Social networks and communities
IT-companies
May 12

Сооснователь Facebook предложил разбить компанию на части, отменив покупки Instagram и WhatsApp

«Америка построена на идее, что власть не должна быть сосредоточена у одного человека, потому что каждый ошибается», — Крис Хьюз, сооснователь Facebook


Крис Хьюз (справа) и Марк Цукерберг (слева) в Гарвардском университете, 2004 год. Фото: Rick Friedman

Сооснователь Facebook Крис Хьюз опубликовал большую статью в NY Times, в которой выступил с критикой другого сооснователя компании Марка Цукерберга и высказал мнение, что компания выросла до непомерных размеров. Выход только один — принудительно разбить её на части, как раньше поступили с монополиями Standard Oil и AT&T.

«Марк всё тот же человек, которого я видел обнимающим своих родителей, когда они покидали комнату нашего общежития в начале второго курса. Он тот самый человек, который прокрастинировал перед экзаменом, влюбился в будущую жену, стоя в очереди в туалет на вечеринке, и спал на матрасе на полу в маленькой квартире спустя годы после того, как он мог бы позволить себе гораздо больше. Другими словами, он человек. Но именно его человечность делает его неограниченную власть такой проблематичной. Влияние Марка ошеломляет, намного превосходит влияние любого другого в частном секторе или в правительстве», — пишет Крис Хьюз о своём друге, чья личность сейчас стала реальной угрозой для человечества.

«Он контролирует три основные коммуникационные платформы — Facebook, Instagram и WhatsApp — которые миллиарды людей используют каждый день. Правление Facebook больше похоже на консультативный комитет, потому что Марк контролирует около 60% голосующих акций. Только Марк может решить, как настроить алгоритмы Facebook, чтобы определить, что люди видят в своих лентах новостей, какие настройки конфиденциальности они могут использовать и даже какие сообщения доставляются. Он устанавливает правила, как отличить агрессивную и зажигательную речь от просто оскорбительной, и он может закрыть конкурента, приобретая, блокируя или копируя его».

Крис Хьюз считает, что сосредоточенность Марка на росте компании «заставило его пожертвовать безопасностью» и корректными правилами ведения бизнеса. Он говорит, что и сам в прежние годы не задумывался, как алгоритм ленты новостей может изменить культуру, повлиять на выборы и расширить возможности националистических лидеров. А теперь он беспокоится, что Марк «окружил себя командой, которая укрепляет его убеждения, а не бросает им вызов».

Что делать в такой ситуации? «Правительство должно привлечь Марка к ответственности, — считает Крис Хьюз. — Слишком долго законодатели удивлялись взрывному росту Facebook и упускали из виду свою ответственность за обеспечение защиты американцев и конкурентоспособности рынков. Ожидается, что в любой день Федеральная торговая комиссия наложит на компанию штраф в размере 5 миллиардов долларов, но этого недостаточно; также как предложение Facebook назначить своего рода инспектора по конфиденциальности данных… Законодателей, которые допрашивали Марка в Конгрессе в прошлом году, высмеивали как слишком старых и отсталых, чтобы понять, как работают технологии. Именно такое впечатление Марк хотел произвести на американцев. Это означает, что мало что изменится».

В Америке уже есть история регулятивного разделения монополий, и в данном случае Крис Хьюз предлагает поступить так же: «Власть Марка беспрецедентна и это не по-американски. Пришло время разбить Facebook. У нас есть инструменты, необходимые для доказательства доминирования Facebook. Мы просто, кажется, забыли о них. Америка была построена на идее, что власть не должна быть сосредоточена у одного человека, потому что каждый ошибается. Вот почему основатели создали систему сдержек и противовесов. Им не нужно было предвидеть рост Facebook, чтобы понять угрозу, которую гигантские компании будут представлять для демократии. Джефферсон и Мэдисон были ненасытными читателями Адама Смита, который считал, что монополии препятствуют конкуренции, которая стимулирует инновации и ведёт к экономическому росту».

Не только монополии, но и мегакорпорации снижают конкуренцию, уменьшают предпринимательскую активность, замедляют рост производительности. Из-за них повышаются цены и сокращается выбор потребителей. То же самое происходит в социальных сетях и цифровых коммуникациях. Поскольку Facebook настолько доминирует в социальных сетях, он не сталкивается с рыночной конкуренцией и ответственностью.

