Self Promo
1 January 2013

Как я встретил новый год



Сейчас, пока я пишу этот текст, мои руки дрожат, а мысли путаются. Уже утро, а я всё не могу отойти от того, что я увидел и узнал в эту ночь.
Часто приходится слышать, что люди хотят встретить новый год необычно, так, чтобы он запомнился надолго. Если спросить меня, то я бы предпочёл ничего не помнить. Провести эти несколько часов так же, как и все мои сограждане, в обнимку с оливье и алкогольными напитками, спокойно и привычно.
Но обо всём по порядку. Хотя, повторюсь, связное изложение мне сейчас даётся с трудом.

Всё началось с телефонного звонка вчера примерно часов в пять вечера. Сначала я подумал, что это кто-то из знакомых хочет поздравить меня с Новым годом. Но на экране телефона была надпись: «номер не определён». Ещё не предчувствуя ничего плохого, я потянул зелёный слайдер принятия вызова.

— Привет, старик, это Миша, мы учились вместе, — сказал спокойный, немного уставший голос, — Мне нужно тебе кое о чём рассказать. Билеты на самолёт я тебе купил, вылет через три часа. Жду.
— Стой, какой вылет? Ты о чём? — сказать, что я удивился — это значило ничего не сказать. С Мишей, моим одногруппником, я уже очень давно не общался. Помню, сразу после универа он начал небольшой бизнес, что-то связанное с сотовыми телефонами. Потом он увлёкся какими-то странными учениями и уехал в Индию. С тех пор я уже лет пять о нём ничего не слышал. Вплоть до настоящего момента.
— Ты на самолётах летал когда-нибудь? — в голосе Миши послышалось раздражение.
— Ну да, летал конечно…
— Так вот, регистрация через два с половиной часа заканчивается, а тебе ещё до аэропорта ехать. Записывай номер рейса и адрес.
— Стой, стой, — я стал судорожно шарить по столу в поисках ручки или карандаша. С тех пор, как я закончил ВУЗ, у меня дома перевелись все письменные принадлежности вместе с потребностью писать что-то руками. Заметки я делаю в телефоне, что-то более серьёзное пишу сразу на компьютере. Шариковую ручку я беру только для того, чтобы расписаться на чеке в супермаркете. Единственное, что я сумел найти — это огрызок карандаша из Икеи.
— Всё, записываю, — сказал я.
Миша назвал номер рейса, адрес и положил трубку.
Вздохнув, я оделся и вышел на улицу. Кстати, город Миша так и не назвал, поэтому я не знал, где я окажусь через несколько часов.

Авиаперелёт в новогоднюю ночь мало чем отличается от любого другого перелёта. Правила безопасности не допускают гирлянд, разноцветных шариков и алкоголя в салоне самолёта. Ну, по крайней мере в эконом-классе. Как бы компенсируя отсутствие внешних проявлений праздника, большая часть пассажиров приняла праздник вовнутрь. Поэтому салон был полон улыбками, запахом алкоголя и поздравлениями с наступающим. Некоторые пассажиры грустили — было видно, что перелёт они совершают исключительно по необходимости. Командир самолёта от имени авиакомпании поздравил пассажиров с новым годом и попросил пристегнуть ремни. Мы взлетели.

