Pravo.ru corporate blog
6 September 2010

Ошибки в законах

Законы пишутся людьми, а людям свойственно ошибаться. Из этого очень легко сделать вывод о том, что тексты законов, да и других нормативных актов, могут быть некорректными.

Как выявить ошибку в тексте закона – а вдруг законодатель именно это хотел написать? Количество нормативных актов огромно, и для того, чтобы полностью себе уяснить смысл конкретного документа, нужно рассматривать его в контексте «близлежащих» дополняющих и конкретизирующих актов. Однако, чаще всего в «нормативке» встречаются простые логические несоответствия, несовпадения падежей, пропущенные слова, и тому подобное. Иногда ошибки эти устраняются, но большинство из описанных в статье неточностей содержится именно в действующих редакциях нормативных актов.

Кодексы
Больше всего достается кодексам, предназначение которых – собрать нормы права отдельной отрасли и изложить их в систематизированном виде. К «обычным» ошибкам, возникающим в ходе написания текста, прибавляются ошибки систематизации, например, неправильные перекрестные ссылки.

Например, в статье 109 Таможенного кодекса говорится о требованиях, предъявляемых к складу временного хранения. «Временное хранение» – это особый таможенный режим, который характеризуется определенными правилами обращения с ввезенным товаром. В частности, храниться он должен на «складах временного хранения». Такой склад включается в специальный реестр, для этого он должен соответствовать определенным требованиям.

В третьем пункте статьи говорится о договоре страхования риска гражданской ответственности, который должен заключить владелец такого склада: «Страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая возместить вред лицам, чьим имущественным интересам он причинен, рассчитывается исходя из полезной площади или полезного объема и определяется из расчета 3500 рублей за один квадратный метр полезной площади, если в качестве таможенного склада используется открытая площадка, или из расчета 1000 рублей за один кубический метр полезного объема, если в качестве таможенного склада используется помещение, но не может быть менее двух миллионов рублей.»

Казалось бы, ничего странного, если не знать, что "таможенный склад" – это не просто словосочетание, а еще один особый таможенный режим. В этом режиме товары должны храниться на «таможенном складе», к которому тоже предъявляются определенные требования. Среди них тоже есть требование заключить договор страхования риска гражданской ответственности. И если мы сравним соответствующие пункты статей 109 и 227, то поймем, откуда взялся этот «таможенный склад» в той статье, в которой его быть не должно.

Да, да: текст этих пунктов почти совпадает. В статье 227, правда, нет слов «рассчитывается исходя из полезной площади или полезного объема и», их добавили в статье 109. А вот «таможенный склад» явно забыли из нее вымарать и заменить на «склад временного хранения».

Ну, подумаешь, склад и склад. Видимо, забыли они о том, что «склад» – это не просто здание такое, а таможенный режим… Вот такой вот законодательный копипаст. Но в этих случаях смысл нормативного акта все же можно понять.

А вот составители пункта 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса, похоже, забыли вписать в нее самый важный отрывок. Статья эта говорит о распределении между участниками дела судебных расходов, и первый ее абзац гласит: «Судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.» С которой из сторон они взыскиваются – непонятно. По общим правилам – с проигравшей, но это общее правило, как мы видим, не отражено в тексте закона.

Возвращаясь к «складам», вспомним еще и статью 908 Гражданского кодекса. Первый ее пункт гласит: "Товарный склад признается складом общего пользования, если из закона, иных правовых актов вытекает, что она обязана принимать товары на хранение от любого товаровладельца." Кто такая эта "она", не сообщается, да и запятая после «закона» смотрится неуместно: по идее, там должно стоять «или»…

Это – один из тех редких случаев, когда при внесении изменений ошибка не устраняется, а вносится: в первоначальной редакции после «правовых актов» были еще слова "или выданного этой коммерческой организации разрешения (лицензии)".

