8 September 2014

Страна стартапов

VCStart.com corporate blog
Въезжая на поезде в северную столицу Израиля — Хайфу, трудно не заметить местное «Сколково», располагающееся практически на берегу Средиземного Моря. Взгляд сам собой упирается в компактные, но при этом безупречно выполненные в модном здесь уже как 30 лет архитектурном стиле «хай-тек» строения R&D-центров ведущих технологических гигантов мира. И ведь здесь не 2-3 компании разбили свои мини-кампусы — их тут, по меньшей мере, пара десятков. Имена же одно другого известнее — Google, Microsoft, Intel, IBM, Yahoo!, Philips, Qualcomm, и многие-многие другие.



Это свято для любого IT-специалиста место называется МАТАМ (Мерказ Таасийот Мада), что вполне прозаично переводится на русский как «научно-промышленный центр». Оно органично вписывается в эклектику хайфского ландшафта и невольно навевает разные мысли на тему «чего, им собственно, всем здесь нужно».

МАТАМ — только один из многочисленных плацдармов западной науки и технологий, начинавшийся в далеких 70-х с одинокого офиса Intel в Хайфе. Сейчас их в стране десятки, если не сотни. Каждая уважающая себя IT-компания с мировым именем считает своим долгом открыть представительство в Израиле. Одними из последних потенциал Израиля высоко оценили открывшие в стране свои R&D-центры Facebook и Apple. Первая не так давно провела в Тель-Авиве свою самую массовую зарубежную конференцию разработчиков ПО (свыше 650 участников), а Apple за прошлый год прикупила два израильских стартапа и, судя по последним слухам, останавливаться на этом не собирается.

Сегодня весь Израиль представляет собой этакую ближневосточную «Кремниевую долину», вносящую ощутимый вклад в научно-технический прогресс. Причем ведущей интеллектуальной силой здесь выступают отнюдь не посланцы с Запада, а местные профессиональные кадры, родившиеся на Земле Обетованной или прибывшие сюда репатриантами из стран СНГ.

Мозги на продажу


Характерно, что научно-исследовательские центры американских и европейских вендоров появились здесь совсем не для того, чтобы нести в израильские массы образование и прогресс, а скорее наоборот. Как испанские коммивояжеры, прибывшие в Америку вместе с конкистадорами и выменивавшие золото на стеклянные бусы и «огненную воду», R&D-центры охотятся в Израиле (в хорошем смысле этого слова, конечно же) за светлыми головами, предлагая в обмен специалистам достойное вознаграждение, а стартапам — венчурные инвестиции.

Откуда же берутся эти самые еврейские мозги? В случае с кампусом МАТАМ они буквально стекают на него с горы Кармель, где находится хайфский Технион – ведущий израильский технический университет, ежегодно занимающий почетные места в мировых рейтингах технологических вузов. Другие учебные заведения по всей стране тоже не отстают – 13,5% израильских студентов учатся по инженерным специальностям, 5% ВНП в стране тратится на научные исследования, выводя Израиль по этому показателю на первое место в мире (для сравнения, в США аналогичные расходы составляют не более 3%, в России – чуть более 1%).



Высокого уровня достигла мотивация студенчества. Израильтяне-технари заинтересованы учиться на пятерки, поскольку от этого напрямую зависит не только будущее, но и настоящее.

На деле в стране повсеместно происходит следующее. R&D-центры начинают интересоваться молодыми айтишниками еще в процессе их обучения, финансируя лаборатории при институтах, заказывая студенческим группам различные исследования, и привлекая наиболее талантливых к работе в своих рядах на неполную занятость. Выигрывают от этого, понятное дело, не только транснациональные корпорации, но и бедные студенты, зарабатывающие себе на жизнь и учебу без отрыва от нее, да не где-нибудь, а в Google, Apple, Microsoft или местных, но не менее уютных в плане условий IAI, Elbit или Amdocs.

Start-Up Nation


Казалось бы, чего еще желать? Все предпосылки жить-поживать есть. Однако, как ни странно, не все поголовно молодые израильские специалисты спят и видят себя в будущем респектабельными сотрудниками крупных международных компаний.

По количеству венчурных проектов, которые только обещают вырасти во что-то серьезное, что удается примерно только одному из 20, в сфере мобильных и интернет-технологий Израиль сегодня, без преувеличения, впереди планеты всей. По некоторым данным, их насчитывается сейчас в Обетованной более четырех с половиной тысяч. И причина выбора тернистой стези свободного антерпренерства не только в жесткой селекции со стороны крупных работодателей и высокой конкуренции на рынке труда — сыграла свою и роль пресловутая еврейская предприимчивость, не обошлось и без национальной гордости (Подтверждений тому множество, чего только стоит непреклонное требование навигационного сервиса Waze при продаже Google за $1 млрд сохранить за собой право на бренд и самостоятельную разработку продуктов, которое интернет-гигант без раздумий удовлетворил, потому что Waze того, однозначно, стоит).



Среди других причин, положительно повлиявших на создание благотворной для стартапов среды в Израиле чего только не называют. Одни считают, что главную роль сыграл одинаковый примерно во все времена года климат, благодаря чему мозговая активность не снижается круглый год (в качестве примера приводят, конечно же, калифорнийскую Долину), другие уверены, что дело в уникальном социальном нетворкинге, когда твой брат сидел за одной партой с основателем Mirabilis, в свое время заинтересовавшего AOL на сумму $ 407 млн своим мессенджером ICQ, а дядя был ротным командиром главы SuperDerivatives, совсем недавно отдавшейся американской брокерской фирме за 350 миллионов.

