Mail.ru Group corporate blog
Reading room
Popular science
Old hardware
February 23

Загоризонтный Дятел: недолгая история объекта «Чернобыль-2»


С лета 1976-го коротковолновую связь по всему миру начал терроризировать «эфирный хулиган». На ряде частот, выделенных для гражданской связи и авиации, поселился характерный стучащий сигнал с частотой 10 импульсов в секунду, мешающий переговорам и трансляциям во множестве стран. Этот стук доводил до белого каления как радиолюбителей, так и тех, для кого радиосвязь была профессиональным инструментом. Судите сами:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Woodpecker.ogg

Причём сигнал был «плавающий» — поработав несколько минут на одной частоте, он переходил на другую. Загадочность и создаваемые неудобства привели к тому, что военные ряда стран попытались запеленговать источник. Оказалось, что он расположен в глубине Советского Союза. А поскольку сигнал — к тому времени получивший прозвище «Русский Дятел», — периодически вторгался на частоты, зарезервированные для авиации, этим не замедлили воспользоваться США, Великобритания и Канада, заявившие СССР протест. СССР сделал удивлённое лицо и ответил, что ничего не знает ни о каком сигнале.

Время шло, а ситуация не менялась — несмотря на предоставленные результаты пеленгования, Советский Союз напрочь отказывался признать наличие у себя источника сигнала. Дошло до того, что радиолюбители попытались заглушить его своими силами, передавая аналогичный сигнал в противофазе. Но оказалось, что Дятел долбит с невообразимой силой — сигнал был такой мощности, что все попытки глушения выглядели как потуги остановить морскую волну струёй из брандспойта.

Западная пресса и политики выдвигали самые разные предположения относительно «Дятла» — что это секретное оружие русских по управлению погодой или по влиянию на разум населения. Вроде бы, звучит дико, но самое смешное, что в первом приближении с научной точки зрения это вполне могло оказаться правдой. В ряде стран уже проводились эксперименты с воздействием мощного электромагнитного излучения на работу головного мозга и поведение людей. О возможном влиянии высокоэнергетических экспериментов Николы Теслы на атмосферные процессы ходят легенды по сей день. Так что идею о том, что мощнейшее коротковолновое излучение из-за «железного занавеса» может быть психо-погодным оружием, быстро подхватили и анализировали в самых серьёзных военных и научных организациях.

В 1986-м сигнал исчез из эфира. Вероятнее всего, иностранным спецслужбам с помощью спутниковой разведки ещё раньше удалось выяснить его происхождение, но эта информация спрятана в их архивах. На всех советских картах тех лет в месте, где примерно располагался источник, был указан недействующий пионерский лагерь.



И лишь с развалом Советского Союза широкая общественность выяснила, почему СССР ни в какую не признавался в существовании «Русского Дятла». Сказать, что «да, это мы тут вам мешаем немножко, извините», было решительно невозможно: источником сигнала была полностью засекреченная загоризонтная радиолокационная станция «Дуга», расположенная в украинских лесах — комплекс объектов «Чернобыль-2» и «Любеч-1». По разной информации, станция работала в диапазоне 5-28 МГц. Она входила в систему раннего предупреждения о ракетном нападении и через Северный Полюс «просвечивала» часть территории США.

Зачем?


Зачем нам понадобилась сеть мощнейших радиолокационных станций, способных заглянуть на другую сторону планеты? Давайте кратко вспомним предшествующие исторические события.

После 6 и 9 августа 1945 года над нашей страной, только что победившей в войне, которая стоила нам больше 26 млн человек, возникла новая угроза, которой мы ничего не могли противопоставить. Разногласия между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции превратились в холодную войну и гонку вооружений. США, не ведавшие массовых разрушений и получившие благодаря войне мощнейший экономический импульс, имели большую фору в разработке и производстве не только атомного оружия, но и средств их доставки — дальних бомбардировщиков. Сталин прекрасно осознавал уязвимость нашего положения. Уже через две недели после того, как американцы сожгли Хиросиму, был создан Специальный комитет, координирующий все работы по атомной энергетике. Нужно отдать должное таланту руководителя Лаврентия Павловича Берии — по всей стране ударными темпами началось создание научных и производственных объектов, и уже в конце 1946-го был запущен наш первый опытный ядерный реактор, а летом 1949-го под Семипалатинском вспыхнуло солнце нашей собственной атомной бомбы. А отечественную термоядерную бомбу мы испытали уже в 1953-м, меньше чем через год после американцев.



Увы, создание своего термоядерного оружия было лишь половиной дела. В 1949-м для военного противостояния с Советским Союзом был создан блок НАТО. Кроме него на одном с нами континенте находится множество других стран, которые можно было назвать союзниками США. Таким образом к началу 1960-х мы оказались окружены целой сетью авиабаз, на которых постоянно дежурило несколько сотен (!) самолётов-носителей атомных бомб. К примеру, в 1961-м в распоряжении SAC — Стратегического авиационного командования США — было около 1700 бомбардировщиков, из которых около 600 стратегических В-52 и около 1000 В-47. И это не считая большого количества лёгких F-100, которые должны были взлетать с окружающих СССР авиабаз с бомбами Mark 28. С моря нам угрожали американские подводные лодки с атомными ракетами Polaris. Ракет шахтного базирования было несколько десятков.

