РОСЭЛТОРГ corporate blog
Project management
Legislation in IT
14 November 2019

Как мы учим поставщиков молока компьютерной грамотности



До сих пор есть проблема, что компьютерная грамотность населения находится на низком уровне. Особенно это заметно за пределами Москвы. Но власть с этим борется, и до 2024-го рассчитана целая национальная программа на эту тему — «Цифровая экономика». Госслужащих уже активно прокачивают: в их квалификационных требованиях теперь написано, чем и как они должны пользоваться из ПО, и уж точно они должны уметь отличать документ, подписанный электронной подписью, от документа, подписанного факсимиле.

Мы — площадка для технической организации закупок (то есть отвечаем за проведение самих процедур в электронном виде). Теперь представьте школу в 400 километрах от Норильска, куда можно добраться только вертолётом. Чтобы эта школа могла закупить молока, во многих случаях нельзя просто взять и заключить договор на сумму до 300 тысяч у единственного поставщика — надо пройти обязательную процедуру конкурентной закупки. То есть выставить лот на площадку и дождаться, пока придут поставщики и отправят свои предложения. Если они не придут — молока не будет. Ну, или надо будет объяснить контрольному органу, как и почему школа без молока или почему у неё единственный поставщик.

Поставщики реально боятся всего нового (и речь не о сговорах и коррупции, а о технологической части процесса). Многим проще не браться за контракт, чем осваивать детали про электронную подпись и площадки. Расскажу, как мы их обучаем и какие ещё страхи есть по этому и другим поводам у наших граждан.

Жилищный вопрос


В каждом регионе есть программа обеспечения жильём детей-сирот из интернатов. Поскольку темп сдачи новостроек не такой, чтобы всем доставались новые квартиры, часто закупка осуществляется на вторичном рынке. А «физики»-продавцы не хотят заморачиваться с регистрацией и аккредитацией, получением ЭП и так далее, потому что максимум за жизнь они продают государству одну-две квартиры. В результате срывались и сейчас порой срываются многие процедуры, то есть деньги были, желание и госгарантии купить квартиру ребёнку тоже, а вот квартиры никто в итоге не предлагал.

При покупке квартиры есть хотя бы бумажный договор, он обязательно регистрируется, поэтому люди боятся попросту разбираться с электронной историей на входе. А во многих других случаях есть ещё один фактор страха: по итогам торгов зачастую нет бумажного контракта, только подписанный ЭП файл. А это тоже многих до дрожи пугает на крупных сделках.

Сейчас проблема неявки на процедуры отчасти решена на уровне нормативов. Если на аукцион не приходит поставщик (в нашем примере — продавец квартиры), то закон разрешает заказчику провести запрос предложений (ещё один из видов процедуры закупки), и если и туда не придёт поставщик, то можно согласовать с ФАС закупку у единственного поставщика, которого выберет сам заказчик, и заключение контракта с ним будет на бумаге. ФАС всегда ругается на нерациональность такой процедуры, но подтверждает этот костыль.

Приватизация имущества


Ещё есть такое направление, как приватизация имущества. Это могут быть как какие-то крупные объекты недвижимости, так и автотранспортные средства. Обычно предприниматели, чаще из числа малого и среднего бизнеса, приобретают у государства от силы два-три объекта движимого или недвижимого имущества. Это обычно тоже происходит максимум пару раз в жизни. И ради этого надо также проходить всю процедуру, начиная с покупки электронной подписи и заканчивая аккредитацией на площадке. Многие муниципалитеты говорят, что граждане боятся или не способны оформить ЭП и корректно её использовать.

Это решается обучением. Мы стараемся либо самостоятельно выступать в регионах, либо организуем образовательные семинары с помощью тех, кто уже такую процедуру проходил. Мы проводим обучающие мероприятия для заявителей (поставщиков или претендентов) и для местных чиновников. Просим в местных структурах и организациях по поддержке малого и среднего бизнеса предоставить компьютерные классы (если таковые имеются) для отработки практических навыков использования подписи или работы на площадке. Нам их дают и мы рассказываем, как правильно участвовать в торгах по приватизации.

Недавно такое мероприятие было в Омске. В целом такие семинары проходят ежегодно в рамках региональных экономических и инвестиционных форумов: в Калужской, Тульской, Рязанской областях, Омске, Якутии, на Сахалине и во многих других местах.

