21 July

Протестируй меня полностью: кому и зачем нужен внутренний пентест

Ростелеком-Солар corporate blogInformation Security

Опаснее всего враг, о котором не подозреваешь.
(Фернандо Рохас)

ИТ-инфраструктуру современной компании можно сравнить со средневековым замком. Высокие стены, глубокий ров и стража у ворот защищают от внешнего врага, а за тем, что происходит внутри крепостных стен, практически никто не следит. Так же и многие компании: они прилагают колоссальные усилия для защиты внешнего периметра, а внутренняя инфраструктура при этом остается обделенной. Внутреннее тестирование на проникновение – для большинства заказчиков пока процесс экзотический и не очень понятный. Поэтому мы решили рассказать о нем все (ну, почти все), что вы хотели знать, но боялись спросить.

Внешний враг (страшный хакер в черной толстовке с капюшоном) выглядит пугающе, но огромная часть утечек корпоративной информации происходит по вине инсайдеров. По статистике нашего центра мониторинга Solar JSOC, на внутренние инциденты приходится примерно 43% от общего количества угроз. Одни организации полагаются на средства защиты – часто некорректно настроенные, которые можно легко обойти или отключить. Другие вообще не рассматривают инсайдера как угрозу и закрывают глаза на недостатки защиты внутренней инфраструктуры.

Проблемы, которые мы выявляем при анализе «внутрянки», кочуют из компании в компанию:

  • слабые и неизменяемые пароли для сервисных и привилегированных учетных записей;
  • одинаковые пароли для обычной учетной записи администратора и привилегированной;
  • одна учетная запись локального администратора на всех рабочих станциях в сети;
  • ненадежное хранение паролей;
  • активные учетные записи уволенных сотрудников;
  • чрезмерные привилегии для сервисных и пользовательских учетных записей;
  • отсутствие сегментации сети.

Важно: в этом посте речь идет о Windows-сетях с использованием Active Directory.

Кто и что проверяет


Глобально тестирование на проникновение позволяет выявить, насколько потенциальный злоумышленник может навредить ИТ-инфраструктуре конкретной компании. Для этого специалисты по кибербезопасности, проводящие пентест, симулируют действия хакера с применением реальных техник и инструментов, но без вреда для заказчика. Результаты проверки помогают повысить уровень безопасности организации, сократив риски для бизнеса. У такого тестирования есть два направления: внешнее и внутреннее. В первом случае «белый хакер» должен найти уязвимости, с помощью которых можно проникнуть во внутреннюю сеть (то есть пробить ту самую крепостную стену).

Внутреннее же тестирование на проникновение проверяет, насколько инфраструктура уязвима перед инсайдером или нарушителем, у которого есть доступ в локальную сеть организации. Смогут ли они при желании контролировать ЛВС, беспрепятственно передвигаться по ней и влиять на работу отдельных серверов? Такие работы проводятся во внутренней сети, причем чаще с позиции сотрудника, обладающего минимальными привилегиями. При этом проверять можно (и нужно) даже тех работников, которые имеют только физический доступ к компьютерам (например, уборщики, электрики, охранники, курьеры и пр.).

Пентест не должен выявлять все существующие в компании уязвимости на всех хостах внутренней сети (это можно сделать с помощью сканера уязвимостей или корректной настройкой политик управления уязвимостями). У него совсем другая задача: найти один-два маршрута, по которым может пойти злоумышленник, чтобы успешно атаковать свою жертву. Выполнение работ фокусируется на настройках безопасности и особенностях Windows. Словом, здесь уже не будет производиться, например, сканирование открытых портов и поиск хостов с неустановленными обновлениями.

Как это происходит


Тестирование безопасности внутренней инфраструктуры проходит в несколько этапов:



Вот пример того, как в реальности проходил подобный внутренний пентест в рамках одного из наших проектов:

  • сначала мы выявили общие файловые ресурсы, на которых располагались веб-приложения;
  • в одном файле конфигурации обнаружили пароль пользователя SA (Super Admin) к базе данных MS SQL;
  • с помощью встроенной в MS SQL утилиты sqldumper.exe и процедуры xp_cmdshell получили дамп процесса LSASS, через подключение к СУБД:
  • из процесса извлекли пароль пользователя с привилегиями доменного администратора.



