24 May 2013

«Охота на ведьм» — непопулярный взгляд на вопросы копирайта, лицензионной продукции и авторского права в России

Game development


Изучая прессу можно видеть, что большинство сообщений о нарушении авторских прав касаются либо обычных граждан, либо групп граждан объединенных некоей идеей. Я не припомню сообщений в прессе, что за использование не лицензионного программного обеспечения привлекались политики, государственные служащие, депутаты, сотрудники самых разных органов или крупные коммерческие подразделения (фирмы, конторы). Рискну предположить, что не потому, что все вышеперечисленные честнее и чище, любого из граждан, но потому, что закон об авторском праве существует не для всех. Всегда есть возможность откупиться, договориться, «спустить на тормозах». Вообще закон как таковой для каждого в зависимости от «сословия» разный.

Более того если скользнуть в историю глубже чем на десять лет — ситуация с законами и их исполнением была еще страшней. Двойных стандартов, как сейчас не было. Были люди сверху и люди снизу. Сейчас стоящие выше в случае фатальных ошибок (украли слишком много, либо сделали это откровенно нагло, либо слишком заметно попрали закон) — отдаются «на откуп народу», или прессе, в рамках программы борьбы с коррупцией. Суд в большинстве случаев лишает их регалий, но оставляет на свободе. В тоже время как обычные граждане, за преступления куда меньшие — «мотают срок по полной программе» и в любом случае превращаются в публичные случаи нарушения копирайта. Недаром существует поговорка «От тюрьмы и от сумы не зарекайся».

Мне кажется, что здесь заложено главное противоречие. Его не было бы, если бы закон был одинаковым для всех. Когда я слышу возмущение среди адептов авторского права и копирайта — ощущаю странное недоумение. Почему?

Потому, что сказано-то все верно. Ты вроде как горшок вылепил, обжег и выложил на продажу. А кто-то к тебе пришел и утащил твои горшки. У тебя на глазах. Горшки только вчера тобой обожженные и расписанные. Двое воров. Один — тот, кому за это ничего не будет. Другой — тот, который сядет. В общем и целом – не нравятся оба. И не потому, что половину горшков вернут, а половину нет. А просто потому, что воровать – не хорошо. НО…

Свои мысли в отношении копирайта хотелось бы начать со случая латвийского учителя. Как известно «законы мух ловят, а шершней отпускают». Тот, кто с деньгами – тот и молодец, а обычного человека обработать быстрее и удобнее. Только вот что мне интересно. Неужели различные государства и силовые структуры их подпирающие считают своих граждан настолько недалекими, чтобы они не могли проследить этой странной закономерности?

Мы живем в мире, который постоянно меняется. Каждую минуту. Прямо сейчас. В этом мире сложилось так, что информация во многом перестала быть чьим-то отдельным достоянием. Она стала общей. Еще недавно женщина не могла знать того же что знает мужчина, ее уделом были кухня, дети и вышивание. Времена изменились. Прогресс достиг того, что теперь каждый имеет возможность прикоснуться к практически любой информации. Было бы желание. Прогресс не остановился и, двинувшись далее, достиг той точки, где за знание легко можно сесть в тюрьму. Речь в данном случае не идет о знании государственных тайн, а о знании вообще. Только в моем понимании это не прогресс, а регресс. Деградация и полная дискредитация закона и власти в глазах рядовых граждан.

В моем понимании это дело (ситуация с латвийским учителем) вообще не должно было быть предано огласке. Отсутствие подобных дел в отношении явных правонарушителей лишь подчеркнет и подчеркивает дикость создавшейся ситуации. Ее надуманность и абсурдность. С одной стороны защищая авторское право, словно мальчишки коров по полю, соответствующие организации гоняют торрент-трекеры, с другой в нашей стране существует социальная сеть, в которой можно легко прослушать нелицензионный аудио-контент, просматривать нелицензионные кинофильмы. В недалеком прошлом была распространена кража западных игр со сменой обложки (логотипы и другая коммерческая информация убирались, наносились свои).
Заявления о том, в случае если прижмут, что это пользователи — не годятся. Потому, что в таком случае это тоже самое что и торрент-трекер. Только один красиво закрывают, а другой отлично существует. Что характерно тот где водятся крупные деньги.

