Pull to refresh
147.39
Rating
Сбер
Больше чем банк

Удалёнка — это наша родная среда, и теперь не надо быть таким социальным

Сбер corporate blogProject managementPersonnel Management


Привет! Я из Сбербанка и хочу рассказать про наши особенности удалённой работы. Не спешите в ужасе убегать от этого адского сочетания слов. Я не собираюсь повторять пресс-релизы и говорить про список софта для организации всего этого дела. Я хочу поговорить про то, что настал новый дивный мир. И, похоже, надолго. Сразу оговорюсь — я могу говорить только за несколько команд подразделения, занимающегося автоматизацией всего в кадрах. Не за весь Сбербанк, потому что у всех разные подходы и процессы, а некоторых так вообще нельзя забрать на удалёнку, например, тех же операторов в отделениях. Общий тренд в разработке похож на наш, но детали могут отличаться.

Обычно с удалёнкой проблемы у тех, кто привык жить в офисе. Я до Сбербанка управлял проектами с распределённой командой и не вижу в этом никаких проблем. Есть особенности. Первая — ну, банальная самосознательность и самоорганизация. Типа правил «тебе написали — ответь», «звонят — возьми трубку». У нас есть наша внутренняя договорённость в командах — отвечать на сообщения на удалёнке за десять минут в рабочее время, но она, на мой взгляд, на практике оказалась избыточной. Касается она в первую очередь тех, кто работает в обнимку с диваном.

Гораздо хуже ситуация обстоит с депрессией. Сначала вы не можете пойти в кино, потом надо сидеть целый день дома и работать, а потом работа и личная жизнь окончательно смешиваются. Разработчики могут загнать себя и впасть в депрессию. Раньше у меня была важная метрика того, что человек готов уйти в незапланированный запой — увеличение числа одновременно разрабатываемых фич, больше рабочего времени в день и всё более мелкие придирки вплоть до синтаксиса. Сейчас слежу примерно так же, чтобы, если что, разгружать.

То, что сейчас творится — это вообще не настоящая удалёнка, это изоляция. Задача сложнее, чем обычная удалёнка. Человек начинает терять грань между работой и личной жизнью. Первое, что мы сделали в командах, — это договорились между собой и с домашними, что до 18:00 идёт рабочий день (и не надо нас трогать, мы в Сбербанке), а в 18:00 начинается личное время. Желательно не работать, если только совсем что-то не горит вроде упавшего релиза. У нас, кстати, они раскатываются по субботам, потому что именно в это время минимальная нагрузка, поэтому режим рабочего времени держать вдвойне важно.

Если человек перестаёт отдыхать, то сначала у него портится настроение, потом он начинает переживать за то, что он что-то не успевает (хотя на самом деле всё хорошо), потом слишком гиперответственно относиться к тому, что делает. Он начинает придираться к мелочам, пытается распылить внимание — успеть всё и всюду, перестаёт делегировать, тем самым очень быстро себя загоняет.

Почему? Потому что в первые недели кое-кто узнал, что нежелание саморазвития — это от лени, а не от нехватки времени. В карантине есть ощущение каких-то упущенных возможностей, хотя это всего лишь несколько дней стресса перестройки процессов. Ну и многих коснулся информационный шум — люди, которые не привыкли управлять мессенджерами, встречаются с ним с трудом.

У нас есть определённое время тишины, когда можно быть наедине со своими задачами. То есть вот это SLA по ответу в десять минут мы раскатали только на часть времени. Договорились, что с 9:00 до 12:00 можно спокойно кодить, и никто не имеет права требовать ответа по SLA. Просто можно вырубить мессенджер и всё. В остальное время каждый пишет каждому — групповые чаты для тех, кто никогда не был на удалёнке, очень сложны. Ну и родственники с друзьями не всегда понимают, что лучше, наверное, в рабочее время не флудить. У нас почти у всех корпоративные устройства, но на них всё равно могут крутиться мессенджеры с личными контактами. А вот во время, когда все должны быть на связи, уже иначе — если кто-то не отвечает — явная проблема, значит, надо позвонить. Банк, кстати, стандартизовал стек коммуникаций, причём сначала был как корпоративный Сберчат, Polycom, а потом был разрешён Zoom, что всё ускорило.

Следующая ужасная особенность нового дивного мира в том, что раньше ты ходил хлопать коллегу по плечу (и было относительно вежливо его так вырывать из процесса), а теперь нужно какое-то электронное средство общения. И обычно это не почта, а созвон. Сейчас любые разговоры в формате тет-а-тет надо заранее запланировать. Получается, что если раньше в календаре было две-три встречи на день, то теперь он полный, и большая часть — поговорить-решить. Некоторые встречи накладываются. Возникает сильная загруженность — точнее, появляется такое формальное ощущение. Ощущение, что общения стало больше, хотя приятно то, что не надо никуда на эти встречи ходить и вообще ездить в офис.

