Pull to refresh

Comments 12

2355990 =>
И если бы сам Шнейдер явился теперь из Швейцарии взглянуть на своего бывшего ученика и пациента, то и он, припомнив то состояние, в котором бывал иногда князь в первый год лечения своего в Швейцарии, махнул бы теперь рукой и сказал / бы, / как / тогда: / «Идиот!
/ Учительша, / прискакав в Павловск, явилась прямо к расстроенной со вчерашнего дня Дарье Алексеевне и, рассказав ей всё, что знала, напугала ее окончательно.


Текст какой-то сложноватый для запоминания человеком, который не осилил 7 цифр.
согласен, в прозе довольно длинные предложения, а значимым является только небольшой фрагмент, со стихами как-то лучше. Не все цитаты получаются хорошими, безусловно, они выбираются автоматически и на данный момент до первой попавшейся, если будет больше текстов можно добавлять функции оценки качества цитаты
665 => Избушка там на / курьих / ножках / Стоит без окон, без дверей

Или я не понял метода, или должно быть ШШП и не должно быть букв р, д, т, ч, с, в, м. Тем не менее я вижу только одну Ш не вижу вообще п. Зато вижу несколько р, с, д.

Поясните.
это подбор по длинам слов: курьих = 6 букв, ножках = 6 букв, стоит = 5 букв. Слэш предшествует слову, которое имеет соответствующее количество букв, слова идут подряд, цитата приводится от начала строки
Пришла идея кодировать цифры количеством букв в слове.

Все уже пояснено ;)
хммм. имхо было бы любопытнее найти последовательность для числа Пи? или e? Хотя бы знака до 10-го?
аа. я уже сам попробовал :)
удается подобрать, если по частям. приходется запомнить несколько фраз. Или у Вас ограничение на длину входной строки?
есть ограничение на 7 значимых цифр, поскольку даже для них получается закодировать далеко не всё на этом наборе текстов. Можно сказать точно, что если подобралось только 6 значит 7 и больше точно нет. Так как у Шекспира подобралось 7 могу дополнительно проверить, но это очень маловероятно
до 7 знака находится у Шекспира, в Библии и у Достоевского только до 6 знака. Чтобы закодировать до 10 знака нужно больше текстов
Пи, пе из классиков, но запомнить не сложно — «Как я хочу и желаю надраться до чертей после сих тупых докладов, наводящих тяжелую депрессию»
Cразу вспомнился Швейк:

Фельдфебель начал свёртывать цигарку. Швейк между тем разглядывал номер винтовки и вдруг воскликнул:

— Четыре тысячи двести шестьдесят восемь! Такой номер был у одного паровоза в Печках. Этот паровоз стоял на шестнадцатом пути. Его собирались увести на ремонт в депо Лысую-на-Лабе, но не так-то это оказалось просто, господин фельдфебель, потому что у старшего машиниста, которому поручили его туда перегнать, была прескверная память на числа. Тогда начальник дистанции позвал его в свою канцелярию и говорит: «На шестнадцатом пути стоит паровоз номер четыре тысячи двести шестьдесят восемь. Я знаю, у вас плохая память на цифры, а если вам записать номер на бумаге, то вы бумагу эту также потеряете. Если у вас такая плохая память на цифры, послушайте меня повнимательней. Я вам докажу, что очень легко запомнить какой угодно номер. Так слушайте: номер паровоза, который нужно увести в депо в Лысую-на-Лабе, — четыре тысячи двести шестьдесят восемь. Слушайте внимательно. Первая цифра — четыре, вторая — два. Теперь вы уже помните сорок два, то есть дважды два — четыре, это первая цифра, которая, разделённая на два, равняется двум, и рядом получается четыре и два. Теперь не пугайтесь! Сколько будет дважды четыре? Восемь, так ведь? Так запомните, что восьмёрка в номере четыре тысячи двести шестьдесят восемь будет по порядку последней. После того как вы запомнили, что первая цифра — четыре, вторая — два, четвёртая — восемь, нужно ухитриться и запомнить эту самую шестёрку, которая стоит перед восьмёркой, а это очень просто. Первая цифра — четыре, вторая — два, а четыре плюс два — шесть. Теперь вы уже точно знаете, что вторая цифра от конца — шесть; и теперь у вас этот порядок цифр никогда не вылетит из головы. У вас в памяти засел номер четыре тысячи двести шестьдесят восемь. Но вы можете прийти к этому же результату ещё проще…

Фельдфебель перестал курить, вытаращил на Швейка глаза и только пролепетал:

— Карре аb!

Швейк продолжал вполне серьёзно:

— Тут он начал объяснять более простой способ запоминания номера паровоза четыре тысячи двести шестьдесят восемь. «Восемь без двух — шесть. Теперь вы уже знаете шестьдесят восемь, а шесть минус два — четыре, теперь вы уже знаете четыре и шестьдесят восемь, и если вставить эту двойку, то всё это составит четыре — два — шесть — восемь. Не очень трудно сделать это иначе, при помощи умножения и деления. Результат будет тот же самый. Запомните, — сказал начальник дистанции, — что два раза сорок два равняется восьмидесяти четырём. В году двенадцать месяцев. Вычтите теперь двенадцать из восьмидесяти четырёх, и останется семьдесят два, вычтите из этого числа ещё двенадцать месяцев, останется шестьдесят. Итак, у нас определённая шестёрка, а ноль зачеркнём. Теперь уже у нас сорок два, шестьдесят восемь, четыре. Зачеркнём ноль, зачеркнём и четвёрку сзади, и мы преспокойно опять получили четыре тысячи двести шестьдесят восемь, то есть номер паровоза, который следует отправить в депо в Лысую-на-Лабе. И с помощью деления, как я уже говорил, это также очень легко. Вычисляем коэффициент, согласно таможенному тарифу…» Вам дурно, господин фельдфебель? Если хотите, я начну, например, с «General de charge! Fertig! Hoch an! Feuer!» Чёрт подери! Господину капитану не следовало посылать вас на солнце. Побегу за носилками.

Пришёл доктор и констатировал, что налицо либо солнечный удар, либо острое воспаление мозговых оболочек.

Когда фельдфебель пришёл в себя, около него стоял Швейк и говорил:

— Чтобы докончить… Вы думаете, господин фельдфебель, этот машинист запомнил? Он перепутал и всё помножил на три, так как вспомнил святую троицу. Паровоза он не нашёл. Так он и до сих пор стоит на шестнадцатом пути.
Only those users with full accounts are able to leave comments. Log in, please.