Забавно, что в этих случаях некими идеалистами предлагается быть граждански сознательными и отказаться от просмотра или прослушивания заведомо пиратской продукции. А что если любой не купленный фильм и любая не купленная композиция заведомо пиратская? А что если не бывает free-версий нового альбома Мадонны? Как с этим товарищи идеалисты?

Можно ли жить (и как вообще это сделать) в согласии с самим собой, если с одной стороны государство активно преследует правонарушителей, с другой стороны закрывает глаза на правонарушения регионального масштаба? Когда эти правонарушения смотрят на нас с телеэкранов? Размах коррупции, взяточничества, откровенного лицемерия и насквозь лживой, показной «охоты на ведьм» привычно поражает воображение, но не решает дилеммы. С одной стороны всегда хочется быть законопослушным гражданином без пятен на репутации, с чистой совестью, с другой стороны мы окружены воровским контентом настолько, что можем приобрести его даже в обычном магазине, не зная об этом.

Да и как понимать эту «охоту на ведьм»? С чего вдруг? Если изрядный временной период страна двигалась по пути прогресса путем воровства и пиратства? Если каждый гражданин, который хотел в этой стране что-то иметь или чему-то обучаться был вынужден приобретать это на «толкучке» (тогдашнее название черных рынков)? Как может столь резко измениться психология человека, если пол его квартиры до сих пор выложен «пиратской плиткой»?

«Быть может, в редких случаях, когда борьба за правое дело заставляет стать пиратом, пиратство может стать правым делом.» Губернатор Суонн


В далеких 90-ых годах в нашей стране отсутствовал рынок программного обеспечения как таковой. Да что там говорить о программном обеспечении. Даже жвачка продавалась из-под полы на «черных рынках». Было такое? Было. Мы оказались заложниками ситуации, где уже изначально были в статусе людей, которые совершают правонарушение, если следовать букве закона? Разве нет?

И выбора, в общем-то, не было. Хочешь красивую шмотку? Черный рынок. «Видик»? Аудио и видеозаписи? Все туда же. Идущий туда (а этим грешили почти все) совершал преступление. Способствовал распространению не то чтобы нарушающей авторское право продукции, скупал контрабандный товар. И актеры, и музыканты до сих пор с улыбкой рассказывают об этом времени. О том, как что-то тогда добывалось.
И, по сути, об авторских правах каких-то там американцев сделавших тот или иной продукт – никто не думал. Правоохранительные органы думали о том, чтобы не дать разбогатеть фарцовщику на перепродаже контрабандной продукции. То есть при дефиците (хотя стоит сказать – полном отсутствии) ряда отечественных товаров, имелась возможность раздобыть тоже – но в десять раз лучше. В то время вообще было «модно» доставать предметы «по блату» и невероятно гордиться своей предприимчивостью. Бедная страна. Бедные люди.

Через «информационный занавес» благодаря законам того времени в страну не прошла бы ни одна новинка, если бы не те пираты. И дело даже не в авторском праве, мы бы покупали, уверен в этом. Тогда еще покупали бы. Потому что не были бы испорчены тем, что произошло после. Культура покупки товара присутствовала. И кассеты покупали, и за деньги в ларьках на них что-то записывали. Помните как сложно было достать аудиокассеты? Как хороши были те западные, и как разительно отличались наши, тогда еще совковские? JVC, TDK… эти названия я помню исключительно из за этих прямоугольных кассеток. А вот тотальное воровство началось позже.