Ошибки


Наряду со страхами, мы искореняем и проблемы с юридической составляющей, которая толкает участников закупок на совершение нарушений в использовании электронных подписей. Например, топовая ошибка — руководитель передаёт «флешку» с ЭП своему подчинённому. Чаще всего это кто-то из его заместителей, помощников или секретарь. Пока сотрудник работает как надо, проблем нет. До определённого момента это не проблема. Когда руководитель говорит, что он что-то не санкционировал, начинается проблема. Потому что «флешка» — это легитимное средство идентификации его как подписанта. Да и все персональные данные на ней тоже хранятся.

Скопировать без специальных технических средств такую ЭП с носителя нельзя (но можно выпустить сразу две копии, если нужно), но я сталкивалась и со случаями, когда с ней просто уходил уволенный сотрудник (не все руководители понимают, что нужно отзывать сертификат или забирать носитель), и когда просто человек санкционировал что-то, на что сам не имел права.

Вторая особенность — сейчас так технологически устроено, что для регистрации в Едином реестре участников закупок (ЕРУЗ, введён с 1 января 2019 года) первым от юрлица должен быть зарегистрирован руководитель. Руководители часто не хотят этим заниматься, они хотят оформлять подписи по доверенности на второго или третьего сотрудника, чаще всего — финдиректора. Но сразу так сделать нельзя, так как при регистрации в ЕРУЗ автоматически подтягиваются данные из ЕГРЮЛ, а там и на ЭП сохранены персональные данные руководителя. Если вы сейчас это читаете, то это — инструкция к действию: первым идентифицировать во всех системах и сервисах генерального директора. А он уже потом сможет авторизовать остальных своих сотрудников.

Следующая история — это какие-то древние почтовые клиенты, которые вырезают из электронных писем контейнеры ЭП. Отправляя подписанные электронной подписью с использованием специального ПО «Крипто-АРМ» документы через старый клиент, пользователь не знает, что на другом конце могут получить просто файл, а не зашифрованный корректно документ. И по факту письмо получается битое, и самой подписи нет. Через личные кабинеты ведомств так не происходит, а вот при отправке электронной почтой из старого клиента — может.

В регионах бухгалтерия не понимает, как поставить на учёт электронный документ. Вообще, ЭП пугает многие компании и организации, которые работают по старинке. Они пытаются понять, что важнее — документ на бумаге или электронный. Совсем простой пример: по правилам бухучёта, у бухгалтера должны быть закрывающие документы. Налоговая-то в селе, возможно, поймёт, у них есть программа повышения квалификации. А вот бабушка-бухгалтер может запугать руководителя карами небесными, и он не примет электронный закрывающий документ.

Подписи теряют, повреждают на заводах ЭМИ-импульсами и оставляют в сейфах, от которых потеряли ключи. В общем, колл-центру есть чем заняться. Не все знают, что изначально можно сделать копию ЭП и при необходимости пользоваться двумя ключами. Не все знают, что можно и отозвать сертификат при потере ЭП.

Настоящим шоком для многих становится то, что ЭП имеет срок действия, и сертификат надо продлевать. Им кажется, что это что-то вроде печати, которая нерушима и незыблема в сейфе. И когда приходит срок продления, они ругаются, думая, что удостоверяющий центр хочет на них нагреться.

Многие не знают, что электронная подпись — это не только токен авторизации на площадке торгов. Не догадываются, что с её же помощью можно подавать отчётность, отправлять после торгов жалобу в ФАС, отчёт в Роспатент, результаты выполненных научных работ и так далее, правда, нужно будет поставить другой софт для этого, но всё равно можно не получать вторую и третью подписи на себя же.

Мобильные устройства


С другой стороны, люди очень хорошо пользуются телефонами и планшетами. При жутком страхе «большого компьютера с экселем» они вполне нормально делают все операции в веб-кабинетах с телефонов. И ориентируются в приложении госуслуг. И так далее. Поэтому сейчас мы улучшаем мобильную версию всеми силами и внедрили технологию облачной электронной подписи. Страх постепенно пропадает по мере того, как появляются более близкие пользователю интерфейсы.

Почему так? Потому что для многих, как это ни странно звучит, телефон — первый персональный компьютер. Причём личный, с соцсетями и видеозвонками.

+14
2.9k 22
Comments 11
Top of the day