Рабочий день размазывается. Кто-то хочет начинать раньше, заканчивать позже, кто-то наоборот (только не начинать позже и заканчивать раньше, а двигать день относительно общего времени). В итоге в обед не всегда получается расслабиться. Люди, которые не придерживаются протоколов рабочего времени «когда все на связи», пишут тебе в часы, которые у тебя нерабочие. Часто приходится реагировать. Что ещё хуже — коллеги могут написать в «необщее» время. Вроде как ты не работаешь, а стоишь в душе. Но отвлечься не получается, ты думаешь над проблемой. И работа догоняет тебя даже в туалете. Это всё ведёт к тому, что дальше кто-то уйдёт в запой, не выдержав. Поэтому если вы тимлид или руководитель — сразу думайте про такие вещи с командой. Это всё, скорее всего, надолго, и такие процессы и договорённости нужны.

Почему люди ещё уходят из рабочих процессов? В офисе сама по себе рабочая атмосфера всех пинает: ты на виду. А тут на удалёнке никто не смотрит. Это не плохо и не хорошо, нужно с этим работать. Нужно вовлекать тех, кто «подуснул» в коммуникации, но, конечно, это больше времени. В случае управления командой — надо делить задачи на более мелкие, стараться не давать таким людям крупные задачи сразу. Вообще, это нормальное правило руководителя и для обычной работы — чем больше мелких побед, тем лучше настроение у любого, даже самого ответственного сотрудника. Иногда можно и крупную задачу дать, если не дробится. Но надо записывать, кто что говорил на дейли: если один и тот же человек три раза подряд говорит одно и то же, надо смотреть самому уже. Самое главное сейчас для синхронизации — стендапы и ретроспективы, чтобы поговорить, рассказать. Многие с непривычки оказываются в таком странном одиночестве, что вроде и хотелось изолироваться социально, но как будто тебя никто не ценит. Потому что нет привычного внимания и минимальных транзакций, которые кого-то успокаивают. Поэтому нужно разговаривать. Видеосвязь должна быть всегда, проверено на опыте: одного аудио мало, нет визуального и эмоционального контакта. Все должны быть с видео, это позволит людям держать себя в тонусе, ну и проще считывать их эмоции.

Удалённый формат даёт возможность начинать сразу. Раньше у нас то кто-то стул искал, то кто-то ещё бежал через пол-офиса, то кто-то пуф тащил от соседей. А сейчас всё настолько хорошо, что, возможно, даже в офисе будем так дальше делать — странно, что мы не часто использовали эту возможность удалённого общения. У нас в Сбербанке вообще Agile (точнее, Sbergile), и вот все его практики из коробки нацелены на бесшовную возможность переключаться с офисной работы на удалённую, потому что они ставят коммуникации наверх.

Пока по субъективным ощущениям производительность выросла, если смотреть по скорости выполнения стандартных задач. В течение дня перестало теряться время на всякие лишние транзакции, встречи стали короче. Сначала были сложности с VPN до персонального сегмента — туда было просто нельзя. Для разработчиков вопрос с доступом до ПД-сегмента решился быстро, безопасники придумали варианты. Через неделю после перехода на удалёнку мы получили собственные соединения, что дало возможность подписывать документы, управлять отпусками (хотя особо сейчас не уходят), помогло ребятам, которые занимаются девопсом-администрированием, часть подвисших задач решать. Для релизов всё равно приходится приезжать в офис, там ИБ не может обойти какое-то одно ограничение, но это обычно один человек, дежурный по релизу. Приоритет — минимум приходов офис офлайн. Готовились мы ещё задолго до роста заболеваемости. Сами поняли, что меры будут усиливаться, подготовительная работа пошла до официальной команды. Определили, как делиться по группам, как уйти на удалёнку. Вопрос с домашними решился быстро. Первую неделю были вопросы, кто где сядет в доме, но у всех, кого я знаю, социальные моменты решились. Я не сталкивался, чтобы домашние кому-то мешали. Да, на чекстатусе на заднем плане пройдёт ребёнок — ничего страшного нет. Если процесс управляемый — всё хорошо. А он оказался управляемым.

Недостаток общения стараемся уже сами компенсировать созвонами не по работе (оказалось, хорошо иногда просто поговорить, поиграть в CS:GO).

Но настоящая удалёнка — больше свободного времени на себя. Думаю, после всего этого она-то как раз будет восприниматься лучше. Если у меня лично будет выбор — я буду всегда предпочитать удалённые команды офисным, поскольку считаю это более эффективным. До корона-кризиса сотрудников на удалённой работе в текущей команде не было, только временные случаи по болезни или семейным обстоятельствам. Уже понятно, что хочется оставить удалённую возможность работы для тех, кому это удобно. Потому что это может расширить масштабы найма, и это прямой бизнес-фактор.
Tags:удалённая работакомандарабочий процессразработчикпроизводительностьдепрессиязапойрадостьсчастье
Hubs: Сбер corporate blog Project management Personnel Management
Total votes 30: ↑23 and ↓7 +16
Views5.8K

Comments 19

Only those users with full accounts are able to leave comments. Log in, please.
Senior Java Developer (проект Identity & Access Management)
to 275,000 ₽СберМоскваRemote job
DB Архитектор
СберМоскваRemote job
Разработчик Python
from 100,000 to 100,000 ₽СберСанкт-Петербург
Senior Java разработчик
СберМоскваRemote job

Information

Founded
Location
Россия
Website
www.sber.ru
Employees
over 10,000 employees
Registered

Habr blog