Продукты из-за рубежа были представлены как «зло оттуда» за которое нужно сажать. Некий запретный плод. Тот, кто слушал «The Beatles» или читал книги оттуда — ощущали себя некими революционерами, повстанцами от мира культуры. От мира бунтующей молодежи. Людьми делавшими что-то запретное. О какой покупке у авторов, в официальном порядке, могла идти речь, если все это была стопроцентная контрабанда?

Пришел период, когда на рынках начали появляться ласточки информационных технологий. ПК. Программное обеспечение. Игры. Оттуда начали прибывать не только элементы быта, сигареты и жвачка, но и знания. Всепоглощающая страсть потреблять все новую и новую информацию раз за разом водила нас на эти рынки в поисках чего-то интересного. Скупались десятки и сотни игр, программных продуктов. И кто при этом думал об авторском праве? Да бог с вами. Это же вещь оттуда. Ее за нормальные деньги в магазине не купишь, только с рук. А что если по закону?

Некоторые люди говорят, все то, что мы имеем сейчас – следствие глобального и безвыходного «воровства» тогда. И они правы. Мы все знаем об этом, но предпочитаем участвовать в «охоте на ведьм». Сейчас. Сейчас рассуждая об авторском праве, цивилизованном подходе, частной собственности, забывая о «тогда», том «тогда» которое еще не успело выйти за дверь современной истории. Не слишком ли быстро мы стали цивилизованной страной уважающей копирайт? Это при таком-то количестве неоплаченных нами долгов?

Мы, при всем желании, не в состоянии оплатить все те программные приложения, которые использовали. Книги, которые прочли. Кинофильмы, которые просмотрели. Музыку, которую прослушали. Это – невозможно. Все что мы можем сейчас – возвращать эти долги. Тем, кто нам тогда помог. Но это — не вопрос буквы закона. Нельзя посадить за это всю страну. Не страна несет ответственность за созданный информационный климат (вернее его отсутствие). Это вопрос порядочности. Честности. Ответственности. Каждого. И каждый себе на этот вопрос ответит сам.

Я отвечаю себе кратко. Без «тогда» – не было бы «сейчас». И это факт. Помимо блестящих шмоток и прочей дряни, что принес в нашу «индейскую цивилизацию» запад, к нам также пришло знание. Образчики чужого знания, культуры, которые сложно недооценить. Именно благодаря этим знаниям — мы стали такими, какими являемся сейчас. IT индустрия уж точно.

Были ли альтернативы? Не больно-то я их видел. Спустя пару-тройку лет изучения ПК я знал о нем больше, чем мне могли дать «преподаватели информатики» того времени (они меня просто ненавидели, и я их могу понять… разве приятно слышать информацию превышающую свои же знания от молокососа?). В том, конечно же, моей заслуги нет, и не могло быть. Отец учил меня всему что знал, и еще чаще пихал под нос книги. Так я учился программированию. Правда, не сильно в этом преуспел, будучи по складу натурой творческой, а не точной. Все гуманитарное давалось на порядки легче, чем точные науки. Так я начал становиться художником. Тыкая мышкой в старых 16-и цветных редакторах.

Если анализировать прошлое, то моими учителями стали хакеры сломавшие софт и фарцовщики, которые продавали его на рынке. Потому что благодаря этим пиратам, в страну поступали зарубежная информация — книги, программные продукты и игры. Государство и предприимчивые люди 90-ых годов в этот момент воровали железнодорожные составы, разворовывали фабрики и предприятия. Куда им в этом процессе было до лицензионных Windows или Microsoft Word? Масштаб прибылей был не тот. Как следствие, отсутствовал государственный контроль над черными рынками, где можно было за один заход приобрести сумку компакт дисков. Как следствие пиратской продукцией в открытую начали торговать на улицах города, в ларьках и в переходах метрополитенов. Небывалый размах попранных авторских прав.

