Pull to refresh

Что такое работа тестировщика?

Lumber room
Translation
Original author: David Christiansen
Сегодня в твиттере Мелисса Багаи (@melbugai) задала вопрос: «Что такое работа тестировщика?». После нескольких попыток в 140 знаков дать сжатый ответ я сдался и решил написать об этом в блоге.


Задача тестировщика — сделать продукт лучше.

Я признаю, что это определение сильно упрощено и попытаюсь получше объяснить, что же здесь имеется ввиду.

Тестировщик — это много больше, чем просто поиск проблем. Я знал тестировщиков, которые чрезвычайно хороши в деле нахождения ошибок, но, в конечном счёте, им не удаётся превратить эти баги в значительные улучшения для тестируемого ими продукта. Почему так получается?

Иногда это потому, что тестировщики плохо отстаивают эту ошибку. Они не способны убедить разработчиков, руководителей и заинтересованных сторон, что ошибка должна быть исправлена. Они стараются, но их игнорируют, а затем они становятся раздражёнными, когда ошибка обнаруживается в продукте и начинает раздражать всех остальных.

Бывает, что это происходит в результате потери доверия к тестировщику. Такие считают, что каждый найденный ими баг, даже какой-нибудь чрезвычайно замысловатый баг связанный с ограничениями, который происходит про попытке ввести 10 миллионов знаков в текстовое поле, является критическим и должен быть исправлен немедленно. Они кидаются на каждого, кто пытается их успокоить. Так происходит до тех пор, пока каждого не будет тошнить от них и все их отчёты об ошибках будут игнорироваться.

В иных случаях, корень проблемы лежит в плохом взаимопонимании между тестировщиками и командой разработки. Быть может, они сильно отстали от разработчиков, и последние потеряли интерес к той области кода, в которой производится тестирование. Или, возможно, тестировщики опережают команду разработки и проверяют вещи, которые нет смысла трогать в текущей ситуации.

Это всё вопросы касательно уровня навыков, которым потом можно будет обучить, натренировать и которые можно улучшить. Сильнее же меня волнует следующая причина.

Иногда всё просходит из-за того, что тестировщики не считают все эти вещи частью своей работы.

«Я только что нашёл ошибки. Что вы делаете с ними — это не мое дело».

Мне не нравится такой отстранённый подход к тестированию ПО. Невозможно обучить тестировщиков внимательности к тестируемому продукту, ответственности за него. Для этого, в первую очередь, придётся вытащить их головы из той тёмной полости тела, в которую они приспособлены.

«Но… но...», — попытаетесь вы возразить. Хотя бы тем, что нет никакой разницы, ведь они находят те же баги, что и те тестировщики, которым есть дело до проекта.

Ну, вероятно, это всё же не так. Они не будут находить те же ошибки. Их тестирование будет сосредоточено на том, чтобы показать что они адекватно протестировали весь код, вместо того, чтобы сосредоточиться на поиске ошибок, имеющих наибольшее значение в деле улучшения качества разработки и совершенствования конечного продукта.

Грустно бывает видеть тестировщиков с, казалось бы, хорошими навыками, но которым настолько безразличны результаты их труда, что они даже не пытаются взлянуть на эффективность с более удалённой перспективы. Сделав это, такие тестировщики поняли бы, что они, как и остальные участники разработки, вносят вклад в общее дело.

Тестировщик не может преуспеть, если команду постигает провал.

Тестировщики, которые не делают продукт лучше — провальны. Это может и не быть полностью их виной: может быть организация просто много игнорировала их. А может быть и так, что разработчики просто самовлюбленные ослы, не способные воспринимать критику. Быть может, менеджеры не в состоянии отличить критическую ошибку от обычной опечатки в лицензионном соглашении для конечного пользователя. Как бы то ни было, всё это не важно. Если вам из-за всего вышеперечисленного не удалось достигнуть успеха в роли тестировщика…

вы по-прежнему терпите неудачу. Вы не выполнили свою работу.
Tags:тестированиепроблемы
Hubs: Lumber room
Total votes 13: ↑12 and ↓1 +11
Views465

Popular right now

Top of the last 24 hours