, только гораздо меньше и висевшее под самым потолком. Я вначале услышал, как оно сорвалось и только потом расстроился, что без футболки. Через секунду я оказываюсь внутри будки и чувствую, как по моим ногам струится вода. Ну, по ощущениям так.

Расстраиваться и думать времени небыло. Вылезти из будки обратно, порезал ногу — черт с ней. Найти у жены футболку, с силой пережать спину (спасибо вам фильмы ужасов). Добежать до дороги. По пути что-то пошутить, чтобы успокоить любимого человека. Она еще и со стороны это видела. Слава богу — такси. Перекресток, нам налево, сажусь в машину. И таксист стоит. Почему? Потому что горит красный. На него водитель отказывается ехать, мол права у него отнимут. Ну ничего, ему переднее сиденье теперь менять. Это был самый длинный красный свет светофора в мое жизни. По пути шуткую.

До скорой, слава богу, две минуты езды (надо сказать, что мне повезло столько раз, сколько было нужно, чтобы я остался жив). Эх, многое бы я отдал за фотографию глаз милых женщин из скорой. К ним вбегает парень полностью в крови, но при этом улыбается и пытается шутить. Мне кажется, я вошел со словами „доктор, у меня небольшая проблема“.

Надо сказать, что последнее пошло во вред, так как они секунд 10 не могли пошевелиться. Поговаривают, что до сих пор байки про меня в больнице ходят.

Меня там же, где я придерживал стену, обработали перевязали и повезли к хирургу. Кровь перестала струится по ногам, это меня немного успокоило.

По пути в машине говорю жене, чтобы детям (да и всем остальным) рассказала о моей глупости, как есть без вранья и приукрас, пусть учатся.

Ну, а дальше началось самое тяжелое. Да-да, еще тяжелее. Я оказался на столе хирурга. И он произнес ключевое: „Вначале останавливаем кровь затем обезболиваем“. А что такое остановить кровь в моем случае? Медики меня поправят, но по ощущениям это так — вам внутрь раны, по ее контору, запихивают много ватных шариков. Уууух, как громко я делал вид, что ни капельки не кричу. Зато всего один раз за день.

— Когда человек попадает в подобную ситуацию, то первый час он находится в приподнятом настроении. В этом нет ничего странного, если учесть количество адреналина, которое выбрасывается в кровь.

Я, в таких случая, становлюсь совсем дурным — ржу и шучу без перерыва. Окружающим это кажется диким, подозреваю, что подавляющему большинству хочется мне сделать еще больнее, чтобы мое поведение, наконец, начало соответствовать внешнему виду.

Веселить человека, который в данный момент зашивает тебе мышцы и кожу — дело опасное. Поэтому, в основном, я доставал медсестру. Она, в какой-то момент, действительно злиться начала.

Но, где-то посередине операции, адреналин в моей крови закончился. Что обрадовало хирурга — я перестал ржать и вибрировать от этого. Странно, что я вообще остался в сознании учитывая, что к тому моменту количество потерянной крови приближалось к двум литрам.

Как себя чувствуют люди с местным наркозом во время операции? Не знаю как у других, но в моем случае, на стол я попал стремительно. Возможно именно поэтому, единственное желание в этот момент — произвести на хирурга максимально хорошее впечатление. По какой-то, неведомой мне причине, это казалось важным. И когда я перестал ржать, я начал разговаривать с доктором (спросив у него предварительно разрешение).

О чем говорил всплывает смутно. Помню только, что рассказал ему о воде в космосе, которая закипает оставаясь холодной. Его это сильно удивило. А меня напугало. Казалось, что человек, копающийся внутри меня, должен знать вообще все на свете. И без справки о всезнайстве даже приближать к живому человеческому телу не должен.

Очень болно было дважды. Первый раз, когда кровь останавливали, ну я уже рассказывал. Второй раз когда щипцами вытягивали кожу, чтобы начинать шить. Потом подействовало местное обезболивающее и стало нормально. Спину не чувствуешь, по звукам ощущение, что кто-то очень быстро спицами свитер у тебя за спиной вяжет. Только ты при этом почему-то немного дергаешься. Под конец операции хирург тоже немного расслабился и начал шутить: „О еще ранка и ее заштопаем“.

После операции, когда меня на столе окровавленного везли по коридору, пришла мысль, что самое время еще немного пошутить. Поравнявшись лицом к лицу с каким-то напряженным парнем в очереди, я отчеканил, смотря ему прямо в глаза: „Жизнь лучше, чем тебе сейчас кажется“.

Думаю, запомнит.»

Почему бы не завести телефон для родных и близких?
Думал об этом, обсуждал со знакомыми. У всех был один и тот же ответ — не работает. Со временем твой номер снова оказывается у всех. А раз ты кому-то дал свой телефон, то нет смысла не брать трубку, когда он звонит.

А как же общение с родителями?
Я с ними вижусь каждую неделю.

Жена страдает?
Нет, она работает у меня. Знать где я и что со мной — часть ее работы. К тому же потребность меня срочно находить возникает не чаще двух раз в месяц.

Знает ли подлый автор, что он создал множество проблем окружающим?
-_-


Будьте осторожны, ниже святая война.

+23
85k 145
Comments 116
Top of the day