ITI Capital corporate blog
25 September 2014

Проблемы высокочастотного трейдинга лежат глубже, чем кажется

Original author: Andrew Ross Sorkin
Translation
image

«Фондовый рынок Соединенных Штатов, самая образцовая финансовая площадка мирового капитализма, заражен мошенничеством». Вот что заявил Майкл Льюис (Michael Lewis) Стиву Крофту (Steve Kroft) в вечернем эфире телешоу канала CBS «60 Minutes». Майкл Льюис выбрал остроумный, хоть слегка и преувеличенный, способ выразить главную тему своей новой значимой книги «Быстрые мальчики» (Flash Boys). Это провокационная книга о возмутительных методах работы высокочастотного трейдинга.

Хорошо продуманный рассказ мистера Льюиса заостряет внимание на извращенной системе Wall Street, которая обеспечила возможность некоторым профессиональным инвесторам за несколько сотен миллионов долларов разместить свои компьютерные серверы как можно ближе к фондовым биржам. Это позволяет им обогнать остальных игроков биржи на несколько миллисекунд.

В некоторых случаях «высокоскоростные» инвесторы могут по крупицам собирать решающую информацию из потоков торговых данных, поступающих в их системы. Благодаря этим данным они могут смотреть, какие акции собираются покупать другие инвесторы, прежде, чем исполнить свои ордера.

Но в истории мистера Льюиса есть одна проблема: он приписывает вину не тем злодеям. Главным образом он винит хедж-фонды и инвестиционные банки, занимающиеся высокочастотным трейдингом.

Однако, создается впечатление, что мистер Льюис обходит молчанием настоящих виновников: крупные фондовые биржи, которые хорошо наживаются на том, что предоставляют сверхбыстрый доступ определенным инвесторам.

В то время, как крупные банки с Wall Street, возможно, и изобрели высокочастотный трейдинг, свое широкое распространение он получил благодаря тому, что его поддержали такие фондовые биржи, как: Нью-Йоркская Фондовая Биржа, Nasdaq и Bats – электронная система фондовой биржи, которая стала пионером в этой области. Эти биржи не просто пассивно позволяют подключаться к своим системам. Они создали системы и разные уровни цен специально для высокочастотной торговли. За более высокие скорости они запрашивают более высокую цену, а избранным клиентам предоставляют больше данных. Иными словами: чем больше ты платишь, тем быстрее торгуешь.

Вот в чем состоит настоящая проблема: биржи имеют финансовый стимул для создания неравных условий.

Это не означает, что «высокочастотные» хедж-фонды и банки в этом не замешаны. Они также являются соучастниками. И некоторые, возможно, пошли дальше простого следования правилам. Эрик Шнайдерман (Eric Schneiderman), генеральный прокурор Нью-Йорка, недавно начал расследование в отношении высокочастотного трейдинга.

«Существует вероятность, что некоторые вещи здесь могут быть незаконными», – сообщает он в интервью Bloomberg News. «Существуют некоторые вещи, которые сейчас, может быть, и легальны, но должны считаться нелегальными или рынки придется изменить».

Если – и мы надеемся, что так и случится – правила изменятся, новые требования, скорее всего, должны будут выполнять биржи, а не инвесторы. Новые правила могут заставить биржи перекрыть или видоизменить специальные каналы передачи данных, которые они создали для высокочастотных трейдеров. Что не менее важно, биржам, возможно, придется найти способ создать в системе «лежачих полицейских», чтобы все инвесторы могли торговать в одно и то же время вне зависимости от скорости оптоволоконных кабелей, которые они проложили, чтобы иметь преимущество. Это было бы очень похоже на систему, которую разработал главный герой книги мистера Льюиса Брэд Кацуяма (Brad Katsuyama), чтобы замедлить скорость высокочастотной торговли. Он создал альтернативную электронную биржу под названием IEX.

image

Майкл Льюис

Разумеется, в то время, как мистер Льюис составляет аргументацию против высокочастотной торговли с четким делением на хороших и плохих, с правовым регулированием дела обстоят куда как сложнее.

В эфире «60 Minutes» мистер Льюис сделал так, что это казалось простым: «Инсайдеры могут действовать быстрее вас. У них есть возможность видеть ваш ордер и сыграть им против остальных ордеров таким образом, что вы и не поймете этого. Они могут провести опережающую сделку против вашего ордера».

Проблема, которую регулирующие органы собираются решить созданием новых правил, состоит в том, что борьба против высокочастотного трейдинга – это не просто поединок Давида с Голиафом. Но это и не противостояние мелкого инвестора-новичка с E-Trade и искушенного высокочастотного трейдера.

Большую часть своих огромных денег высокочастотные трейдеры зарабатывают, соревнуясь с другими крупными организациями. Мистер Льюис утверждает, что высокочастотные трейдеры, обладая нечестными преимуществами, подвергают риску пенсионные фонды обычных людей. Это может быть и правда, но только частично: как вы думаете, откуда фирмы, занимающиеся высокочастотным трейдингом, берут деньги для инвестиций? Из пенсионных фондов. Таким образом, все быстро усложняется.

Фондовые биржи, которые обслуживают высокочастотных трейдеров, часто оправдывают такой метод работы, заявляя, что подобная торговля прибавляет рынку ликвидности и снижает цены, которые платят все инвесторы. В некотором смысле, этот аргумент обоснован. Сумма, которую платят инвесторы, заметно снизилась за последние несколько десятилетий. Защитники также добавляют, что на рынке всегда существовала некая форма посредников, которые «снимали сливки» с каждого ордера. Высокочастотные трейдеры просто делают это эффективнее.

Как это ни странно, банк Goldman Sachs, один из первых высокочастотных трейдеров, выступил в поддержку создания новых правил, чтобы сделать систему более честной и стабильной. Тем не менее, если фирма серьезно относится к своему положению, она должна подумать о том, чтобы отказаться от некоторых своих клиентов или оказать на них давление с целью изменить методы их работы. Goldman – это андеррайтер предстоящего первого публичного размещения акций (IPO) Virtu Financial, которые специализируются на высокочастотном трейдинге.

Далее встает вопрос ответственности Комиссии по ценным бумагам и биржам. До недавнего времени агентство не только смотрело сквозь пальцы на подобные «высокоскоростные» сделки, но и активно поощряло их. В последние месяцы комиссия наконец-то начала рассматривать вопрос необходимости изменения правил.

Мистер Льюис привлекает всеобщее внимание к этому вопросу, решение которого, надо надеяться, сделает рынки чуть более честными. (Однако, по-прежнему остается огромное количество других проблем, которые все еще позволяют мошенничеству процветать). Но важно, что новые правила касаются настоящих виновников нечестной игры, а не только легкие мишени.

P. S. Если вы заметили ошибку, опечатку или неточность перевода, напишите личным сообщением, и мы оперативно все исправим.

Посты и ссылки по теме:


+7
13.8k 65
Comments 14