Comments
Что при чтении первой части, что второй — нет ни одного примера женщин из СССР, Африки, Азии или Южной Америки.

С одной стороны — да, во-первых, северная америка\зпадная европа — кузница копьютерных технологий, и во-вторых — в США есть понимание пиара (в том числе — составление списка выдающхся женщин в ИТ).
Но с другой стороны, объективно — кто, из тех, кто жил в СССР, знает какую-либо великую женщину-математика из СССР (не из Российской Империи)? Или женщину-генерала\контрадмирала (а не радистки или снайперы времен ВОВ)?
Такое впечатление, что равенство женщин — только на словах, а на деле — сплошной патриархат, как был так и остался.
Две женщины-космонавта СССР — да. А женщины — физики? Или изобретатели? Ау?
«Они любить умеют только мертвых» (А.С.Пушкин). К сожалению к отечественной истории наплевательское отношение. Найти по отечественной истории мне часто проще где-то в источниках на западе. И в редких мемуарах. Ничего подобного как в статье выше у нас не встретить. Посмотрите (но лучше не смотреть) отечественные «документальные» фильмы последнего времени — почти наверняка треш, жареные факты и слабое отношение к реальным событиям.
Редкий фрагмент отечественных мемуаров по теме
18 октября 1967 г., преодолев расстояние свыше 300 млн км, «Венера-4» вошла в зону притяжения планеты. Начался заключительный сеанс связи. По темпу нарастания частоты принимаемого с ОО сигнала ощущалось стремительное увеличение – под действием поля тяготения Венеры – скорости встречи с планетой. Но вот сигнал пропал – набегающий атмосферный поток нарушил ориентацию параболической антенны станции на Землю. В тот же момент бортовая автоматика выдала команду на отделение СА. В небольшом зале Евпаторийского центра управления полетом наступила тишина: все замерли в ожидании сигнала. Томительно медленно электронные часы отсчитывали секунды. Наконец по громкой связи услышали радостный крик: «Есть сигнал с СА!» Через несколько минут начала поступать информация: «Давление 0.05 атм, температура минус 33°С, содержание СО2 в атмосфере около 90%» – и после небольшой паузы: «Информация с радиовысотомера в сбое».
Это наш специалист Р.Прядченко, глядя на пролетающую по столу бесконечную ленту с двоичными символами, визуально – не только «персоналок», но и простых электронных калькуляторов тогда еще не существовало – выделяла нужный канал, превращала двоичные символы в число и по заполненным тарировочными характеристиками точно сообщала значение параметра.

Одна из помощниц Сергея Леонидовича, чуть наклонилась к экрану индикатора:

— Есть телеметрия. Должен идти первый коммутатор.

— Мирочка на месте? — спросил Бабакин.

— Конечно. Сейчас запросим, что она видит.

…Мирочка. Или, если полностью, — Ревмира Прядченко.

Такое имя ей придумали родители, соединив в нем два слова: «революция» и «мир». Была в минувшие годы такая мода. В группе управленцев Мира была человеком исключительным, обладавшим феноменальной способностью держать в памяти десятки операций, которые надлежало выполнять приборам и системам станции по подаваемым с Земли радиокомандам или от бортовых ПВУ. Пожалуй, как никто иной, она с ходу умела понимать и расшифровывать телеметрические сигналы, порой весьма перепутанные космической разноголосицей радиопомех.

Ей-богу, этот ее дар мог с успехом соперничать с любым автоматическим способом обработки информации. Не раз наши управленцы приводили в недоумение искушенных коллег, заявляя, что де у нас информация с «ВЕНЕР» обрабатывается специальной системой «Мира-1».

— Как это — «Мира-1»?! Нет таких машин. ЭВМ «Мир-1» есть, а «Мира-1»…

— Вот то-то и оно, что у вас «Мир», а у нас «Мира»!

А какие прекрасные стихи писала Мирочка…

Бабакин взял микрофон.

— Мирочка! Добрый день. Ну, что у вас?

— Здравствуйте, Георгий Николаевич! — Она по голосу узнала Главного. — Пока сказать ничего не могу. По телеметрии сплошные сбои. Параметры выделить нельзя.

— Ну, хотя бы что-нибудь…

— Сейчас… минутку… пока только одно могу сказать, но не гарантирую… вот… ДПР не в норме…
Не раз наши управленцы приводили в недоумение искушенных коллег, заявляя, что де у нас информация с «ВЕНЕР» обрабатывается специальной системой «Мира-1».
Ну просто обнять и плакать.
Эхх, когда же будет кино «скрытые фигуры» про женщин и советскую космонавтику?
Лучше не надо. Будет очередное «Эх, кувалдушка, ухнем: как в «Салюте-7» сделали ненаучную фантастику вместо исторического кино».
Боюсь отечественный «знаменитый» режиссер под сеансами связи с Венерой будет иметь ввиду постельные сцены.
UFO landed and left these words here
хотел ответить по существу, но увидел — кто пишет, и передумал.
PS: странно, что у вас такая высокая карма, я думал, что вам в прошлый раз ее за -1000 опустили…
Так он её обнулил. Но я верю, что гиктаймсовцы снова доведут до -100.
Во-первых, первая в мире женщина — капитан дальнего плавания, как утверждают, это Анна Ивановна Щетинина. Не генерал, конечно, но всё-таки.

Во-вторых, женщин-программистов и женщин-математиков было достаточно. Моя бабушка, получив вовсе не вычматематическое образование, в 60-е годы в закрытом НИИ вскоре после распределения возглавила группу программисток, закончивших техникум. Если никто из них не стал знаменитой, это вряд ли говорит о патриархате и неравенстве женщин.

А женщины — физики

Ну не нравится женщинам работать физиками, что тут такого. И программистами тоже. А тем редким, кому нравится, никто и не мешает.
Оставлен свободный стул Королеву. В других комнатах «мозговое бюро»: консультанты-схемщики, электрики и двигателисты — на случай осечки при наборе схемы пуска. Нужны быстрые подсказки. Быстрее всех мужчин в сложнейших электрических схемах разбиралась Инна Ростокина. Она единственная женщина, которой в эти часы было разрешено находиться в бункере. В радиокомнате и «заправочной» разложены измочаленные пухлые альбомы электрических схем всех систем.

Борис Черток. Ракеты и люди
Ну не нравится женщинам работать физиками, что тут такого. И программистами тоже.
Не уверен, что это не «самосбывающееся пророчество» — т.е. мало девушек пробует после школы себя в этих областях, потому что считается, что им это и не должно нравиться.
Что может быть общего между философией и математикой? Эти две дисциплины кажутся такими далекими друг от друга.

Лейбниц, Рассел и Уайтхед смотрят на вас с легким недоумением...

Only those users with full accounts are able to leave comments. Log in, please.