После принятия закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" пришлось приводить в соответствие с ним множество других нормативных актов. Авторы закона, которым вносились изменения, просто прошлись по текстам, вырезая отовсюду слова про лицензирование. О том, что некоторые фразы после этого теряют смысл, они, похоже, не подумали…

Гражданскому кодексу, вообще, везет на подобные ляпы: например, неправильное окончание в статье 790 вообще меняет смысл написанного на противоположный: «В случаях, когда в соответствии с законом или иными правовыми актами установлены льготы или преимущества по провозной плате за перевозку грузов, пассажиров и багажа, понесенные в связи с этим расходы возмещаются транспортной организацией за счет средств соответствующего бюджета.» Разумеется, в тексте опечатка: вместо «организацией» должно быть «организации». В противном случае получилось бы, что перевозчик мало того что обязан брать меньше со льготников, но еще и возмещать неизвестно кому возникшие расходы. Практически «казнить нельзя помиловать»…

Земельному кодексу не везет на конструкции вида «масло масляное». В статье 5 с определениями понятий, используемых в нем, первым идет такое: "собственники земельных участков – лица, являющиеся собственниками земельных участков". Да, конкретно. И попробуй поспорь…

А в законе о введение Земельного кодекса в действие (пункт 12 статьи 3) при его принятии содержалась такая конструкция: «Предоставленное землепользователям до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками соответствует предусмотренному Земельным кодексом Российской Федерации праву постоянного (бессрочного) пользования земельными участками.» И тут «масло масляное». Правда, позже в этот отрывок были внесены изменения: первый отрывок «постоянного (бессрочного)» был заменен… ни за что не догадаетесь, на какой. На "бессрочного (постоянного)". Ну, в этом случае парламентарии хотя бы попытались что-то исправить – а вот остальные неточности, о которых говорилось выше, существуют и по сей день.

Налоговый кодекс
Налоговый кодекс – это, пожалуй, рекордсмен по ошибкам, что неудивительно, учитывая то, сколько в него вносилось изменений, особенно во вторую часть. Так что мы посвятим ему отдельный раздел этой статьи.

Например, во второй части кодекса, в статьях 218-221 говорилось об «определении размера налоговой базы в соответствии с пунктом 2 статьи 210 настоящего Кодекса». На самом деле, правила определения налоговой базы установлены третьей частью статьи 210. Ошибка благополучно просуществовала почти семь лет, и была исправлена только в июле 2007 года.

Исправлена была и еще одна ошибка: в последнем пункте статьи 40 содержалась ссылка на главу «Налог на прибыль (доход) организаций», которая на самом деле называется «Налог на прибыль организаций». Изменения были внесены только в прошлом году, ошибка, таким образом, просуществовала более десяти лет. Похоже, это рекорд…

А в 1999 году в НК была добавлена статья 135.1, в которой устанавливалась ответственность банков за непредоставление сведений о своих клиентах налоговым органам. Первая часть предусматривала штраф в размере десяти тысяч, а вторая – двадцати тысяч рублей. Беда в том, что текст обеих частей был абсолютно идентичен, то есть, в них говорилось об одном и том же правонарушении. И такое бывает. Ошибка была исправлена в 2006 году.

На фоне такого феерического «ляпа» путаница с авторско-правовой терминологией в статьях 208 и 221 кажется просто мелочью, хотя в текстах законодательных актов мелочей и не бывает. Пункт 3 статьи 208 говорит о «доходах от использования за пределами Российской Федерации авторских или иных смежных прав». Слово «иных» здесь явно лишнее: авторские права не являются разновидностью смежных. Причем неточность была внесена при внесении изменений, а в предыдущей редакции говорилось о «правах на объекты интеллектуальной собственности», и для чего это было нужно исправлять – совершенно непонятно.

В пункте 3 статьи 221 к числу «интеллектуальной собственности», за которую предусмотрено получение налогоплательщиком вознаграждения, почему-то отнесены «открытия», которые никогда не охранялись ни авторским, ни патентным правом. При этом в тексте упомянуты «изобретения и промышленные образцы», но нет ни слова о полезных моделях, которые тоже охраняются патентным законодательством.

Все остальное
Похожие неточности содержались и в предыдущем законе «Об исполнительном производстве» (сейчас действует новый закон с таким же названием). Его шестьдесят шестая статья, говорящая о размерах удержания из доходов должника тоже говорит о каком-то "праве на открытие". В ней тоже ничего не говорится о полезных моделях, вдобавок, авторы статьи считают, будто на промышленный образец выдаются какие-то «свидетельства» – это они, похоже, спутали с советскими временами (в пользу такого варианта говорит и то, что в тексте упоминаются "рационализаторские предложения").