Так как внутреннее тестирование на проникновение рассматривает только внутреннюю (что очевидно) инфраструктуру организации, совершенно не важно, каким образом злоумышленник получил первоначальный доступ в сеть – важно, как он воспользовался этим доступом. Поэтому в финальном отчете, составленном по итогам пентеста, описываются не обнаруженные уязвимости, а история того, как специалист продвигался по сети, с какими препятствиями и трудностями он столкнулся, как их обошел и каким образом выполнил поставленную задачу. Специалист может обнаружить несколько недостатков, но для достижения цели будет выбран один самый оптимальный или интересный. При этом все замеченные «по дороге» уязвимости также попадут в отчет. В результате заказчик получит рекомендации по исправлению недочетов и повышению уровня безопасности внутренней инфраструктуры.

По сути внутренний пентест продолжает внешний, отвечая на вопрос: «Что произойдет после того, как киберпреступник попал в сеть?». Для сравнения – в процессе тестирования на проникновение внешнего периметра обычно используется следующая методология:



Кто заходит в инфраструктуру


Итак, каким образом злоумышленник попал в сеть – не важно, поэтому на начальном этапе планирования работ по внутреннему пентесту могут рассматриваться модели инсайдера или внешнего нарушителя.

  1. Модель инсайдера. Инсайдер — это мотивированный внутренний злоумышленник, у которого есть легитимный доступ к инфраструктуре организации, ограниченный только должностными обязанностями. Например, реальный сотрудник, который решил навредить своей компании. Также в роле инсайдеров могут выступать сотрудники вспомогательных служб (охранники, уборщики, электрики и др.), у них есть легитимный доступ в офис, но отсутствуют права доступа к инфраструктуре.
  2. Модель внешнего нарушителя. Модель не фокусируется на том, каким образом был получен доступ (уязвимость в ПО периметра, утечка учетных данных, социальная инженерия или что-то другое) во внутреннюю сеть организации. За начальную точку принимается тот факт, что «чужак» уже внутри.

После составления модели угрозы моделируется и сама ситуация, при которой исполнитель получит доступ к инфраструктуре:

  • физический доступ с предоставлением рабочего места и учетных данных пользователя;
  • физический доступ с предоставлением доступа в сеть без учетных данных. Доступ в сеть может быть как проводной, так и беспроводной (Wi-Fi);
  • удаленный доступ к рабочему месту или сервису удаленных рабочих столов. Это самый распространенный вариант: в данном случае моделируется или инсайдер, или злоумышленник, получивший доступ через утечку учетных данных либо перебор паролей;
  • запуск «вредоносного» документа, эмуляция фишинговой атаки. Документ запускается с целью установки канала связи с командным центром (Command & Control), откуда будет проводиться пентест. Этот метод относительно новый для тестирования безопасности внутренней инфраструктуры, но наиболее реалистичный с точки зрения действий злоумышленника.

При этом пентест – это не бесцельное блуждание по чужой инфраструктуре. У «белого хакера» всегда есть цель, поставленная заказчиком. Самым распространённым сценарием для внутреннего тестирования на проникновение является получение привилегий доменного администратора. Хотя в реальности злоумышленники редко стремятся получить такие привилегии, так как это может привлечь к ним ненужное внимание. Поэтому в большинстве случаев привилегии доменного администратора будут скорее не целью, а средством ее достижения. А целью может стать, например, захват корпоративной сети, получение доступа к рабочей станции и серверу или к приложению и базе данных.

Кому все это нужно


А стоит ли вообще заказчику пускать пентестеров в свою корпоративную сеть? Однозначно, стоит. Именно здесь находятся самые критичные данные и главные секреты компании. Чтобы защитить ЛВС, необходимо знать все ее «закоулки» и недостатки. И внутреннее тестирование на проникновение может в этом помочь. Оно позволяет увидеть слабые места в инфраструктуре или проверить настроенные контроли безопасности и улучшить их. Кроме того, внутренний пентест – это более доступная альтернатива Red Team. Ну, если есть задача продемонстрировать руководству, что выделяемых средств недостаточно для обеспечения безопасности внутренней инфраструктуры, внутренний пентест позволяет подкрепить этот тезис фактами.

Автор: Дмитрий Неверов, эксперт по анализу защищенности, «Ростелеком-Солар»
Tags:пентесттестирование на проникновениеит-инфраструктураcybersecurity
Hubs: Ростелеком-Солар corporate blog Information Security
+14
3.7k 31
Leave a comment