14 June 2011

Сопли пузырями

Lumber room
imageЧуть больше месяца назад Майкл Аррингтон (Michael Arrington — основатель и редактор TechCrunch) написал великолепную заметку с заголовком "We're In The Middle Of A Terrible Blubble!", играя словами в невидимую игру, в которой многие не заметили отличия между «пузырем» и «болтовней», и посвященную разнице между происходившим в Интернете 2000-го, и Интернете сегодняшнем. Вкратце, суть публикации заключается в следующем: венчурные капиталисты очень любят говорить об оценочных пузырях, для того чтобы бороться (те, кто вложился, молча считают денежки) с ростом стоимости, на что пресса реагирует практически незамедлительно. Ведь мы все любим драмы, особенно со смертельным исходом.

Nasdaq 1999 года сходил с ума просто так, без какой-либо реальной взаимосвязи между стоимостью акций, и операционными результатами деятельности. Сегодня ничего подобного уже не происходит, отчасти потому, что лишь немногие компании выходят на первичный фондовый рынок. С другой стороны, многие из ультра-дорогих частных компаний, вроде Facebook, Groupon или Zynga, показывают доходы, отчасти оправдывающие их высокую капитализацию. И хотя Twitter все еще недостаточно разогрет для реальной прибыли, его можно считать скорее исключением из правила.

Но, как отмечает Аррингтон, за месяц рынок значительно изменился — и с ним невозможно не согласиться. За последние пару недель произошли поистине волнующие события, заставляющие задуматься о здоровье всей экосистемы молодых компаний (стартапы, расходимся).

Наверное, поэтому Майкл вступил в спор с Марком Андреессеном (Marc Andreessen — соавтор Mosaic, со-основатель Netscape, первое имя одного из самых дорогих венчурных фондов: a16z), выступавшем на конференции AllThingsD со словами о том, что нет (до сих пор) никакого пузыря в технологическом секторе. И если с его выводом можно согласиться, то логика размышлений наводит на определенные мысли: «Ключевой характеристикой пузыря является то, что никто не предполагает о существовании пузыря». Говоря это, Андреессен уточняет, что в 1999 люди находились в эйфорическом состоянии: «Если все расстроены — то это хороший знак, и я надеюсь, что историй с пузырями будет еще много».

Парируя, Аррингтон замечает, что никакой эйфории в 1999 не было и в помине. Пожалуй, те кто считал денежки от инвесторов и вправду улыбался в 32 зуба, но все остальные очень охотно, и активно, разговаривали о все больше надувающемся мыльном шаре. Так, заголовок одной из статей New York Times от 1999 года говорит: «Лихорадка в акциях Интернет-компаний это пузырь который вот-вот взорвется?». Примерно то же самое можно встретить и в Forbes того времени. Примеров очень много.

Конечно, это не объясняет абсолютно все. Как и в случае с рецессией, любой амбициозный экономист будет предсказывать взрыв пузыря каждый год, год за годом. Ведь никто не помнит чужих промахов, зато у вас появляется отличный повод написать книгу, окажись вы однажды правы. Аррингтон в своем предыдущем посте вполне логично замечает: «Объявляйте пузырь рано, и объявляйте его часто».

Но аргумент Марка Андреессена о том, что в 1999 не говорили о крахе — просто неправда.

Другой, кажущийся разумным, его довод заключается в том, что: «Это не может быть пузырем потому что фондовый рынок не ведет себя так, как если бы пузырь на самом деле был». Видимо, за исключением недавно вышедшего на публичный рынок LinkedIn, соотношение P/E (price/earnings, цена акций/прибыль на акцию) которого превышает 2000. Или ZipCar, который еще даже не получил первую прибыль, поэтому не имеет официальной цифры P/E, но стоит почти миллиард долларов и торгуется на NASDAQ'е.

Но, как говорит нам Андреессен, крутые и большие компании имеют разумные соотношения стоимости к прибыли. И он прав: P/E Microsoft равнялось 72 в 1999, сегодня эта цифра менее 10.

И это единственный сильный аргумент, основывающийся на фактах: дела идут нормально, потому что фондовый рынок пока не сошел с ума.

Хотя уже есть очевидные, и вполне определенные, признаки того что ценные бумаги верно двигаются в сторону очередного технологического взрыва стоимости, и последующего краха. Представьте себе, что бы произошло, если завтра Facebook выйдет в открытую продажу. Думаете, что они сразу же упрутся в свой потолок стоимости, который по самым смелым прикидкам может составлять $200 миллиардов? Почему нет, ведь сегодня эта частная компания стоит $75 млрд. на закрытых вторичных рынках.

Google стоит $170 миллиардов, Apple — $300 миллиардов (к слову — как HP, Dell и Microsoft вместе).

И в этом заключается проблема. Рынок готов умереть ради возможности получить прибыль, и инвесторы будут запрыгивать на борт каждого IPO, разогнавшегося до нужной скорости, оценивая его так высоко, что в итоге компания начнет страдать из-за искусственно завышенных цен, в отсутствии постоянно поддерживаемого спроса. А пузырь на частных рынках может очень легко превратиться в пузырь «публичный», который взорвет не только NYSE и NASDAQ, но и европейские площадки. Вряд ли что-то сможет это остановить. И еще менее вероятно, что кто-то вообще собирается это делать.

Мы привыкли говорить о крахе дот-комов в нулевых, но сегодня все начинается на рынке, за которыми мы с вами (простые обыватели Интернета) вообще не можем следить — на частном рынке. В марте партнер Андреессена по фонду, Бен Хоровитц (Bet Horowitz — работал с Андреессеном в Opsware, позже проданной Hewlett-Packard за $1,6 млрд. наличностью) спорил, что на самом деле оценки частных компаний нисколько не завышены: «В недавних раундах финансирования частных технологических компаний, с капитализацией более $1 млрд, мультипликаторы оценки были либо сравнимы, либо ниже тех, которыми обладают публичные компании вроде Google».

И если этот довод действительно правдив (за исключением ситуации с Twitter, который до сих пор «продает» пользовательскую базу), то сейчас начинает появляться все больше и больше компаний, которые высасывают подобные мультипликаторы из пальца. Для примера, AirBnB закрыла раунд финансирования при оценке более чем в $1 миллиард. Это очень классный стартап, который, однако, имеет низкий доход и ни в коем случае не может быть прибыльным. Что самое интересное — фонд Andreessen Horowitz там был на первом месте, с самыми толстыми кошельками.

Нельзя не наслаждаться желанием Марка и Бена ставить большие ставки на рисковые идеи. Остается лишь надеяться, что за ними стоит нечто большее, чем банальное желание обогатиться и они помнят о том, что происходило в 2000-х.

И они, наверняка, действительно помнят. Потому что пока все признаки указывают на создание нового пузыря, который, скорее всего, начнет стремительно надуваться в конце этого года, когда все больше и больше компаний подадут заявки на публичное размещение ценных бумаг. И в ту минуту, когда Марк Цукерберг будет открывать торги на NASDAQ'е, где начнут крутиться бумаги Facebook, берегитесь. Покупайте ровно столько, сколько сможете удержать, рассовать по карманам и раздать друзьям, потому что будeт заработаны баснословные деньги до того, как все действительно начнет гореть адским пламенем.

via TechCrunch
Tags:Blubblebubbleitэкономикаденьгиинвестиции
Hubs: Lumber room
+32
437 12
Comments 37
Top of the last 24 hours