Крис Хьюз пишет, что его товарищ с самого начала после основания Facebook проявлял крайнюю амбициозность, он использовал слово «доминирование» без намека на иронию или смирение, хотя в то время Facebook сталкивался с серьёзной конкуренцией со стороны не только Myspace, но и Friendster, Twitter, Tumblr, LiveJournal и другие. Давление этой конкуренции стимулировало инновации и привело к разработке многих функциям, которые отличают Facebook.


Марк Цукерберг представляет новые функции Facebook на конференции в апреле 2019 года. Фото: Amy Osborne/Agence France-Presse

Именно стремление к конкуренции привело Марка к приобретению в 2012 и 2014 годах десятков других компаний, включая Instagram и WhatsApp (разрешение властей купить эти две фирмы — самая большая ошибка FTC). Сейчас масштабы империи Facebook вызывают трепет: «Facebook стоит полтриллиона долларов и, по моим оценкам, контролирует более 80% мирового рынка социальных сетей. Это мощная монополия, затмевающая всех своих конкурентов и стирающая конкуренцию из категории социальных сетей, — пишет Крис Хьюз. — Это объясняет, почему даже во время ужасного для компании 2018 года прибыль Facebook на акцию увеличилась на поразительные 40% по сравнению с предыдущим годом (я продал свои акции Facebook в 2012 году, и не инвестирую напрямую ни в какие компании социальных сетей)».



Сегодня более 70% взрослых американцев пользуются социальными сетями, а подавляющее большинство из них сидит в Facebook. Более 65% используют основной сайт, треть использует Instagram, 20% используют WhatsApp. «То, что начиналось как беззаботное развлечение, стало основным способом общения людей всех возрастов в интернете, — говорит Хьюз о социальных сетях. — Даже когда люди хотят уйти из Facebook, у них нет никакой значимой альтернативы. «Я слышал, как несколько друзей говорили: „Всё, я вообще ухожу с Facebook — слава богу, что есть Instagram”, не понимая, что Instagram является дочерней компанией Facebook. В итоге люди массово не покидали платформы компании. В конце концов, куда они пойдут?»

В результате мощнейшего доминирования Facebook потенциальные конкуренты просто не могут собрать деньги, чтобы бросить вызов гиганту. Инвесторы понимают, что если компания станет хоть немного популярной, Facebook скопирует её инновации, закроет или приобретет за относительно скромную сумму. Таким образом, несмотря на продолжительный экономический рост, растущий интерес к высокотехнологичным стартапам, взрыв венчурного капитала и растущее отвращение общественности к Facebook, с осени 2011 года так и не появилось ни одной крупной компании в области социальных сетей.

По мере того, как рынки становятся более концентрированными, число стартапов сокращается. Это справедливо и в других высокотехнологичных областях, где доминируют отдельные компании, такие как поиск (контролируемый Google) и электронная коммерция (область, захваченная Amazon). Между тем, если в какой-то сфере нет монопольного доминирования, то мы видим там значительную конкуренцию и инновации: например, приложения для совместной работы (Slack, Trello, Asana), городской транспорт (Lyft, Uber, Lime, Bird) и криптовалютные биржи (Ripple, Coinbase, Circle).

«Я не виню Марка за его стремление к доминированию. Он не продемонстрировал ничего гнусного, просто добродетельную суету талантливого предпринимателя, — пишет Крис Хьюз. — И всё же он создал Левиафана, который вытесняет предпринимательство и ограничивает потребительский выбор. Наше правительство гарантирует, что мы никогда не потеряем магию невидимой руки рынка. Как мы позволили этому случиться?»


Модераторы в берлинском Центре по удалению контента помечают неприемлемые сообщения. Фото: Gordon Welters for The New York Times

С 1970-х годов правительство не решается разбивать монополии, если пользователи не страдают от завышенных цен. Казалось бы, Facebook бесплатен. Но на самом деле он не бесплатен и, конечно, совсем не безвреден. Бизнес-модель Facebook построена на том, чтобы привлечь как можно больше нашего внимания, чтобы побудить людей создавать и делиться дополнительной информацией о том, кто они и кем они хотят быть. «Мы платим за Facebook нашими данными и нашим вниманием, и в любом случае это не дёшево, — считает сооснователь. — Facebook просачивается в каждый уголок нашей жизни, чтобы захватить как можно больше нашего внимания и данных, и без какой-либо альтернативы мы соглашаемся на сделку».