Когда самолёт приземлился, было уже начало одиннадцатого. Не смотря на новогоднюю ночь, перед зданием аэропорта дежурил целый взвод таксистов. Я сел к первому попавшемуся. Пока мы ехали, таксист рассказывал про то, что я у него на сегодня последний пассажир, что сейчас он меня отвезёт, и домой. Дома у него жена, дочка. Он им уже подарки приготовил.
У меня зазвонил телефон. Таксист вежливо замолчал и убавил громкость магнитолы.
— Я вижу, ты уже подъезжаешь, — всё так же спокойно звучал голос Миши.
— Да, я в такси сейчас.
— Правильное решение. Я верил, что ты меня не бросишь.
Я хмыкнул в ответ.
— Так вот зачем я тебя позвал. Я хочу передать тебе некоторые документы. В них я подробно, насколько это возможно, описал всё то, что узнал за последние несколько лет. А узнал я много. Даже, наверное, слишком много для того, чтобы мир вокруг меня оставался прежним. Понимаю, для тебя это звучит звучит пафосно, но всё же. Все эти годы я изучал Интернет. Нет, не протоколы, сервера и прочее. Не на уровне того, что сделали люди. На уровне того, чем он стал и чем он является уже много тысяч лет. Да, не удивляйся, Интернет существовал задолго до появления человека как биологического вида. Разумеется, речь не о физической реализации сети, а об информационном пространстве. Но давай я расскажу всё по-порядку, благо время у нас ещё есть.

Я мельком глянул на электронные часы на магнитоле автомобиля. Было 23:28. Мы уже въехали в город. Я переложил телефон в другую руку. Миша продолжил рассказ:

— Раньше, до отъезда в Индию, я был одним из совладельцев Linear Solutions. Как ты сам, наверное, понимаешь, NDA меня не страшит, так что слушай. «Институт непосредственного взаимодействия» в Швейцарии — одна из дочерних компаний Linear Solution. Моя зона ответственности была в другом, поэтому я не особо вникал, чем занят «Институт». Как же я удивился, когда узнал правду. Ты, должно быть, не слышал о проекте «Paris». Я о нём чуть позже расскажу. Так вот, здесь, в России, я познакомился с одной девушкой из Японии. Её звали Ивакура, она путешествовала. Сейчас её уже нет с нами, её путь лежит в совсем других местах, но я счёл себя не вправе следовать за ней и вернулся в Россию. Ну да речь не об этом. Она уговорила меня продать свою долю акций Linear Solutions и уехать с ней в Индию. Деньги получились бы неплохие, при должной экономии мы смогли бы жить на них несколько лет. Я так и сделал. Мы сняли небольшой домик на окраине Панаджи и всё своё время посвящали духовным практикам. Однажды во время медитации я увидел компьютер. Самый настоящий компьютер. Графическая оболочка там была крайне неудобная, чем-то напоминающая Unity. На весь экран был развёрнут браузер, но текст был нечётким, словно расфокусированным. Единственное, что я разобрал — это урлу открытой страницы. Видение исчезло, как только я запомнил содержимое адресной строки. Не помня себя от волнения, я включил свой ноут и на набрал этот адрес. Это была страница в гофере. Там было несколько глав из книги некого Джона Оно. Меня поразила схожесть того, что я прочёл, с практиками, которыми мы с Ивакурой занимались. Я сделал всё, как там было написано. Я купил где-то с дюжину старых компьютеров и бессчётное количество самых разных мониторов. Даже сейчас меня спроси, и я не скажу, сколько их было. Все стены были заняты мониторами. Цель была в том, чтобы нельзя было никуда посмотреть, не получив дозу новой информации. Я начал питаться исключительно рыбой и углеводами, а всё время проводить за изучением произвольных текстов или медитацией, выходя на улицу только купить еды. Вскоре и моя подруга начала вести такой же образ жизни. И нам открылось.

