Lumber room
20 July 2012

ООП. Неспешная беседа возле кулера



Юрий Моисеевич (ЮМ) — невысокий, гладко выбритый молодой человек лет сорока пяти, всё ещё подающий надежды. Имеет горделивый изгиб спины и маслянистый взгляд. Говорит тихо, почти шепчет.
Михаил Валерьевич (МВ) — широкоплеч и пузат, с окладистой кучерявой бородой. Говорит зычным, густым басом. Являясь признанным профессионалом, невольно вызывает уважение сам у себя.

Офисная кухня: небольшая каморка без окон, в центре стоит пластмассовый стол, в углу — кулер с водой, вдоль стен — табуретки. Около кулера затаился Юрий Моисеевич. На кухню заходит Михаил Валерьевич, чтобы попить воды. В правой руке он несёт чашку.

ЮМ (преграждая дорогу к кулеру, заискивающе): — Позвольте поинтересоваться!
МВ (учтиво кланяясь): — Прошу вас, Юрий Моисеевич, я всецело к вашим услугам.
ЮМ: — Не поведаете ли вы мне, любезный друг, о тонкостях своей столь нелёгкой работы?
МВ: — С превеликим удовольствием. Но моя работа столь многогранна, и, как вы сейчас верно заметили, столь нелегка, что я, право же, не знаю, с чего начать.
ЮМ: — А начните, пожалуй, с самых, так сказать, основ. Поведайте, какие технологии вы используете?
МВ (пытается обойти Юрия Моисеевича слева): — Ну, коли вам интересно, охотно расскажу. Я, так сказать, сторонник подхода, при котором каждая технология используется только тогда, когда она необходима. Никаких таких, знаете ли, излишеств. Я как принялся в начале своей карьеры использовать водопадную модель, так и использую её по сей день.
ЮМ (загораживая собой кулер): — Весьма любопытно. А в чём же, позвольте узнать, состоит водопадная модель?
МВ: — Ах, это абсолютно несложно. Водопадная модель — это когда много-много воды. Воды так много, что за ней необходимость делать что-либо практически полностью исчезает.
ЮМ: — Ах, как просто и элегантно! А мне вот довелось не так давно слышать о гибких технологиях. Вы их используете?
МВ (пытается обойти Юрия Моисеевича справа): — Безусловно, гибкость технологий — залог успешного завершения проекта. Мои технологии такие гибкие, что их можно гнуть как угодно, и они никогда не ломаются.
ЮМ (загораживая собой кулер): — Ах, как интересно!
МВ: — Да что же это такое, в конце-то концов! Вы меня пропустите к кулеру, или нет?
ЮМ (отходя в сторону): — Ах, конечно же, извольте.

Михаил Валерьевич наполняет стакан водой из кулера, жадно пьёт. Некоторое время оба молчат.

ЮМ: — А вот позвольте поинтересоваться, любезнейший!
МВ: — Конечно, милый друг, я весь во внимании.
ЮМ: — У меня есть ещё несколько вопросов, но давайте же сначала присядем к столу для продолжение нашей беседы.
МВ: — Охотно!

Юрий Моисеевич и Михаил Валерьевич пододвигают табуретки к пластмассовому столу, и одновременно садятся. Некоторое время оба молчат, внимательно разглядывая друг на друга.

ЮМ: — А вот скажите, любезный друг. Тесты, тесты вы используете?
МВ: — Конечно! Запомните, если вы хотите добиться успеха в нашей профессии, если хотите сделать карьеру, подобно тому, как сделал её я — вы обязаны использовать тесты. Тесты — это самое главное, что есть в нашей нелёгкой профессии.
ЮМ: — Вы и правду блистательный профессионал! А каково у вас покрытие этими самыми тестами?
МВ: — Ах, полно вам! Покрытие у меня не просто полное, но полнейшее! Я заглядываю в каждый угол, в каждый кусочек проделанной работы, чтобы убедиться, что всё чистенько-аккуратно, что нигде никаких жучков-паучков не осталось.
ЮМ: — И что, неужто прямо-таки всех жучков вылавливаете своим пристальным тестированием?
МВ: — Абсолютно всех, я же профессионал!

Юрий Моисеевич восхищённо смотрит на Михаила Валерьевича. Михаил Валерьевич, чуть смущаясь, поглаживает бороду.

ЮМ: — Позвольте полюбопытствовать, милейший коллега!
МВ: — Несомненно, я весь ваш.
ЮМ: — А существуют ли какие-то стандартные приёмы, какие-то методы, которые помогают вам ежедневно решать задачи с неизменно превосходным результатом?
МВ: — Безусловно, милейший! Существуют разнообразные приёмы и уловки, или, как их ещё называют, паттерны. Меня им обучили четыре знакомых бандита. В высшей степени образованные и приятные в общении господа, доложу я вам.
ЮМ: — Ей-богу, вы меня заинтриговали. Скорее, назовите хотя бы один, молю вас!
МВ: — Конечно. Вот, например, приём «Посетитель». Это, образно говоря, когда кто-то приходит к вам постоянно, и что-то такое делает у вас, а затем уходит. А вам приходится разбираться с тем, что он у вас наделал.
ЮМ: — Какой ужас!
МВ: — Да, друг мой, да, с посетителями порой приходится сложно. А вот ещё приём, называется «Одиночка».
ЮМ: — Поведайте же мне о нём, не откладывая ни секунды!
МВ: — «Одиночка» — это когда ты остаёшься один на один с проектом. Так сказать, честная дуэль.
ЮМ: — Я всё больше убеждаюсь, что вы — настоящий герой, Михаил Валерьевич! А вот скажите, как вы относитесь к ООП? Не считаете ли вы, сударь, что ООП слегка, как бы это сказать, избыточно, и даже, если позволите, неповоротливо?
МВ: — Ну, что вы, дорого Юрий Моисеевич! Как и любой подход, ООП требует некоторой сноровки. Я бы даже сказал, нужно иметь ООП-мышление.
ЮМ: — Как же, милостивый сударь, неужели вы отвергаете весьма расхожее мнение о том, что любому вьюноше под силу овладеть всей мощью ООП-подхода?
МВ: — Несомненно! Вернее и не скажешь, я именно отвергаю сию крамольную мысль и считаю распространение ООП-подхода среди подрастающего поколения даже не бесполезным, но преждевременным. Отроку сперва следует постичь суть подхода функционально, а уже затем обращать свой в взор к премудростям ООП. Под функциональным подходом, разумеется, и имею ввиду традиционный подход, хорошо зарекомендовавший себя в нашей деятельности. Вы же понимаете, о чём я, Юрий Моисеевич?
ЮМ: — Да, я отлично понимаю вас, Михаил Валерьевич.

Юрий Моисеевич с понимаем кивает головой.

Неожиданно входит Петрович, хамоватый молодой человек с повадками проектного менеджера. Одет в спортивный костюм с иголочки и кроссовки с логотипом Facebook.

Петрович: — Эй, бездельники, чего опять растрынделись? Давайте за работу, тут лестница ещё грязная! Тоже мне, проект — лестницу помыть.

Юрий Моисеевич и Михаил Валерьевич покорно берут швабры и идут мыть лестницу.

Петрович (обращаясь к зрителю): — Поймите меня правильно, господа. Не люблю я все эти досужие споры. Какая разница, в конце концов, использовать ли Обильное Омывание Полов, или, по старинке, протирать их тряпочкой? Это личное дело каждого. Главное, чтобы в офисе было чисто.

Занавес.

Это произведение, вместе со многими другими, можно прочесть в книге IT AS IS

+39
7.8k 111
Comments 36