И вся эта армада была нацелена на наши города. Дэниел Эллсберг, бывший сотрудник корпорации RAND с очень высоким уровнем допуска, в своей книге «Машина Судного дня» утверждает, что ещё со времён президента Эйзенхауера (а то и Трумена) у Пентагона существовал Объединённый план использования стратегических сил и средств — JSCP. Он подразумевал лишь один сценарий войны с СССР: всеобщую термоядерную войну. Никаких вам ограниченных конфликтов. Никаких случайных перестрелок «постреляли и замяли», боёв в масштабе роты или батальона. Согласно JSCP, любое применение сторонами оружия запускало с американской стороны процедуру тотального уничтожения СССР с обязательным исполнением Приложения С, содержащего план действий SAC по нанесению ядерных ударов по всем городам СССР с населением от 25 тыс. человек. Отмены удара после отдачи приказа, или нанесения ограниченного удара — не подразумевалось. Ну, и если вам это интересно, ядерным бомбардировкам, согласно всё тому же плану, должен был автоматически подвергнуться и Китай, который в то время был нашим союзником. Безо всяких исключений.

Как говорится, всё или ничего.

А объяснялся такой подход крайне прагматично: просто Эйзенхауер считал, что США экономически не потянут неядерную войну с СССР.

В 1961-м Объединённый комитет начальников штабов предоставил президенту Кеннеди оценку потерь противника в случае исполнения JSCP: в СССР и Китае в первые часы после бомбардировки должно было погибнуть 275 млн человек, в течение полугода — ещё 50 млн из-за выпадения радиоактивных осадков. В результате ударов по объектам в Восточной Европе — позициям ПВО и радарам, чтобы «проложить коридоры» для стратегических бомбардировщиков, — в первые полгода погибли бы ещё 100 млн. Из-за осадков, в частности, после ударов по защищённым стоянкам подводных лодок в районе Ленинграда и Кольского полуострова, предполагалось полное вымирание Финляндии и частично Швеции. Всего в странах, не входящих в НАТО и Варшавский блок, ожидались потери в количестве ещё 100 млн человек. То есть общие оценки потерь на Евразийском континенте в результате массовых ядерных бомбардировок американцы оценивали более чем в полмиллиарда человек. И никаких промежуточных вариантов не предусматривалось. Причём собственные потери американцы оценивали только в считанные десятки миллионов человек, если к ним прорвётся парочка наших лодок-ракетоносцев.

Теорий «ядерной зимы» и «ядерной осени» тогда не существовало. Как и суперкомпьютеров, способных выполнить расчёты переноса радиоактивных осадков между континентами и влияния на атмосферу гигантского количества пыли, дыма и сажи от горящих лесов и городов.



География неумолима: в отличие от США, которым многие страны услужливо предоставляют свои территории для развёртывания сухопутных войск, авиации, ракет и радаров, мы такой роскошью не обладаем. К границам Соединённых Государств Америки, как любит выражаться Анатолий Вассерман, мы можем приблизиться только с моря или прилететь по воздуху с другого континента. А в 1940-50-е сделать это нам было гораздо сложнее из-за несовершенства техники. Спутников не существовало, возможности радиоразведки крайне ограниченны — как узнать, не летят ли уже к нам армады бомбардировщиков? Так и возникла идея сверхдальней загоризонтной радиолокации.

Заглянуть за горизонт


Радиоволны распространяются по прямой. А поскольку Земля круглая, то луч, выпущенный параллельно поверхности, пойдёт по касательной в небо. Однако у нашей планеты есть ионосфера — сильно ионизированный слой атмосферы, который начинается примерно с высоты в 60 км. Прелесть ионосферы в том, что она способна отражать короткие волны в диапазоне 3—30 МГц. Это свойство и легло в основу загоризонтной радиолокации: волна излучается под небольшим углом вверх, небольшая её часть рикошетирует от ионосферы, словно мячик от стены, «падает» на поверхность и отражается обратной дорогой. Такую идею впервые в мире выдвинул в 1947-м инженер Николай Иванович Кабанов, который предложил таким образом отслеживать высоколетящие самолёты, то есть стратегические бомбардировщики.



Если сигнал отражается от ионосферы один раз, это называется односкачковая радиолокация, а бывает многоскачковая, когда сигнал отражается два-три раза. Один «скачок» равен примерно 3000 км.

Главная трудность была в том, что сигнал, отражённый от цели, был гораздо слабее сигнала, отражённого от поверхности планеты. К тому же ионосфера не монолитна и не прибита гвоздями к небу: высота её нижней границы колеблется, как и степень ионизации. Только к 1960-м научная и производственная база позволили создать первые опытные образцы загоризонтных РЛС. С их помощью можно было отслеживать не только бомбардировщики, но и запуск баллистических ракет, оставлявших за собой ионизированный след. Для нас крайне важно было узнать об этом как можно раньше, чтобы успеть поднять по тревоге собственные стратегические силы и нанести ответно-встречный удар.