Миша помолчал, как будто переводя дух, и продолжил:
— Интернет имеет несколько уровней. Их я подробно описал в документе, который собираюсь тебе передать. Понимаешь, для большинства пользователей Интернет начинается, да и заканчивается на http, ftp, почте и потоковой трансляции. Ну ещё Top и I2P для самых упорных и любознательных. Но я всегда верил, что Интернет это что-то больше, что это некая другая реальность. Так и оказалось. Я хочу сказать, что в сети есть жизнь. Интернет — это не только инфраструктура для передачи данных. Наш видимый Интернет — это как остров в бескрайнем живом океане. И знаешь, что я обнаружил там? Шлюзы. Эти шлюзы ведут в совсем другую сеть, построенную по другим принципам, с другими носителями информации. Да что там, в этой сети информация — и есть сама жизнь! Это место я называю Изначальный Интернет. Он существовал задолго до появления компьютеров. Да что там, он существовал, когда ещё не было человека. Тут мы и добрались до проекта Paris. Paris расшифровывается как Parallel Issue — Идентичное Потомство. Так вот, целью проекта Paris является исследование Изначального Интернета. Понятно, что не я первый докопался до сути. Только мы изучали Инернет посредством медитации и перегрузки мозга, а они подключали провода непосредственно к нервным окончаниям, используюя тело как своеобразный программно-аппаратно-биологический интернет-шлюз. Для своих экспериментов учёные из «Института непосредственного взаимодействия» отбирали жертв убийств и несчастных случаев. Как правило тех, кого никто не хватится, хотя и эксгумацией они не брезговали. Оказывается, для их целей подходили не все люди, а только с определёнными генными заболеваниями. Я лично видел одно из этих устройств. Это уже не люди, это шлюзы. Не буду рассказывать, как мне удалось пробраться туда. Все детали у меня в документах описаны. Как приедешь, я их тебе передам.

Такси приехало. Я расплатился и вышел. Никаких секретных документов мне увидеть было не суждено.

Прямо посреди двора была выкопана огромная траншея. На одном её берегу лежали припорошенные снегом трубы, а на другом мрачной тенью возвышался экскаватор. Со дна траншеи поднимался зловонный пар. Коммунальщики — тоже люди, и у них тоже бывают праздники. К великому сожалению всех тех, кто остаётся на новый год без горячей воды. Через траншею, образуя шаткий мостик, было перекинуто несколько досок. Я шагнул на него, по-прежнему держа телефон прижатым к уху.

Внезапно на том конце трубки раздался какой-то грохот. Миша выругался.

— Старик, всё отменяется, — быстро заговорил он, — забудь всё, что я тебе рассказывал. Лучше считай меня поехавшим. Разворачивайся и езжай обратно в аэропорт. Всё.

Миша положил трубку. Спрятав телефон в карман, я остановился в тени экскаватора. У самого подъезда была припаркована машина. «Четырнадцатая» с наглухо тонированными стёклами. Вопреки совету Миши, я стал наблюдать.

До полуночи оставалось несколько секунд. То самое время, когда весь город затихает, чтобы послушать поздравление президента, выпить шампанского под государственный гимн, а затем выбежать на улицу запускать фейерверки.

И вот, под доносившиеся из окон радостные возгласы, на улицу вышли двое здоровых мужчин в кожаных куртках. Они вели третьего, заломав ему руки. Даже не вели — волокли. Это был Миша. Перед тем, как его затолкали в машину, он поднял глаза и, посмотрел, как мне показалось, прямо мне в глаза и улыбнулся. Машина резко рванула с места и скрылась из виду.

Я подошёл к подъезду. В снегу лежал клочок бумаги. Возможно, он выпал из кармана Миши или одного из его похитителей. На лестнице послышались шаги и весёлые голоса. Из подъезда вышли люди в красных колпаках, с какими-то петардами, хлопушками и фонариками. От них сильно пахло спиртным. Никто не обращал на меня никакого внимания. Нагнувшись, я подобрал записку и сунул в карман куртки. Подниматься в бывшую Мишину квартиру я не решился, и поэтому не спеша пошёл прочь, к автовокзалу, чтобы доехать до аэропорта.

Домой я вернулся около пяти утра. И только тогда я вытащил клочок бумаги из кармана. Вот он. Хабр, я не знаю, что это. Да и боюсь повторить судьбу моего друга. Но, может быть, ты сможешь мне помочь?

UPD

Сегодня утром мне пришло СМС. Я сначала не придал ему значения, но сейчас мне кажется, что оно может быть как-то связано во всей этой историей.


+164
115k 314
Comments 213
Top of the day