И в этом тоже есть зерно истины. В условиях маленькой страны стартапер встречает в булочной ангела-инвестора, и съев по бурекасу (местному пирожку), они заключают сделку века.

Очередной бум стартап-движения в Израиле начался после резонансного релиза в 2009 году книги американского аналитика Дэна Сенора и израильского журналиста Сола Сингера «Startup Nation», в которой рассматриваются причины того, как Израиль стал глобальным центром предпринимательства и технологических инноваций. В ней израильтяне получили теоретическую базу, объясняющую их амбиции и стремления, ответ на вопрос «Почему?», который их вполне устроил, и стали действовать дальше.



Теперь стартапы здесь в большинстве случаев создаются по классической схеме: кузены Моше и Дуду встречаются в одном из тель-авивских кафе с хорошим вайфаем, раскладывают на столике свои «макбуки» и прочие девайсы, и за кофе, разговорами о здоровье членов семьи и воспоминаниями о службе в армии (служили же в одном полку), постепенно доходят до главного – сколько попросить у Google или Yahoo! денег за стартап, название которого уже придумано ими между первой и второй чашками кофе, а концепция сформирована между третьей и четвертой. Ну, а если те не купят, можно зайти в гости к двоюродному дяде Ицику, который 5 лет назад закрыл свою небольшую пекарню, и сейчас успешно занимается инвестициями в IT-стартапы.

Инвестируют в венчурные проекты в Израиле довольно охотно. Есть и масса своих инвестиционных фондов и акселераторов, интересуются местными стартапами западные и, с недавних пор, российские предприниматели и бизнес-структуры. Помогает государство – политикам важно привлечь иностранных инвесторов, в условиях перманентной войны их деньги гарантируют стране определенную финансовую стабильность. Инвестиционный климат в израильской стартап-среде является одним из наиболее благоприятных. В стране сформированы все условия для развития этой индустрии — прозрачная налоговая политика, дружественное инвестору законодательство и множество соглашений о свободной торговле. По последним статистическим данным, с начала 2014 года 335 израильских стартапов привлекли 1,6 миллиарда долларов, что на 81% больше, чем за тот же период в 2013 году.

Культура несогласия


Однако при таком, казалось бы, благоприятном положении вещей, предложение все равно превышает спрос и сотни израильских стартапов проваливаются, не обретая финансирования. Что характерно, их создателей фэйлы не пугают, здесь это – показатель опыта и постоянной работы, которую делает стартапер. Провалился этот – выстрелит другой, рассуждая примерно так, они продолжают идти к своей цели. И в этой ментальной особенности, по мнению ряда аналитиков, кроется еще одна важная причина формирования благоприятной для стартапов экосистемы.

Настойчивость, упрямство, собственное мнение – часть израильской ментальности, которая собственно, и состоит-то из одних противоречий. Основатель Intel в Израиле Дов Фроман назвал это явление «Культурой несогласия», заявив, что именно она способна воспитать поколение, для которого инновации – часть жизни.

Оправившись от кризиса прошлого десятилетия, хай-тек-индустрия Израиля сегодня переживает настоящий бум, мощный толчок которому дало бурное развитие мобильных технологий. В IT-отрасли Израиля сегодня работают более 200 тысяч человек, 70% экспорта касается технологий. В стране зафиксирована самая высокая плотность технологических компаний после Силиконовой долины (около 4000), и довольно большой процент их достигает серьезных результатов, выходя с IPO на биржу NASDAQ или поглощаясь крупными корпорациями.



Именно Израилю мир обязан появлением технологии архивации ZIP, разработанной учеными Техниона, первых USB-носителей, созданных специалистами израильской M-Systems, легендарной «аськи», используемыми в приставке Microsoft Kinect 3D-сенсорами Primesense, и много еще чем. Кроме уже упомянутого Waze, международного признания добились купленный несколько месяцев назад японской компанией Rakuten популярный VoIP-клиент Viber, наступающий на пятки Instagram фотосервис Mobli, в который вложили свои миллионы голливудские звезды Леонардо ди Каприо и Тоби Магуайр, потомок Mobli, односложный Yo, и сотни других, пока неизвестных в широких кругах стартапов.



Ежедневно пользуясь этими разработками в своих смартфонах и планшетах, мы зачастую и не догадываемся о их происхождении. Зато инвесторы со всего мира давно поняли, откуда у современных технологий ноги растут. И за маленьким государством на Ближнем Востоке пристально наблюдают теперь не только политики и военные, как это было всегда, но и венчурные капиталисты и аналитики технологического рынка.



Непаханое поле


Наш проект, платформа коллективных инвестиций VCStart, к Израилю тоже присматривается. Пока мы работаем со стартапами, зарегистрированными только в российской юрисдикции, но следующие на очереди – несколько стран, и первая из них — именно Израиль, где несмотря на высокий процент инвестиционных фондов и внимание крупных инвесторов, есть еще огромное количество стартапов, нуждающихся в финансировании и способных заинтересовать собой потенциального микроинвестора из России и стран СНГ.
Tags:стартапыинвестиции в стартапыit-миграцияit-индустрияit-стартапыИзраиль
Hubs: VCStart.com corporate blog
+17
18.6k 61
Comments 20
Top of the last 24 hours