Наша цивилизация до сих пор жива только благодаря неотвратимости атомного возмездия.

В 1972-м в рамках концепции интегрированной системы предупреждения о ракетном нападении решено было начать строительство сразу нескольких РЛС различных типов, в том числе две станции проекта 5Н32 «Дуга» (самые монструозные) — одну под Чернобылем, вторую под Комсомольском-на-Амуре. В том же году началось возведение чернобыльской станции, и в 1976-м она вступила в работу.

В эфире появился «Русский Дятел» и начал долбить.

Дуга


РЛС построили неподалёку от Чернобыльской АЭС: из-за больших потерь при прохождении сигнала за 3000 км и обратно требовалось обеспечить огромную мощность импульса, поэтому станция была ОЧЕНЬ прожорливым потребителем энергии. Приёмный комплекс антенн — «Чернобыль-2» — потреблял около 10 МВт, а оценки потребления передатчика — «Любеч-1» в Черниговской области — очень сильно разнятся, от 8 МВт до 160 МВт в импульсе.

Обе станции «Дуга» — на Украине и на Дальнем Востоке — перекрывали через Северный Полюс всю территорию США (на схеме в сторону Китая «светит» экспериментальная «Дуга-Н» под Николаевом, подтвердившая эффективность проекта, отследив запуски на Байконуре). Угол обзора каждой станции составлял 50-75 градусов в зависимости от текущего состояния ионосферы на маршруте сигнала.


Дальневосточная станция до наших дней не сохранилась, как и антенный комплекс «Любеч-1». Передающие антенны были построены по принципу фазированной решётки (ФАР). Они представляли собой ажурную «стену» из стальных конструкций высотой 85 м. Зато до наших дней дожил (по большей части) приёмный антенный комплекс «Чернобыль-2», который не успели распилить на металл. Размах объекта более чем впечатляет.



Станция работала в диапазоне 3,26—17,54 МГц. «Стена» пониже (высотой 90 м и длиной около 250 м) принимала более высокочастотный сигнал, вторая (высотой 140 м и длиной около 450 м) — более низкочастотный.







Приёмные антенны также представляют собой гигантские фазированные решётки.











Сегмент ФАР — излучатель:







Пилите, Шура, пилите:


Также неподалёку был построен антенный комплекс ВНЗ «Круг» (станция возвратно-наклонного зондирования), представлявший собой 300-метровое кольцо из 240 антенн высотой 12 м.



Это был вспомогательный объект, предназначавшийся для постоянного определения радиочастоты, на которой волны в данный момент при прохождении в атмосфере затухали меньше всего. Это позволяло корректировать текущие параметры основных антенн «Дуги», чтобы они принимали только свой отражённый сигнал. По своему назначению «Круг» не использовался, на нём изредка проводили эксперименты.

К сожалению, при разработке и строительстве обеих станций не учли коварство Севера: ионосфера в высоких широтах очень нестабильна, а потери и искажения сигнала на двухскачковом маршруте оказались чрезвычайно велики. В результате ни одна из «Дуг» не могла устойчиво обнаруживать отдельные самолёты и ракеты, только массовые запуски.

После долгих разбирательств военных с разработчиками и производителями начали искать пути повышения эффективности станций при работе через полюс планеты. В 1983-м началась модернизация «Чернобыля-2», которую собирались завершить в конце 1986-го. К началу года «Дуга» под Чернобылем стала уверенно обнаруживать запуски «Шаттлов» и межконтинентальных ракет на дальности 7-9 тыс. км. В частности, удалось зарегистрировать даже взрыв «Челленджера» в январе 1986-го. Однако завершить модернизацию не успели — 26 апреля взорвалась Чернобыльская АЭС, которая находится всего в 9 км к северу от РЛС.


Станцию остановили, гарнизон и гражданский персонал эвакуировали. На следующий год, после нескольких безуспешных попыток дезактивации территории, самую ценную аппаратуру демонтировали и вывезли на вторую «Дугу». Но несмотря на хорошие результаты по обнаружению самолётов на расстоянии в 3000 км, Министерство Обороны уже потеряло интерес к сверхдальней загоризонтной радиолокации — спутниковые системы сочли более перспективным средством. В 1989-м дальневосточную станцию сняли с боевого дежурства, а в конце 1990-х распилили на металлолом.

Так закончилась история первых в мире сверхдальних загоризонтных РЛС. Сегодня принято считать, что причиной неудачи проекта была очень смелая идея, которую трудно было реализовать на технологиях тех лет. Возможно, к началу 1990-х «Дугу» удалось бы довести до ума, тем более, что работы по модернизации велись очень напряжённо. Общие затраты на программу составили около 600 млн рублей, из которых около 150 млн ушло на возведение «Чернобыля-2». Для сравнения, в середине 1980-х стоимость одной атомной ударной подводной лодки проекта 949А (по которому был построен «Курск») составляла 226 млн руб.

+125
60.8k 142
Comments 427
Top of the day