Разве можно предположить, что это не отложилось в национальном сознании? Разве можно говорить о культуре соблюдения авторского права в стране, где еще 5-7 лет назад торговали программным обеспечением на станциях метро? Разве можно говорить об уважении к частной собственности в стране, где в любой момент тебя, ее могут лишить на не вполне законных основаниях? Утюг, как средство аргументации и убеждения остался в 90-ых годах, но средства общения с коммерческими структурами остаются теми же. Бандитскими. Не далее как несколько лет назад я стал свидетелем и невольным участником ситуации, о которой я не хочу вспоминать. Но дверь, слетевшая с петель под ударом ноги крайне настойчивого посетителя — слишком четко врезалась в память. Закон? Авторские права? Копирайт? Словами Лорд Катлера Беккета — «Всё невещественное стало вдруг несущественным».

"… дух пиратства у тебя в крови, с этим ничего не поделаешь. " Джек-Воробей


Все уже забыли войны отечественных локализаторов? Уже истерлись из памяти пиратские лейблы «Седьмой Волк»? «Фаргус»? Тогда оглянитесь за спину, на книжную полку. Они все там. Или быть может здесь? В вашем ПК? В виде ISO-образов «той самой игры», или быть может «того, самого лучшего перевода»? Вы я полагаю уже забыли, как делились регионы сбыта продукции, как руководство одних контор разработчиков натравливало на руководство других такие же контор «людей в масках», которые врывались в офисы и забирали все компьютеры? О том как выйдя на улицу подымить, вы встречали своего улыбающегося товарища из другой конторы, который вместо того чтобы работать гулял по городу, радуясь лишнему выходному дню. Как через день-два спустя все компьютеры, как ни в чем не бывало, возвращались обратно и работа продолжалась? Как становилось ясно, что никакой борьбы с пиратством, кроме как разборок между конкурирующими группировками сверху – нет?

Ребята, давайте не будем лицемерить. Это реальность не то чтобы недавнего прошлого. Это реальность сегодняшнего дня. И как можно говорить о цивилизованном решении вопросов связанных с соблюдением авторского права, копирайта в контексте всего этого? Когда страна напоминает карточную карту, где сверху глянцево улыбается евро-страна, а снизу, подмигивая, улыбается все тот же джокер российской действительности?

Кто оказался лучше в результате? Негодяи-хакеры и фарцовщики что принесли нам информацию, пусть и с нарушениями чужих копирайтов? Или государство, которое обрезало своим гражданам возможность обучаться и совершенствоваться? Которое зажимало всех в тиски «информационного занавеса» не предоставляя альтернатив? Я быть может и хотел бы сказать спасибо «Ленину и партии» за что-нибудь стоящее, но не могу. Я хотел бы гордиться своей страной, но по части информационных технологий – не могу. Не могу до сих пор. А благодарность за свое развитие я должен принести неизвестным хакерам тех лет. Как это не печально. Так получилось. Так вышло. И это тоже история. Ее не сотрешь. Не замажешь, заменив на что-то более удобное или патриотичное. Или патриот сегодняшнего дня тот кто стругает эшафоты себе же подобным? Человек кто родства не ведает? Кто не помнит своей истории?

Почему происходит так? Как это вообще возможно в цивилизованной стране? Так давайте разберемся, наконец, цивилизованы мы или нет? Идем ли мы по пути к цивилизации, или остаемся пресловутым лицемерным джокером? И кто идет по пути цивилизации? Запуганные граждане под угрозой тюрьмы или наказания? Каков процент этих запуганных? Каков процент тех, кто делает это сознательно, руководствуясь этическими нормами? Каков процент тех, кто может позволить себе быть порядочным с нынешним уровнем заработной платы, обеспечивая притом семью из двух-трех ртов? Разве нет таких среди IT-щников? Какой процент населения страны идет вперед, какой стоит на месте, а какой движется назад, в смутное прошлое?