Крис Хьюз уверен, что американское правительство должно сделать две вещи: «разрушить монополию Facebook и регулировать деятельность компании, чтобы она стала более подотчётной американскому народу».

Во-первых Facebook следует разделить на несколько компаний. FTC совместно с Министерством юстиции должны обеспечить соблюдение антимонопольного законодательства путём отмены приобретений Instagram и WhatsApp и запрета будущих приобретений на несколько лет (есть прецеденты отмены таких сделок). У Facebook будет короткий период, чтобы отделить Instagram и WhatsApp, после чего они станут отдельными компаниями, скорее всего, публично торгуемыми. Действовать нужно быстро, потому что Facebook интенсивно работает над интеграцией сервисов WhatsApp и Instagram внутрь своей инфраструктуры.

Но просто разбить Facebook недостаточно: «Нам нужно новое агентство, уполномоченное Конгрессом регулировать технологические компании. Его первым мандатом должна быть защита частной жизни, — считает Хьюз. — Исторический законопроект о защите частной жизни в США должен точно указать, насколько граждане должны контролировать свою информацию, он должен потребовать более чёткого раскрытия информации пользователям и обеспечить достаточную гибкость агентству для осуществления эффективного надзора с течением времени. Агентству следует также поручить гарантировать базовую совместимость между платформами социальных сетей».

Наконец, агентство должно создать руководящие принципы для ограничения свободы слова в социальных сетях: «Разумеется, эти нормы должны подлежать пересмотру судами, как и любые другие ограничения в отношении речи. Но нет никакого конституционного права на преследование других или насилие в прямом эфире. Это сложные задачи. Я беспокоюсь, что государственные регуляторы не смогут идти в ногу с темпами цифровых инноваций. Я беспокоюсь, что большая конкуренция в социальных сетях может привести к консервативному Facebook и либеральному, или что новые социальные сети могут быть менее безопасными, если государственное регулирование слабое. Но придерживаться статус-кво было бы хуже: если у нас нет государственных служащих, формирующих эту политику, её сформируют корпорации».

Даже если антимонопольный процесс против Facebook не увенчается успехом, он всё равно принесёт пользу для общества, потому что поможет обуздать амбиции гиганта. Например, дело против Microsoft, которая незаконно использовала рыночное доминирование в операционных системах, чтобы заставить своих клиентов использовать веб-браузер Internet Explorer, закончилось в 2001 году, когда администрация Джорджа Буша-младшего отказалась от усилий по распаду компании. Тем не менее, это судебное преследование помогло обуздать амбиции Microsoft и сдержать её доминировать в ранней сети.

Аналогичным образом, иск Министерства юстиции 1970-х годов, обвинявший IBM в незаконном сохранении монополии на продажу компьютеров, закончился тупиком. Но IBM изменила многие свои модели поведения. Она перестала привязывать программное обеспечение к оборудованию, выбрала чрезвычайно открытый дизайн для операционной системы в своих персональных компьютерах и не осуществляла чрезмерного контроля над своими поставщиками.

Мы можем ожидать того же от даже неудачного иска против Facebook. Кроме того, агрессивные действия против Facebook станут примером для других «бегемотов», таких как Google и Amazon. Они дважды подумают о подавлении конкуренции в своих секторах из страха, что могут стать следующими.

«Марк Цукерберг не может исправить Facebook, но наше правительство может», — так завершает свою статью Крис Хьюз.

Facebook вынужден оправдываться. Автором ответной статьи от 11 мая 2019 года указан Ник Клегг, вице-президент по глобальным связям и коммуникациям Facebook. Основной аргумент защиты в том, что причиной проблем является вовсе не размер компании. Коммерческие фирмы не могут нести на себе весь груз «важных социальных, политических и этических вопросов в интернете». Кроме того, предпринимателей нельзя наказывать за их успех.

Марк Цукерберг сейчас во Франции на встрече с президентом Макроном. Он прокомментировал статью Хьюза и сказал, что разделение компании на части напрямую не решит проблем с приватностью, безопасностью, дезинформацией и цензурой. Более того, большой размер Facebook приносит пользу обществу: благодаря ему компания получает возможность инвестировать большие деньги в безопасность и защиту данных. Мелкие компании не смогут столько инвестировать, так что [в отсутствие монополии] проблемы лишь усугубятся, считает Цукерберг.

+14
8.1k 5
Support the author
Comments 48
Top of the day