Еще одно «масло масляное» содержится в законе «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». Первое предложение его второй статьи гласит: «В целях настоящего Закона под местом пребывания и жительства подразумевается место пребывания и место жительства

А вот неточность в одной из статей закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» не столь безобидна. Статья 9 пункт 12 гласит: «О проведении плановой проверки юридическое лицо, индивидуальный предприниматель уведомляются органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не позднее чем в течение трёх рабочих дней до начала её проведения...» Вообще-то, обычно в таких случаях используется выражение «не позднее чем за… дней», а если мы будем буквально читать текст, то окажется, что уведомление можно посылать в любой из этих «трех рабочих дней» – то есть, к примеру, сегодня послать, а завтра идти с проверкой…

Некоторые неточности могут быть истолкованы наоборот, не в пользу государства. Например, в законе «О рекламе» (пункт 10 статьи 19) сказано: «В случае самовольной установки вновь рекламной конструкции она подлежит демонтажу на основании предписания органа местного самоуправления муниципального района или органа местного самоуправления городского округа, на территориях которых установлена рекламная конструкция.» Спрашивается: а если конструкция установлена не "вновь", а в первый раз – орган местного самоуправления может вынести предписание о демонтаже, или он не имеет на это права? И как тогда сделать, чтобы конструкция была установлена "вновь" – незаконно ее снести?

Еще один источник ошибок – подмена смысла понятий на «бытовой» вместо того, который содержится в законе. Мы уже разбирали пример с "таможенным складом", который не просто "амбар такой", а специальный таможенный режим. Ну, а авторы уже не действующих «Правил оказания услуг почтовой связи» 2005 года вписали туда следующее определение: "«законные представители» — лица, имеющие доверенность, оформленную в установленном порядке". А ведь «законными представителями» всегда назывались лица, которые кого-то представляют в силу закона, в противоположность "представителям по доверенности". То есть, в общем случае «законному представителю» доверенность как раз не нужна – только на почте…

Статья 8 закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» говорит о случаях, когда проведение оценки имущества является обязательной. Вот как это выглядит: «Проведение оценки объектов оценки является обязательным в случае вовлечения в сделку объектов оценки, принадлежащих полностью или частично Российской Федерации, субъектам Российской Федерации либо муниципальным образованиям, в том числе:… при составлении брачных контрактов и разделе имущества разводящихся супругов по требованию одной из сторон или обеих сторон в случае возникновения спора о стоимости этого имущества». На ком нужно жениться, чтобы приданое супруги принадлежало Российской Федерации, ее субъектам или муниципальным образованиям, закон умалчивает.

Бывают случаи, когда абсурдность нормативного акта возникает не из-за ошибки, а по причине слишком вольного обращения с законодательством. Часто такое встречалось в указах, подписанных Ельциным. Например, в конце одного из его указов говорится: «Настоящий Указ вступает в силу с 1 февраля 2005 г.» И далее – «Москва, Кремль, 16 февраля 2005 г.» То есть, он официально был принят «задним числом», за две недели до фактического подписания…

Еще круче вышло с указом «О некоторых изменениях в налогообложении и во взаимоотношениях бюджетов различных уровней», в котором, среди прочего, говорится следующее: «Установить, что Законы Российской Федерации „О налоге на добавленную стоимость“, „Об акцизах“, „О налоге на имущество предприятий“, „О налоге на прибыль предприятий и организаций“ и „Об основах налоговой системы в Российской Федерации“ не применяются в части, противоречащей настоящему Указу.» Вот так, ни больше и ни меньше. Принят он был в 1993 году: девяностые, как мы видим, не зря слывут эпохой разгула преступности. Пример наплевательского отношения к закону подавало первое лицо государства…

А иногда вообще непонятно, что перед нами – ошибка или такой изощренный замысел законодателя. К примеру, статья 10 «О гражданской обороне» устанавливает, что граждане РФ «проходят обучение в области гражданской обороны», «принимают участие в проведении других мероприятий по гражданской обороне», а также «оказывают содействие органам государственной власти и организациям в решении задач в области гражданской обороны». При этом называется статья "Права и обязанности граждан Российской Федерации в области гражданской обороны". Естественно, возникает вопрос: что из перечисленного – права, а что – обязанности? В законе ответа на этот вопрос, конечно же, не содержится…

Нормотворчество – вообще сложная штука…

+39
16.2k 18
Comments 45
Top of the day