Залезьте в карман. Не в этот. В другой. Где лежит ваш сотовый. Вы уверены, что это лицензионный продукт? Что это не пиратская подделка? Ну и что, что вы купили ее в магазине? Ну и что, что есть гарантийный талон. Не знание о факте покупки и использования пиратской продукции еще не освобождает от ответственности. Напоминаю, еще 5-7 лет назад в любом магазине под видом лицензии можно было купить пиратский диск. Почему вы уверены, что, то по чему вы звоните не очередная пиратка? Изделие, собранное на Малой Арнаутской?

Правка от 26.05.2013 Абзацы посвященные конкретному дизайнерскому софту и использованию его в Вузах, по результатам комментариев и предоставленной читателями информации были признаны не соответствующими действительности. Они подвергнуться правке и будут возвращены в публикацию так чтобы не разрывать контекст повествования, либо будут удалены окончательно.

«Печальна участь того, кому неведом дивный тонкий букет жизни на Тортуге.» Джек-Воробей


Положа руку на сердце нужно признать факт, что даже сейчас за не лицензионные программы можно пересажать или привлечь половину, если не более, всей нашей необъятной страны. Начиная с практически любой конторы и заканчивая социальными сетями, где до сих пор активно и без стеснения воруются фильмы, музыка и игры. Получается также, что есть выбор – жить честно и в нищете (что является кредо для каждого гражданина с незапамятных времен, когда была проводима «реформа» по раскулачиванию зажиточных крестьян), или жить в грехе. Потому, что покупка лицензионного программного обеспечения унесет в дыру любое начинание. Либо нищим. Так учила меня мать, — «В этой стране нужно быть нищим, чтобы с тобой ничего не случилось, и даже в этом случае, уже имея нищенскую суму, нельзя зарекаться от тюрьмы».

Можем ли мы с этим бороться? Можем ли мы рассуждать о соблюдении авторского права с честными лицами и праведном гневом в отношении нам же подобных? Да, безусловно, с приходом ряда сервисов страна была более цивилизованной. Теперь на наших компьютерах стоят лицензионные игры. Многие покупают лицензионную музыку. Многие покупают хорошие и опробованные игры. Многие покупают хорошую и опробованную музыку. Но так ли это во всем? Все ли мы используем бесплатные или альтернативные программы? Все ли мы платим за любой ширпотреб что нам втюхивают, не попробовав это до?

И что делать с целыми поколениями которые выросли на «у меня есть интернет – значит, у меня есть все»? Бесчисленными мириадами людей, которые полагают, что интернет копилка бесплатных знаний и развлечений? Что делать с наличием в стране социальных сетей, которые ежедневно демонстрируют ворованный контент? Что делать с терабайтами музыки, которая ежедневно крутится в аудиоустройствах нашей необъятной родины? Это все очень крупные, глобальные проблемы, и их у нас не принято решать. У нас может что-то повышаться от года к году, могут расти мифические проценты от которых не горячо, ни холодно. Мы занимаем какие-то места в каких-то рейтингах. Но сути это не меняет. Нельзя учить граждан страны уважению к частной собственности, уважению к авторскому праву и копирайтам на одной стороне улице и поощрять полный бардак на другой. Во все времена это называлось ханжеством.
И также как это часто у нас бывает – это механизм давления со стороны власти. Для власти мы скорее дойные коровы, параллельный мир наполненный странными существами, которых в случае «побега из стада» можно посадить – «Был бы человек, а статья найдется». Жуткий призрак прошлого живущий среди нас и поныне. Неизвестно, кому в действительности принадлежит это изречение. Ее приписывают многим людям бывшим тогда у власти. Лозунг актуален и сейчас. Для любого из нас. Для любого кто поднимает голову слишком высоко и не играет по общим правилам. Ведь все мы знаем как это происходит, чего уж скрывать. Мы знаем правила игры.

Все вышеперечисленное, в моем понимании, делает страну пиратской. Делает любого из нас потенциальной целью. Как только цель становится заметна и представляет угрозу – ее устраняют. Вы готовы к ликвидации? Лично я — нет. Что же остается? Быть нищим? Тихим? Незаметным? Или все это, но сразу и много? А до которого часа, простите?

Видимо до тех пор пока не появится хотя бы иллюзия цивилизованной страны. До тех пор пока не появятся программы поддержки разработчиков программных продуктов со стороны государства. До тех пор пока тендеры за участие в разработке технологических новшеств не престанут быть программами освоения бюджетов и отмывки денег. До тех пор пока не будут введены программы разработки продукта на бесплатном программном обеспечении до тех пор пока продукт не начал приносить прибыль. Такие прецеденты (уже переставшие ими быть) в IT-сфере уже есть. Достаточно ознакомиться с историей игровых движков. До тех пор пока не будет возможным покупать любые версии из линейки программных продуктов, а не только лишь последние по баснословным ценам. Индустрия нуждается в том, чтобы ей помогали. Точно также как в этом нуждаются отрасли образования, медицины и искусства.
Можно прямо сейчас отказаться от будущего, отказаться от всякой надежды разрабатывать программные продукты и поднимать IT-сферу в России, если речь идет о честной разработке и поручить это детям. Либо выживать в этих условиях. То чем занимается подавляющее количество разработчиков.

Не нужно только нацеплять маски цивилизованности. Мы хотим ее. Цивилизованности этой. Но не имеем ее в полной мере. Только пытаемся ей соответствовать. И даже если миллион, два миллиона или три миллиона сознательных граждан живут как и полагается жить цивилизованным людям, то это еще не делает такой страну в целом. Стремление похвально, но не оно определяет общий результат. И не оно должно позволять нам рассуждать о латвийском учителе выложившем учебник на свой сайт, как о преступнике, который должен понести наказание, за то что он кого-то не предупредил о своем поступке, который кого-то не понял, и который не играл по правилам. Не от хорошей жизни это было сделано, а от безвыходности. Купив ученикам этот учебник учитель может быть бы поступил правильнее, но при этом обрек бы на голод свою семью.

Лучше я думаю, — это будет лучше всего, — пусть нас, но не мы сами, назовут цивилизованными людьми.

Мне кажется, что это все это — проблема национального, если не мирового масштаба. Проблема, идущая своими корнями глубоко в прошлое, вырастившая не одно поколение покореженных людей. Начиная от рядового гражданина и заканчивая государством, видными его представителями. Новую историю нельзя отмерить от какой-то точки возвестив, что теперь мы цивилизованны в вопросах копирайта и авторского права. Это не точка на листке бумаги, не маркер на чьем-то плане, минуя который начинается пресловутое «хорошо», закон и порядок. Это, прежде всего — проблема воспитания поколений. Образовательная проблема. Проблема менталитета. И ее не решить не тюрьмами, ни расстрелами. Этому нужно учить.И в этой проблеме — не должно быть двойных стандартов. Не должно быть тех кто сверху и снизу, с одной стороны улицы и с другой. Это должно быть равносильно для всех, а не только для тех у кого мало денег.

P.S.
Может быть это глупый констатационный пост на «много букв» и пробежка по травке жирного «тролика», как-то так в сети говорят. А может быть это внутренняя боль. Может быть страх за себя, близких и будущее. Это не наболело. Живет с многими из нас. Со мной. Давным давно и мне начинается казаться, что будет жить еще долго. Когда я был совсем желторотым, и не очень хорошо читал в лицах — запомнил одну из кривых улыбок отца. Так он улыбался когда происходило что-то чего он не мог изменить, что-то скверное, подлое и отдающее лицемерием.
В последнее время я часто вижу отражение этой улыбки. Когда бреюсь, в стеклах автобуса, и в витринах магазинов. И мне хочется чтобы мой сын не знал этой улыбки, не знал ее сути, и никогда не примерил ее на себя. Такое вот наивное желание. Пусть парень читает обо всем этом в книжках, или прогуливает эти уроки. Не велика потеря.
Tags:копирайтcopyrightРоссияавторскоеправософтIT
Hubs: Game development
+34
29.7k 61
Comments 167